Дополнение 2. Доклад комиссии ЦКК РКП(б) о результатах обследования налоговой и бюджетной работы Наркоматов продовольствия и финансов. [Ранее 16 августа 1923 г.]

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1923.08.16
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 101-154
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 84. Д. 469. Л. 52—82. Типографский текст.

Секретно

Только для членов ЦК РКП и ЦКК

Подготовка к сельскохозяйственному налогу и бюджетно-плановая работа НКПрода и НКФина

(Доклад комиссии ЦКК по обследованию НКПрода и НКФина в июне—июле 1923 г.)

Обследование НКФ и НКПрода в отношении подготовки и проведения ими сельскохозяйственного налога и постановки бюджетных работ проведено было ЦКК через аппарат НК РКИ.

Цель обследования заключалась в том, чтобы на рассмотрении конкретной постановки работы наркоматов в области налоговой и планово-бюджетной деятельности показать соответствие их организации, методов и содержания работы поставленной партией задаче — достижению союза между пролетариатом и крестьянством. Ввиду краткости имеющегося времени, обследование не ставило задачу охватить работу этих наркоматов, даже в указанных лишь двух направлениях, полностью и целиком. Оно было ограничено поневоле небольшой сферой практических заданий, но зато было проведено в этих направлениях в центре и на местах вплоть до самых низовых ячеек.

Поэтому самое обследование проводилось по составленной уже более или менее подробной программе одновременно в центре и на местах, причем обследование мест было проделано двумя способами: путем посылки в две губернии (Вологодскую и Курскую) и Татреспублику специальных ревизионных отрядов: руководителя отряда члена ЦКК, двух инспекторов НК РКИ и четырех студентов вузов. Отряды эти, используя местный аппарат РКИ, а при возможности также и ГИКа и при содействии губкомов, обследовали губфинотделы и губпродкомы, уфинотделы и упродкомы, фин. и продагентов, волисполкомы и сельсоветы. В каждой из этих губерний были обследованы, кроме губернского центра, не менее двух уездных центров и не менее двух волостей в каждом уезде.

Кроме того, в четырех губерниях РСФСР (Московской, Рязанской, Тамбовской и Нижегородской) и в Одесской губ. Украины обследования были проведены силами одних губрки по той же программе и при той же организации.

Организация и программа местных обследований были обсуждены с представителями названных 4 губинспекций РСФСР и признана ими вполне целесообразной и выполнимой в краткий назначенный для этого срок. Местные обследования заняли 2-недельный срок, считая и время на переезды. Общее содержание программы обследования сводится к следующему:

По налоговому делу

Состояние налогового аппарата в центре, в губерниях, уездах и волостях. Степень его подготовленности к проведению единого сельскохозяйственного налога. Отношение к хлебноторговым предприятиям.

Руководство налоговых органов центром, губерниями и уездами при проведении старых налогов: единого продовольственного, подворнопоимущественного и общегражданских, а также при подготовке единого сельскохозяйственного.

Проверка взимания налогов в волостях и селениях, планомерность и правильность распределения налоговых контингентов, объявление окладов, жалобы плательщиков, приемы взыскания. Учет и применение проделанного опыта к налоговой кампании текущего года.

Сбор и сосредоточение денег и натуральных поступлений, хранение и распределение их.

Учет денежных и натуральных налоговых поступлений, текущая налоговая отчетность. Связь мест с губернскими и московскими центрами; окладное и кассовое счетоводство.

Участие хлебного займа в прошлогодней кампании, учет недостатков и достижений в его проведении, текущая кампания по проведению хлебного займа.

Стоимость содержания налоговых аппаратов, издержки взимания.

Отзывы мест о возможности проведения денежной формы налогов, о подготовленности местных рынков, о перспективах предстоящей кампании.

Оценка настоящего положения работ по проведению единого сельскохозяйственного налога и его будущего.

По бюджетному делу

Отношение к общим задачам бюджета (плана): бюджет ориентировочный, квартальный, бюджетные планы и их взаимоотношения, планы распределений СТО.

Составление бюджетных планов, соответствие их годовым заданиям. Степень выполнения. Влияние и значение недовыполнений на советскую и хозяйственную жизнь. Планомерность и обоснованность выполнения бюджетных планов и планы распределения.

Сметная жизнь. Открытие кредитов, оплата их деньгами и натурой. Кассовая обеспеченность, меры к выполнению планов.

