Доклад тов. Брюханова и Чуцкаева (Комиссия ЦКК). 16 августа 1923 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1923.08.16
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 87-100
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 425. Л. 1—20 (стенограмма с авторской правкой); Л. 21—41 (стенограмма с редакционной правкой); Л. 42-45 (рассылочный экземпляр).

Доклад тов. Брюханова. 16 августа 1923 г.1

[Разрешите в докладе коснуться общих вопросов.] Я не буду в своем докладе касаться всех тех вопросов, которые затрагивает доклад ЦКК2, а коснусь только более общих вопросов, которые имеют [громадное] наибольшее финансовое и политическое значение.

Прежде всего перед налоговыми аппаратами Наркомфина и Наркомпрода правительством была поставлена задача собрать 600 млн пуд. ржаных единиц3. Эта задача была поставлена перед всеми нашими техническими органами, и нам поручено было составить проект взимания налога с таким расчетом, чтобы 600 млн пуд. были собраны полностью. Учитывая обычные льготы [на недосев] на те или иные бедствия, учитывая льготы отдельным группам, было принято, что мы должны составить таблицу взимания из расчета [заготовления] предъявления 732 млн пуд., т.к. рассчитывали, что 18% должны будут пасть на всякие недоборы. Причем этот расчет был составлен на средний повсеместный урожай. Теперь картина урожая уже в достаточной степени выяснилась. Если мы возьмем данные ЦСУ на первое августа, то мы увидим, что балльная оценка урожая только в одной республике, имеющей весьма и весьма малое значение в нашем бюджете, в Горской республике и в Кабарде — определяется цифрой три, во всех других [странах] губерниях и районах она ниже. В северной части Европейской России, в Сибири и Киргизии она ниже балла 2.

При таких условиях мог бы быть поставлен вопрос о понижении общего задания. Однако мы до настоящего момента при разверстке разрядов урожайности между отдельными губерниями и областями не допускали такого толкования создавшейся обстановки, и (я не буду об этом умалчивать) путем надбавок к баллам урожая, не всегда достаточно обоснованным, в конце концов мы достигаем того, что у нас разверстана, в смысле предъявления налога, вся та цифра, которая должна была быть разверстана, т.е. 732 млн. Но разница тут получилась такая. В то время как по наркомпродовскому району в РСФСР мы должны были разверстать, предъявить налогоплательщикам требование на 376 млн пуд. ржаных единиц, — мы предъявляем им приблизительно 371 млн пуд., т.е. 5 млн пуд. недопредъявляем. По наркомфиновским районам РСФСР — северному и промышленному — мы должны были предъявить 105 млн, предъявим, очевидно, 94 млн. Тут еще не закончено установление разрядов урожайности. Таким образом, недопредъявлено будет 11 млн. Наконец, по Туркестану, вместо 18 млн по постановлению Совета труда и обороны предъявлено 12,5 млн. Эти районы — РСФСР и Туркестан — дают в общем [понижение] недопредъявление на 22 млн пуд. Согласно постановлению Политбюро цифра Украины в смысле предъявления повышена с 210 млн пуд., рассчитанных на средний урожай, до 232 млн4. Таким образом за счет Украины балансируется общая цифра предъявления — 732 млн.

Есть ли гарантия, что при предъявлении этой цифры будет собрана цифра в 600 млн пуд.? По-моему, нет. Цифра скидки в 18%, благодаря плохому урожаю, является недостаточной. Во [крайних] многих случаях освобожден будет больший процент, и таким образом у нас, в смысле осуществления этой цифры 600 млн, будет недополучено, по моим расчетам, примерно, 25 млн. Не более 575 млн ржаных единиц могут быть получены благодаря повышению скидки с 18 до 22% в среднем. Теперь позвольте перейти к оценке этой цифры. Из 574 млн, предполагаемых к получению, на районы РСФСР и Украины, за исключением Туркестана, Закавказья и Дальне-Восточной области, падает до 548 млн. Если исходить из оценки валовой продукции зернофуражного урожая по последним данным ЦСУ, которые определяются в 2 960 000 000, то мы видим, что к изъятию путем единого сельскохозяйственного налога предполагается 18,5% всей полевой продукции. Это несомненно процент очень тяжелый.

Сталин. Не считая других отраслей сельского хозяйства?

Брюханов. Да, да, не считая животноводства и других. Если же мы эту среднюю попытаемся развить по губерниям и руководиться теми же самыми данными об определении валовой продукции ЦСУ, то выйдет, что по отношению к отдельным губерниям, в частности к центральному земледельческому району, процент будет 25 и даже выше. В некоторых же случаях этот процент будет понижен до 14—15. На Украине он составит 16% продукции полеводства. [В других же районах эта цифра достигает до 25%.]

Теперь я перехожу к тем предложениям, которые делает комиссия ЦКК по общим вопросам. Она обращает внимание на тяжесть налога и вносит предложение, уже принципиально принятое ЦК, о понижении налога на маломощные хозяйства5. В общем и целом распределение этого налога по группам крестьянских хозяйств, в сравнении с прошлогодним единым натуральным налогом, дает заметное повышение на маломощные группы. Это объясняется тем, что прошлые налоги наркомфиновские [в значительной степени являются] (подворный, трудгужналог. общегражданский) были разверсточными, падающими на хозяйство, на едока, на душу, на десятину, независимо от мощности хозяйства, и благодаря этому унифицирование привело к повышению тяжести обложения низших групп. Особенно тяжело обложение падает еще на самые высшие группы, где подчас мы доходим до того, что мы изымаем из кулацких хозяйств до [40] 40—60% их зерновой продукции. Я беру только полеводство.

Я повторяю, что налог не может считаться легким. Он, несомненно, тяжел, и перед нами встает вопрос: не необходимо ли понижение и каким путем нам идти. Я считаю необходимым подчеркнуть, что в декретах РСФСР и Украины о сельскохозяйственном налоге6 в самом начале была уже определенная разница. Именно декрет РСФСР предусматривал освобождение от налога бесскотных хозяйств, при урожае до 45 пуд. с десятины, полностью в том случае, если они обеспечены землей до одной четверти десятины на едока, а при низшей урожайности до [30] 35 пуд. [кажется] и в случаях обеспеченности землей. до полудесятины на едока. Украинский декрет никаких освобождений бедняцкому хозяйству не предусматривал, и самые бедные хозяйства облагались налогом совершенно независимо от урожая. В этом отношении встает вопрос о необходимости распространения льгот на бедняцкие хозяйства Украины. Я сегодня получил телеграмму, что ВУЦИК и Совнарком Украины уже приняли ряд льгот, а именно: допущено освобождение по индивидуальным ходатайствам маломощных хозяйств с обеспеченностью до одной четверти десятины на едока, а также полное освобождение бесскотных хозяйств при первых шести разрядах урожайности в случае их обеспеченности землей на едока — до трех четвертей десятины в губерниях Донецкой, Екатеринославской и Одесской и до полудесятины в остальных губерниях.

