Доклад тов. Красина и Куйбышева

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1923.09.02
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 43-65
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 424. Л. 1-45 (стенограмма с авторской правкой); Л. 46—91 (стенограмма с редакционной правкой); Л. 92—105 (стенографический отчет).

Доклад тов. Красина*

2 августа 1923 г.1

*В экземпляре стенограммы с авторской правкой начало доклада Л.Б. Красина отсутствует. В экземпляре с редакционной правкой начало доклада вставлено с пометой: «На правах стенограммы. Бажанов».

Организация внешней торговли предполагала осуществление мер двоякого порядка: с одной стороны, известная система общегосударственных мероприятий, регулирующая экспорт хлеба и обеспечивающая своевременное принятие всех необходимых подготовительных мер: с другой стороны, организация самого аппарата для осуществления экспортной торговли хлебом.

Для достижения мер первой категории была организована Особая полномочная комиссия при СТО2, задачей которой является проведение в ударном порядке всех государственных мероприятий в связи с восстановлением и развитием торговли хлебом.

Деятельность Особой полномочной комиссии при СТО на 1 августа сводится к следующему:

Выработана и утверждена классификация и установлены типы хлебов для внутренней и внешней торговли на 1923 г., а также минимальная кондиция для экспортных хлебов на 1923 г.

Впервые в истории российской хлебной торговли экспортеры хлеба получают твердые нормы, установленные типы хлебов, нормальные кондиции, которым должен удовлетворять вывозимый за границу хлеб и при неудовлетворении которых вывоз хлеба за границу запрещается. Этим предотвращается дискредитирование российского хлеба на внешнем рынке.

Разработан проект единой государственной хлебной инспекции и проведен через СНК. Эта инспекция, опираясь на существующий аппарат НКПрода, является тем единым органом, который на пространстве всей республики будет вести контроль над качеством хлебов, над разработкой результатов каждого урожая, и, устанавливая типовые нормы соответственно результатам урожая, будет контролировать работу по нормализации качества выпускаемого за границу хлеба.

Разработан и утвержден общий ориентировочный план экспорта хлебов в кампанию 1923-24 гг. с установлением распределения обшей суммы между отдельными заготовителями: Хлебопродуктом3, Центросоюзом4, Сельскосоюзом5, Госбанком6, Всекобанком7, Госторгом8, Наркомпродом и украинскими организациями. Общая сумма распределения между организациями составляет 162 млн пуд.9 Обязательства отдельных организаций зафиксированы протоколом и до настоящего времени заявлений об отказе принятых на себя обязательств не было. Есть надежда, что организации справятся с взятыми ими на себя количествами общих заготовок экспортного хлеба. Проведено через соответствующие государственные установления ассигнование 9 000 000 руб, золотом на финансирование заготовок хлеба организациями. Эти 9 000 000 руб, выплачиваются в установленные сроки и служат той финансовой помощью, которую государство оказывает вышеупомянутым хлебозаготовителям при заготовке хлеба через кооперативы или непосредственно у крестьян. Непосредственная выплата денег производится НКФином с большим запозданием. Кроме того, в некоторых случаях НКФин обязывает организации до 25% всех причитающихся им сумм брать облигациями хлебного займа10, что до крайности затрудняет закупочные операции, так как крестьянство получило хлебный заем другим путем и отказывается принимать облигации в расплату за хлеб.

Проведено в соответствующих государственных установлениях постановление об ассигновании 35 000 000 руб, золотом на выдачу ссуды Госбанком под документы экспортирующим хлеб организациям. Вместе с вышеупомянутыми 9 000 000 руб, эта сумма по предварительным соображениям должна обеспечить хлебозаготовителям заготовку всего хлеба, необходимого для экспорта.

Утверждены условия кредитования хлебозаготовителей Госбанком и предложено заключить формальные договоры между Госбанком и хлебозаготовителями11.

Выработан и утвержден согласованный между ведомствами и хлебозаготовителями план перевозок хлеба в предстоящую кампанию, в частности, распределения экспортного хлеба по тем портам республики, которые будут приведены в готовность для предстоящей кампании.

Эта большая работа была проделана при участии всех заинтересованных в ней организаций и представляет собою согласованный план, соответствующий той пропускной способности портов, которую обязался к началу кампании подготовить НКПС.

На основании этого же плана вырабатывается и к 4 августа будет закончена разработка топливного плана, необходимая для осуществления намеченных перевозок хлеба.

Этот план в случае, конечно, если он будет исполнен, а исполнение его зависит главным образом от ремонта портов, от ремонта подъездных путей и от ремонта вагонов, — если он будет выполнен, то он обеспечивает вывоз в 248 000 000 пуд. хлеба, т.е. покрывает даже с некоторым запасом нашу программу. В эти 248 млн пуд. включен только вывоз через наши российские порты. Если же принять во внимание возможность еще вывоза хлеба через Ревель, Виндаву* (*Ныне г. Вильнюс.) и [вообще Балтийские портыРигу, то выходит количество [до 250млн руб.] свыше 250 млн пуд. На основании этого плана нами заканчивается и к 4 августа будет окончен топливный план, который будет необходим для осуществления данного плана перевозки** (**Повтор предложения в документе.). Затем через соответственные учреждения нами проведено установление целевого сбора с хлебов в размере от 1 до [4] 3 коп. на покрытие расходов по ремонту портов, элеваторов, складов и подъездных путей.

Затем по вопросу об обеспечении ремонта вагонов, только на днях по представлению Комиссии Госпланом было вынесено постановление об установлении особого целевого сбора, размер которого Госплан полагает в две копейки. Мы предлагаем [3] 1,5 коп. с тем, чтобы НКПС был выдан аванс на приведение в годность вагонов чтобы он гарантировал исправное прибытие хлеба в порты и в случае недостачи хлеба НКПС выплачивал стоимость недостающего количества хлеба. Таким образом отправитель получает гарантию возмещения его недостачи. С другой стороны, НКПС обязуется весь экспортный хлеб, т.е. 250 млн пуд., перевозить только насыпью, т.е. привести свой подвижной состав в такое состояние, чтобы не потребовалось мешков. Эти гарантии зафиксированы в Президиуме Госплана, и самый проект будет внесен на рассмотрение СТО. Затем отдано распоряжение о переводе с Черного в Белое море двух ледоколов. Зафиксировано обязательство НКПС привести их в годное состояние для обслуживания [балтийских] черноморских портов* (*Так в документе. В экземпляре стенограммы с редакционной правкой напротив этой непонятной фразы имеется помета Л.3. Мехлиса: «Спросить Красина». Помета зачеркнута.). Приняты и проведены через СТО ряд [смет] постановлений относительно обращения с хлебом на железнодорожных станциях, о взвешивании его и т.д.: утвержден наказ по управлению и эксплуатации элеваторов, утверждена инструкция о передаче элеваторов в Госбанк. В отношении очистки зерна установлено и зафиксировано обязательство крупнейших организаций — Госбанка, Наркомпрода, Центросоюза и Наркомзема относительно того, что весь предназначенный к экспорту хлеб будет подвергнут надлежащей очистке, причем необходимые зерноочистительные средства уже находятся в распоряжении названных организаций. Утверждены правила по отправке хлеба контрагентами, по которым по приходе в порт хлеб поступает в распоряжение Экспортхлеба12, и затем этот уже манипулирует с ним. Отдельные крупные партии хлеба, вероятно, будут сохранять свою физиономию, но более мелкие партии хлеба будут обезличиваться.

Для урегулирования цен на внутреннем рынке, в частности в Петрограде и Москве, предприняты некоторые меры13. Для систематической регулировки этого вопроса мы образовали под председательством народного комиссара тов. Брюханова постоянную подкомиссию, которая следит за состоянием внутреннего рынка и при повышении цен свыше определенной нормы выбрасывает хлеб для понижения цен на рынке. Этим же путем было достигнуто понижение вздувшихся цен в Петрограде и Москве. Затем, имеется особая комиссия, которая разрабатывает вопрос о себестоимости пуда хлеба.

Ввиду постоянно изменяющейся обстановки нам приходится калькуляцию постоянно проверять и изменять. По последней калькуляции выходит, что мы можем платить крестьянину за пуд хлеба лишь 26 коп. золотом, а все остальное уходит на транспорт и другие расходы. Приступлено** (**Так в документе) к разработке общего вопроса о единой элеваторной сети Союза. Поставлен вопрос о систематическом развитии пропаганды посредством плакатов, брошюр и через наш партийный аппарат о рациональном экспорте хлеба, о необходимости повышения качества зерна, надлежащих приемах очистки и прочее.

Постоянной работой нашей комиссии является разбор жалоб на Наркомфин со стороны различных организаций — относительно неисполнения им постановлений Совнаркома, СТО и Политбюро и о [тех безобразияхтом саботаже, который НКФин допускает. Например, НКФин должен отпустить НКПС для ремонта [пути]портов и железнодорожных сооружений 900 000 руб. Были установлены определенные сроки, но не был выдержан ни один срок. При каждом платеже почти каждой организации наблюдался прямо саботаж со стороны НКФина. Своеобразный вид саботажа состоит в том, что, вопреки постановлению платить червонцами и деньгами, Наркомфин платит хлебным займом. Ясно, что нельзя ремонтировать землечерпалку, имея для расплаты облигации займа. НКФин выгадывает на задержках: курс падает и, например, сегодня т. Халатов мне сообщил, что вместо этих 900 000 руб. из-за этой задержки он получил только 750 000 руб. Я имею целую пачку заявлений, где НКПС слагает с себя ответственность за своевременность ремонта, а организации не берут на себя ответственности за своевременное исполнение плана из-за этой же причины. Вопрос о понуждении НКФина к строгому и точному исполнению своих обязательств является наиболее актуальным и важным для успешного исполнения всей хлебной кампании. В остальном дело идет пока более или менее удовлетворительно, организации взяли на себя обязательства по закупке хлеба. В отношении ремонта портов дело пока тоже идет благополучно. Главная угроза заключается в отказе НКФина исправно в сроки и в тех знаках, которые приняты в постановлениях, финансировать как восстановительные, так и хлебозакупочные работы.

Теперь я перехожу к самой организации торговли хлебом. Экспортхлеб 15 августа открывает официально [собственные свои аппараты] свои операции. Заканчивается организация представительств на местах внутри России и приступлено к организации аппаратов за границей14. При торговых представительствах НКВТ будут выделены совершенно автономные хлебные отделы, которые имеют собственные регистратуру, канцелярию, собственную отчетность, статистику, бухгалтерию и кассу. Таким образом, эти хлебные отделы совершенно не будут зависеть от степени загруженности и неисправности работы наших торговых представительств. [«Мертвый не будет тащить за собой живого».] Во главе этих отделов будут стоять особые руководители, которые назначаются по соглашению Экспортхлеба с НКВТ. Таким образом по всей линии создаются централизованные аппараты. Они будут находиться под регулирующим наблюдением торгпредов, но вся работа будет подчиняться Экс-портхлебу. Для Центральной Европы — отделение Берлинского торгпредства будет работать в Гамбурге и возглавляется тов. Аврамовым, который не только видный торговец вообще, но и специалист по хлебному экспорту. В Лондоне это дело ведет АРКОС15, там, к сожалению, персонального руководителя пока еще нет, мы ждем приезда тов. Квятковского, чтобы с ним об этом переговорить. В остальных торгпредствах во главе хлебных отделов будут стоять следующие лица: для Дании т. Штоль, для Рима т. Аронсон, для Норвегии и Швеции — тамошние торгпредставители. В Финляндии и Прибалтике торговля хлебом будет руководиться непосредственно из Москвы.