Сметный, кассовый, распределительный аппарат, состояние и отражение его на сметной, кассовой и распределительной работе.

Учет сметно-кассовый, распределительные операции. Бухгалтерско-счето-водная связь мест с центром. Полнота учета расходов в денежной и натуральной формах. Состояние бухгалтерии НКФ и НКПрода.

Контроль за производством расходов, участие в нем прежней РКИ и возможности новой организации.

Местный бюджет губернии, уезда и волости, старые бюджетные возможности мест. Виды на будущее в связи с единым сельскохозяйственным налогом.

Обследование центральных органов НКФ и НКПрода коснулось не только РСФСР, но и Украины, причем следует отметить, что программы обследований хорошо были выдержаны, так как результаты обследований центральных и местных в значительной степени по форме и содержанию совпали, служа как бы естественным продолжением одного к другому.

Первый опыт самостоятельного обследования ЦКК путем отправки специальных комиссий вполне оправдался, и результаты ее оказались благоприятными. Хуже обстоит дело с привлечением местных органов РКИ. Из всех пяти губинспекций, давших материал, лишь одна Тамбовская прислала материал хороший, внимательно проработанный, две (Рязанская и Одесская) — терпимый, и две (Московская и Нижегородская) — слабый. На данном примере мы видим, что и этот опыт вовлечения в работу ЦКК местных органов РКИ может быть удачным, но потребует значительной подработки.

В предлагаемом нами тексте сведены материалы обследования пока в части оценки сельскохозяйственного налога, оценка бюджетной работы будет представлена дополнительно. Следует сказать, что переработке в доклад подверглись не только материалы, полученные обследованием, но и все уже ранее имевшиеся в финансовой и продовольственной инспекциях НКРКИ.

Общая оценка декрета 10 мая 1923 г.

Техническая разработка нового декрета на основании общих директив Комиссии т. Каменева была произведена в Комиссии из представителей ЦСУ, Наркомпрода, Наркомфина, Наркомзема и РКИ, работавшей в середине февраля и имевшей до 20 заседаний, не считая подкомиссий по специальным вопросам. Важно отметить тот материал, которым располагала Комиссия и участвовавшие в ней ведомства, и на котором строился декрет 10 мая 1923 г.

Материалы и предложения для разработки декрета

В основу был взят декрет о натурналоге 1922/23 г.14 Тем самым была сохранена преемственность не только в основных принципах обложения, но могли быть использованы уже проверенные опытом организационные формы, и сохранен, с незначительными изменениями, налоговый аппарат. Главное же для построения и исчисления налога на 1923/24 г. оказалось возможным воспользоваться работой продаппарата за 1921 и 1922 гг. по выявлению налогоплательщиков и объектов обложения. Таким образом основным материалом послужили полученные от местных продорганов, проверенные и систематизированные Управлением заготовок Наркомпрода сведения о числе хозяйств, едоков, пашне, лугах, скоте, о размере земли на едока и хозяйство, скота на хозяйство и данные о ходе сбора и о результате поступлений налога по губерниям в 1922/23 г. Эти данные восполняются и проверяются статистическим материалом ЦСУ по переписи 1920 г. и др. работам ЦСУ.

Таким образом в отличие от декретов 1921 г.15 и 1922 г., при разработке которых не было почти никаких сколько-нибудь современных статистических данных, и от декрета о натурналоге 1922 г., для которого также не было достаточно разработанного и проверенного на опыте материала, новый декрет строится на сравнительно твердом фундаменте. Но если материал о натурналоге 1922/23 г. можно считать, в общем и целом, достаточно полным и проверенным, то этого нельзя сказать о других данных, представленных Комиссии. В частности, очень приблизительны были данные Наркомфина о реальном размере трудгужналога и денежных налогов, фактически уплаченных крестьянством в 1922/23 г., причем не полны были и сведения об уплаченных в совзнаках суммах, и не могло быть дано точное выражение их в твердой валюте. Совершенно гадательны были также принятые во внимание сведения о размерах самочинного, незаконного и т.д. обложения крестьянства местными сборами. Члены Комиссии определяли размер этого обложения на глаз. Менее гадательна, но все же очень мало обоснованна и оценка размера фактически полученной местными исполкомами в свою пользу доли собранного сверх твердого задания Наркомпрода налога. Наконец, что касается общего размера сельскохозяйственной продукции, доходов крестьянства от других источников и тяжести налогового обложения как общей, так и для отдельных губерний и для отдельных групп крестьянства — маломощных, средников* (*Так в тексте), крепких хозяйств (довоенной, современной 1922/23 г. и проектируемой на 1923/24 г.), то представленные членами Комиссии соображения, порою очень детализированные и основанные на глубоких научных изысканиях, не могут претендовать на твердое статистическое обоснование. Естественно, что в особенности гадательны были предположения о размерах увеличения засева и скота и о темпе подъема сельского хозяйства.

