№ 177. Доклада первого заместителя наркома вооружения СССР В. М. Рябикова на совещании актива наркомата о работе отрасли в 1940 г. — 15 января 1941 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1941.01.15
Метки: 
Источник: 
Оборонно-промышленный комплекс СССР накануне Великой Отечественной Войны (1938 — июнь 1941). М.: Книжный Клуб Книговек, Москва, 2015. Стр. 701-713.
Архив: 
РГАЭ. Ф. 8157. Оп. 2. Д. 49. Л. 5-15, 22-25, 31-32, 35-36, 37-40, 47-49. Копия.

№ 177. Доклада первого заместителя наркома вооружения СССР В. М. Рябикова на совещании актива наркомата о работе отрасли в 1940 г.

15 января 1941 г.

Для служебного пользования.

[1] Особенностью 1940 г. являлось то, что мы начали его и вели работу в несколько необычной обстановке. В конце 1939 г. и начале 1940 г. наша славная Красная армия и Военно-морской флот должны были крепко ударить по зарвавшимся белофиннам, пытавшимся провоцировать нас и создать угрозу нашим границам. Кстати, нужно сказать, что белофинны на своей  шкуре неплохо проверили качество продукции Наркомата вооружения и, надо полагать, долго не забудут об этом.

Вокруг нас уже второй год свирепствует война. Капиталистические страны, одна за другой, втягиваются в эту новую империалистическую бойню. В докладе о 22‑й годовщине Октябрьской социалистической революции, анализируя международное положение, т. Молотов сказал: «Мы не можем знать, с какими внешними испытаниями нам еще придется встретиться. Но одно мы хорошо знаем: нужно не ослаблять, а еще больше, еще настойчивее крепить мощь и оборону нашего государства»[2].

Исходя из этой обстановки, наша партия и правительство приняли в 1940 г. целый ряд серьезных мер, имеющих исключительно важное значение для укрепления обороны нашей страны: указ о 8‑часовом рабочем дне при 7‑дневной рабочей неделе[3], о государственных трудовых резервах[4], о качестве продукции, технологическом дисциплине и т. д.

Из этой обстановки вытекали и те требования, которые были предъявлены промышленности Наркомата вооружения. Правительство утвердило нашему наркомату план, который по отношению к 1939 г. по оборонной продукции составлял 147,2%. Мы должны были в 1940 г. поднять производительность труда по отношению к 1939 г. на 17,2%.

Думаю, товарищи, что для вас понятно, насколько серьезно и ответственно это задание партии и правительства; для сто выполнения требовалось исключительное напряжение всех сил и средств, которыми мы располагали. В 1940 г. мы должны были быстрее, чем обычно, осваивать и давать в достаточном  количестве новые, мощные средства вооружения для нашей Красной армии и Военно-морского флота.

По вполне понятным причинам я не имею возможности подробно на этом останавливаться, но, чтобы не возвращаться к этому вопросу, я могу сказать одно, что 1940 г. в этом отношении был годом наиболее плодотворной работы. Наша артиллерия — сухопутная и морская, наше стрелковое и авиационное вооружение, наше оптическое вооружение обогатились новыми образцами, не уступающими заграничной военной технике.

Партия и правительство высоко оценили работу коллектива работников вооружения, наградив наших лучших людей — Дегтярева, Грабина, Шпитального, Токарева, Иванова, Крупчатникова — высшим званием Героя социалистического труда. Они вложили большую лепту в дело улучшения боеспособности нашей Красной армии. Это — лучшие люди, они олицетворяют собой сотни талантливых конструкторов, технологов, производственников, организаторов, которые работают в промышленности вооружения. Мы любим их, мы гордимся ими.

Таковы, товарищи, те задачи, которые были поставлены перед промышленностью вооружения в 1940 г. Каковы итоги нашей работы?

Выполнение программы по наркомату в целом по основным показателям, без новых заводов, переданных НКВ в октябре-декабре, составляет:

Таблица № 1
Показатели
Процент выполнения плана 1940 г.
Процент роста к отчету за 1939 г.
Оборонная продукция
95,0
139,7
Товарная продукция
99,7
132,3
Валовая продукция
103,8
132,8

Необходимо отметить как крупнейший пробел невыполнение плана по оборонной продукции и некоторое недовыполнение по товарной. Приведенные цифры, конечно, еще не полностью характеризуют работу заводов. Кроме общих показателей, нас интересуют показатели выполнения по номенклатуре. В этом смысле мы должны рассмотреть каждый завод в отдельности. Дальше я постараюсь остановиться на некоторых заводах.

В отношении выполнения плана по отдельным главкам мы имеем следующие данные:

Таблица № 2
Главки
Оборонная
Товарная
Валовая
к плану
к отчету
1939 г.
к плану
к отчету
1939 г.
к плану
к отчету
1939 г.
1‑й главк
102,5
120,5
107,0
120,1
105,4
121,8
2‑й главк
109,4
131,9
108,9
120,1
113,5
121,6
3‑й главк
96,3
146,1
98,3
143,3
101,3
144,4
Итого по заводам, подчиненным непосредственно НКВ
90,0
153,1
96,3
135,0
99,0
134,1

На общем фоне наиболее благоприятно выделяется 2‑й главк, все заводы которого годовую программу выполнили как по общим показателям, так в основном и по номенклатуре. Неплохие результаты работы имеет 1‑е Главное управление, хотя оно недодало некоторые машины. Недовыполнение по оборонной и товарной продукции имеется по 3‑му Главному управлению и особенно, я хотел бы это подчеркнуть, по ряду заводов, подчиненных непосредственно наркомату. В чем, товарищи, причины отставания?