Общую часть доклада я могу считать законченной.

Теперь — об общей перспективе. Перспектива эта средняя. Она благоприятна в том отношении, что мы в предыдущую кампанию уже сделали определенные завоевания. Мы шли двумя путями: один в направлении понижения цен — здесь мы делали иногда ошибки, как, например, в Финляндии в начале слишком снизили цену; и второй в отношении качества хлеба. Качество нашего хлеба настолько высоко, что мы на всех рынках бьем Америку, так что даже уже сейчас, после продажи только 40 млн пуд., у нас создалась совершенно определенная репутация на рынке. Сейчас наш хлеб спрашивается в Европе. Коллонтай только что приехала из Норвегии. Норвежцы хотят покрыть всю потребность Норвегии нашим хлебом.

Рыков. А не переборщили вы в качестве хлеба?

Красин. Нет, пока еще нет. Разумеется, при каждом урожае, как это принято у американцев и канадцев, приходится стандарт изменять. Он зависит от условий данного года. В Финляндию целиком рожь будем доставлять мы. В последние дни появился спрос на нашу муку, и у нас есть уверенность, что мы повезем в этом году в Польшу и Прибалтику муку.

Каменев. 20-й пункт программы.

Красин. Есть, конечно, перспективы и неблагоприятные: нам придется иметь дело с сознательным бойкотом. Соглашения с Америкой не удалось достигнуть, а в Англии можно ожидать бойкота тех торговцев, которые заинтересованы в сбыте американского и канадского хлеба.

По отдельным предложениям и по отдельным конкретным мерам я выскажусь по окончании прений.

Доклад тов. Куйбышева

Я буду исходить из предположения, что доклад мой известен членам Политбюро16, и поэтому не буду повторять всего, что там говорится. Я остановлюсь только на более существенных моментах.

Прежде всего, первые два пункта посвящены у меня вопросам об ответственности и о гарантиях выполнения взятых на себя обязательств со стороны экспортных организаций. Меня радует сообщение тов. Красина, что эти обязательства сейчас уточняются и закрепляются. Картина мне казалась несколько иной при прошлом опыте и при приступе к новой кампании урожая 1923 г. У нас на заседании комиссии, когда тов. Фрумкин делал доклад и когда выступил тов. Красин, у нас, у всех членов комиссии создалось впечатление, что точности в этих обязательствах не имеется и что особенно большой гарантии, что мы действительно сумеем выполнить эти 250 млн пуд. — в смысле выполнения взятых на себя обязательств со стороны отдельных организаций — также не имеется. [Они не были учтены, и у наших руководителей, у т. Красина не было подхода, который эти обязательства проверял бы.] Тов. Красин считал почти не своим делом вмешательство полномочной комиссии СТО в вопрос об ассигновании организациями своих собственных средств в добавление к тому, что было ассигновано государством. Между тем того, что дано государством — 9 млн и 35 млн от Госбанка — этого недостаточно, ибо на вывоз этого количества хлеба потребуется сравнительно больший капитал. Он исчислялся тов. Фрумкиным в 200 млн руб., а при известном предположительном обороте капитала — он должен быть не менее 60 млн. Таким образом то, что внесено, т.е. 9 и 35=44 — это ни в коем случае не может обслужить всей операции. Нужны средства самих организаций. Тов. Фрумкин определил добавочный взнос в среднем в 20%; приблизительно 20% того, что дается каждой организации от государства, должно быть добавлено из средств данной организации. Поэтому проблема действительно вложенных средств самими организациями является дальнейшим условием для того, чтобы была гарантия, что программа заготовок экспорта хлеба выполнится. Поэтому мы считали необходимым в первых трех пунктах поставить дело таким образом, чтобы полномочная комиссия СТО не только накладывала обязательства на те или другие организации в смысле количества хлеба, но чтобы эта полномочная комиссия СТО при затребовании определенных отчетов от этих организаций была постоянно в курсе работы организаций и постоянно могла вносить те или другие коррективы в смысле установления гарантий выполнения. Иначе я полагаю, что в конце года, а может быть и в середине его, поднимутся разговоры, что та или другая организация выполнить своих обязательств не может. Политбюро было свидетелем, как целый ряд организаций — и Наркомпрод, и Хлебопродукт — заявляли о том, что теперь невыгодно вывозить за границу хлеб, что не лучше ли сократить программу, что не лучше ли продать хлеб на местном рынке и т.д. Мне кажется, что это обстоятельство постоянного наблюдения за работой экспортирующих организаций, возложенное на комиссию СТО, необходимо для того, чтобы было гарантировано, что программа будет выполнена. Задача эта небезнадежная. Тов. Хинчук уже теперь определяет и то, что вложено государством, и то, что он добавляет из собственных средств. Он получил 2 500 000 и из собственных средств добавляет 6 млн руб.

Таким образом постоянное сообщение в комиссию СТО о ходе финансирования этого дела, оно должно быть обязательным. По этому пункту по существу ни одного возражения ни от одного из ведомств не было. Только тов. Хинчук возражает, он говорит о том, что средства, ассигнованные государством, недостаточны и что едва ли представляется возможность их увеличить.

Потом имеется замечание со стороны тт. Хинчука и Калмановича о том, что представление каждого первого и 15-го числа сведений о реальных суммах, вкладываемых в дело, невозможно, так как средства вкладываются большей частью одновременно. Я считаю возможным принять формулировку тов. Калмановича.

Дальше, относительно накладных расходов и себестоимости хлеба, я должен сказать, что доклад Комиссии ЦКК является в этом отношении не удовлетворяющим меня самого. Тут отчасти играла роль краткость срока, нам предоставленного. С другой стороны, основную роль невозможности разобраться в накладных расходах сыграло полное отсутствие ясности в ведении отчетности организациями. Выделить из общей отчетности отчетность по экспорту — не представляется никакой возможности, пока она организационно не выделена в аппарате. Поэтому все исчисления себестоимости хлеба — они условны. Все те материалы о калькуляциях, которые рассылались членам Политбюро, являются в большинстве случаев сметными и не твердо установленными. Я приведу пример, который помещен у нас в докладе. Тов. Фрумкин при своем докладе в комиссию представил калькуляцию пуда ржи. У него выходило так, что рожь нам стоит до пункта продажи — 90 коп. в червонном исчислении, при покупной стоимости 45 коп. Таким образом накладные расходы равняются 45 коп. Нами была послана исследовательская группа на Юго-Восток, которая получила совершенно другие сведения. Накладные расходы выходили равные 72 коп. Там, правда, речь идет о пшенице. 90 коп. — стоимость у крестьянина, стоимость за границей — 162 коп. Таким образом накладные расходы равны 72 коп. [Так как накладные расходы ржи и пшеницы мало чем отличаются друг от друга, что] Вы видите здесь крупную разницу между данными тов. Фрумкина и данными, полученными комиссией, — 45 и 72 коп. Такое же противоречие вы увидите из таблицы, которая здесь приложена* (*Во всех экземплярах стенограммы таблица отсутствует). Накладной расход у [Наркомпродаразных организаций колеблется от 133 до 51%* (*Так в документе). Таким образом, говорить о том, что можно на основании опыта прошлой кампании хоть сколько-нибудь вычислить накладные расходы, не приходится, благодаря полному отсутствию выделенной отчетности. Я полагаю обязательным, что в будущей экспортной кампании должна быть выделена отчетность по экспорту хлеба таким образом, чтобы можно было судить о действительной стоимости всей операции и о тех прибылях, которые мы получим в результате ее. Этот пункт встречает некоторые возражения.

Калманович думает, что нужно выделить лишь статистику. Каким образом он видит возможность выделения одной статистики и какими цифрами эта статистика будет оперировать — для меня совершенно неясно. Другие органы как будто против этого пункта не возражают.

Теперь относительно накладных расходов. В силу того положения, которое я обрисовал, нам пришлось и предложение в этой части внести в общей форме. Мы предлагаем лишь сократить все накладные расходы и полагаем необходимым обязать комиссию СТО наблюдать за выполнением этого постановления и довести накладные расходы до довоенных размеров. Этот пункт не вызывает возражений, хотя ему придаются другие формулировки, несколько смягчающие его.

[Тов. КаменевХинчук в беседе со мной упрекал меня в том, что я не осмелился предложить какие-нибудь обоснованные цифры, которые могли бы быть приняты, т.е. назвать грубо, на глаз, те пределы, которых могут достигать накладные расходы. Я этого сделать не мог. Эти цифры были бы взяты с потолка, и Политбюро ЦК потом пришлось бы менять свое решение. Поэтому пришлось ограничиться такой общей формулировкой, но я считаю, что на этот вопрос надо обратить особое внимание.

Красин уже говорил относительно тех затруднений, которые мы встретим за границей относительно этой хлебной кампании. Эти затруднения не идут ни в какое сравнение с теми затруднениями, которые мы имели при вывозе 31 млн пуд. хлеба. Тогда мы не были серьезными конкурентами. Совершенно иное теперь, когда наш выход на заграничный рынок будет представлять собой попытку возвратить себе все утерянные нами хлебные рынки. Компетентные люди говорят, что известные меры борьбы с нами уже начинают практиковаться. Понижаются цены на рожь и оставляются прежние цены на пшеницу. Таким образом, проигрывая на ржи, они выигрывают на пшенице и достигают двух целей — сами ничего не проигрывают и могут вытеснить нас с рынка. Значит, низкие цены на рожь и, с другой стороны, высокие цены у нас. Эти цены могут понизиться у нас, это правда, но едва ли достигнут, и едва ли это желательно, чтобы они достигли тех цен, которые были у нас в прошлом году — 35—45 коп., ибо цель экспорта — это повышение цен на хлеб и поднятие сельского хозяйства путем повышения его доходов. Все эти моменты делают конъюнктуру очень затруднительной. Поэтому единственный путь — это понижение накладных расходов. И тут печальным является то обстоятельство, что это положение встречает кислое отношение со стороны организаций. Все ссылаются на что-нибудь другое, а не на собственные накладные расходы, причем главным образом говорят о том отчислении, которое было установлено государством от 3 до 5 коп. Все эти отчисления относят к накладным расходам.

Сокольников. Никто еще этих отчислений не платил.

Куйбышев. Да, а во-вторых, эти отчисления являются с точки зрения государства не накладными расходами, а частью прибыли, полученной от вывоза хлеба. А между тем даже мое очень осторожное предложение вызывает бешеное возражение со стороны многих товарищей. Тов. Пригарин, по-видимому, именно вследствие этого предложения говорит, что членам ЦКК надо было бы поработать с ними в экспорте, прежде чем давать такие указания. Я думаю, что желание получить прибыль на экспорте хлеба является одним из стимулов для дальнейшего понижения накладных расходов. Пусть все экспортирующие организации знают, что дальнейшая прибыль будет зависеть от того, как экономно они поставят свой [экспорт] аппарат.

Теперь транспорт. Тут надо констатировать очень отрадное явление, что НКПС здесь не держится узковедомственной точки зрения. Вот у меня имеется заявление тов. Халатова в заключении, представленном комиссии, одобренном и тов. Дзержинским, — «не исключается возможность некоторого понижения экспортных тарифов».