Это даст некоторое облегчение Украине, но по отношению к особенно сильно обложенной части Союза (это центральная земледельческая полоса), мне кажется, должен встать тот же самый вопрос; мне кажется, что он должен встать и по отношению к неурожайной северной части. Тогда нужно идти дальше и распространить эту льготу на всю территорию Союза, раз уже ЦК в принципе признало необходимым пойти навстречу маломощным хозяйствам. В этом направлении мною изготовлено предложение, идущее по линии, указываемой и комиссией ИКК. Это предложение сводится к тому, что я предлагаю общим декретом по всему Союзу освободить [от налога все хозяйства, имеющие обеспечение.] в 1923—24 г. от уплаты единого сельскохозяйственного налога все крестьянские хозяйства, обеспеченность коих облагаемой землей определяется не более полудесятины на едока, а также те из крестьянских хозяйств с обеспеченностью до трех четвертей десятины, кои не имеют скота.

Политический эффект это даст громадный. По моим расчетам это даст картину такую: по РСФСР это даст по наркомпродовскому району освобождение 16% всех хозяйств, по наркомфиновскому району — не менее 24% всех хозяйств, по Украине — 19%, по Белоруссии — 28%. Это, если брать среднюю для всего Союза, даст освобождение 18,81% всех хозяйств.

Рыков. А насколько уменьшит это налог?

Брюханов. По РСФСР по наркомпродовской части налог к предъявлению уменьшится на 5 200 000, или на 1.5%, по наркомфиновской части — на 3,5 млн, или на 3,5%, по Украине на 9,5 млн, или на 4%. В общем и целом это даст по Союзу 18,5 млн ржаных единиц по отношению к предъявлению. К получению это будет значительно меньше, поскольку всякие льготы падают в первую очередь на бедняцкие хозяйства; я предполагаю, что это даст уменьшение поступления налога с 575 до 562—563 млн, т.е. реальное уменьшение будет примерно на 12 млн пуд. А в то же время мы получим громадный политический эффект, поскольку освободим бедняцкое население от тяжести налога, поскольку освободим от налога в среднем до 20% всех хозяйств. Распределение этой скидки по районам, конечно, будет неравномерное. В некоторых районах, в Крыму например, это даст 28% всех хозяйств и освободит совершенно главным образом татарские хозяйства. Таким образом, это пойдет там и по линии национальной.

Эта льгота даст большое освобождение по Белоруссии; это даст свыше 25% освобождения в Сибири и Киргизии, наиболее нуждающихся в помощи.

Это основное предложение, которое мною делается о порядке предоставления льгот маломощным хозяйствам.

Теперь я коснусь еще некоторых из тех общих вопросов, которые затрагивает доклад ЦКК. Вопрос об установлении разрядов урожайности. Поскольку мы имели твердые задания разверстать 732 млн и собрать 600 млн, мы при установлении разрядов урожайности руководствовались, конечно, теми материалами, которые поступали с мест, но мы вынуждены были идти на определенную надбавку, отчасти вполне доказанную и вполне правильную, отчасти диктуемую соображениями фискального характера. Пожелание, высказанное комиссией ЦКК, в случае его точного проведения в жизнь, должно будет войти в противоречие с постановлениями, которые были приняты здесь: разверстать 732 и взять 600 млн пуд. Если мы точно будем им руководствоваться, то мы этого не сделаем.

Принцип установления оплаты ржаной единицы. Постольку, поскольку вы поручите нам проведение в жизнь пожеланий ЦКК о точном соответствии денежного эквивалента для ржаной единицы с рыночными ценами, постольку мы будем иметь недобор налога по другому признаку. Мы предполагали, что 600 млн ржаных единиц должны будут войти в бюджет в качестве 360 млн золотых руб. при оценке ржаной единицы в 60 коп. Поскольку мы будем ржаную единицу оценивать по рынку в 35 коп., мы получим не 360, а 200, а может быть и меньше, это будет зависеть от рыночной конъюнктуры цен. Таким образом то предложение, которое вносит ЦКК, есть колебание твердой цифры прихода в золоте, которая нам намечена.

Я не буду останавливаться на прочих пожеланиях, которые делает ЦКК. В большинстве случаев они приемлемы. Есть некоторые поправки, которые следовало бы внести, но на них останавливаться, по-моему, сейчас не стоит. Отмечу только, что в смысле улучшения политического состава персонала, проводящего в жизнь налог, в этом направлении нами все время работа велась, и кое-что достигнуто, например, сибиряки свидетельствуют, что аппарат в Сибири в значительной степени освежен. Еще один момент — агитация. В докладе говорится о том, что Наркомфином и Наркомпродом ничего не делается для агитации среди крестьянства. Это неверно или, может быть, устарело: мы вот уже девять брошюр отпечатали и всюду рассылаем.