Мы считаем, что никаких объективных причин такого отставания нет. Частично имели место некоторые трудности в смысле снабжения заводов и некоторых видов производств, особенно по 3‑му главку. Имели трудности в освоении новых машин. Но это, товарищи, не главное. Основные причины заключаются в нас самих, в нашем умении мобилизовать коллектив, организовать работу, бороться за новые методы работы, за новую, более совершенную технологию, за всемерное использование всех средств. В этом главное, товарищи!

Остановлюсь на отдельных заводах.

По 1‑му Главному управлению наиболее передовым не только в системе данного Главного управления, но и в системе наркомата является завод № 8. В чем секрет успеха этого завода? В том, что коллектив завода хорошо организован, дисциплина и порядок там лучше, чем на многих предприятиях нашего наркомата. Завод борется за культуру производстве, за новую технологию. Зачастую, вместо того чтобы ссылаться на нехватку оборудования, завод делает его сам. Наглядным примером этому может служить постройка двух прекрасных цехов — пружинного и цеха центробежного литья, оборудование для которых завод целиком сделал сам. Завод удачно решил вопрос с расшивкой ряда узких мест, ранее имевшихся на заводе, в частности по расточке кожухов и труб, там используются старые токарные станки под протяжку, и вообще протяжка имеет на заводе широкое применение. Можно привести ряд других прекрасных примеров которые имеются на этом заводе. В 1941 г. перед заводом стоят исключительно ответственные задачи. Думаю, что если руководители этого завода не успокоятся, не зазнаются, а так же энергично поведут дело, с этими задачами в 1941 г. завод справится.

Говоря о положительном результате в работе ряда заводов, я ни в коей мере не имею в виду, что на этих заводах нет никаких недостатков. Это неправильно. Недостатки есть, и немалые, но о них я скажу позднее.

Значительно лучше в этом году работал завод № 7. В соцсоревновании между заводами НКВ завод № 7 за первое полугодие получил вторую премию. По выполнению программы завод имеет следующие показатели: оборонная продукция — 126,8%, товарная — 138,5%, валовая — 132,6%. Причем программа выполнена полностью и по номенклатуре. Дополнительное правительственное задание завод также выполнил полностью и в сроки. Несмотря на выявленные в середине года конструктивные недостатки в машине 7‑2, завод фактически за 2 месяца выполнил полугодовую программу по этой машине. Но тем не менее заводу надо еще немало поработать, чтобы стать действительно передовым среди наших артиллерийских заводов. Особенно необходимо обратить внимание на качество продукции.

Хорошо справился в этом году со своими задачами завод № 92, за что коллектив завода награжден на днях правительством орденами и медалями Союза ССР. Заводу было поручено выпускать новую для него машину. Несмотря на конструктивные и технологические неполадки, которые имели место, завод полностью выполнил программу и по этой машине, обогнав завод, который ранее делал ее в течение двух лет. Заводом была проявлена исключительная оперативность в решении всех производственных вопросов.

Хороших результатов в работе 1940 г. добился завод № 13. Завод полностью выполнил программу, освоил новые производства, выполнил также дополнительные задания, которые ему были даны в середине года. И что особенно необходимо отметить как положительный факт — это то, что в IV квартале завод сумел перейти на регулярную, почти равномерную сдачу продукции. Надо, чтобы завод закрепил эти успехи на 1941 г. В этом году перед заводом стоят очень ответственные задачи. Кроме помощи, которая оказывается ему главком и наркоматом, коллективу завода самому нужно много поработать над дальнейшим улучшением технологии и сокращением затрат станко-часов на выпускаемые изделия, принять меры по обеспечению себя литьем и штамповкой, серьезнее — модернизацией оборудования. Заводу необходимо шире поставить вопрос об использовании имеющегося на наших заводах демонтированного оборудования путем ремонта его и модернизации.

Наиболее отстающим заводом, в смысле выполнения программы 1940 г., в системе 1‑го Главного управления является завод № 4. Он имеет выполнение программы в следующем виде: оборонная — 71,4%, причем по основной машине — 60,4%; товарная — 75,3%; валовая — 74,6%. Несмотря на значительную работу, которую проделал сейчас завод по освоению нового сложного производства, по реконструкции завода, нужно отметить, что в начале года заводом было многое упущено. Имело место значительное запоздание с освоением производства, медленное и неудовлетворительное оснащение технологии. Этому заводу наркоматом и главком оказана очень большая помощь. Сейчас директору завода т. Кагановичу и всему коллективу необходимо работать так, чтобы быстрее изжить болезни освоения и в 1941 г. работать с полной отдачей. Завод располагает всем необходимым, чтобы программу 1941 г. выполнить.