В конечном итоге представители ведомств сделали в Комиссию следующие предложения:

 

ЦСУ

НКЗ

НКФ

НКПрод

РКИ

Размер условно чистого (т.е. за вычетом на обсеменение и прокорм скота) дохода от с.-х. продукции 1922 г.

4 млрд золотых руб.

       

Возможный для налога % от дохода

15

10-11

 

 

 

Налог в миллионах рублей золотом

450-500

(предельно)

350

600

420

450 (предельно)

Из них натурой в миллионах пудов ржаных единиц

200-250

200

150

315

250 минимально

Таковы материалы, которые были положены в основу нового декрета. При всей их неполноте надо признать, что все же в основе своей декрет построен на твердых, проверенных 2-годичным опытом данных, и что учет объектов обложения в сельском хозяйстве достиг уже большой высоты.

Основные принципы построения декрета

Основные принципы обложения деревни по декрету 10 мая 1923 г. сводятся к следующему:

а) Единство обложения. Упразднение всех налогов, падавших на крестьянство в 1922/23 г., проведенное декретом 10 мая, не привело однако к абсолютному устранению множественности налогов, так как все же волостные и сельские сборы могут производиться и играть в жизни деревни заметную роль. Однако ни прежние материалы, ни обследование не дали сколько-нибудь твердых исчислений как прежних, ныне запрещенных самочинных налогов, так и предполагаемой тяжести волостных и сельских сборов, которые будут узаконены согласно 1-му примечанию к ст. 1 декрета.

б) Исключение других объектов обложения, кроме сельского хозяйства, последовательно проведено декретом 10 мая. Однако это не значит, конечно, что другие источники доходов крестьянства совершенно не будут участвовать в пополнении налога. Они займут лишь подчиненное место. Это будет отвечать и хозяйственному значению этих источников. Как выше упомянуто, сколько-нибудь твердых данных о размерах доходов крестьянства от отхожих, кустарных и др. промыслов представлено не было. Однако обследование на местах показало, что эти источники доходов сохранились и восстанавливаются неодинаково, конечно, для разных губерний. Так, по Вологодской губернии в докладе комиссии ЦКК отмечается наличие даже безземельных хозяйств, имеющих значительные доходы от лесных заработков, ремесла, кустарных промыслов, совершенно пока необлагаемых. То же отмечается и по Тамбовской губернии. С другой стороны, в Курской губернии по шести хозяйствам, бюджет которых был изучен комиссией, доходы не от сельского хозяйства играют ничтожную роль. Примеры эти не подлежат обобщению, но все же они определенно говорят за то, что не в порядке принудительного включения, но добровольно, известной частью населения к оплате сельскохозяйственного налога будут привлечены и доходы от других, кроме сельскохозяйственных, источников.

в) Частичный переход к взиманию налога деньгами с тем, что в ряде губерний налог будет взиматься исключительно деньгами, в других — частью деньгами, частью натурой. Не повторяя всех доводов о необходимости и выгодности перехода от натурального к денежному налогу, следует однако отметить, что достаточного критерия для отнесения той или другой губернии к исключительно денежному налогу и для установления размера денежного взимания в смешанных губерниях не было. Комиссии была представлена ЦСУ балльная оценка губерний по ряду признаков (продовольственные ресурсы, промысловость, лесные заработки, индустриализация губ. в 1920 г., денежность полевого хозяйства, т.е. технические культуры, густота сети путей сообщения, ввоз и вывоз хлебов в 1913 г.), согласно которой губернии с высоким баллом (например, Московская, Петроградская, Архангельская, Астраханская, Иваново-Вознесенская, Новгородская, Карелия, Вологда и т.д.) должны быть отнесены к чисто денежным, остальные к смешанным. Но из последних в ряде областей сбор налога натурой оказывался настолько дорогим, что решено было или отказаться совершенно от взимания его госаппаратом и предоставить областям самим взимать налог в свою пользу (постановление СНК от 26 июня 1923 г. — Известия ВЦИК № 147) или все же перевести их по взиманию налога в чисто денежные. Таким образом в Дагестане, Чечне, Букеевской губернии, Монголо-Бурятской и Ойратской областях налог в натуральной форме будет собираться за местный счет и пойдет в местный бюджет, с некоторым отчислением в пользу общереспубликанского бюджета. Губернии Урала, Нижегородская, Витебская и Белоруссия, несмотря на низкий балл, т.е. слабую денежность, переведены в разряд чисто денежного взимания по соглашению с местными органами.