Владимиров. В дополнение к докладу тов. Брюханова я хотел бы отметить еще несколько моментов, которые касаются или районов Наркомфина, или финансового вопроса. Прежде всего относительно техники. Если для Наркомпрода этот вопрос не имеет большого значения, то для нас это вопрос громадной важности. Мы решили таким образом. В отношении Урала приемочные функции будут находиться в ведении уполнаркомфина, но путем перевода этих функций на хозяйственный расчет, причем стоимость налога там обойдется примерно 7—8%. Что касается восьми губерний, то мы заключили договор с Хлебопродуктом, в силу которого даем 14,5% франко-станция7 и 12% франко-заготовительная контора. Что касается других губерний, то все технические функции взяли на себя губисполкомы, и мы даем около 10% и больше в зависимости от губерний. Затем еще один крупнейший вопрос, это вопрос о сроке. Дело в том, что сбор всего единого сельскохозяйственного налога, цены, по которым можно реализовать, будут зависеть от того, как урегулируем вопрос о сроках платежа. Мы постановили установить три срока с таким расчетом, чтобы первый срок был 1 октября, второй срок — ноябрь и декабрь, третий срок — начало будущего года. Но тут я подхожу к вопросу о связи между налоговой и заготовительной кампанией. Мы получили уже от 10—15 губерний телеграммы, в которых заявляют, что если не будет отпущено денег на заготовку хлеба, то нет уверенности, что денежная часть налога будет выполнена, и этот вопрос связывается с вопросом о заготовительном плане. К сожалению, до сих пор нельзя было увязать заготовительного плана с налоговым. [Но такая опасность приближается, и мы дали директиву, что придется увеличить некоторую часть этого налога.] Более серьезный вопрос, это вопрос о переводе ржаной единицы на денежные знаки. Сложность вопроса заключается в том, что придется делать это возможно чаще, особенно часто это делать нельзя, придется раз в две недели, придется взять справочные цены ЦСУ, государственной заготовительной организации. А если принять во внимание...

Рыков. А централизация?

Владимиров. [Централизация будет, там по каждому] Установление губернских цен будет в центре, но губисполкомы за два-три дня до изменения срока должны сообщать свои предположения о ценах. Трудность в том, что в пределах одной губернии цены резко разнятся, и поэтому [в пределах губернии цены видоизменяются с таким расчетом, чтобы общая цена осталась одна по губернии.] губисполкомам предоставляется право установления уездных цен с тем, что общегубернское поступление равнялось по утвержденной центром цене. Но тут вопрос связан с моментом падения курса рубля. Когда здесь говорят о тяжести налога, то не упоминают, какое влияние может оказать эмиссионный налог на крестьянство8. Если принять во внимание, что крестьянство должно в порядке единого сельскохозяйственного налога дать крупные денежные_ суммы, что, кроме того, сейчас значительная часть хлеба экспортируется и [очевидно, произойдет обесценение и] у крестьян могут скопляться обесцениваемые дензнаки — поскольку это так, то тяжесть эмиссионного налога будет падать в значительной степени на крестьянство, ибо заработную плату и расчеты по бюджету мы переводим на исчисление в червонцах. Что касается крестьянства, то здесь ни наши хлебозаготовительные конторы, ни другие организации не принимают активных мер по распространению хлебного займа9. Мы пытались это сделать в порядке финансирования хлебозаготовок, но организации отказались. Я обращаю внимание Политбюро, что этот вопрос, вероятно, в ближайшее время, как только начнется сбор налога, станет необычайно остро, ибо крестьянство будет находиться под тремя ударами: под ударом эмиссионного налога, под ударом возможно невысоких цен на хлеб и под ударом высоких промышленных цен. Поэтому положение очень тяжелое. Я возражаю против предложения тов. Брюханова. Оно, может быть, звучит очень приятно, что мы освободим 24% хозяйств, и в конечном счете это будет стоить пустяки. Между тем, если проследить данные поселенных списков10 по отдельным губерниям, то мы убедимся в полнейшем несоответствии того, что имеется. Две губернии, близкие друг другу, очень разнятся по поселенному списку, так что в одной губернии это составляет 28% всего хозяйства, а в другой губернии — 8. В Гомельской губернии, например, 28%, а в Смоленской примерно около 9—10%. Самара и Саратов также разнятся между собою по поселенным спискам по размеру мелких хозяйств. Если мы преследуем определенную политическую цель, она может быть достигнута тем, что мы освобождаем определенный процент крестьянских хозяйств, скажем, 15%. Это процент очень большой, и этим достигается большой эффект. Поэтому если предоставить губерниям такое право освобождать низшие разряды, но с таким расчетом, чтобы не больше 15% хозяйств и не больше 4% налога, то мы дадим возможность губерниям более свободно варьировать, чем если примем общий декрет по всей России, несмотря на ее разнообразие, ибо слишком большая разница в районах. Недаром Украина пошла осторожнее, чем мы по предполагаемому декрету. Я должен предупредить, что все эти расчеты, которые имеются на 600 млн пуд., 570 и т.д., они не реальны. Если мы пойдем на такие широкие уступки, то недоимочность будет, несомненно, увеличиваться. Это имеет крупнейшее значение с точки зрения сбора. Второе, будем ли иметь по 60 коп. за пуд, это неизвестно. Пока что заготовительные организации слабо приступают к работе. У нас нет уверенности, что мы соберем по 60 коп. с пуда. У нас обсуждался этот вопрос в Совнаркоме и было сомнение. Поэтому если пойдем на такие уступки по данным поселенного списка, если освобождаем значительные группы хозяйств по районам, кроме того, должны учитывать, что цены могут быть ниже 60 коп., если принять во внимание, что значительная часть нашего хлеба пойдет за границу, то могу вас уверить, что от единого сельскохозяйственного налога могут остаться только рожки да ножки, тем более что значительную часть налога мы уже съели. Облигаций выпустили уже [очень много и много съели] на 100 млн пуд. Таким образом перспектива очень серьезная, и поэтому необходима максимальная осторожность. И когда ЦКК предлагает, чтобы наши налоговые работники проявляли бы максимальную законность, это очень хорошее дело — максимальная законность, но существует закон существования государства, и если это будет понято на местах, что нужно проявлять осторожность, то от сбора налога будет очень мало. Поэтому мы просим резко подчеркнуть другую мысль: наряду с максимальным выполнением законности*(*Правка внесена Л.З. Мехлисом) — существует единый сельскохозяйственный налог, который нужен государству. Второе, относительно точного определения урожайности. Это звучит очень хорошо, но кто определяет урожайность? Если мы доверимся сведениям ЦСУ, вы думаете, будет действительная картина урожайности? Ее нет. Она чрезвычайно снижена. Всем известно, как доставляются и кем доставляются эти сведения. Они доставляются людьми, связанными с крестьянской жизнью, и поэтому такая директива в нынешнем году может быть чрезвычайно опасной.

Рыков. А пробный обмолот?

Владимиров. Многое зависит в этом отношении от того, как и кто пробный обмолот будет производить. Поэтому мне кажется, учитывая все эти моменты, нужно проявить максимальную осторожность, само собою разумеется, относительно скидок. Необходим такой путь, чтобы освободить в первую очередь первые две группы бесскотных хозяйств, затем дать возможность дальнейшего освобождения с таким расчетом, чтобы было освобождено около 15%, но не больше [5%] 4% *(*Правка внесена Л.З. Мехлисом) общей суммы налога. Это устроит. Вот, мне кажется, главнейшие моменты, на которых необходимо было бы остановиться.