В системе 3‑го Главного управления передовым заводом является завод № 3 (директор завода т. Бутузов, главный инженер т. Одинцов). В короткий срок завод освоил ряд новых ответственных изделий. Завод имеет следующие показатели выполнения программы в 1940 г.: оборонная — 118%, товарная — 117,6%, валовая — 118,2%. Завод добился этих результатов благодаря своевременной подготовке производства и наращиванию мощностей. Создана база для производства автоматов. Проведена значительная работа по автоматизации производства, в результате чего автоматизировано до 86% всего оборудования.

Неплохо сработали заводы № 17 и № 188. Завод № 17 ежеквартально выполнял свою производственную программу. В соцсоревновании заводов НКВ за первое полугодие завод получил переходящее Красное знамя и по итогам соцсоревнования за 9 месяцев занял второе место.

Отстающим заводом в системе 3‑го главка является завод № 46. Выполнение программы 1940 г. по этому заводу характеризуется следующими данными: оборонная продукция — 80,8%, товарная продукция — 81,3%, валовая продукция — 86,6%. Трудности снабжении этого завода, безусловно, в известной мере сказались на его работе. Но было бы совершенно неправильно объяснить только этим значительное недовыполнение программы 1940 г.  Имеется немало причин и внутризаводского порядка. Сюда следует отнести, прежде всего, недостаточное соблюдение технологической дисциплины, благодаря чему имели место срывы нормальной работы по некоторым цехам. Об этом свидетельствуют такие факты: по одному изделию имел место случай нарушения чертежа и технологии. Главк вынужден был в помощь заводу направить специальную бригаду и снять с работы начальника цеха т. Чумака. По другому изделию была изготовлена партия продукции не с тем составом, в результате она пошла для использования не по прямому назначению. Имели место случаи смешения изделий, изготовленных по разному технологическому процессу, в результате чего получилось ухудшение качества. Аппарат главного технолога необходимо, видимо, укрепить более квалифицированными работниками. Главный инженер и его заместители не всегда оперативно решают производственные вопросы. Имела место частая смена и переброска руководящего состава цехов. Организация и контроль по испытанию готовой продукции поставлены слабо. Все эти обстоятельства, безусловно, болезненно отражаются на работе завода.

Из заводов, подчиненных непосредственно наркомату, необходимо отметить в первую очередь заводы № 172 и № 232. Эти заводы в полном объеме выполнили и даже перевыполнили программу 1940 г., освоили в производстве целый ряд новых изделий и опытных образцов боевых машин. За хорошие результаты работы в 1940 г. правительство наградило завод № 172 высшей наградой — орденом Ленина.

Одним из  наиболее отстающих заводов, подчиненных непосредственно наркомату является завод № 235 (директор Фирсов). Завод недодал Красной армии более половины машин, предусмотренных по плану. В чем причины такого резкого отставания этого завода? Основные причины кроются в самом заводе. Завод не занимался по-серьезному отработкой технологии и оснащением производства инструментом и приспособлениями.

Руководители завода не приняли надлежащих мер по окончанию строительства и монтажа оборудования, упустили время освоения и развертывания нового производства. В результате всего этого на заводе имеется, кроме срыва программы, очень большой процент брака, растущий из квартала в квартал и доходящий в III квартале до 6,1%, и увеличение себестоимости машины М‑10 (за 11 месяцев — на 2,4%). На заводе процветает объективщина.

Я позволю себе привести выдержку из доклада директора завода т. Фирсова наркомату по итогам работы 1940 г.: «Неустойчивость конструкции машины М‑10 в течение всего 1940 г., частичное изменение чертежей, систематическая переделка технологии, недостаточная оснастка производства из-за задержки технологии ГСПИ‑7 и невыполнение обязательств заводами НКВ, недодача заводу требующегося оборудования для инструментального и механического цехов, а также нарушение сроков поставок по кооперации заводом № 172 являются основными причинами неподготовленности завода к выполнению программы».

Как видите, тут виноваты все и кто угодно, только не сам завод. Я думаю, что с этим, т. Фирсов, надо кончать, надо повести решительную борьбу с расхлябанностью, разболтанностью на заводе, по-хозяйски взяться за организацию производства. Дальше такое положение оставаться не может. Тов. Фирсов должен показать в самое ближайшее время, что он может выправить положение дела на заводе.

По 352‑му заводу имеется недовыполнение программы по основной машине на 16,7%, другое задание правительства сорвано целиком. У директора завода т. Баринова очень сильно развито иждивенческое настроение. Вместо того чтобы быстрее осваивать производство у себя, завод рассчитывает на поставки с других заводов. И хотя заводы-поставщики все свои обязательства выполнили, а некоторые, как, например, 221‑й завод, дали даже больше, чем предусмотрено, завод все же пытается скрыться за объективными причинами. Думаю, что это не приведет к хорошим результатам. Тов. Баринову и главному инженеру т. Хомякову надо сейчас же, не теряя ни одного дня, по-большевистски взяться за выполнение ответственного задания, которое дано заводу на 1941 г.

Мы считаем, что неблагополучно обстоит дело на заводе № 371. Выполнение плана по оборонной продукции составляет 85,7%, по товарной — на 96,6%. Этот завод является важнейшей базой энергетического производства в Союзе. Тем не менее он недодал в этом году: 6 паровых турбин (по 25 тыс. кВ), 3 гидравлических турбины (на 37,5 тыс. кВ), 1 паровой котел в 2,5 тыс. кв. м. Недодал большое количество спецнасосов. На заводе имеет место безобразное отставание с проектными работами, и это стало сейчас буквально тормозом работы не только на самом заводе № 371, но и на ряде заводов других наркоматов, изготовляющих продукцию по чертежам 371‑го завода. Оборудование используется слабо.