Однако уже после окончания сложной работы по разделению губерний в отношении взыскания налога на денежные и натуральные выяснилось, что предположения о возможности взимания налога исключительно деньгами не оправдываются совершенно. По единодушному признанию мест, подтверждаемому и местным обследованием, денег у крестьян в губерниях производящих нет, в потребляющих же, где крестьянство и раньше покупало хлеб и имело деньги от разных кустарных и отхожих промыслов и заработков в городе, эти источники дохода еще недостаточно восстановились. В результате, по предварительным данным, Наркомфин предполагает в своих губерниях получить не менее 30—35 млн пуд. натурой. По отдельным губерниям количество натуральных поступлений и высота их процента распределяются следующим образом:

Губернии

Всего налога в тысячах пудов

В том числе натурой ржан. единиц

%

Нижегородская

9633

4000

45

Екатеринбургская

11390

4556

40

Тюменская

2704

1081

40

Челябинская

8174

3147

38,5

Пермская

6200

2169

35

Московская

2329

814

35

Тверская

6961

2088

30

Вологодская

3188

636

20

Поэтому целесообразность перевода губерний со сбором натурой от 2 до 4,5 млн пуд., или с процентом в 30—45, в администрируемые НКФ более чем сомнительна. Разрушение налаженного аппарата губпродкома и замены его соглашением с Хлебопродуктом или кооперацией вовсе не обеспечивает успешности сбора и, как показывают переговоры с Хлебопродуктом, о чем речь будет ниже, создает ряд затруднений и обойдется не дешевле компродовского аппарата. Показательно, что в Туркестане реформа привела к тому, что постановлением СНК 3 июля 1923 г. налог понижен с 14,5 до 12,5 млн пшеничных единиц, из них натурой только 2 млн пуд., из которых один млн передается в местный бюджет, а за сбор второго миллиона Наркомфин отдает Туркреспублике еще 40%, таким образом, в результате для общегосударственного бюджета остается лишь 600 тыс. пуд.

Что касается губерний смешанных, оставшихся в ведении Наркомпрода, то и в них % взимания натурой еще окончательно не установлен и предполагается до 200 млн пуд. продуктовых и 170 млн пуд. ржаных единиц (и по Украине 70-90 млн пуд.). Но сведения с мест показывают, что и в этих губерниях % взимания деньгами придется снижать. Так, по Тамбовской губернии в обследовании ЦКК указывается на отсутствие у крестьян денег и покупателей у них хлеба на месте, из чего делается вывод, что раз крестьянин везет уже хлеб в город, то ему выгоднее его сдать в налог, чем продать и уплатить налог деньгами. По Курской губернии, богатой хлебом, близкой к центру и с сахарной промышленностью, местные органы говорят о необходимости взять натурой до 65% при условии организации скупки хлеба кооперативным или государственным аппаратом. Вопросы о высоте денежной части единого сельхозналога по отдельным губерниям вызвали даже расхождение между местными органами, что может быть охарактеризовано следующими данными: различными учреждениями предлагается взыскать

 

Продуктами

Деньгами

По Самарской губ.

губпродкомом

60%

40%

губисполкомом

70%

30%

губфинотделом

50%

50%

по Смоленской губ.

губпродкомом

70%

30%

губфинотделом

50%

50%

по Пензенской губ.

налоговой комиссией

75%

25%

губфинотделом

60%

40%

Все это характеризует полную неустойчивость надежды на возможность больших денежных поступлений налога вследствие ограниченности рынка и недостатка денег у крестьян.

г) Хлебный заем. Другим показателем малой денежности крестьянства может служить распространение между ним хлебного займа. Первый заем, как известно, был выпущен лишь на 10 млн пуд.16, но и эта, по сравнению с налогом ничтожная сумма получена была в счет налога. Причем, как показывает материал с мест, плательщиками налога были почти исключительно городские рабочие и пригородные волости, занимающиеся сельским хозяйством. Второй хлебный заем, доведенный до 60 млн, среди крестьян популярен. Но возможность и его распространения в деревне ничтожна.