Доклад тов. Чуцкаева (Комиссия ЦКК)

После того как тт. Владимиров и Брюханов отказались [здесь] от своего мнения, которое ими выражено было ранее и приведено в нашем докладе11, мне нет необходимости здесь обосновывать и доказывать необходимость расширения льгот плательщикам сельскохозяйственного налога. Но я думаю, что расширение льгот [сделать] следует провести именно таким путем, как предлагаем мы в докладе и т. Брюханов, т.е. путем издания общего декрета, потому что это будет иметь политическое значение, поскольку коснется большой части плательщиков. Тов. Брюханов [сказал] доказал уже, что финансово-экономическое значение этой меры не будет настолько значительным, чтобы можно было опасаться, что общий сбор налога понизится так сильно, что это значительно ударит по интересам казны. Но я думаю, что даже и тех предложений, которые делает т. Брюханов, в настоящее время было совершенно недостаточно. Ведь те меры, которые предлагает т. Брюханов, понижают общий сбор налога на 2,5% и захватывают 18% хозяйств. Для обеспечения политического значения меры важно увеличить оба эти процента. Кроме того, надо принять во внимание, что сбор налога, вообще говоря, протекает таким образом, что на местах значительное количество недоимщиков сосредоточивается именно в низших разрядах [по] урожайности. Следовательно, декретное освобождение [значительного] большего количества маломощных плательщиков поведет к тому, что сбор налога будут производить правильно, обеспеченнее по результатам, и процент недоимочности так или иначе понизится. Это также необходимо принять во внимание, когда будем подходить к разрешению вопроса о том, до каких разрядов нужно пойти в распространении льгот. Соображения, которые высказывал здесь т. Владимиров, что эта мера не является в достаточной степени [успешной] обоснованной, что она может выйти за пределы, [которые приводятся] намеченные т. Брюхановым, [мне кажется] — эти соображения не совсем правильны потому, что вычисления, предложенные тов. Брюхановым, основаны не столько на предположительных статистических [данных] сведениях, [а на данных предположительного свойства, но не на тех данных, которые были при проведении налога в прошлом году.]сколько на данных фактического проведения налога в прошлом году. Наркомпродом издана целая книга о том, как был проведен в прошлом году продналог, в которой все сельские хозяева разгруппированы по фактической выплате налога, и поскольку дело касается проведения [такого] аналогичного прошлогоднему налога, на деле вполне является обеспеченной достоверность исчислений, которые приводит т. Брюханов. Его цифры поэтому можно считать доказанными. Однако я думаю, что, отправляясь от них, можно подойти к тому, чтобы спроектировать теперь снижение налога, по крайней мере, до 5%. Для этого потребовалось бы распространить льготы не только на три группы бесскотных хозяйств, о которых говорил т. Брюханов, но привлечь и четвертую и пятую группу бесскотных. Тогда возможно было бы считать, что те результаты, которые получаются, будут иметь в достаточной степени сильное и большое политическое значение. Я думаю, что и по экономическим соображениям такая мера была бы в значительной степени необходимой. Здесь приводили, что в настоящих условиях взыскание налогов, именно в тех размерах, о которых [говорилось] говорил т. Брюханов, захватывает от 18 до 25% общей полевой продукции. О таком размере изъятия общей продукции, конечно, можно вполне определенно говорить, что поскольку она ляжет огромным бременем и на мелкое хозяйство, эта мера была бы в высшей степени [политически] экономически невыгодна [и поэтому проведение ее и распространение ее до 5% было бы более целесообразно]. Насколько имеет значение распространение льгот именно на низшие хозяйства, показывают и проведенные комиссией ЦКК бюджетные обследования. Правда, эти бюджетные обследования не распространились на большое количество хозяйств, но даже в небольшом размере они весьма показательны. После проведения налоговых кампаний предыдущего года и прошлого года оказалось, что средние и сильные крестьянские хозяйства в 1923 г. не снизили размеров своего посева, а иные даже увеличили. Маломощные же хозяйства в этом году не имели возможности удержаться на том размере посева, как это было в прошлом году, а посеяли меньше. Это определенным образом говорит, что применение льгот для маломощных хозяйств является совершенно необходимым и не только политически, но и экономически. Я не буду на этом останавливаться далее, поскольку и тт. Владимиров и Брюханов соглашаются с этой мерой. [Но без сомнения льгота является необходимой по тем соображениям, как я говорил, так и искусственного повышения налога будем избегать.]

Однако значение этой меры необходимо подкрепить также и тем, что мы будем избегать искусственного повышения налога. Искусственно сельскохозяйственный налог повышается прежде всего тем, что сознательно увеличивается разряд урожайности. Здесь т. Пятаков бросил замечание, что сведения ЦСУ об урожайности являются заведомо сниженными. К такому заключению однако нельзя прийти. Эти сведения отвечают действительности потому, что они даются не лицами, которые заинтересованы в снижении государственного налога, а даются агентами государственной власти, агентами НКПрода и НКФина, т.е. теми учреждениями, которые заинтересованы не в снижении налога, а в повышении. Поэтому говорить о том, что эти цифры являются заведомо сниженными, не представляется возможным. [Теперь] Далее говорят: кто же будет устанавливать урожайность, дача указаний на места может повести к получению неверных цифр. Правда, основные цифры урожайности даются на местах, но, в конце концов, ведь налоговая урожайность устанавливается здесь в центре и, следовательно, дача определенной директивы, чтобы она сознательно не повышалась, никакой опасности преуменьшения не представит. Следующий способ повышения налогового бремени на крестьянство, это способ установления эквивалентности цен. Тов. Владимиров уже приводил, по существу, вполне основательное мнение о том, что цены на хлеб не могут в ближайшее время достигнуть такой высоты, чтобы они обеспечили достаточный их уровень. Но те материалы, которые мы имеем, показывают (я получил об этом доклад [нашего] представителя РКИ), что в настоящее время [происходит явление, что эти цены на хлеб устанавливаются] эквиваленты ржаной единицы междуведомственной комиссией запроектированы в значительно повышенном размере. Например, по целому ряду губерний [по которым]  цены установлены в пределах 60—70 коп. и даже рубля с пуда для Крыма. Такие цены вырабатываются комиссией, они еще не утверждены и пойдут в Совнарком.