Завод имеет прекрасные кадры, способные решать любые технические задачи. Наркомат неоднократно указывал на недостатки работы завода, принимал меры, оказывал большую помощь заводу, но до сих пор положение дела остается неудовлетворительным. Директор завода т. Никитин не может или не хочет выправлять положение, поэтому наркомат поставил  вопрос о смене руководства завода, о замене директора завода. В 1941 г. завод имеет все данные резко изменить положение дел на заводе, закончить все конструкторские работы, подтянуть спецпроизводство и выполнить все задания по энергетическому оборудованию.

По заводу № 221 выполнение программы 1940 г. характеризуется следующими данными: оборонная продукция — 77,1%, товарная продукция — 87,7%, валовая продукция — 88,3%. Заводом проделана в этом году значительная работа по освоению новых мощных и сложных машин. Засоренность завода всевозможными заказами и переход по основной машине на новые чертежи и новую технологию вызвали известные трудности, и это сыграло некоторую роль. Но дело не только в этом. В начале года завод успокоился, потерял много времени, к освоению технологии подошел не вполне серьезно. С выпуском машины по новым чертежам и новой технологии запоздал. В результате освоение технологии шло очень трудно, с большими потерями. На заводе имеет место расхлябанность, безответственность. Неправильное планирование приводит к тому, что продукция скапливается к концу года, и коллективу приходится с исключительным напряжением работать в конце года, чтобы выпустить ее. Тов. Гонор должен серьезно задуматься над более быстрым выправлением дела на заводе. Но январь показывает, что этого пока нет.

По заводу № 314 мы имели аналогичную картину с освоением нового производства. Эту работу завод затянул, несмотря на неоднократные указания быв. директору завода Медведеву. Он запустил инструментальное хозяйство на заводе до такой степени, что получился полнейший провал с выполнением программы. Наркомат снял директора завода. Принятые сейчас меры наркоматом и новым руководством уже дают положительные результаты. Сейчас завод пошел на подъем, но с выполнением программы еще не справился.

Вообще заводы стрелкового вооружения не выполнили полностью своих заданий, которые на них возлагались, не смогли на ходу перестроиться по ряду новых производств. Перед ними в 1941 г. поставлены очень серьезные и ответственные задачи, выполнение которых требуется от них безоговорочно в установленные сроки. Думаю, что эти заводы имеют все данные для того, чтобы резко изменить положение с выполнением программы и выполнить все задания партии и правительства.

Очень серьезные задачи стоят перед заводами, которые недавно переданы нашему наркомату (460, 507, 509, 367). Их перестройка для нашего производства должна идти как можно быстрее, и в этом отношении руководство этих заводов не должно терять буквально ни минуты.

Такова, товарищи, краткая характеристика выполнения программы некоторыми нашими заводами. ...[5]

Товарищи! Законы, принятые в этом году нашим правительством, создали исключительно благоприятную обстановку для работы наших предприятий, для наведения порядка и дисциплины. Текучесть, прогулы, опоздания сократились, но тем не менее все-таки в этом отношении мы не можем признать положение на сегодняшний день благополучным.

Приведу несколько цифр. В октябре опозданий до 20 минут мы имели 2400. Прогулов в июне, т. е. до выхода указа Президиума Верховного совета, — 7734, а в октябре — 2599. Сокращение, конечно, очень резкое, но уровень еще очень большой. Повторные прогулы составили 453 случая. Самовольный уход с предприятий — 207.

Эти данные, товарищи, говорят о том, что в вопросах трудовой дисциплины нам нужно очень и очень много работать. Особенно нужно будет усилить массово-политическую работу на наших предприятиях, и в этом отношении партийные и профсоюзные организации должны крепко сейчас заняться и крепко помогать нашим хозяйственникам.

Одним из основных элементов, стимулирующих рост производительности труда является заработная плата. Вопросами заработной платы в 1940 г. наркомат занимался очень много. Неоднократные обсуждения на заседаниях коллегии, вплоть до постановки этого вопроса по отдельным заводам, ряд приказов народного комиссара — все это сыграло большую роль в деле наведения порядка на заводах в вопросах заработной платы. Но недостатков в этом отношении еще и на сегодня очень много, о чем я скажу несколько позднее.

Фонд заработной платы, утвержденный правительством по всем категориям работающих, израсходован в целом по НКВ на 94,3% при выполнении плана по валовой продукции на 103,8% и товарной на 99,7%.

В начале 1940 г. была проведена унификация тарифных ставок и ликвидирована множественность. Вместо действовавших в 1939 г. 20 различных ставок установлены 3 ставки: 1) для повременщиков на холодных работах, 2)для повременщиков на горячих и вредных работах и сдельщиков на холодных работах, 3) для сдельщиков на горячих и вредных работах и станочных работах с расчетными нормами.

Тарифные ставки на 1940 г. были завышены против 1939 г. на 9,9%. 50,4% от экономии, полученной в результате пересмотра норм, были направлены на повышение тарифных ставок рабочих.