Этот вопрос у них обсуждается на совещании, происходящем сейчас в Москве, где вопрос о тарифе для экспортного хлеба поставлен как один из важнейших.

Теперь перехожу к вопросу относительно подвоза хлеба. Изучая не только опыт прошлого года, но и опыт прежних экспертов до войны, мы столкнулись с тем фактом, что по неписаному закону, установившемуся как обычай, хлеб вывозился только с близких расстояний от портов и вывоз хлеба на расстояние свыше 500 верст считался невыгодным для экспортных операций. Мы столкнулись с тем фактом, что теперь с этим совершенно не считаются. Были случаи вывоза хлеба из Сибири, в то время как хлеб из близких к портам районов вывозился для внутреннего потребления. Вначале наши предложения по этому вопросу носили более конкретный характер, но мы не решились их внести и предлагаем принять такую общую формулировку: «Признать необходимым, чтобы перевозка хлеба для экспорта была доведена до минимальных размеров пробега. Предложить полномочной комиссии СТО установить районы, из которых должен хлеб вывозиться для экспорта и для внутреннего потребления страны».

В том случае, если не представляется возможным в такой жесткой форме, которая установилась до войны, то, во всяком случае, какое-то регулирование необходимо. Поэтому те возражения, которые имеются со стороны Калмановича и Пригарина, совершенно не обоснованы.

Дальше имеется предложение тов. Дзержинского, который вошел с докладной запиской о целесообразности передачи всего фрахтования17 в руки НКПС и об утверждении большой программы по закупке собственного флота. Этот вопрос у нас дискуссировался в комиссии, мы собрали очень много материалов, и общий вывод всех членов комиссии, за исключением тов. Красина, сводится к тому, что тов. Дзержинский прав принципиально, но организационно перестройку сейчас делать нельзя. Поэтому мы приняли решение об организации фрахтовального бюро, как органа полномочной комиссии СТО, которое регулировало бы фрахтовальное дело. Нам не пришлось согласовать это дело с тов. Красиным, но я думаю, что он с этим согласится. Тов. Пригарин думает, что надо, чтобы этим занималась каждая организация, которая вывозит хлеб. При таком порядке тенденция к росту фрахтов несомненно получила бы еще большее подкрепление. Поэтому мы полагаем, что фрахтовальное бюро, в котором должен участвовать и НКПС, должно быть организовано.

Что касается закупки нашего собственного флота, то мы решили, что некоторые шаги в этом направлении нужно делать. Нам кажется бесспорным, что пользование собственным флотом обходится дешевле. На будущую экспортную кампанию нам придется затратить большую сумму золотом за фрахт18, по исчислениям НКПС она достигает 70 млн золотом, которые будут ничем иным, как скрытым импортом, причем импортом услуг, а не_ценностей, т.е. худшим видом импорта. Поэтому всякое увеличение флота будет отражаться благоприятно на нашем внешнем балансе. Нужно рассмотреть предложение НКПС и ассигновать некоторый кредит, который очень быстро будет, по всем данным, восполняться и возвращаться государству.

Вот те главные предложения, которые мы вносим на ваше усмотрение.

Каменев. Когда т. Куйбышев несколько дней тому назад обменивался мнениями, я ему указал, что мне кажется недостаточно твердым тот тон, который комиссия усвоила. А после близкого рассмотрения доклада я должен прямо сказать, что я докладом этим мало удовлетворен. Почему? Мне кажется, что эта самая хлебная кампания должна быть представлена как единая кампания, связывающая целый ряд советских органов, целый ряд мер финансовых и т.д. Где все те предложения, где план ЦК о вывозе 250 млн пуд. хлеба, где он целиком обсуждался, где он продуман до конца? Казалось бы, комиссия наша ЦКК должна была дать картину относительно этого плана и указать, что требуется от того или другого органа, чтобы это задание было выполнено. Между тем их предложения носят совершенно формальный характер. Что центрального в этом вопросе? Два пункта экономических и один политический: экономические — финансирование и накладные расходы; политический — меры, обеспечивающие, что этот хлеб нашими государственными органами будет взят непосредственно от мужика без посредников.

Относительно финансирования — даны ли где-нибудь расчеты того, что эта операция потребует столько-то денег, что эти деньги будут даны, кем и т.д.? Кто-нибудь должен это сказать. А в предложениях вся финансовая сторона этого дела сказана в словах:

«П. 15. Вменить в обязанность НКФ и его местным органам, под персональную ответственность соответствующих должностных лиц, своевременное обеспечение сов. знаками хлебозаготовок. Комиссии СТО иметь постоянное наблюдение за проведением в жизнь этого постановления».

Этого мало, мы знаем, что надо своевременно обеспечить. А как это проделать? Некоторые товарищи верно говорят, что вся эта операция требует 50 млн руб. Но верно ли это? Действительно государство должно дать 50 млн? А может быть, 100, а может быть, полтора миллиарда? Надо вывезти 225 млн пуд. хлеба — ну, спрашивается, сколько мы на эту операцию должны дать средств? Всякий хозяин это знал бы. А тут хозяина нет. Никто не знает, сколько денег надо вложить в это дело. Мы скоро будем уже вывозить, мы рассылаем планы на август, а сами ничего точного не знаем. Вы возлагаете все на нас. И еще говорите, что «Наркомфин обязан обеспечить». Ничего конкретного не даете.

Вторая часть — по п. 16-му, «обязать НКФин и Госбанк разработать и провести в советском порядке вопрос о кредите в хлебном деле, достигая таких результатов, чтобы каждый из экспортеров под залог коносаментов19, варрантов20 и др. документов мог получить кредит. Предложить СТО ускорить проведение вопроса об организации экспортного банка».

Это легко сказать. А сколько нужно будет платить средств или чего-нибудь другого, чтобы обеспечить НКФ возможность финансировать всю кампанию.

Два месяца тому назад говорили, для этого нужны кредиты21. А какие? Вы должны сказать — вы говорите отпустить Госбанку такое-то обеспечение, под которое он отпустит столько-то червонцев и тогда действительно будет торговать. Ничего этого не сделано. Так что в области финансов мы не стали от этого доклада умней, а казалось бы, комиссия создана для того, чтобы делать нас умней.

Теперь относительно накладных расходов. Тут сказано: «Предложить всем экспортирующим органам максимально сократить все накладные расходы. Предложить полномочной комиссии СТО наблюдать за выполнением этого постановления, стремясь довести расходы до довоенных размеров». Мало, абсолютно мало. Ничего не сказано. Ну ошибитесь! Ну, скажите — с пуда хлеба старый хороший экспедитор имел 10% расхода. Скажите, что теперь советская организация будет иметь 30%. Но дайте какой-нибудь предел. Ошибемся, будем поправляться, но сказать так, как вы сказали, это ничего не сказать. Так что доклад комиссии не дает никакой отправной деловой точки зрения.

Расчеты, которые предложены, они вызывают большое сомнение. И действительно. Одни утверждают, что эти накладные расходы свелись к тому, что мы потерпели убыток, другие говорят, что заработали и скрываем. Конечно, предложение тов. Калмановича — попытка и на будущие годы создать такое положение, чтобы мы не могли ничего разобрать. Его принять нельзя. Но и комиссия ничего не сделала, ничего не сказала, что нужно сделать, чтобы расходы сокращались и как должна комиссия СТО за этим наблюдать. Боюсь, что и в этом 2-м пункте, важнейшем, по моему мнению, мы ничего нового не получили.

Теперь политическая сторона. Она здесь предусмотрена пунктом 7-м в словах: «Основные государственные заготовители хлеба обязаны стремиться проводить заготовку хлеба через кооперативные организации. Перед всеми кооперативами ставится как боевая задача добиться того, чтобы на конкретной задаче по скупке нового урожая вытеснить частного предпринимателя, заняв его место. Одновременно проучить* (*Вероятно, поручить. С.Г.) НКФ, Госбанку и Всекобанку наметить конкретные меры по кредитованию первичной кооперации, о чем и доложить полномочной комиссии СТО в течение двухнедельного срока. Издать циркуляр ЦК губкомам о важности кооперативной заготовки хлеба для экспорта».

Опять-таки общие положения, которые ничего не указывают. Тов. Хинчук скажет, я исполню, но нужно для этого меня авансировать, субсидировать. Как, сколько — неизвестно. Выйдет то, что, приняв это положение, мы должны будем создавать десятки комиссий, которые будут это устанавливать, и будут каша и кавардак.

Я не возражаю ни против одного пункта, но говорю, что это бесконечно мало.

По отдельным пунктам — не затронут вопрос о возможной игре железнодорожными тарифами. Необходимо, чтобы была соблюдена возможность минимального пробега. В старое время перевозка за 500 верст считалась убыточной. Но не исключает же это возможности, что для вывоза хлеба из пограничных районов мы можем установить другой, более низкий тариф. Мы же об этом не поднимаем вопроса. Затем встает сомнение в возможности 30-40% всего вывозимого количества дать пшеницей. Дать 30-40% с 225 млн пуд. пшеницей — я боюсь, будет слишком. Затем, вопрос о том, чтобы, связавшись с крестьянами, заинтересовать их так, как это делает Сельскосоюз, который, вывозя лен, мужику прибавляет за тот лен, который он хорошо продал. Таким образом крестьянин заинтересовывается в сдаче высоких сортов. Этого здесь тоже не указано.

Пригарин. Определенный план, финансовый и заготовительный, выработан. Разрешен вопрос о том, кто должен наблюдать за выполнением плана. Еженедельно с начала кампании, а теперь два раза в неделю [всеми организациями] представляются [Экспортхлебу] Госторгом данные о выполнении экспортного плана, и, в случае невыполнения, на экспортирующие организации производится нажим. Так что надзор за всеми организациями поставлен чрезвычайно жестко. Переходя к предстоящему экспорту хлеба, нужно подойти к вопросу со следующей предпосылкой: конъюнктура22 для нас чрезвычайно неблагоприятна. Цены упали на все без исключения хлеба. Например, цена на пшеницу упала с 1-го мая по 25-е июля на 19 коп. зол.<отом> на пуд и на рожь за то же время на 28 коп. [Это не зависит от того, что мы выступили на заграничный рынок.] Падение цен только в некоторой степени зависело от того, что мы выступили на заграничный рынок. Конъюнктура международного рынка вообще не благоприятна для сельскохозяйственной продукции.