Каменев. Таких цен не существует.

Чуцкаев. Но комиссия устанавливает именно такие цены. Вы правильно говорите, что их не существует, поэтому, чтобы крестьянину внести определенный денежный налог, нужно будет продать вдвое больше хлеба. Следовательно, опасность чрезмерного увеличения [цен] денежного эквивалента натуральной части налога достаточно велика, чтобы иметь потребность несколько ограничить в этом отношении стремление тех ведомств, которые идут к тому, чтобы эти цены повысить. Теперь вопрос о разделении налога на натуральную часть и на денежную опять-таки может отразиться таким образом, что спроектированный налог фактически в значительной степени будет повышен. На местах при обследовании товарищи, сидящие в исполкомах, и даже рядовые крестьяне всюду подчеркивали эту полную зависимость. Все ясно себе представляют, что можно было бы увеличить [цены] денежную часть налога за счет натуральной, но при условии полной обеспеченности покупки хлеба. Тов. Владимиров говорит, что по тем губерниям, которые обслуживаются НКФином, существует полное убеждение, что организованная закупка хлеба невозможна потому, что там нет денег, а деньги из центра дать мы не можем. Поэтому перевод большого количества натуральной части налога в денежную форму будет вести к тому, что крестьяне должны будут перепродать значительную часть продукции для пополнения этого налога частному скупщику по повышенным ценам. Таким образом, эти методы искусственного повышения налога, т.е. сознательное повышение разрядов урожайности, повышение эквивалента денежной налоговой единицы и неправильное распределение между денежной и натуральной частью налога, являются настолько серьезными, чтобы Политбюро была дана определенная директива органам, которые будут их устанавливать, в смысле максимального самоограничения.

Рыков. Считаете ли вы данные ЦСУ об урожайности сниженными?

Чуцкаев. Относительно данных статбюро12 я считаю, что они не понижены, а будут отвечать действительности, поскольку в определении урожайности участвуют не добровольцы, а только государственные органы, заинтересованные в высоте налога. Мне хотелось бы дальше остановиться на соображениях, которые высказаны т. Владимировым относительно того, что соблюдение максимальной законности является опасным моментом в смысле обеспечения полного сбора налогов. Те сведения, которые мы собрали на местах, и те, что были собраны ранее РКИ, показывают, что по некоторым губерниям процент плательщиков, подвергнутых [определенной] судебной репрессии или административному наказанию в прошлом году, при взыскании единого продовольственного налога, достигает 12% всего количества плательщиков, причем эта цифра не окончательная, т.к. наше обследование определенно установило, что статистика, которая ведется в этом отношении НКПродом, является неправильной и неполной. Мы обследовали только центральные губернии, где проводилась продовольственная политика значительно мягче и, если там подвергалось значительным репрессиям такое большое количество плательщиков, то мы знаем, как проводилась эта [политика] тактика в Сибири, [где старые воспоминания о набегах становых приставов при взыскании недоимок представляются, вероятно, некоторым благом и желательным фактом, а вовсе не таким страшным, каким рисовалось оно прежде]. Поэтому, мне кажется, дать твердо установленную директиву о том, чтобы максимальная законность при взыскании налога была соблюдена, является необходимым. Только постольку, поскольку твердая линия ЦК будет взята, постольку возможно будет удержать органы, взыскивающие продналог, в определенных законных рамках, возможно будет достигнуть такого результата, чтобы каких-нибудь совершенно нелепых [наложений] злоупотреблений не производилось и в этом отношении. Мы точно так же стоим на том, что ЦК должна быть дана жесткая директива относительно сбора продналога в 100%.

Сталин. Это тоже законность.

Чуцкаев. Да, но соблюдение законности при взыскании налога не должно выпадать, а должно быть определенным образом подчеркнуто, чтобы создать условия достижения смычки с крестьянством. Я не буду останавливаться на предложениях, которые были сделаны нами в докладе, потому что, вероятно, мы перейдем к постатейному их чтению, а считаю возможным ограничиться в своем слове этими общими замечаниями.

Чубарь*. (*В экземпляре стенограммы с авторской правкой имеется помета Л.З. Мехлиса: «Речь т. Чубаря изъята, а приложена к комплекту речей перепечатанных».) Я хотел обратить внимание на необходимость скидок. Эту меру мы у себя провели, исходя из соображений, что кроме этого единого налога у нас есть еще недоимки, которые нужно собрать. Волостные сборы дадут — 25 млн, недоимки — 8 млн, и затем мы совершенно не застрахованы от того, что не будет сборов. У нас школьная сеть существует на договорных началах с крестьянством. Мы считаем, что будет несколько сборов, около 15 млн. Так что около 220 млн крестьянство должно будет заплатить. Это почти вдвое больше, чем в прошлом году. В прошлом году мы собрали 124 млн пуд.

Рыков. А денежная часть?

Чубарь. Это все, и денежная часть в переводе на золото.

Теперь при освобождении вот этих низших безлошадных хозяйств, хозяйств без рабочего скота, по градации — сколько на едока приходится — эта мера политически дает нам очень большой плюс, потому что бедняцкие хозяйства будут чувствовать, что какие-то льготы есть. На крестьянство середняцкое у нас ложится налог в 30%, так что те, кто будет платить и кто в состоянии платить — будут платить 30%. В отдельных случаях будут платить 50%. В Донецкой губернии по разным разрядам по налогам будут платить 21 % валового сбора, а практически эта цифра может подняться до 25% и даже до 40%. Уже имеются случаи. У нас все губернии протестуют и присылают материал. Есть отдельные материалы, которые показывают, что придется 75% брать из отдельных хозяйств при определенном сочетании 75% полевого сбора.

Сталин. Почему только полевого?

Чубарь. Другой исключается. Эта площадь, на которой скот пасется, она ничего не дает, не дает и дохода. Ну, даст молока ребятишкам, но не дает ни масла, ничего другого. А между тем за одну корову мы кладем лишних десять фунтов, а за корову и лошадь мы кладем лишний пуд.