Среднемесячная заработная плата рабочих систематически из года в год растет: 1937 г. — 296 руб., 1938 г. — 379 руб., 1939 г. — 449 руб., 1940 г. — 465 руб. (план — 505 руб.). На 1941 г. намечен рост среднемесячной зарплаты рабочих на 6,2%.

По решению Экономсовета с ноября месяца на заводах НКВ введено “Положение о роли мастера в производстве”, которое, несомненно, окажет огромное влияние на дальнейший рост выработки рабочих.

Помимо разработки и внедрения в жизнь типовых премиальных систем оплаты труда, для поощрения более высокой производительности труда наркоматом внедрялись специальные премиальные системы. Но наряду с правильным применением этих поощрительных систем оплаты труда, утвержденных наркоматом, директора некоторых заводов допускали применение такого премирования, которое ни в какой мере не способствовало дальнейшему росту выработки и лишь вело к ничем не оправдываемому перерасходу фондов заработной платы. …[6]

Численность всего основного персонала за 1940 г. составляет 98,2% к плану. По ИТР составляет 95,7%, по служащим — 95,9%. Начиная с апреля месяца по 1 декабря 1940 г. на предприятиях НКВ сокращено ИТР 481 чел. и служащих 2,6 тыс. чел.

Однако директора некоторых заводов, несмотря на неоднократные указания наркомата, имеют на 1 декабря 1940 г. превышение численности рабочих, ИТР и служащих против плана. На 1 декабря прошлого года это превышение составляло по некоторым заводам:

Завод
№ 92
№ 69
№ 349
№ 357
№ 3
Рабочих
433
766
663
718
495
ИТР
44
15
10
1
СКП
44
33
9

Удельный вес служащих и ИТР по отношению к рабочим в целом по НКВ продолжает оставаться на высоком уровне и составляет:

Период
ИТР
Служащие
1937 г.
12,3
7,6
1938 г.
13,0
8,0
1939 г.
15,0
9,3
1940 г.
15,2
8,4

И совершенно правильно наше правительство вынесло решение довести удельный вес служащих до уровня 1937 г. Мы должны это решение немедленно выполнить. ...[7]

Как работала наша металлургия в 1940 г.?

Правительственный план заводы в целом по НКВ выполнили:

а) по выпуску товарной стали — в размере 90%, а с корректировкой на недостроенную и не введенную в эксплуатацию новую мартеновскую печь — 95,3%;

б) по выпуску товарного проката — 90%;

в) по выпуску поковок из слитков (заводы № 172, № 221, № 92, № 232)  — 105,6%.

Полностью установленный план по товарной стали и прокату выполнил только один завод № 172 (по стали — на 105,6%, по прокату — 101,5%). Остальные заводы планы по стали выполнили в следующем размере: завод № 221 — 96,9%; завод № 92 — 93,9%; завод № 232 — 95,9%; завод № 71 — 78,8%; завод № 235 выполнил план по стали только на 65,4%.

По прокату: завод № 172 — 101,5%; завод № 71 — 83,4%; завод № 232 — 98%; завод № 235 — 80,2%.

План по поковкам из слитков выполнен: завод № 232 — 101,3%; завод № 92 — 92,5%; завод № 221 — 115,1%; завод № 172 — 100,1%.

Если сравнить 1940 г. с 1938 г., так будем иметь следующие данные роста:

[Показатели]
1938 г.
1940 г.
По наметкам плана на 1941 г.
По стали
100%
101,7%
114,3%
По прокату
100%
101,4%
112,0%
По поковкам
100%
136,0%

Как видите, рост металлургии шел значительно медленнее по сравнению с общим ростом механического производства. Значительно более быстрый рост предполагается в 1941 г. Этот рост должен идти как за счет строительства и пуска новых печей в 1941 г., так и за счет улучшения работы старых мощностей, имеющихся в настоящее время. …[8]

Наши задачи в вопросах металлургии в 1941 г.:

1. Наращивать новые мощности металлургического производства, построив и введя в эксплуатацию новые печи на заводах № 221, № 232, № 92.

2. Полностью и эффективнее использовать имеющиеся мощности, проводить дальнейшую механизацию ковочных цехов, ликвидировать диспропорцию между ковочными и нагревательными агрегатами.

3. Вести дальнейшее улучшение технологии и технологической дисциплины.

4. Сокращать до минимума потери при браке и отходах, давать металл еще более высокого качества.

5. Шире проводить работу по экономии легирующих металлов.

Остановлюсь на вопросах капитального строительства. Я думаю, что более подробно об этом расскажут товарищи из ГУКСа.

План капитальных работ в 1940 г.[9] выполнен на 82,1%, из них: 1) строительно-монтажных работ хозяйственным способом — 94,7%; 2) строительно-монтажных работ подрядным способом (Наркомстроем) — 53,8%; 3) приобретение оборудования и установка его — 94%.

Эти данные показывают, что наибольший прорыв в выполнении плана мы имеем за счет строек подрядным способом, причем по отдельным стройкам, как, например, завод № 313, выполнение плана составляет 30,2%.

Основными причинами невыполнения плана Наркомстроем надо считать:

1. Отсутствие необходимого количества рабочей силы и плохое использование ее.

2. Отсутствие стройматериалов.