Подходя к экспорту хлеба с точки зрения коммерческой выгодности, у нас возникает очень большое сомнение в осуществлении намеченного плана, благодаря тем накладным расходам, которые мы имеем. Тов. Куйбышев не говорит, не указывает, из чего надо исходить при исчислении расходов и из чего они слагаются. Я к своему заключению приложил совершенно точную, калькуляцию, каким образом эти расходы распределяются: организационные расходы — 4,6 коп., причем из этих расходов остается значительная прибыль. Все организации говорят: мы будем работать и за 3 коп.; как видите, 3 коп. очень небольшой расход, никогда в прежнее время заготовительный аппарат дешевле не стоил. Так что здесь сокращать как будто бы не представляется возможным. Но когда мы переходим к другим статьям расхода, которые не зависят непосредственно от экспорта, — картина получается поразительная. За кредит мы должны платить 7 коп. с пуда. Кредит дается из 10% годовых. Дальше идет 3/4 % единовременной комиссии и 5% за операции, связанные с инкассо23 и т.д. Железнодорожные тарифы по некоторым линиям увеличены в 2 раза. Погрузочные работы в портах вздорожали в 3—4 раза, и наконец, чрезмерный уравнительный сбор24, который ложится 6 коп, с пуда. Если надо сокращать расходы, то только по этой линии. Если мы к сокращению этих расходов не подойдем, то мы будем лишены возможности коммерчески выгодно вывозить нашу продукцию, потому что при этих исчислениях мы должны платить за рожь максимум 30 коп. До такой цены хлеб у нас опуститься может, но с политической точки зрения дальнейшее расхождение в индексах на сельскохозяйственную продукцию и промышленную, совершенно недопустимо. Эти ножницы еще более раздвинут свои концы. Это основной вопрос, и в этом отношении необходимо радикальное изменение всех железнодорожных тарифов, уменьшение процентов Госбанка и т.д. Вот это одна из основных задач, которая поставлена и которая должна быть разрешена.

Теперь я хотел бы остановиться на тех вопросах, которые затрагивают вопрос об организации экспортного дела в отношении фрахтования судов; почему я настаиваю на том, что фрахтовать должен тот, кто продает. Дело в том, что в контрактах о запродажах имеется целый ряд пунктов, которые надо соблюдать при фрахтовании судов.

Центральная Контрольная Комиссия в своем докладе отмечает целый ряд [расходов] дефектов, которые произошли вследствие того, что продавали одни, а фрахтовали — другие. Отрывать фрахтование от тех органов, которые продают — невозможно. Получается большой [отрыв] разрыв в операции, которая не может быть построена рационально.

Теперь относительно покупки своих пароходов.

Я считаю, что здесь очень большое недоразумение. Во-первых, сама цифра фрахта выражается не в 70 млн зол.<отых> руб. (стоимость фрахта), а в 18 млн золотых руб.

[Тов. Дзержинский] НКПС считает 25 [млн за пудшиллингов за тонну, а мы платим 16 от Черного моря до континента и 6—8 шиллингов от портов Балтийского моря. Таким образом получается в среднем: провоз от Черного моря 12 коп. с пуда, от Балтийских портов до континента — 4,5—5 коп. с пуда.

Теперь дальше. У меня имеется калькуляция рейса одного парохода, которая дает убыток на рейс в 400 ф.<унтов> стерл.<ингов> Я мог бы привести ряд цитат из [«Экономической жизни»] экономической прессы всего мира, где совершенно ясно подчеркивается, что стоимость [экспорта не покрывает тех счетов, которые здесь представленыэксплуатации судов не покрывает фрахт и судовладельцы несут убытки. На каждый рейс наш пароход должен потратить: приход — 3700 ф.<унтов>, расход — 4040 ф.<унтов> 17 ш.<иллингов>, несмотря на то что наши пароходы возвращаются почти пустыми, мы все же взяли 10% обратного груза, этим также объясняется, почему из русских портов фрахты дороже, чем на заграничных рейсах.

Мое предложение, чтобы специальная авторитетная комиссия этот вопрос проанализировала с точки зрения экономической целесообразности покупки своего флота. Вот все те основные вопросы, которые я хотел здесь подчеркнуть. В смысле внутренней увязки плана как заготовительного, так и железнодорожных перевозок. Они уже проработаны полномочной комиссией. С точки зрения финансового обеспечения заготовительных операций — они тоже обеспечены 44 млн, эта сумма при своевременном отпуске средств бесспорно достаточна. Когда мы подходили к этому вопросу, мы его тщательно анализировали, и я лично считаю, что 44 млн достаточно для того, чтобы провести эту операцию.

Сокольников* (*В экземпляре стенограммы с редакционной правкой имеется помета Л.З. Мехлиса: «Авторского просмотра речи не было. Корректура. Мехлис».). Я думаю, что если нам нужно было разработать и заслушать какие-нибудь данные относительно плана хозяйственного, который связывается с планом экспортных операций — мы его не получили. Дело идет вовсе не о перспективах той или другой организации, которой было дано задание вывести хлеб на государственные деньги. Конечно, это можно сделать. Мы даем деньги и хотим вывозить — это очень просто сделать. И тов. Красин докладывает — это сделано. Но каков результат этой операции и что нам это даст, об этом никакого намека в докладе т. Красина не было. Я сейчас в самых грубых чертах покажу, перед какой опасностью мы стоим. Мы имеем колоссальные расходы по приведению вывозного (наркомпродовского) хлеба в экспортное состояние. Мы действительно даем хлеб первого качества. Но ведь это «лучшее качество» — за наши же деньги. Ведь на это расходовались огромные деньги. Конечно, другие фирмы предпочитают продавать хлеб дешевле и худшего качества, но они на этом получают больше, чем мы. Расходы Наркомпрода на тот предмет весьма значительны — это не нужно забывать. Когда мы теперь рассуждаем о вывозе купленного хлеба, не нужно забывать, что мы будем вывозить за счет уменьшения денежной части налогов.

По данным калькуляции теперешних цен, покупных расходов и пр. выходит, что при последних продажах Хлебопродукт и Наркомпрод получили 28—29 коп. за пуд ржи. Примерно такую цену они получают. Значит, они сами должны покупать по 28-29 коп. Возможно ли это? Возможно. Это есть. Если Хлебопродукт будет покупать хлеб по 28 коп., то мы будем получать за пуд хлеба тоже 28 коп. Мужик платит столько денег, сколько стоит пуд хлеба. Таким образом, если цена будет снижена заготовляющими организациями — мужик на этом ничего не потеряет, пока он будет продавать тот хлеб, который он должен внести в налог, т.е. в пределах 200 млн пуд. хлеба. Мужик продаст пуд за 28 коп., но и внесет в налог 28 коп. Но это означает, что мы потеряли 28 коп. из своего налога. И за счет выплаты из налога мы даем возможность Хлебопродукту и другим организациям продавать хлеб за границей. Вот, значит, каким образом, будут покрыты расходы. Задание будет выполнено, но со значительным убытком для нас. Поэтому я считаю, что должна быть совершенно твердо намечена граница, в пределах которой финансовые операции ведутся. Мы должны установить минимальную цену. С другой стороны, нужно выяснить, при какой цене мы будем продавать хлеб за границу. Тут, товарищи, я должен привлечь ваше внимание к весьма существенному пункту, который забывается. Если довоенная цена на хлеб за границей была 80 коп. золотом, и если теперь эта цена не составляет одного рубля золотом, то мы теперь несем чистый убыток, продавая хлеб по рублю за границу.

Мы ведь имеем экспорт для чего? Мы имеем в виду ввоз хлопка для того, чтобы развернуть текстильную промышленность. Хлопок поднялся в цене почти вдвое. Раньше за границей можно было за пуд пшеницы купить пуд хлопка. В настоящее время мы, вывозя пуд пшеницы, сможем закупить по заграничным ценам не пуд, а значительно меньше, потому что цена хлопка поднялась значительно больше, чем поднимается цена хлеба, который мы вывозим. Поэтому всю операцию по вывозу хлеба нужно вести, установив, при каких условиях нам выгодно хлеб продавать и когда нужно задерживать и реализовывать у себя.

Есть моменты и другого свойства. Моменты политические. Необходимо определить, на какой убыток мы можем пойти и сказать себе: дальше такого-то убытка мы не пойдем.

Теперь вторая сторона вопроса. И если бы она была разрешена, то это внесло бы коррективы в первую часть. Мы имеем в виду ввоз. Это операция тоже должна быть прокалькулирована. Мы не имеем не только утвержденной программы, но не имеем и неутвержденной.

Красин. Нельзя было.

Сокольников. Вы обязаны были иметь. Мы можем вывезти хлеб за границу, продать его даже без прибыли, но если мы не обратим внимания на обратную операцию, т.е. закупку за границей тех товаров, которые стоят там дешево, а у нас дорого — мы не сможем наши убытки покрыть. Не менее важной частью нашего экспортного плана является наш импортный план.

Так вот основные моменты, которые совершенно необходимы. Это правильная калькуляция финансовых результатов, импортный план, и третий момент, который должен быть разрешен — это скорость оборотов25. Она связывается с вопросом об импортном плане. Госбанк ассигнует 35 млн. Экспортеры вывозят хлеб за границу, получают валюту. Эта валюта должна превратиться в банкноты. Если этого не произойдет, тогда кредит в 35 млн червонцами будет исчерпан в какие-нибудь 2 месяца. А так как обмена не будет, то либо затормозятся операции, либо будет предъявлено требование на дополнительный кредит. Но это будет означать банкнотную инфляцию. Если мы ничего не сумеем ввезти из-за границы, то мы будем стоять перед срывом всей этой кредитной операции, обесцениваем банкнотов, что ударит по всей этой операции.

Теперь относительно флота. От операции по закупке флота НКПС сулит золотые горы. Эти закупки будут тоже убыточными. НКПС добился здесь в СТО, несмотря на яростные возражения Пятакова и мои, удовлетворения его ходатайства. Его план закупки флота за границей был принят26.

Я думаю, что надо определенно иметь в виду: нам выгоднее сейчас платить фрахт, чем покупать суда. Ни одной копейки на покупку судов. А теперь под видом судов для экспорта будут покупать суда для Северного моря. Это характеризует замечательно все наши операции.

По поводу накладных расходов можно сказать, что накладные расходы будут на столько-то дороже, но для них нужно установить предел. А теперь положение нельзя спасти даже теми 7%, которые платятся. Я тоже буду поддерживать уменьшение процентов на кредит в Госбанке. Но эти 7% не спасут дела.

Я считаю, что положение с организацией экспорта ненормально, не выяснены основные моменты этой операции. Я думаю, что комиссия т. Куйбышева должна продолжить свою работу.

Пылаев* (* В экземпляре стенограммы с редакционной правкой имеется помета Л.З. Мехлиса: «Авторского просмотра речи не было. Корректура. Мехлис».). Те возражения, которые тов. Каменевым были изложены, относительно того, что комиссия неудовлетворительно ответила на вопрос составления экономического плана, я считаю правильными. Комиссия и не могла этого сделать, особенно при наличии того условия, что счетоводство по экспорту находится в связи с другими коммерческими мероприятиями этих учреждений. Если мы в промышленности начинаем подходить и говорить, что такое-то предприятие приносит убыток, а такое-то — доход, то мы в области хлебной торговли, где закупки производятся через крестьян, в этой торговле мы не можем назвать те точные цифры, которые сейчас дают.

Комиссия с первых же шагов натолкнулась на тот вопрос: насколько экономически прибыльно велись эти операции и каковы коммерческие перспективы дальнейших операций.

Мы ставили себе эту задачу, но выполнить ее не могли.

Вторая часть задачи, т.е. политическая увязка нашей промышленности с крестьянством, мы тоже не могли решить этот вопрос. Поэтому п. 8 о том, что счетоводство экспортеров должно быть поставлено отдельно — он приобретает очень большое значение. Вот факт. Сейчас в промышленности ни один директор не будет возражать против того, что такой пункт необходим. А вы здесь в области хлебной торговли находите возражения, например, тов. Калмановича, который говорит: «Отдельную отчетность мы поставить не можем, а требуйте от нас только отчетов».