Так, сравнение его с первым займом показывает, что в прошлом году в Тамбове уплачено облигациями 1-го займа 142 т.<ысяч>п.<удов>, т.е. 1% всего налога, но в крестьянстве о нем почти не знали и не покупали его. Ко 2-му займу отношение сдержанное за отсутствием у крестьян денег и высокой ценой облигации по сравнению с хлебом, что, однако, не подтверждается данными о рыночных ценах. Вообще же распространение займа в деревне идет вяло и неумело; главным покупателем является средняк. В Курской губ. поступило облигациями 1-го займа всего 11 000 пуд. Ко 2-му хлебному займу отношение крестьян «благожелательное», но расходится он среди горожан, так как у крестьянства свободных денег нет, и оно стремится к уплате натурой, боясь падения хлебных цен при денежном налоге. По Татреспублике уплачено в 1922 г. 46 700 пуд., т.е. 1,24% всего налога, и притом почти исключительно в прилегающем к Казани Арском кантоне, а в Спасском, например, уплачено лишь 55 пуд., из них 32 пуд. от рабочих; в обследованных комиссией ЦКК волостях не поступило ни одной облигации. 2-й хлебный заем распространяется в кантонах усиленно, но почти исключительно среди городского населения. При «больших симпатиях» к займу крестьянство не имеет денег для его покупки. Главная масса из реализованных 266 т.п. продана в самой Казани. Зато в Московской губернии уплачено облигациями 1-го займа 877 тыс. пуд., т.е. 22,5%, причем по 4 уездам, наиболее промышленным: Московскому, Богородскому, Егорьевскому и Ореховскому, % повышается до 70,5%; при этом обнаружилось, что облигации 1-го займа покупались крестьянами на вольном рынке и в зачет налога вносились преимущественно средниками. Распространение 2-го займа в Московской губ. идет успешно, контингент покупателей учесть не удается.

Весьма характерны сведения о распространении 1-го займа от Одесской губ. В уплату натурального налога по ней поступило 10 567 пуд., помольного сбора 15 027 пуд. и помгола 982 пуд. К общему размеру всего продналога по губернии 6,5 млн пуд. это составит 0,4%. Сведений о том, какими группами населения предъявлялись облигации, нет, но уже распределение уплат по назначениям (преимущественно по промсбору) явно показывает, что незаможные селяне этого делать не могли. По Вологодской губ. 1-й заем распространен был среди налогоплательщиков в большинстве из 2-х, 3-х рук, по спекулятивным ценам. В уплату налога его поступило 25 555 пуд., а предъявлено губпродкому в. обмен на хлебные продукты, очевидно, городским населением, 134 989 пуд. Распространение 2-го займа идет более доступным для крестьянства образом, т.к. продажа его организована через волисполкомы. Однако и в таких условиях из 145 тыс. пуд. губернский город поглотил 90 571 пуд. за наличный расчет и 47 862 пуд. под временные квитанции. По уездам разослано 86 тыс. пуд., из которых по 5 июля продано 36 701 пуд., причем имеются данные, что крупными покупщиками в уездах являются зажиточные крестьяне, кооперативы, учительство и пр., т.е. преимущественно лица, которые скорее предъявят его к обмену на хлеб в натуре, чем сдадут в налог. В Павловском уезде Нижегородской губ. в прошлом году 1-го хлебного займа поступило в оплату налога 56 702 пуд., что составит 17% всего контингента. Облигации покупались как в финотделе, заготконторах и волисполкомах, так, особенно много, у частных лиц из Москвы. Покупателями были зажиточный крестьянин и середняк. 2-й заем популярен, облигации быстро расхватываются; покупают не только зажиточные, но и бедные крестьяне, в связи с чем заметно большое предъявление на рынок хлеба и скота и даже падение цен на них.