Теперь перспективные выполнения этого налога. Мы думаем, что 180 млн мы постараемся дать, но можно будет дать, если хлебозаготовительные операции пойдут быстрым темпом. У нас хлебозаготовительные операции абсолютно никаких перспектив не имеют. Деньги запоздали. В отношении  выгод мы не имеем ничего. Никто не знает, куда хлеб пойдет. Хлеб покупаем и складываем на склады. Вукоспилка получила хлеб, и он лежит. Ни в каких заграничных операциях украинский хлебэкспорт участия не принимает. Вот из 20 млн, которые запроданы Германии, мы не знаем, сколько пойдет на нашу долю. При таких перспективах, конечно, крестьянство денежные части не уплатит. Затем еще хлебный заем. [Аренда там 70.] Цена на рожь в Донбассе 35 млн пуд.* (*Так в документе) Получается большое несоответствие, и крестьянство, конечно, захочет хлебом скорее сдать, чем деньгами. Тут еще целый ряд моментов. Я считаю, что та мера, которая принята на Украине и которую мы провели, она фактически не снижает, но политически это абсолютно необходимо. И это, я думаю, полезно было бы провести по территории всего Союза.

Сталин. У меня несколько вопросов. Во-первых, нельзя учитывать только [полевую продукцию] продукцию полевого хозяйства, надо учитывать общую валовую продукцию всего сельского хозяйства, включая все отрасли последнего. Мы берем налог [общехозяйственный и имеем все отрасли хозяйства. А это не упоминается. Это неправильно.] со всего сельского хозяйства, а не только с полевого. Этого почему-то не учитывает тов. Брюханов при исчислении процентного отношения налога к сельскохозяйственной продукции, что, конечно, неправильно. Очевидно, это делается для того, чтобы повлиять на воображение членов Политбюро и напугать высотой процента. Известно, что общая валовая продукция сельского хозяйства, а не только полевого, больше 4 млрд золотых руб., а полевая продукция гораздо меньше. А если взять установленную у нас сумму общего сельскохозяйственного продналога — 600 млн ржаных единиц, или 420 млн золотых руб., то в отношении ко всей валовой продукции [и всего валового хозяйства] это составит не больше 10%, а не 18% [вы оперируете с 18%. Это неправильно]. Надо брать общую валовую продукцию всего хозяйства, а не только полевую. Тогда картина получается совершенно иная.

[Еще я имею следующий вопрос.] Во-вторых, целый ряд губкомов [приезжают и] заявляет, что они просили бы разрешить им, не [снижая даже одного пуда] уменьшая общего [валового] налога с губернии, с них причитающегося, дать им возможность [делать] самим [регулирование] маневрировать, передвигать разряды так, чтобы с несостоятельных слоев населения перекладывать налог на более состоятельные слои. [Саратовцы, самарцы и другие заявляли.]

Рыков. Между уездами и разрядами?

Сталин. Да. между уездами и разрядами. Я хотел спросить, нельзя ли на этой почве [что-нибудь сделать] пойти навстречу местам, или, может быть, это опасно. [Я не знаю.] Что говорит нам на этот счет практика? [Но я имею целый ряд заявлений.]

Теперь о законности. Конечно, законность нужна. Но законность выражается у нас не только в том, чтобы не обижать крестьян при сборе налога, но в том, что надо полностью собрать налог. Если полностью не собран налог — нарушен закон [по-моему.] Вот из чего надо исходить при проведении законности.

Еще один вопрос насчет [аппарата] ЦСУ. Очень многое зависит у нас теперь от статистического аппарата. Без ЦСУ и его органов мы не можем двинуться вперед ни на шаг. Между тем эти аппараты больше чем не укомплектованы подходящими элементами внизу, в губерниях, да и в центре. Даже совсем наоборот. Разве вы не знаете, что [масса случаев говорит, что] статистические аппараты преуменьшают доходы крестьянства, преуменьшают потому, что они состоят сплошь и рядом либо из элементов, [враждебных] не сочувствующих Советской власти либо связанных с кулацкими элементами. [Это не надо в протокол вносить.] Нельзя ли предложить ЦКК заняться специально вопросом об изучении и проверке аппаратов ЦСУ сверху донизу? Начать это дело следует. В этом году мы едва ли что-либо успеем. Те данные, которые представлены тов. Брюхановым, они пойдут как данные. Насколько они правильны, я [сомневаюсь] не знаю, но других данных у нас нет. Тов. Владимиров в этом совершенно прав. Но для будущего необходимо принять целый ряд решительных мер, теперь же для того, чтобы аппараты ЦСУ улучшить, снабдив их истинно государственными, объективными людьми. Может быть, предложить ЦКК выделить специальную комиссию, или, может быть, поручить этой же комиссии, [потому что это касается налогов,] изучить и проверить аппараты ЦСУ сверху донизу и выработать ряд мер в смысле улучшения, в смысле обеспечения в [духе] этих аппаратах достаточного влияния истинно государственных элементов, и коммунистов в частности. Пора этим делом заняться. От ЦСУ у нас зависит все, что касается хозяйственной работы, а между тем мы этим аппаратом не занимаемся и его не улучшаем.

Что касается общих предложений, то я думаю, что придется издать декрет в духе, изложенном тов. Брюхановым с тем, чтобы процент скидки повысить. Если у вас к взиманию предполагается 575 млн, нельзя ли довести эту цифру до 550, чтобы скинуть не 2%, а 3,5—4%. Это имело бы большое политическое значение, и это следовало бы принять.

Каменев. Я согласен с т. Сталиным. Говорить по болезни не могу. Предлагаю принять в принципе необходимость понижения до 550 млн пуд, в типе т. Брюханова, с тенденцией т. Чуцкаева, поручив пересмотр конкретных предложений (тут их нельзя читать по статьям) комиссии таким же способом, как мы поступили с экспортхлебом. Привлечь нас троих, т. Владимирова и Комиссарова. А здесь только принять директиву о понижении.