3. Недостаточное руководство стройплощадками со стороны Наркомстроя.

По отдельным главкам выполнение следующее: 1‑е Главное управление — 102,2%; 2‑е Главное управление — 87%; 3‑е Главное управление — 73,1%. ...[10]

Товарищи! Задачи, которые стоят перед нами в 1941 г., исключительно сложны и ответственны. По предварительным данным, программа по оборонной продукции на 1941 г. будет составлять около 153% по отношению к программе 1940 г. Что это значит? Я думаю, комментарии излишни. Структура программы значительно изменяется в том отношении, что большой удельный вес будет занимать новая продукция. Это всегда вызывает дополнительные трудности, особенно в период освоения. Поработать придется много, и к этому нужно готовиться сейчас, не теряя ни минуты.

У нас обычно наблюдается такое явление: когда дают задание или увеличивают программу, то заводы начинают кричать о станках, оборудовании и т. д., причем целый ряд требований предъявляется завышенный, как будто завод до сих пор ничего не имел.

Мощности наши будут расти. Нам в 1941 г. правительство будет очень помогать, как это было и до сих пор, но нужно прямо сказать, что удовлетворить все требования, которые предъявляются по оборудованию и т. д., мы не сможем. Трудности все же будут. Поэтому каждый завод должен сейчас же тщательно продумать свою работу в 1941 г., выявить все резервы, все возможности, которые имеются на заводе, перестроить свою работу, смелее и настойчивее проводить новые организационно-технические мероприятия по улучшению технологии, по лучшему использованию оборудования, рабочей силы, сырья и т. д.

На ряде фактов я показал, что мы имеем большие резервы. Нам нужно только добиться, чтобы на каждом нашем заводе кипела творческая мысль, люди не успокаивались на достигнутом, не довольствовались тем, что уже имеется, а настойчиво двигались бы вперед и вперед.

Особенно усиленно мы должны будем поработать в области технологии, в области инструментального дела и улучшения использования нашего оборудования, станочного парка. Творческая мысль и совместная работа инженерно-технических работников со стахановцами дают в этом отношении исключительные результаты, которые трудно переоценить. Поистине, мы имеем здесь неиссякаемые возможности.

В каком направлении шло развитие нашей технической работы, что мы успели сделать в 1940 г. и какие задачи стоят перед нами в этом отношении в 1941 г.?

В области проектирования новых конструкций. Я уже говорил, что 1940 г. был годом наиболее плодотворной работы в этом отношении как в смысле новых проектных работ, так и в смысле изготовления опытных образцов и освоения их в производстве.

Из работ отдельных конструкторов и КБ необходимо отметить работы т. Грабина, Таубина, Иванова, Шпитального, Токарева, Шпагина, Дегтярева, работы ОТБ НКВД и др.

Основное направление в части конструирования шло по линии сокращения сроков проектирования, внедрения новых методов конструирования с учетом требования конструктивной прочности и технологичности конструкций, типизации конструктивных узлов, более широкого применения штампосварных конструкций.

Как положительные факторы в 1940 г. необходимо отметить:

1. Более тесную увязку в работе конструкторов и технологов. В этом отношении неплохой опыт имеют Герой социалистического труда т. Грабин, ОКБ и ОТБ завода № 221 и др.

2. Типизацию конструктивных узлов. Здесь богатый сравнительно опыт имеют конструкторские бюро заводов 2‑го Главного управления и завода № 92 (работы т. Грабина); положено некоторое начало этим работам в КБ завода № 232. Благодаря типизации КБ заводов 2‑го Главного управления сократили сроки проектирования в 1,5‑2 раза.

3. Более широкое применение макетирования и проверки конструкции в опытных узлах и агрегатах.

4. Более строгий подход конструкторов к “технологичности” конструкций. В новых конструкциях более широко применяются литье, штамповка, сварка и т. д.

Но, товарищи, мы расцениваем это пока как начало работы, результаты которой нас удовлетворить еще не могут. К конструкторам предъявляем сейчас более серьезные и строгие требования. В 1941 г. мы должны сделать значительно большее движение вперед. Наши задачи в основном остаются те же, но некоторые из них я хотел бы особенно подчеркнуть.

Прежде всего это сроки проектирования. Опыт войны с белофиннами показывает, что сроки проектирования необходимо значительно сократить. Совершенно правильно поставлен вопрос Ленинградским городским комитетом ВКП(б) о скоростном проектировании. Опыт скоростного проектирования имеет т. Грабин, видимо, на активе он выступит и поделится им.

Терпеть такое положение, когда проектные работы затягиваются годами, мы больше не можем. Особенно неблагоприятно с этим у нас по заводу № 371. КБ № 4 этого завода безобразно затянуло сроки проектирования, неоднократно срывало правительственные сроки. Надо в 1941 г. с этим покончить. Надо окончательно развенчать “теорию”, что конструкторские работы — это особые работы, не поддающиеся строгому учету и планированию. Это неправильно, вредно, мешает делу. Надо шире применять параллельность в проектной работе, практиковать совместную работу конструкторов и технологов, конструирование с макетированием, экспериментальную проверку узлов конструкций и т. п. 