Испрашивая разрешение на выпуск облигаций 2-го хлебного займа, НКФинансов рассматривал этот заем не только как кредитную операцию, направленную к укреплению финансов страны, но и как платежные налоговые средства при уплате сельскохозяйственного налога. С этой стороны НКФин придавал займу огромное значение для сельского хозяйства. Поэтому было бы естественным ожидать, что при выпуске этого займа НКФином будут приняты все меры к тому, чтобы большая часть облигаций попала в руки крестьянского населения. Между тем из данных обследований, произведенных Комиссией на местах, усматривается, что, с одной стороны, в деревнях велась недостаточно активная агитация среди сельского населения по поводу выпуска облигаций этого займа, а с другой стороны, органами НКФина не принимаются меры к своевременному снабжению мест облигациями; например, в Нижегородской губ. в Павловском уезде было продано облигаций на 80 000 пуд., а выдано лишь на 4000 пуд. Вместе с тем данными обследований Нижегородской, Курской и других губерний установлено, как общее явление, что, хотя беднотой проявляется живой интерес к хлебному займу, однако время для выпуска облигаций оказалось не вполне подходящим, так как в начале лета у бедноты денежных средств не имеется и ей приходится отказываться от приобретения облигаций, осенью же придется ей покупать облигации по повышенной цене. Таким образом при настоящей постановке дела 2-й хлебный заем не может сыграть ту роль для сельского населения, которую НКФин ему приписывал, и остается займом городским, в значительной степени покупаемым теперь для спекуляции осенью за счет крестьянства.

д) Натуральная часть налога по декрету 10 мая взимается хлебными и зерновыми продуктами, и лишь как исключение — мясом и масличными семенами. Это сужение круга продуктов, принимаемых по налогу, вызывается как сокращением потребности по госснабжению, так и стремлением упростить и удешевить продаппарат и увеличить бюджетный эффект от натурпоступлений. И действительно, опыт прежних лет и, в частности, сенной и мясной кампании 1922/23 г., показывает, что сбор мяса обходится очень дорого, поступает далеко не кондиционного качества; забой скота и сохранение мяса оказывается Наркомпроду совершенно непосильным. Не только в Москве, где дело кончилось катастрофой на бойне, но и в других губерниях (Тамбов, Вологда, Курск) эта операция дала высокий процент павшего и разбегавшегося скота, малый выход мяса, плохое его качество. Что касается использования мяса и сена, то ряд материалов свидетельствует о громадном % дефективных продуктов, и при продаже на рынок пришлось реализовать их по очень низким ценам. Стремясь к дальнейшему упрощению приемки и получению наиболее товарных продуктов, Наркомпрод в утвержденных Коллегией тезисах наметил установление как бы запретительных эквивалентов для крупяных хлебов. В материалах обследования мест нет достаточных данных об избытках и недостатках разных культур и влияния на сдачу эквивалентов прошлого года (кроме указаний на выгодный для налогоплательщиков эквивалент на мясо). Однако надо предостеречь от чрезмерного нажима в этом отношении как и в денежных поступлениях, так как в ряде губерний крестьянство, не имея свободных хлебных излишков, вынуждено сдавать налог крупяными хлебами, и искусственно высокий эквивалент замены приведет к фактическому увеличению налогового бремени.

е) Тяжесть обложения. Тяжесть обложения для отдельных групп крестьянства, к сожалению, не могла быть точно учтена. Предложения к построению правильно прогрессивного налога не могли быть приняты, ввиду получающейся при этом чрезмерной сложности таблицы. Поэтому пришлось остаться при прежней системе шкалы обложения — ступенчатой, при которой остается неудобство, так называемой «земельной петли». Судя по материалам, на практике это неудобство, видимо, мало ощущается — жалобы не отмечаются, так что, вероятно, в жизни такие дроби, как 0,1 десятины, игнорируются. В шкале обложения наиболее существенным отличием является полное освобождение от налога 2 низших ставок по земле при первых трех разрядах. Наряду с этим несколько изменена прогрессивность, так что соотношение первой ставки и последней уменьшилось по сравнению с прошлогодним (1:7 вместо прежних 1:9), т.е., иными словами, соотношение кулака, средняка и бедняка в этом году выгоднее для первых двух, чем в прошлом. Этот невольный результат выравнивания обложения, однако, будет чувствителен именно для бедняка. Уже теперь поступают жалобы и заявления о том, что обложение по новой шкале несравненно тяжелее прошлогоднего, поскольку сельхозналог объединяет натуральные и денежные налоги прошлого года, так и должно быть, но делаются указания на несоразмерность обложения именно беднейших ставок (Гомельский губком), что для низших разрядов правильно, если не учитывать тяжести отменяемых налогов. Здесь нужно отметить тот недостаток шкалы, что она облагает не общий валовой доход хозяйства, а ряд отдельных факторов, которые на него влияют. Поэтому все разнообразие хозяйственных условий (индивидуальных и общих), разно преломляясь через эти признаки, приводит порой к неожиданным результатам. Избегнуть этого можно было бы лишь при обложении декларируемого плательщиком его общего дохода, но это пока невозможно.