Рыков. Я думаю, что в этой комиссии или еще где-нибудь нужно обсудить вопрос об установлении цен. С установлением цен на хлеб у нас невиданная путаница и волокита. [Потому что] Тов. Владимиров под именем децентрализации установления цен разумеет систему получения сведений с мест. Когда я спросил — нельзя ли централизовать — он мне сказал: «Можно». Нам губисполкомы будут докладывать, а мы будем решать. Это вовсе не централизация. По отношению к тем областям, которые организованы в области, [в части федерации и т.д. и не централизуются] надо идти еще дальше, т.е. предоставлять им самим устанавливать с последующим извещением нас. [Потому что] Если [действительно доходит до того, что] мужик продает хлеб по 30 коп., а в налоге считают, что он продает его по рублю, тогда ведь он в три раза больше должен будет продавать хлеба, и налог увеличивается в три раза. Если татарину в Крыму нужно внести денежную часть налога, и он продает хлеб по 30 коп., а Наркомфин считает, что он продает по рублю — ведь все же наши соображения о законности летят к черту. Система т. Владимирова [выливается в бесконечную волокиту] грозит большими осложнениями. [Здесь на деле] Для Украины, Северного Кавказа, Туркестана, а также для Крыма нужно идти на децентрализацию, чтобы сами они [решали и утверждали] устанавливали цены под контролем центра.

Второй вопрос — это согласование плана заготовки хлеба и взимания налога. Без этого мы сорвемся везде и всюду, вплоть до губерний, которые лежат около Москвы. Если крестьянин не сможет продать хлеб для того, чтобы внести налог, тогда мы будем иметь бесчисленное количество осложнений. Такого согласованного плана заготовки хлеба и взимания налогов у нас нет. Нужно, чтобы календарный план, согласованный во всех главнейших частях, был бы представлен на рассмотрение и правительством утвержден.

Третий вопрос — это относительно рассмотрения и обжалования. Тут путаница невиданная. Два Совнаркома, два ЭКОСО, комиссии и ЦК эти вопросы обсуждают. Наиболее шустрые люди, вроде Саид-Галиева, приезжают сюда сразу в количестве от пяти до 12 чел., делают разверстку, — кто из них будет обрабатывать какое учреждение, в один день рассыпаются по Москве и вечером собираются и подводят итоги, где что прошло. Внести какой-нибудь порядок здесь необходимо. В один и тот же час Саид-Галиев был у меня, условился об одном, его товарищ был в Президиуме ВЦИК. Там ему сказали, что так как Крым часть РСФСР — не угодно ли через Совнарком РСФСР. А Совнарком, весьма вероятно, затребует мнение ЭКОСО РСФСР. И так как все эти органы находятся в процессе организации, то раньше будущего урожая никакого ответа Саид-Галиеву по этому поводу не получить. Нужно установить твердый порядок рассмотрения обжалования о взимании продналога для всех частей федерации.

Я хотел задать т. Владимирову еще один вопрос. [Вы сделали разверстку, до начала следующего года, до следующего урожая. Есть у вас там и] Какое установлено соотношение сроков между поступлением натуральной и денежной части налога? [Здесь две души.] У НКФ борются по этому вопросу две души. Одна настаивает, чтобы отсрочивать взимание натуральной части налога и дать возможность хлебозаготовляющим органам хлеб закупить, и крестьянину вырученные деньги внести в качестве денежной части налога. Но тогда попадает под риск натуральная часть налога, т.к. крестьянин, продав значительную часть хлеба, в конце года не сможет натурналог внести. [И самые цифры цены ржи играют громадную роль, так как составляют громадную часть бюджета.] Согласованные сроки поступления натуральной и денежной части налога — они должны быть рассмотрены или Правительством, ЦК, или в одном из правительственных центральных учреждений и в смысле ориентировочного плана должны быть утверждены13.

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 425. Л. 1—20 (стенограмма с авторской правкой); Л. 21—41 (стенограмма с редакционной правкой); Л. 42-45 (рассылочный экземпляр). Список присутствующих на заседании см. дополнение 1.

2 Материалы обследования ЦКК РКП(б) деятельности наркоматов финансов и продовольствия см. дополнение 2.

3 7 мая 1923 г., рассматривая проект декрета о едином сельскохозяйственном налоге, Политбюро установило «твердую цифру единого сельскохозяйственного налога, реально подлежащую внесению, в 600 млн пуд. ржаных единиц». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 350. Л. 2.) Ржаная единица являлась весовой мерой исчисления натурального налога, равной пуду ржи. Несмотря на исчисление налога в натуральных показателях, его взимание производилось частью натурой, а частью в денежной форме. Первоначально согласно постановлению Политбюро от 12 апреля 1923 г. стоимость пуда при взносе налога в денежной форме определялась в 70 коп., а при взносе в натуральной форме в 60 коп. (Там же. Д. 347. Л. 3.) Однако постановлением Политбюро от 7 мая 1923 г. это централизованное определение цены было отменено. (Там же. Д. 350. Л. 2.) На заседании Политбюро 16 августа 1923 г., стенограмма которого публикуется, обсуждался вопрос о возможности децентрализованного метода установления цен ржаных единиц для определения денежной части единого налога.

4 2 августа 1923 г. на заседании Политбюро было принято решение: «а) Определить размер единого сельскохозяйственного налога на Украине в предстоящем налоговом году в 232 млн предъявления и 176 реального поступления; б) Предложить Каменеву подписать декрет о налоге на Украине от имени СНК СССР...» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 369. Л. 2.)

5 В решении Политбюро «О едином сельскохозяйственном налоге» от 7 мая 1923 г. признавалось «в принципе желательным и политически целесообразным освобождение самых беднейших групп крестьянства от налога». Специально созданной комиссии поручалось разработать этот вопрос применительно к отдельным районам. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 369. Л. 2.)

6 Декретом ВЦИК и СНК РСФСР от 10 мая 1923 г. «Об едином сельскохозяйственном налоге» вместо налогов, взимаемых в 1922/23 г. с сельского населения (единого натурального, трудгужналога, подворно-денежного, общегражданского и местных), вводился единый сельскохозяйственный налог. Налог исчислялся в пудах хлеба и взимался частью натурой, частью деньгами (СУ. 1923. № 42. Ст. 451). 27 июля 1923 г. ЦИК СССР принял декрет «О льготах крестьянам в связи с введением единого сельскохозяйственного налога» (СУ. 1923. № 88. Ст. 859.)

7 Франко — вид сделки купли-продажи, при которой в цену товара включаются расходы по его страхованию и доставке в место, указанное договором.

8 В условиях денежной реформы так называемые совзнаки, подлежащие обмену на червонцы, быстро обесценивались по отношению к червонцу. Это обесценивало денежные доходы, получаемые крестьянами, и фактически повышало размеры их денежных налогов.