Теперь, что мы достигали этим договором? Те предложения, которые делались товарищами Красиным и Пригариным, те вопросы, которые поднимались тов. Красиным, — они не охватили того круга вопросов, которые выявились здесь.

Комиссия ЦКК пока что в этой работе достигла того, что некоторые вопросы, действительно актуальные и основные, она выдвинула и заставила товарищей в организациях над ними подумать и заняться их разрешением. И те вопросы, которые выдвинуты тов. Красиным, они явились результатом нажима со стороны комиссии ЦКК, выпячивания ею этих вопросов на первый план. Вот каких результатов мы достигли. Но все те конкретные данные о калькуляциях, которые имеются, представляют собой сметные операции. Поэтому все они могут в известной степени браться как приблизительные, средние для тех или других операций, но не как твердые коммерческие расчеты.

Красин. У т. Сокольникова очень широкий размах. Он указывает в своей речи и упрекает нас, что у нас нет ни точного плана экспортных операций, ни точного импортного плана.

При наших условиях международного существования и нашем внутреннем положении я утверждаю, что представление точных планов являются чепухой. Мы можем строить только приблизительный план с обязательством перестраивать его чуть не каждую неделю. Поэтому Григорий Яковлевич* (*Сокольников Г.Я.) только [морочит голову] затемняет дело, пугая нас тем, что у нас нет точных планов. Их нет и у вас, в вашей эмиссии. И нет не потому, что вы не умеете считать, а в силу объективной невозможности. Вся Европа находится в состоянии такого чертовского хаоса, что никакого точного плана даже там быть не может. Откуда я могу знать, [будут ли какие-нибудь прибыли или нет] как именно пойдет хлебоэкспортная кампания. Это будет зависеть, например, от того, будут ли задерживать пароходы с хлебом из-за санитарного кордона в Дарданеллах или нет, и от иных других подобных причин. Если Турция или Антанта27 будут задерживать хлеб, у меня оборот будет один, а если...

Сокольников. Нельзя на Антанту все валить.

Красин. Примерную калькуляцию [для доклада], мы ее делаем и повторяем по мере изменения условий. Тут говорят о том, что эта калькуляция сметная, не основанная на опыте. Да ведь мы экспорта хлеба еще не имели.

Вы говорите: «Подайте нам реальную калькуляцию на основании опыта». У нас опытная калькуляция на основании продажи 31 млн пуд. хлеба есть. Это есть опытная калькуляция. Но эта опытная калькуляция нам для сегодняшнего дня уже не годится, потому что меняются условия.

Сокольников прав, указывая на опасность взимания Госбанком с хлебозаготовителей 7%. Но тогда зачем он позволяет Госбанку брать с нас эти 7%?

Я считаю, что государство должно пойти на некоторый риск убытка. Если же государство предпочитает всю свою прибыль уже заранее выкачивать как насосом, в виде разных поборов, комиссии Госбанка и проч., то что же вы тогда ламентируете28 по поводу малой пены, остающейся крестьянину. Скиньте ваши налоги, уменьшите сборы, и каждая эта золотая копейка будет прибавлена к той реальной цене, которую мы дадим крестьянину.

Теперь, что значит убыточный экспорт хлеба. Если мне нужен каучук или хлопок, который я не могу здесь купить, то хотя бы и невыгодно, я хлеб продать должен и купить на полученные деньги каучук и хлопок. Я считаю, что нам выгодно будет вывозить хлеб даже в убыток по отношению к довоенным ценам, потому что вся мировая конъюнктура изменилась коренным образом. Я считаю более правильным, не смущаясь калькуляцией, установить жесткую директиву — вывезти 225 млн пуд. во что бы то ни стало.

Мы должны пробить нашим хлебом политическую брешь — совершенно ясно. Предложение комиссии ограничиться экспортом из определенных районов — неприемлемо. Они взяли то, что было верно до мировой войны для определенных районов. Но до мировой войны были совсем другие условия. Сейчас дело стоит так: либо вы хотите 225 млн пуд. вывезти, хотя бы частью из дальних районов, либо вы нам ставите директиву не вывозить дальше 500 верст и тогда не пеняйте, если мы не вывезем всех 225 млн пуд.

Все, кто знают наши условия, говорят, что это невозможно. Мы пришли к выводу, что теперь при наших условиях назначать никаких твердых районов нельзя. Директиву ближней возки мы примем к исполнению, да ведь и каждый экспортер заинтересован в том, чтобы везти хлеб поближе. Но все-таки твердых директив в этом направлении дать нельзя, в частности и потому, что мы через Петроградский порт должны вывести максимум.

Теперь относительно гарантии затраты капитала частными организациями.

При продолжительности оборота, которую мы на основании опыта определяем около 2,5—3 оборотов за сезон — при таких условиях мы, как будто, выйдем с теперешним финансированием. Я согласен, чтобы вы дали директиву организациям, и мы будем их подтягивать, но реальные результаты сомнительны. Кампания развертывается медленно. Тут целый ряд моментов.

Вопрос о бонификации29, который был поставлен здесь т. Каменевым. У нас сделать это сейчас трудно. Для того чтобы провести бонификацию, нужно было бы произвести кое-какие предварительные работы. У нас была идея выдавать мужику за сданный хлеб известный и бесплатный бон с тем, чтобы потом, по выяснении результатов кампании данного сезона, он был оплачен. Но мы с этой задачей в этом году не справились.

Относительно [фрахта — крупногосоздания крупного флота. Сделаться сейчас хозяевами значительного флота — это для нас совершенно невозможная утопия, возникновение которой показывает, что наш НКПС даже не подошел к вопросу морского транспорта. Даже в довоенное время Россия прорабатывала на своих судах не больше 14% всех грузов, которые входили и выходили из наших портов. Можем ли мы теперь создать собственный флот для наших перевозок? Это невозможно. Особенно в наших условиях. Да и политически это опасно. Во время керзоновской истории30 наши корабли сидели в наших гаванях и не смели выйти. Работали только иностранные суда.

Если мы все наши перевозки захотим возить на своих судах, малейшее международное осложнение нас зарежет…

Сталин. Кроме вопросов об экспорте хлеба, здесь затронут и вопрос о НКВТ в целом. Поскольку тов. Сокольников сказал, что экспортный план нужно согласовать с импортным, он совершенно прав. Экспорт и импорт составляют две стороны одного явления и они не могут быть оторваны друг от друга. Это ясно. Но так как мы обсуждаем здесь в настоящее время только экспортную сторону по части хлеба, очевидно [этими] вопросами об НКВТ и его операциях в целом сейчас мы заниматься не можем. Может быть, на будущем заседании поговорим о НКВТ и его импортном плане. [Это вторая сторона дела.] Не прав т. Красин, когда говорит, что никакой импортно-экспортный план невозможен. [Неверно.] Приблизительный план осуществления необходим. У нас есть уже годовой план на 300 млн, но здесь не учтен экспорт хлеба.

Красин. На 500 млн.

Сталин. Теперь на 500 млн, очевидно, учли также экспорт хлеба. Необходимо было бы иметь общий план на год с учетом экспорта хлеба. Без этого действительно [и доклад, и положение дела] все наши внешнеторговые операции будут хромать.

Теперь, что касается экспорта хлеба в частности. Насчет отчетности прежде всего. Я думаю, что комиссия права. Если не выделить особой отчетности по экспорту хлеба, то мы будем работать все время вслепую. Государство тогда будет вслепую вертеть свою машину. Выделение отчетности по экспорту хлеба желательно с тем, чтобы мы могли знать, сколько мы выиграли, сколько проиграли и прочее.

Насчет финансирования. По-моему, экспортные операции надо [достаточно] финансировать честно. Если у нас решено вывезти 225 млн пуд., если т. Красин [на это идет, то мы добавляем] заявляет, что можно довести цифру до 250 млн пуд., если это так, то финансировать надо честно, без уверток, иначе мы все подорвем. Я имею уже сведения с Юго-Востока, что хлеба подвозится много, а денег нет. Этому надо положить конец.

Затем о тарифе железных дорог и портовых сборах. Тут надо снизить [и] тариф, нужно маневрировать. Почему нельзя будет в одной какой-либо части доходов транспорта поднять тариф, а в другой — поскольку мы всячески поощряем экспорт хлеба — понизить.

Теперь насчет того, как мы зафрахтовываем. Говорят, что на это уйдет 70 млн руб. Эта цифра мифическая. Нужно ее снизить, усилив конкуренцию между пароходными обществами. Нужно выступить единым фронтом и добиться того, чтобы фрахт обошелся дешевле. План НКПС о закупке пароходов не приемлем, ибо у нас нет на это денег. Если говорить вне времени и пространства, конечно, [лучше иметь свой план] лучше иметь свои пароходы, чем пользоваться чужими, но в данный момент план НКПС надо отбросить. Важно добиться того, чтобы в дальнейшем мы в вопросе о зафрахтовании могли активно действовать, ибо мы являемся покупателями услуг, и мы могли бы здесь командовать. Какие меры принимаются к тому, чтобы мы подняли конкуренцию среди пароходных обществ, этого вопроса докладчики не затронули.

Затем не затронули вопроса о том, какие меры должны быть немедленно предприняты НКВТ для парирования в дальнейшем тех ударов, которые идут с Запада в смысле ослабления нашего хлебоэкспорта. [Насколько некоторые такие меры принимаются? Тов. Куйбышев и тов. Пригарин говорили, что...] Существует план организации некоторых смешанных обществ31 с привлечением к делу хлебоэкспорта заграничного капитала. Это дело надо двинуть, чтобы некоторые капиталистические круги, закупающие хлеб, заинтересовать, разложив их фронт, и тем пробить стену, стоящую против нас. По этой части тоже ничего не сказали в докладах тт. Красин и Куйбышев.

Вопрос о ценах и о регулировании цен — это очень большой вопрос. Едва ли мы выросли настолько, чтобы могли по такому большому масштабу командовать ценами. Это серьезнейшая задача, которая перед нами стоит и которую мы едва ли разрешим в этом году.

Брюханов. Мне кажется, что основным недостатком доклада является то, что в докладе комиссии ЦКК совершенно не затронут вопрос о влиянии экспорта хлеба на внутренний хлебный рынок. Тов. Сокольников этого вопроса коснулся, но я думаю, что эта сторона должна быть более подробно рассмотрена и учтена. Мы экспортируем хлеб не только для того, чтобы получить в результате торговой операции прибыль, но вынуждены экспортировать и по состоянию наших хлебных ресурсов, и по состоянию хлебных цен на внутреннем рынке.

Что касается количества — 225 млн, то мне кажется, что для нас всех вопрос о том, не преувеличена ли эта цифра, бесспорен. Всем нам ясно, что это количество хлеба надо вывезти.

Теперь вопрос о состоянии цен на внутреннем рынке. [Это ясный вопрос.] Мы ставим себе вопрос об экспорте хлеба с целью повысить цену на крестьянском рынке. Тов. Сокольников думает, что мы снижаем эту цену, поскольку мы заставляем наши торговые организации принудительно вывозить хлеб и поскольку они, принудительно вывозя, уплачивают крестьянину низшую цену. Я сомневаюсь в том, удастся ли административным нажимом принудить торговые организации экспортировать хлеб, если это не дает им барышей. Но во всяком случае это не путь к обязательному снижению цен. Тов. Сокольников как будто склоняется к мысли, что в этом деле можно пойти по пути установления каких-то лимитов и что можно сказать хлебозаготовляющим организациям: «Ты не имеешь права платить крестьянину ниже такой-то цены». Я думаю, что пытаться идти по такому пути будет совершенной фантазией, не меньшей фантазией, чем попытка повышения рыночных хлебных цен путем назначения далеко опережающих рынок выпускных цен на хлебный заем. Подойдя таким путем к вопросу, НКФин уже установил такие цены на хлебный заем, по которым ни один крестьянин его не покупает.