Мы должны будем больше внимания уделять вопросам типизации узлов, механизмов и конструкции. Это даст большой эффект и в части сроков проектирования и освоения в производстве. Мы имеем многообразие конструкций и образцов, решающих одни и те же задачи, особенно по линии морского вооружения. Наведение порядка в этом деле позволит давать больше машин для Красной армии и Военно-морского флота. …[11]

Исключительное важное значение во всей работе наших заводов имеет вопрос о технологической дисциплине. Этот вопрос специально обсуждался на заседании коллегии нашего наркомата. Как вам известно, в результате этого обсуждения издан приказ народного комиссара по этому вопросу.

В вопросе технологической дисциплины наркомат занимает очень жесткую линию. За нарушение технологической дисциплины уволено несколько главных инженеров, начальников ОТК, начальников цехов и т. д. Эти примеры вы знаете из приказов народного комиссара.

К сожалению, такие примеры нарушений технологической дисциплины еще не единичны. Есть еще ряд случаев расхлябанности, разболтанности, безответственного отношения к этому важнейшему вопросу.

Наша партия и правительство придают вопросам технологической дисциплины большое значение. В решении Совнаркома говорится, что нарушение технологии должно рассматриваться как уголовное дело и нарушители должны привлекаться к уголовной судебной ответственности. Нарушения технологической дисциплины влекут за собой брак, срыв программы, ухудшение качества и т. д. Я думаю, что мы с этим мириться не можем и должны повести беспощадную борьбу с нарушителями технологической дисциплины.

Вопросы качества продукции должны быть в центре всей нашей работы. Указ Президиума Верховного совета, устанавливающий, что выпуск недоброкачественной продукции и продукции с нарушением обязательных стандартов является противогосударственным преступлением, равносильным вредительству, дает нам мощное оружие в борьбе за качество нашей продукции[12].

Вопросы качества продукции для нашей промышленности, промышленности и вооружения имеют еще большее значение, чем для какой-либо другой отрасли промышленности. Ведь мы выпускаем не спички, не мыло, хотя и спички, и мыло должны быть тоже доброкачественными. Мы выпускаем боевую технику для нашей Красной армии и Военно-морского флота. И будет худшим видом предательства, если в боевой обстановке наша продукция будет работать неисправно. Поэтому на всех стадия-производства мы должны установить самый строгий, беспощадный контроль. Мы должны быть более требовательны к нашей продукции, чем даже наш заказчик.

Товарищи! Вам известно, какое значение придает наша партия и т. Сталин вопросам выдвижения и расстановки кадров. Правильный подбор, расстановка и изучение кадров являются решающим условием в борьбе за выполнение заданий партии и правительства.

В этом году наркомат уделял, мне кажется, значительно больше внимания вопросам кадров. Сейчас мы имеем специального заместителя народного комиссара по кадрам.

Все вопросы выдвижения на должности по номенклатуре народного комиссара рассматриваются коллегией. Мы стараемся выполнить указания т. Сталина о сочетании старых и молодых кадров. Примером этого может служить сама коллегия, состав ее вам известен, и руководство наших главков. В 1‑м главке — т. Носовский и т. Каневский, во 2‑м главке т. Добровольский и т. Фрейберг.

На заводах наряду с нашими старыми, так сказать, маститыми директорами — т. Уваровым, Быховским, Шелковым — подрастает целая плеяда молодых директоров, неплохо работающих: т. Фраткин, Елян, Манин, Бутузов, Устинов и др.

Мы стараемся при выдвижении новых товарищей руководствоваться в первую очередь деловыми и политическими качествами, как учит нас партия и т. Сталин. Но надо прямо признать, что изучение кадров, создание резерва для выдвижения у нас поставлено еще очень слабо. Это надо отнести и к нашим заводам. ...[13]

Примечания:

[1] Опущена вступительная часть доклада.

[2] Речь идет о докладе В. М. Молотова на торжественном заседании Московского совета 6 ноября 1939 г., где он, в частности, сказал (уточненная цитата): «Мы не можем знать, с какими внешними испытаниями нам еще придется встретиться. Но одно мы хорошо знаем: нужно не ослаблять, а еще больше и еще настойчивее крепить мощь обороны нашего государства». (Пропагандист и агитатор РККА. 1939. № 22. Стр. 11.)