9 22 марта 1923 г. был принят декрет ВЦИК и СНК РСФСР «О втором внутреннем краткосрочном хлебном займе» на общую сумму до 30 млн пуд. ржи в зерне. В июле 1923 г. было принято решение о дополнительных займах на 30 и 40 млн пуд. ржи в зерне (СУ. 1923. № 24. Ст. 278; № 90. Ст. 883).

10 Поселенные списки составлялись раз в две недели и фиксировали размер налогов крестьянских хозяйств со всех видов получаемой продукции. Списки утверждались на заседании исполкома.

11 См.: «Замечания НКФ и НКПрода по докладу Комиссии ЦКК, обследовавшей Наркомпрод и Наркомфин» (дополнение 2).

12 Статбюро — низовые звенья ЦСУ РСФСР в 1918—1923 гг. (губернские уездные и городские статистические бюро при исполкомах Советов).

13 Решения Политбюро, принятые по результатам заседания 16 августа 1923 г., см. приложение 1 и дополнение 1.

Приложение 1

Предложения Комиссии Политбюро ЦК РКП(б) по сельскохозяйственному налогу, принятые 18 августа 1923 г.

( Утверждены Политбюро, протокол № 26, п. 9).

1. Признать необходимым предъявить к получению 690 млн пуд., вместо ранее предъявленных 730 млн пуд. (5% скидки).

В общий декрет о льготах внести указания об освобождении бесскотных хозяйств из первых трех групп по землеобеспеченности с тем, что если означенная скидка по отдельным районам не достигнет вышеуказанных 5%, то порядок дальнейшей скидки в пределах 5% также, как и общий порядок проведения льгот, поручить разработать тт. Брюханову, Владимирову и Комиссарову в понедельник 20 августа и внести на утверждение СНК во вторник 21 августа после предварительного просмотра этих предложений тт. Каменевым и Рыковым.

2. Дать твердую директиву Наркомфину и Наркомпроду в определении эквивалентов оплаты продуктовой единицы деньгами для взноса денежной части налога проявить особую осторожность и настойчивость в достижении наибольшего соответствия устанавливаемого эквивалента рыночной высоте цен, причем средние цены, даваемые из центра губисполкомам, могут ими варьироваться по уездам и районам с тем, чтобы была соблюдена средняя погубернская цена. НКФ и НКП устанавливают средние цены на основании данных ЦСУ и получаемых с мест.

3. Ввиду того что в проведении для сельского хозяйства налогового обложения создается уже некоторая устойчивость, позволяющая перейти к более или менее правильному налоговому хозяйству, предложить Госплану, НКФи-ну и Наркомпроду обсудить вопрос о возможности перехода от шкального обложения крестьянства к проведению более твердых начал подоходного обложения.

4. Признать абсолютно необходимым согласовывать налоговую работу НКФ и НКП с закупочно-заготовительной работой хлеботорговых организаций, для чего ввести представителя НКФина в состав Полномочной комиссии СТО по восстановлению и развитию хлебной торговли, предложив последней представить в СТО согласованный с хлеботорговыми органами календарный погубернский план заготовки хлеба в 1923—24 г.

5. Предложить НКПроду и НКФину представить ЦК список тех губерний, где налоговый аппарат наиболее слабо укомплектован коммунистами с тем, чтобы от имени ЦК разослать губкомам надлежащую директиву.

6. Предложить НКПроду и НКФину в срочном порядке выяснить лежащие на населении недоимки по налогам, установить из них безнадежные к поступлению, разработать меры их ликвидации и наметить порядок взыскания вновь образующихся недоимок для укрепления в населении строжайшей налоговой дисциплины.

7. Предложить НКПроду и НКФину дать твердое разъяснение местным органам о недопустимости произвольного сокращения сроков взноса налога и издать по этому вопросу твердые правила.

8. Предложить НКФину выработать с НКПродом и НКПС правила о порядке кредитных перевозок по железнодорожному и водному транспорту всех грузов государственных учреждений, состоящих на бюджете, так, чтобы была избегнута задержка в использовании транспортных средств и максимально обеспечен интерес НКПС в своевременности получения провозных плат.

9. Предложить НКПроду и НКФину разработать план снабжения продорганов средствами для выполнения нарядов на отправки продресурсов, дабы достигнуть автоматизма в проведении нарядов и избежать наблюдающихся сейчас осложнений, когда кредит на перевозки открывается по каждому отдельному наряду.

10. Предложить НКПроду и НКФину дать строжайшие предписания своим местным органам о самом внимательном рассмотрении всех крестьянских жалоб в связи с взиманием налога, с установлением точного учета поступления и движения жалоб во всех инстанциях.

11. Предложить НКПроду и НКФину собрать весь имеющийся у них материал по вопросу о неправильности наложения репрессий и разработать совместно с НКЮ меры борьбы с этим явлением.

12. Предложить НКФину в недельный срок представить в СТО доклад о принятых мерах для обеспечения нормального хода налоговой кампании в тех районах, где натуральная часть поручена НКФину.

13. Ввиду распространения 2-го Хлебного займа преимущественно в городах или среди городского населения, причем не исключается, судя по практике прошлого года, что покупка займа горожанами совершается сейчас главным образом со спекулятивными целями для перепродажи его осенью крестьянам по повышенным ценам, предложить НКФ принять ряд мер к тому, чтобы была создана максимальная доступность облигаций для покупки крестьянами непосредственно из государственных учреждений или от их прямых контрагентов, минуя скупщика-спекулянта. Обязать НКФ через 2 недели сделать доклад в СТО о мерах, принятых им в осуществление этого постановления.

14. После опубликования декрета о льготах, разослать от имени ЦК письмо с указанием, что после всех данных льгот налог должен быть собран обязательно в 100%, при соблюдении законных норм его взимания.

 

15. Учитывая то обстоятельство, что опоздания с изданием декретов, инструкций, циркуляров и проч. не только по налоговым, но и вообще по всем отраслям государственного управления, происходят главным образом из-за сложности и неимоверной волокиты при согласовании предположений с различными ведомствами, из-за чего страдают не столько интересы управления, сколько обслуживаемые госаппаратом хозяйство и население, включить в план работ ЦКК и НК РКИ, по возможности в одну из первых очередей его, представление в Политбюро проекта мероприятий по упорядочению прохождения вопросов как законодательного, так и распорядительного характера с целью достижения максимальной быстроты их разрешения и уменьшения волокиты.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.