Далее встает вопрос об уменьшении накладных расходов. Здесь на самом деле цифры чрезвычайно высоки. Эти 75 коп. накладных расходов, которые выставляются нашими хлеботоргующими организациями, слагаются таким образом, что 50 коп. падает на расходы, связанные с экспортировкой хлеба, около 10 коп. падает на всякие расходы, связанные с денежным кредитом, и около 15 коп. падает на расходы организационные и всякие другие. Где тут можно нажать? Может быть, и можно нажать на организационные расходы (они калькулируются примерно в 5 коп.: но одновременно с таким нажимом комиссия предлагает увеличить эти расходы, заставляя экспортную отчетность заводить как самостоятельную. Я припоминаю доклад тов. Попова, который указывал, кажется, в СТО, что в советских аппаратах на 7 работников приходится по одному счетоводу. Выделяя в особую рубрику счетоводство по экспорту хлеба, не создадим ли мы 15 бухгалтеров на 1 закупщика?

Вопрос о районах вывоза. Мне думается, что здесь о нем достаточно говорили. Установить сейчас такие твердые районы, как это предлагала комиссия, мне кажется совершенно невозможным и нежизненным. Я в частных беседах с т. Фоминым указывал, что, устанавливая пятисотверстные экспортные зоны, вы совершенно лишаете экспорта такие районы, как Самара, Саратов, Башкирская республика. Между тем они всегда вывозили пшеницу и овес, который шел преимущественно на Кенигсберг, Данциг и т.д. [Я могу указать] Комиссия указывает здесь на один разительный пример, это на вывоз некоторого количества проса из Тюмени. С точки зрения операции купли-продажи это нелепо, но с точки зрения состояния наших налоговых ресурсов это было не нелепо, а лепо до известной степени, потому что из Тюмени предназначалось к вывозу просо, которое поступило к нам стихийно по продналогу и за которое нельзя было выручить ни одной копейки в Тюмени, а если бы мы могли его продать за границу, оно бы уже «стоило», мы бы выручили за него далеко не одну копейку… Кстати, оно только предназначалось к экспорту, к продаже. Но заграничного купца не нашлось, и оно осталось пока что на месте, никому не продано.

Далее вывоз специфически государственного наркомпродовского хлеба. Наркомпрод сдавал хлеб Накомвнешторгу. Наркомвнешторг оперировал с этим хлебом, получал деньги, и НКФин должен был только получать от НКВТ эти деньги. Никто за этим наркомпродовским хлебом не следил, никакой калькуляции не было, и главным образом потому, что операция была разбита между тремя ведомствами. Мне кажется, что нужно в этот раз установить совершенно определенный надзор над этой операцией, возложив его ответственность на один орган, на НКПрод. Он не только должен очистить и погрузить хлеб, не только следить за его прибытием в порт, но и следить за сроками и условиями его продажи и за своевременностью поступления в казну вырученных сумм.

Наконец, относительно цифры 225 млн. Это цифра, утвержденная раньше Политбюро, поскольку был намечен вывоз 80 млн пуд. наркомпродовского хлеба. Сейчас цифра вывоза наркомпродовского хлеба повышена до 104 млн (согласовано с Госпланом и комиссией тов. Красина), и таким образом теперь общая цифра экспортного хлеба должна быть утверждена в 250 млн пуд. В части обязательств НКПрода эта цифра будет выполнена. Что же касается части обязательств других организаций, то, судя по теперешней конъюнктуре мирового хлебного рынка. Тут не обойтись без того, что придется принимать «меры», просить их «честью»...

Пятаков. Когда купец [защищается политическими мотивами] защищает свою торговую деятельность соображениями политического порядка, тогда ничего хорошего не выходит. Если т. Красин выдвигает в свою защиту, что экспорт хлеба преследует не столько решение коммерческих задач, сколько политических, то это неправильно. Здесь никто не говорил, что решающее значение для нас вывоз хлеба будет иметь только тогда, когда он поведет к тому, что цены хлеба для мужика будут высокими, только при таких условиях мы получим не только коммерческий, но и политический выигрыш.

Что нам теперь делать для повышения той доли цены хлеба, которая идет крестьянину? Цена эта распадается на три составные части: сумма, т.е. мировая цена, равна трем слагаемым: цены крестьянина, накладных расходов и нашей прибыли. На мировую цену мы воздействовать не можем [цену мужику мы поднять не можем], прибыль — приближается к нулю, следовательно, остается только сократить накладные расходы. Мы подходим к этому вопросу слишком свысока. Мы с уверенным презрением относимся к десятым и сотым копейки. Тов. Пригарин говорит: 4,5 коп., может быть помиримся на 3 коп. А полторы копейки на пуд это уже немало. Далее, он говорит, что на банковские расходы идет 7 коп. на пуд, а здесь упоминалась цифра 3 коп. Семь и три — разница. Если Госбанк берет 10% годовых, то, спрашивается, сколько раз в год обернется капитал. Ведь не один раз в год. Тогда получится уже не 10 коп. Вся эта калькуляция накладных расходов имеет для нас решающее значение и должна быть точно проверена.

Но одной теоретической калькуляцией делу не поможешь. Надо реально воздействовать на экспортеров, а для этого надо пустить в хлебоэкспортное дело частных конкурентов. Я считаю, что без частного конкурента мы не построим на деловых основаниях экспорта, не построим такой крупной хлебной организации, которая работала бы с минимумом накладных расходов. Я считаю построение крупной государственной хлебно-экспортной организации правильным. Однако сюда частного конкурента подпустить нужно. Скажем, если допустить иностранного экспортера в размере 10—15 млн пуд. хлеба, то ничего иного, кроме оздоровления нашего экспортного дела, не получится. Надо признать, что с этой калькуляции мы самостоятельно сдвинемся через несколько лет и быстрее сдвинемся, если допустим к экспортным операциям частного конкурента.

Квиринг* (* В экземпляре стенограммы с авторской правкой имеется помета: «Возвращаю и расшифровку. Это речь Клиринга. Просмотрев ее, я внесла (слово неразборчиво) исправления. 9/VIII — 23». Подпись неразборчива. В экземпляре стенограммы с редакционной правкой имеется помета Л.З. Мехлиса: «Автором речь не просмотрена».).На местах с этим вопросом сейчас еше большая неразбериха, чем здесь. Я должен сказать, что плана и порядка в этом деле у нас пока еще нет, и происходит это, как заметил т. Брюханов, потому, что у нас экспортный план не связывается с планом внутренней заготовки. А ведь это же одно и то же, потому что из общего количества закупленного хлеба на внутреннем рынке нам приходится какое-то количество передавать на внешний рынок (в данном случае 225 млн пуд.). И вот, повторяю, этот план не согласован.

Теперь относительно накладных расходов. Я знаю, что у нас Госбанк берет не 10, а 12% по договорам, которые он заключает на хлебоэкспортные заготовки, и от 20 до 40% прибыли, которая может получиться от этих операций. Тут получаются большие накладные расходы, а затем, я еще с этим вопросом недостаточно ознакомился, но некоторые товарищи указывают на то, что сейчас это кредитование идет в порядке многостепенности передач, т.е., что, скажем, Госбанк дает Всекобанку, Всекобанк дает Украинбанку, Украинбанк берет с сельского господаря32, а тот еще с низших. И таким образом эти процентные расходы увеличиваются до чрезвычайности. На этот вопрос надо обратить внимание и попытаться к нему подойти.

Теперь для меня не совсем ясно (правда, тут т. Сокольников напустил некоторого пессимизма, взял под подозрение все дело экспорта) — главнейшие накладные расходы — это железнодорожные. Может быть, они высоки, но тем, что мы пускаем хлеб по железным дорогам, мы же оживляем наш торговый оборот, это вносит оживление в хозяйственную жизнь.

Для меня не совсем ясно. Если эти лишние 50 млн пуд. сделают всю хлебоэкспортную операцию убыточной — зачем же их вывозить. Я думаю, что тут с этими районами надо дело более или менее просмотреть. Говорят, что у нас хлеб из Сибири не вывозился. Тов. Красин говорит, что надо вывозить, политически важно поддержать экспорт хлеба, но я думаю, что не в такой степени, чтобы для нас это оказалось убыточным.

Рыков. Я хотел бы коснуться замечания тов. Сталина относительно желательности организаций смешанных обществ. Вопрос о смешанных обществах должен быть поставлен в конкретных формах, иначе мы на внешний рынок не пробьемся. Надо тут дать кому-то подработать. [Ясно что] При выходе на заграничный рынок мы встретим ожесточенный бойкот, если не сумеем заинтересовать крупные капиталистические группы Запада. Необходимо вынести решение о желательности организации смешанных обществ по реализации хлеба за границей.

Теперь по вопросу о фрахтах. С точки зрения накладных расходов рассматривать вопрос об экспорте хлеба, т.е. подходить к нему с той точки зрения, получим ли мы от него убыток или будем торговать с прибылью, коммерческое решение вопроса совершенно невозможно. НКПС приходится возить с убытком. Убыток уменьшается: сначала был 14 млн, а теперь — 7 млн. [При определенной высоте факта есть возможность понизить.Тов. Куйбышев сказал, что есть возможность понизить фрахт. Математическая или коммерческая возможность? [КонечноНа мой взгляд, математическая — убыток пока останется. Теперь, где убыток нам выгоднее, по НКПС или по торговле хлебом? Я утверждаю, что по торговле хлебом убыток нам выгоднее, потому что он поднимает рынок, увеличивает движение ж.д. Иначе получится сокращение всей экономической жизни страны. Убыток по фрахтам, по элеваторам связан с недостаточной загруженностью ж.д. Загрузка может быть увеличена только с повышением движения грузов по железным дорогам в связи с экспортом хлеба, который, возможно, в первое время будет давать нам некоторый убыток. Лучше терпеть убытки по экспортным операциям, которые несут оздоровляющее начало в нашу экономическую жизнь, чем по НКПС.

[Теперь уменьшение фрахта. НКПС сократил фрахт.] Перевозки НКПС уперлись в цифры 11 или 12 тыс. вагонов. Топливные возможности теперь возрастают. [Если уменьшение убытка — это нужно вычислять в связи со всей обстановкой.] Если бы меня спросили, что нам выгоднее — терпеть ли убытки в порядке дотации НКПС или в порядке небольшого убытка от экспорта хлеба, то я предпочел бы второе, потому что оживляется вся экономическая конъюнктура. Что касается коммерческого плана, то я считаю, что составить его [и правильно исчислить] в точных цифрах невозможно: заграничные цены от нас не зависят. Что нам сулит экспортная операция — неизвестно. Она зависит, кроме размеров урожая и др. объективных условий, еще и от того, организуются ли торговцы, будут ли вести борьбу с нами, будут ли создавать объединения и т.д. и т.д. Всего этого учесть сейчас невозможно. Поэтому перспектива, которая сейчас имеется, в значительной мере условна. При ожесточенной борьбе Америки эти 225 млн пуд. мы будем вынуждены продать, хотя бы частью, с некоторым убытком.