В результате же нынешняя шкала, по сравнению с прошлогодней, дает следующее:

а) Значительное повышение налога для средняков и многоземельных в высших разрядах урожайности. Повышение для ставок по земле составит, начиная с 1-й ставки (до 1/4 дес. на едока):

VIII разряд (55 до 60 пуд.), 2-я группа по скоту (1-2 головы):

 

1/4 дес. и мен.

Св. 1/4 д.

До 1/2 вкл.

Св. 1/2

До 3/4 д.

св. 1/4 до 1 д.

св.1 д. до11/2 д.

св. 11/2 до 2 д.

св. 2 до 21/2

св. 21/2 до 3

св. 3 д.

1922/23 г.

3

4

5

6

7

8

9

10

11

1923/24 г.

3

4

5

6,15

8,10

10

'11,35

13,15

14,20

Повышение в %

-

-

-

6,2

17,8

25,0

32,0

33,7

31,8

Тот же VIII разряд, но 4-я группа (свыше 4 голов скота):

1922/23 г.

5

6

6,30

7,20

8,10

9

9,30

10,20

11,20

1923/24 г.

5

6

7

8,35

10,20

12,20

14,15

15,35

16,20

Повышение в %

-

 

4,0

18,3

27,2

39,0

47,3

51,2

43,5

б) Значительное повышение для малоземельных в низших разрядах урожайности:

1922/23 г.

10 ф.

30 ф.

1,20

2,10

3

3,30

4,20

5,10

6

1923/24 г.

1 п.

1,25

2,20

3,20

4,20

5,20

6,20

7,15

7,35

Повышение в %

300

116,6

66,7

55,5

50

46,6

44,4

40,5

31,2

В наиболее типичном V разряде (40—45 п.), 2-й группе по скоту:

1922/23 г.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

1923/24 г.

1,15

2,10

3,15

4,25

6

7,15

8,25

9,30

10,20

Повышение в %

37,5

12,5

12,5

15,6

20

22,9

23,2

21,8

16,7

Это повышение компенсируется отчасти освобождением совсем малоземельных (первых 2 ставок) при урожае до 35 пуд. и первой ставки до 45 пуд.

в) В доминирующем среднем VI разряде (от 45 до 50 пуд.) получается следующая (в переводе для наглядности на фунты) прогрессивность нарастания налога:

1922/23 г.

60

100

140

180

220

260

300

340

380

1923/24 г.

60

100

150

210

270

330

390

440

475

Абсолют. увеличен.

   

10

30

50

70

90

100

95

Повышение в %

-

 

7,1

16,6

22,7

26,9

30

29,4

25

Таким образом для имеющих до 1/2 десятины налог не повышается, т.е. фактически понижается; надбавка в 7,1%, по существу обозначает оставление прежнего налога; для остальных же повышение идет прогрессивно к землепользованию. На основании всех этих расчетов возможно сделать вывод, что распределение повышенной, по сравнению с прошлым продналогом, тяжести сельхозналога идет в общем и целом для групп средней зажиточности правильно и пропорционально зажиточности. Если и есть здесь жалобы (Гомельский губком), то они касаются уже не столько пропорциональности распределения, сколько возрастания тяжести налога вообще. В этом же отношении принятая в денежной форме величина налога в 420 млн золотых руб., соответствующая свыше 700 млн пуд. ржаных единиц, действительно способна внушить сомнения.

Взятая сама по себе цифра в 420 млн зол. руб. сельхозналога для всего Союза по предварительным теоретическим исчислениям условно чистой доходности крестьянского хозяйства в 4 с лишком млн зол. руб. не представляется высокой, всего около 10%. Но, принимая во внимание чрезвычайную условность принятых к исчислению данных, полную необоснованность сведений о побочных в крестьянском хозяйстве, кроме полевых культур, источниках дохода, огромную зависимость главнейшей составной части этой цифры — стоимости хлеба — от величины урожая и уровня рыночных цен на продукты сельского хозяйства, что в нынешнем году складывается пока далеко не благоприятно, приходится согласиться с оценкой этой цифры как преувеличенной. И несмотря на все бюджетные затруднения, предложение о некотором снижении этой цифры, очевидно, может быть поддержано. К сожалению, Комиссия ЦКК не в состоянии дать в настоящее время какого-либо твердого масштаба для изменения этой цифры. Опираясь на местное обследование, мы можем привести для этого следующие материалы.