[3] Указ Президиума Верховного совета СССР “О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений” был принят 26 июня 1940 г. и утвержден законом СССР от 7 августа 1940 г. Этим указом вводилось следующее: «1. Увеличить продолжительность рабочего дня рабочих и служащих во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях: с семи до восьми часов — на предприятиях с семичасовым рабочим днем; с шести до семи часов — на работах с шестичасовым рабочим днем, за исключением профессий с вредными условиями труда, по спискам, утверждаемым СНК СССР; с шести до восьми часов — для служащих учреждений; с шести до восьми часов — для лиц, достигших 16 лет. 2. Перевести во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях работу с шестидневки на семидневную неделю, считая седьмой день недели — воскресенье — днем отдыха. 3. Запретить самовольный уход рабочих и служащих из государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений, а также самовольный переход с одного предприятия на другое или из одного учреждения в другое. Уход с предприятия и учреждения или переход с одного предприятия на другое и из одного учреждения в другое может разрешить только директор предприятия или начальник учреждения. 4. Установить, что директор предприятия и начальник учреждения имеет право и обязан дать разрешение на уход рабочего и служащего с предприятия или из учреждения в следующих случаях: а) когда рабочий, работница или служащий согласно заключению врачебно-трудовой экспертной комиссии не может выполнять прежнюю работу вследствие болезни или инвалидности, а администрация не может предоставить ему другую подходящую работу в том же предприятии или учреждении, или когда пенсионер, которому назначена пенсия по старости, желает оставить работу; б) когда рабочий, работница или служащий должен прекратить работу в связи с зачислением его в высшее или среднее специальное учебное заведение. Отпуска работницам и женщинам — служащим по беременности и родам сохраняются в соответствии с действующим законодательством. 5. Установить, что рабочие и служащие, самовольно ушедшие из государственных, кооперативных и общественных предприятий или учреждений, предаются суду и по приговору народного суда подвергаются тюремному заключению сроком от 2 месяцев до 4 месяцев. Установить, что за прогул без уважительной причины рабочие и служащие государственных, кооперативных и общественных предприятий и учреждений предаются суду и по приговору народного суда караются исправительно-трудовыми работами по месту работы на срок до 6 месяцев с удержанием из заработной платы до 25%. В связи с этим отменить обязательное увольнение за прогул без уважительных причин. Предложить народным судам все дела, указанные в настоящей статье, рассматривать не более чем в 5‑дневный срок и приговоры по этим делам приводить в исполнение немедленно. 6. Установить, что директора предприятий и начальники учреждений за уклонение от предания суду лиц, виновных в самовольном уходе с предприятия и из учреждения, и лиц, виновных в прогулах без уважительных причин, — привлекаются к судебной ответственности. Установить также, что директора предприятий и начальники учреждений, принявшие на работу укрывающихся от закона лиц, самовольно ушедших с предприятий и из учреждений, подвергаются судебной ответственности. 7. Настоящий Указ входит в силу с 27 июня 1940 г.».

[4] Указ Президиума Верховного совета СССР “О государственных трудовых резервах СССР” был принят 2 октября 1940 г. Этим указом была оформлена система профессиональной подготовки рабочих. Создавалась сеть ремесленных и железнодорожных училищ, а также школ фабрично-заводского обучения. Двухгодичные ремесленные училища предназначались для подготовки квалифицированных рабочих для морского и речного транспорта и предприятий связи, а также для обучения таким сложным профессиям, как металлист, металлург, горняк, нефтяник, химик. Для подготовки помощников машинистов, слесарей по ремонту паровозов и вагонов, котельщиков, бригадиров по ремонту пути и других рабочих сложных профессий были образованы железнодорожные училища также с двухгодичным сроком обучения. Шестимесячные школы фабрично-заводского образования создавались для обучения рабочих массовых профессий для угольной, горнорудной, металлургической, нефтяной промышленности, а также для строительного дела. Обучение в училищах и школах ФЗО было бесплатным. Государственные резервы рабочей силы подчинялись СНК СССР, которому предписывалось ежегодно призывать от 800 тыс. до 1 млн. чел. городской и колхозной молодежи мужского пола в возрасте 14‑15 лет для обучения в ремесленных и железнодорожных училищах и в возрасте 16‑17 лет — в школах ФЗО. После окончания обучения молодые рабочие обязаны были проработать четыре года подряд на государственных предприятиях по указанию Главного управления трудовых резервов при СНК СССР с обеспечением им зарплаты по месту работы на общих основаниях. На это время они получали отсрочку от призыва в Красную армию и Военно-морской флот. (Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. 1917‑1967 гг. Сборник документов за 50 лет. Т. 2. 1929‑1940 гг. М.: Политиздат, 1967. Стр. 774‑775.)

[5] Опущена часть доклада, посвященная анализу некоторых экономических показателей работы отрасли (см. там же, Л. 16‑22).

[6] Опущено описание неправильного премирования на конкретном заводе.

[7] Опущены сведения о доплатах и финансовом состоянии (см. там же, Л. 25‑31).

[8] Опущены сведения о работе отдельных заводов (см. там же, Л. 32‑35).

[9] В тексте опечатка: «1941 г.».

[10] Опущены данные о работе отдельных заводов (см. там же, Л. 36‑37).

[11] Опущены примеры работы конкретных заводов в области усовершенствования инструментального хозяйства и технологических процессов (см. там же, Л. 40‑47).

[12] В Указе Президиума Верховного совета СССР “Об ответственности за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов предприятиями” от 10 июля 1940 г. говорилось: «1. Установить, что выпуск недоброкачественной или некомплектной промышленной продукции и выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов является противогосударственным преступлением, равносильным вредительству. 2. За выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции и за выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов директоров, главных инженеров и начальников отделов технического контроля промышленных предприятий предавать суду и по приговору суда подвергать тюремному заключению сроком от 5 до 8 лет. 3. Поручить Прокурору СССР обеспечить неуклонное проведение в жизнь настоящего Указа». (ВВС СССР. 1940. № 23.)

[13] Опущены конкретные примеры подбора кадров, сведения о реорганизации аппарата наркомата, дисциплине и культуре производства (см. там же, Л. 49-54).

РГАЭ. Ф. 8157. Оп. 2. Д. 49. Л. 5-15, 22-25, 31-32, 35-36, 37-40, 47-49. Копия.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.