[Мне тут нужно сказать, что] Преимущество наше должно заключаться в том, что [у них] за границей никакого плана нет, и меньше возможности какой-либо план иметь и осуществлять. [Наше преимущество перед Антантой несомненно. Наше преимущество должно быть в составлении ориентировочного точного плана. Им мы пробьем всю конъюнктуру заграничных цен.]

Теперь относительно общего плана НКВТорга. Тов. Красин не прав. У нас должен быть план по государственным заготовкам основных видов сырья. [Что касается плана НКВТ, то] Я, уезжая за границу, такое задание, составить план, НКВТ и Госплану дал. Они мне заявили, что речь идет о нескольких тысячах названий, которые будут меняться все время. [Мы условились, что целый ряд комиссий, в зависимости от директив, будет созываться и просматривать этот список.] Мы условились, что будет составлен ориентировочный план, который послужит основой в работе лицензионной и других комиссий в их практике внешней торговли.

Для того же чтобы составить план импорта и экспорта в точных цифрах и в точных названиях, надо на целый ряд месяцев засадить Госплан, и я не знаю, еще какие организации, за эту работу, которая будет опрокинута целым рядом непредвиденных обстоятельств. План же на вывоз хлопка, на вывоз нефти и других основных товаров у НКВТ уже есть. По основным видам сырья и электрификации это сделано.

По отношению к смешанным обществам — я считаю, вопрос встал.

Каменев. В 14-м пункте есть.

Рыков. Я считаю необходимым, чтобы активно Концессионный Комитет по этому вопросу за границей выступил и отчет сделал.

Куйбышев. Что касается накладных расходов, то я должен сказать, что по тем сметным калькуляциям, которые нам представлялись, абсолютно никаких выводов сделать нельзя. Мы считаем, что этот вопрос должен быть поставлен в центре работы Полномочной Комиссии СТО.

[Теперь вы говоритеКаменев говорил, что нами ничего не предлагается в области финансирования. Мы полагали, что в этой области сделано все, что необходимо. Мы полагали, что 9 и 35 млн достаточно для того, чтобы эту операцию совершить. Мы полагали, что добавочного финансирования [не нужно[ от государства не требуется, но необходимо выделение организациями из своих средств определенных капиталов в добавление к государственным средствам. Теперь вот относительно фрахтов, о которых говорил тов. Сталин — что мы имеем возможность все-таки диктовать некоторые условия. Вот у нас имеется предложение в п. 9-м: «В целях рационального использования перевозочных средств создать Бюро по перевозкам и фрахтам. Бюро должно опираться на существующие аппараты НКВТ, Доброфлота33 и Госпароходства34, не создавая собственных параллельных организаций». Тут по ошибке пропущено, что это бюро должно быть органом Полномочной Комиссии СТО. И оно должно командовать. Мне кажется, что лучше было бы, если бы это была Полномочная Комиссия СТО, а не Экспортхлеб, потому что она лучше может объединить. Полномочная Комиссия СТО может командовать с большим авторитетом.

То, что предлагал тов. Сталин, т.е. устроить конкуренцию между фирмами, которые владеют пароходами за границей, то это можно сделать тогда, когда у нас будет особый орган; при существующем же порядке, когда каждая организация, закупающая хлеб, она же и фрахтует, мы можем конкурировать только между собой.

Сталин. Что, советские люди не могут сговориться?

Куйбышев. У нас обыкновенно это так и бывает.

Дальше, относительно выхода на международный рынок и облегчения этого выхода. Для того чтобы разбить тот возможный блок, который будет против нас, пункт 14-й говорит: «Учитывая необходимость привлечения возможно больших капиталов на дело хлебного экспорта, поручить НКВТ, в качестве общей директивы, стремиться достигнуть соглашения с крупнейшими заграничными хлебными экспортерами относительно совместной работы по принципу смешанного общества и с условием кредитования русского экспорта хлеба».

Эта формулировка была дана тов. Красиным у нас на заседании комиссии. Я не возражаю против того, чтобы ее уточнить. Комиссией СТО уже начаты в этом направлении работы, имеются уже конкретные предложения. Тов. Хинчук пишет: «Со стороны кооперации не может встретиться возражений по вопросу о запродаже экспортируемого хлеба за границу крупным заграничным фирмам. У Центросоюза имеется конкретное предложение английских фирм по организации смешанного общества». Такие же предложения имеются и у тов. Красина. Непонятно, почему тов. Пригарин возражает против этого пункта так категорически.

Перехожу к вопросу относительно влияния на внутренние цены. Эта задача нами ставилась. Когда мы разрабатывали программу наших работ, мы кос-

нулись вопроса о влиянии на внутренние цены и мы принуждены были спасовать, потому что никаких материалов, на основании которых можно было бы проверить влияние этих цен на внутреннем рынке, не имелось. Комиссия ЦКК не могла иметь в этом вопросе никаких других материалов, кроме тех, которые имеются у ведомств, но и у ведомств ничего существенного не было.

[Теперь относительно перевозки хлеба на большие расстояния.] Тут, несомненно, положение трудное, поскольку мы впервые предпринимаем такую крупную хлебную операцию после недавнего неурожая и недавней разверстки и полного паралича хлебной торговли. Нельзя сейчас сказать, как повлияет на страну такой большой вывоз. Я думаю, что всякие ответы на этот вопрос были бы проблематичны.

Теперь относительно перевозки хлеба на большие расстояния. Мне кажется, что предложение, которые мы вносим, оно настолько гибко, что бояться того, о чем говорил т. Красин, не приходится. Полномочная Комиссия может маневрировать. Установление районов должно быть с учетом всех обстоятельств, с учетом возможности выполнения 225 млн пуд. Но считаю совершенно бесспорным, что хоть какой-нибудь план и порядок внести нужно, иначе мы будем встречаться со случаями, о которых говорил тов. [КрасинБрюханов, т.е. о вывозе хлеба из Тюмени и продаже на внутреннем рынке хлеба из близких к портам районов.

Накладные расходы. Совершено очевидно, что если говорить о понижении экспортных тарифов на хлеб, то только в том смысле, чтобы можно было определенно маневрировать на железнодорожном тарифе, т.е. повышать тариф в одних областях и понижать его на экспортный хлеб, но ни в коем случае не в ущерб государству. Тут нужна определенная тарифная политика, которая дала бы возможность, с одной стороны, тариф на хлеб понизить, а с другой стороны, не обидеть ни НКПС, ни государство.

Красин. По вопросу о смешанных обществах я не имел достаточно времени для доклада того, что в этом направлении уже делается. Надо различать, в каких странах нам смешанные общества не нужны и в каких необходимы. Например, в Германии: там смешанные общества для торговли хлебом нам совершенно не нужны. В Англии, наоборот, нельзя, по моему убеждению, без смешанных обществ успешно торговать хлебом. Тут у нас разногласие. Тов. Фрумкин и т. Пригарин, которые Англии не знают, знают условия германской жизни и с похвальной для среднего большевика смелостью говорят, что во всем мире можно самим торговать. Я [говорил] думаю, что это является результатом их незнания английских обычаев и английских условий. Я думаю, что смешанные общества в Англии нам будут нужны, по всей вероятности, они нужны будут и для Франции. Тов. Хинчук заключил соглашение с датчанами, которые дают кредит ему для закупки хлеба. Но кредит заграничный при отсутствии обеспеченного сбыта хлеба — это петля. [Я это твердо заявляю.] Если датское общество даст в кредит Центросоюзу крупную сумму, а он, вывозя свой хлеб за границу, не будет иметь там организации, которая обеспечит ему продажу этого хлеба, то эта мертвая петля затянется, и хлеб придется продавать за бесценок.

Сокольников. Вы всегда говорили, что все наше спасение в кредите.

Красин. В умном кредите, кредите при условий защищенного тыла, надо, чтобы кредит наверняка сопровождался продажей. Поскольку в Германии можете вести продажу прямо правительству или хотя бы через кооперативы, вам бояться нечего. В Англии самому торговать нельзя, можно попасть под фактический бойкот, и здесь придется образовывать смешанное общество. Я считаю, что Главный Концессионный Комитет [должен] может утверждать договоры таких обществ, но все переговоры по ним должны вестись НКВТ. Вот у нас имеется предложение фирмы Лоренс. Она ставит условием монопольную продажу на всю Европу. Мы этого ей дать не хотим. Мы хотим ограничиться Англией и Ирландией. [У меня смешанные общества собственно для Англии есть, я думаю, что они на это пойдут.] У нас ведутся переговоры и с французами, которые предлагают кредит на более тяжелых условиях. Есть возможность продавать через Дрейфуса35, но он [тянет за собойтребует комиссию 2%, это несоразмерно высокий процент. Всем этим я хочу сказать, что эта сторона вопроса не была у нас из вида упущена и что переговоры ведутся.

Теперь фрахты. Вы говорите о конкуренции. Разрешите вам сказать, что в этом году мы перевезли одного леса около 87 000 стандартов36. Мы [торговали] фрахтовали эти десятки пароходов через посредство лучшего пароходного общества, какое есть в Скандинавии — именно Бергенского Общества37с которым мы имеем смешанное общество. Там сидят наши люди. И по окончании этой навигации я представлю, надеюсь, вам доказательства, что наши [убытки были] переплаты на фрахте имели место лишь постольку, поскольку это объяснялось плохим состоянием наших портов, риском, что [грузы] суда застрянут из-за долгой выгрузки и нагрузки, а также тем, что в значительном большинстве случаев пароходы должны были идти [обратно пустыми] в один конец порожняком. Эта конкуренция судовладельцев. об использовании которой говорил т. Сталин, она чрезвычайно энергично [велась] использовалась нами в Англии при фрахтовке судов. В области фрахтовки судов для хлеба нам приходится считаться [вот с чем] с Госпароходством, и мы делаем это. Мы гарантируем полную загрузку его собственных судов. Некоторый разнобой у нас есть при фрахтовке в южных портах, особенно при фрахтовке обратного тоннажа — его надо устранить, сосредоточив ее в одном центре. Таким центром можно сделать и Полномочную Комиссию, но наиболее целесообразно было бы, чтобы фрахтовал грузы тот, кто хлеб продает, т.е. Экспортхлеб.Нельзя говорить об образовании какого-то коллегиального фрахтовального бюро. Кроме убытков, из этого ничего не выйдет. Можно провести последующий контроль, но самая фрахтовка должна происходить из единого органа, того органа, который хлеб продает, иначе будет волокита и убытки.

Теперь я настаиваю на необходимости принятия определенных мер в направлении НКФина, чтобы на НКФин по советской и партийной линии были наложены особые меры взыскания за неисполнение постановлений и налагался бы штраф за неисполнение и исполнение не в срок предписанных ему ассигнований. Не подлежит никакому сомнению, что он должен вернуть НКПС ту курсовую разницу между 900 000 и 750 000 руб., [которые он ему не дал] которая получилась из-за того, что он не выдал денег в срок. Нужно потерю на курсы взыскивать с НКФина, надо [принять такое постановление] потребовать, кроме того, указания, кто персонально ответственен за исполнение. Тогда все его чиновники будут подтягиваться.

[Каменев. Прения закончены. Тов. Куйбышев перередактировал свое предложение. Надо назначить комиссию для окончательной формулировки. Комиссию в составе...

Сталин. Каменев, Рыков, Куйбышев, Красин.

Каменев. Поручить тов. Куйбышеву созыв комиссии и обязать ее учесть, на основании стенограммы, те конкретные предложения, которые здесь были сделаны.

Разрешить тов. Сталину эти стенограммы раздать всем членам ЦКК.

Поручить тов. Рыкову наблюсти за быстрейшим составлением и прохождением в Госплане и других советских инстанциях импортные планы и не позже чем в 3-х ...срок внести доклад.

При организации экспорта иметь ввиду необходимость удовлетворения Туркестана пшеницей на заготовку хлопка]38.

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 424. Л. 1-45 (стенограмма с авторской правкой); Л. 46—91 (стенограмма с редакционной правкой); Л. 92—105 (стенографический отчет). Список присутствующих на заседании см. дополнение 13.

2 15 марта 1923 г., рассмотрев доклад зам. председателя СНК СССР А.Д. Цюрупы о ходе экспортных операций, Политбюро приняло решение: «Ввиду крайней важности операций по вывозу хлеба, имеющих и политическое значение, Политбюро признает необходимым специальное наблюдение за указанными операциями и назначает для этой цели специальную комиссию во главе с тов. Цюрупой. Все операции по продаже и экспорту хлеба по всей Федерации, в том числе Украине и пр. республикам, должны происходить по указаниям комиссии ЦК и под общим наблюдением Политбюро ЦК. Все распоряжения комиссии ЦК по экспорту хлеба должны приниматься соответствующими органами к безусловному выполнению». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 341. Л. 1-2.) 22 марта по предложению Цюрупы это решение было переформулировано следующим образом: «Ввиду крайней важности операций по вывозу хлеба, имеющих хозяйственное и важнейшее политическое значение, Политбюро признает необходимым специальное наблюдение за указанными операциями и поручает его т. Цюрупе, при котором образуется специальная комиссия. Все операции по продаже и экспорту хлеба по всей Федерации и союзным республикам должны исходить по указанию т. Цюрупы и под общим наблюдением Политбюро ЦК. Все распоряжения т. Цюрупы по экспорту хлеба должны приниматься соответствующими органами к безусловному выполнению». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 342. Л. 4.)

28 марта 1923 г. на заседании СТО РСФСР по вопросу о соглашении учредителей акционерного общества «Хлебоэкспорта» было принято решение: «...г) Предоставить Цюрупе и Красину войти в СТО с представлением о необходимости немедленного назначения Особой Полномочной Комиссии СТО в составе не свыше 5 чел., персонально назначенных для практической разработки и выработки соответственных законопроектов по неотложнейшим и важнейшим вопросам, в связи с организацией и развитием хлебной внутренней и экспортной торговли, для принятия всех мер, с нею связанных. В эту же Комиссию передать параллельно разрабатываемые в других комиссиях и разного рода учреждениях вопросы, относящиеся к кругу ведения этой Комиссии». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 87. Д. 66. Л. 7.)

31 марта 1923 г. зам. председателя СТО РСФСР А.И. Рыков от имени СТО подписал постановление об образовании Особой полномочной комиссии по восстановлению и развитию торговли хлебом. 4 апреля 1923 г. на заседании СТО РСФСР было утверждено Положение о комиссии и ее состав, с оговоркой о работе членов комиссии без замены заместителями. В Комиссию вошли: председатель комиссии Красин Л.Б., члены комиссии: Шейнман А.Л., Каганович Л.М., Лежава А.М., Брюханов Н.П. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 87. Д. 67. Л. 249, 259-260.)

3 Хлебопродукт — Акционерное общество по торговле хлебными и другими сельскохозяйственными продуктами, создано 14 мая 1923 г.

4 Центросоюз — Центральный союз потребительских обществ СССР и РСФСР. В связи с введением нэпа потребительская кооперация была выведена из подчинения Наркомата продовольствия, с осени 1922 г. перешла к организации снабжения в порядке открытой торговли.

5 Сельскосоюз — Всероссийский союз сельскохозяйственной кооперации, создан в 1921 г. Занимался объединением сельскохозяйственных кооперативов, организацией переработки и сбыта продуктов сельского хозяйства и т.д.

6 Госбанк — создан в 1921 г. в системе Наркомата финансов РСФСР, в 1923 г. был реорганизован в Госбанк СССР.

7 Всероссийский кооперативный банк был преобразован в феврале 1923 г. из банка потребительской кооперации.

8 Госторг — государственная экспортно-импортная торговая контора, созданная в августе 1921 г. в ходе реорганизации НКВТ РСФСР для проведения коммерческих операций. Госторг работал на коммерческих началах.

9 30 мая 1923 г. состоялось совещание по экспорту хлеба, созванное председателем Особой полномочной комиссии СТО РСФСР по восстановлению и развитию торговли хлебом А.Д. Цюрупой, а 4 июня 1923 г. на заседании Политбюро утверждены плановые расчеты хлебных заготовок как для экспорта, так и для внутреннего потребления по организациям, а также рассмотрен вопрос финансирования хлебозаготовительных организаций (см. дополнения 1, 2).

10 Речь идет о втором хлебном займе, выпущенном по декрету ВЦИК и СНК СССР от 22 марта 1923 г. на сумму 100 млн пуд. ржи. Облигации принимались в уплату продналога. Заем погашался с 1 ноября 1923 г. по 1 марта 1924 г., причем в связи с завершением денежной реформы в 1924 г. — только деньгами.

11 Вопросы финансирования хлебозаготовительных операций рассматривались Политбюро также 4, 9, 14 июня 1923 г. (см. дополнения 2, 3, 4).

12 30 апреля 1923 г. СТО утвердил устав акционерного общества Экспортхлеб, созданного для продажи хлебофуражных продуктов за границу от русских экспортеров, хранения, транспортировки и сдачи этих продуктов заграничным покупателям (СУ. 1923. № 23. Ст. 103).

13 См. дополнение 6.

14 О реорганизации внешнеторгового аппарата и связанных с этим межведомственных столкновениях см. дополнения 4, 5, 7—11.

15 АРКОС (All Russian Cooperative Society Limited, с 1922 г. — ARCOS Ltd.) — акционерное общество. Учреждено в Лондоне в июне 1920 г. по английским законам советской кооперативной делегацией и зарегистрировано как частная кампания с ограниченной ответственностью. Выступало в качестве представителя советской внешнеторговой организации, осуществляло экспортные и импортные операции.

16 Доклад комиссии ЦКК (В.В. Куйбышева) по вопросу о предстоящем в 1923/24 г. экспорте хлеба в фондах РГАСПИ обнаружить не удалось. В фонде В.В. Куйбышева сохранился только первый лист этого документа. (РГАСПИ. Ф. 79. Oп. 1. Д. 259. Л. 1.)

17 Фрахтование — заключение договоров на международные перевозки грузов или пассажиров.

18 Фрахт — плата за перевозку грузов или пассажиров различными видами транспорта, главным образом морским.

19 Коносамент — документ, содержащий условия договора морской перевозки. Наиболее распространен во внешней торговле. Выдается перевозчиком отправителю после приема груза к перевозке, служит доказательством приема груза и удостоверяет факт заключения договора. Коносамент является товарораспорядительным документом, предоставляющим его держателю право распоряжения грузом.

20 Варрант — документ, выдаваемый владельцу товара при сдаче его на склад. Варрант является видом, т.к. владелец товара может продать или заложить его.

21 Вероятно, имеется в виду решение Политбюро от 4 июня 1923 г. См. дополнение 2.

22 Конъюнктура — сложившаяся экономическая обстановка, временная ситуация, характеризующаяся совокупностью показателей, отражающих состояние мирового хозяйства или хозяйства страны, региона или рынка товара в определенный период.

23 Инкассо — банковская операция, при которой банк по поручению клиента получает причитающиеся последнему денежные суммы на основании денежно-товарных или расчетных документов.

24 Уравнительный сбор — сбор, при уплате которого по условиям фрахтования судно освобождается от диспача в порту погрузки. Диспач — премия за досрочную погрузку или выгрузку судна, которая выплачивается владельцем флота порту.

25 Скорость оборотов — количество оборотов определенной части активов предприятия за год. Для расчета числа оборотов капитала выручка от продаж делится на среднюю стоимость капитала.

26 6 июля 1923 г. на заседании СТО РСФСР было принято решение об удовлетворении ходатайства НКПС о разрешении Госторгфлоту приобрести за границей 8 пароходов для Северного пароходства в среднем по 30 000 т каждый (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 87. Д. 68. Л. 31).

27 Антанта — военно-политический союз Великобритании, Франции и царской России. Формально союзные отношения между странами были закреплены после начала Первой мировой войны. В данном случае имеется в виду руководство Великобритании и Франции.

28 От итальянского слова ламенто — жалоба, плач.

29 Бонификация — в гражданском праве надбавка к установленной договором цене, если поставлен товар более высокого качества. Наиболее часто применяется во внешней торговле.

30 Имеется в виду меморандум английского правительства советскому правительству от 8 мая 1923 г., составленный министром иностранных дел Великобритании Дж. Керзоном и получивший название «Ультиматум Керзона». Ультиматум содержал ряд требований: под угрозой полного разрыва отношений Англия потребовала от СССР в 10-дневный срок отказаться от антибританской пропаганды в Иране и Афганистане, отозвать советских дипломатических представителей, которые вели эту пропаганду из этих стран, выплатить компенсации за репрессивные действия против английских граждан и др.

31 Смешанные общества как один из видов акционерных обществ, при котором партнером частного капитала выступает государство, привлекали иностранный капитал для заготовки экспортных товаров внутри страны, сбыта их за границей и ввоза предметов, необходимых для восстановления народного хозяйства. Действовали под контролем Наркомвнешторга.

32 Речь идет о Всеукраинском союзе «Сельский господарь», который был центральным органом в системе сельскохозяйственной кооперации Украины.

33 Доброфлот (Добровольный флот) — российское и советское морское судоходное общество, основанное на добровольные пожертвования в 1878 г. После революции, интервенции и Гражданской войны многие суда Доброфлота оказались за границей, и Советское правительство добивалось их возвращения через суд. В 1922 г. Доброфлот был возрожден. В 1925 г. был включен в состав Совторгфлота.

34 Руководство водным транспортом в этот период осуществлялось через государственные пароходства (Балтийское, Северное, Черноморско-Азовское, Каспийское), учрежденные в 1922 г. в системе НКПС.

35 Фирма «Dreyfus» основана в 1850 г. в Париже швейцарским банкиром Луи Дрейфусом. Изначально она включала в себя банкирский дом и зерноторговую контору. В начале XX в. превратилась в мощный международный концерн, состоящий из банка в Париже, фирмы по торговле зерном, мукомольных, маслобойных, хлопкоочистительных и других промышленных, а также транспортных предприятий в ряде стран Европы, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Фирма «Dreyfus» занимала одну из ведущих позиций в мировой хлебной торговле.

36 Стандарт — единица измерения пиленого леса.

37 Бергенское общество — одна из самых крупных пароходных фирм Норвегии того времени.

38 Решения Политбюро, принятые по результатам заседания 2 августа 1923 г., см. дополнения 13, 14.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.