Обследование Рабочее-крестьянской инспекции по Московской губернии, исходя из того, что 3 440 362 пуд. ржаных единиц, собранных по губернии продналогом 1922/23 г., должны распределяться между 298 384 хозяйствами, подлежащими обложению, считает, что на каждое хозяйство падает продналога 11,5 пуд. ржи, что по сентябрьским ценам на рожь (сентябрь — месяц наибольшего поступления продналога) с переводом в золото составит 16 руб. 22 коп. Кроме того, масляно-яичного налога падало на каждое хозяйство в размере 1 руб. 92 коп. Таким образом всего продовольственных налогов падает 18 руб. 04 коп. Всех же налогов собиралось в 1922/23 г. с хозяйств, по данным статистического отдела, 21 руб. 33 коп. золотом, или 17,08 пуд. Ржаных единиц. В довоенное время (по данным статистического отдела) приходилось на одно хозяйство налога, без водочного, 22 руб. 33 коп., а считая доход, полученный казной от продажи водки, — 61 руб. 86 коп. Таким образом налоговое обложение 1922/23 г. относительно легче довоенного на 1 руб. (не считая вод. дохода) и на 40 руб. 53 коп., считая водочное поступление.

Такое оптимистически спокойное освещение вопроса о тяжести налогового бремени на крестьянском населении Московской губернии губернской РКИ объясняется сравнительно более устойчивым хозяйственным положением московского крестьянства ввиду близости такого огромного рынка, как Москва, и наличием посторонних заработков в крупной промышленности. Другие обследования такого освещения уже не дают. По Вологодской губ., также имеющей посторонние заработки для значительной части населения (лесное дело), обследование уже определенно говорит о большом напряжении платежеспособности населения. Как наиболее показательное обоснование этого обследования губ. РКИ видит в том, что уже по прошлогоднему продналогу количество жалоб, главным образом на чрезмерную тяжесть обложений, достигло 18 353, по которым пришлось сложить до 357 756 пуд. налога, составляющих 17% его общего количества и, несмотря на это, в недоимке за населением осталось свыше 111 000 пуд., т.е. более 5%.

В Павловском уезде Нижегородской губ. обследование РКИ единогласно установило, что налог прошлого года был тяжелым бременем для населения вследствие того, что и земледельческое, и промысловое хозяйство тогда еще не восстановилось. С общего размера пашни в 32 000 десятин при урожайности 37 пуд. и общем сборе хлеба в 1184 тыс. пуд. продналог был исчислен в 500 тыс. пуд., т.е. почти 50% всей продукции. Естественно, что продорганы я таких условиях были засыпаны жалобами (поступило около 3000 жалоб) и в результате рассмотрением удовлетворено 1800 жалоб со снижением около 16 тыс. пуд. налога.

Более детальные данные даются для оценки тяжести обложения Комиссией ЦКК для Татреспублики. По данным ее оказывается, что при нормальном обложении всей пахотной площади причиталось продналога 18 896 208 пуд. ржаных единиц. За применение всех льгот как к голодавшей области, к действительной сдаче подлежало лишь 4 063 676 пуд. ржаных единиц. Общая продукция зернохлебов урожая 1922/23 г. в ТССР, по данным ЦСУ, составляла 41 845 000 пуд., изъятию подлежало лишь 9,71% общей продукции. Средняя продукция чистого сбора урожая по ТССР исчислена ЦСУ в 13,6 пуд. на едока; из них в единый с/х налог, по сведениям ТНКП, взято 1,6 пуд. Исходя из этих цифр и из того, что налог по ТССР был выполнен на 83% и большей частью своевременно, можно заключить, что он в вышеуказанном размере не превышал более или менее платежеспособности населения. Вместе с тем в отдельных местах, где благодаря стихийным бедствиям урожай был ниже установленного для данной местности и где, кроме того, население особенно пострадало в голодный год, налог был непосилен. Это подтверждается большим количеством недоимщиков, лишь незначительная часть которых признана злостными. Так, например, по Спасскому кантону причиталось к фактическому изъятию 185 126 пуд. ржаных единиц. Поступило (по данным кантпродкома) 131 983 пуд. ржаных единиц; остальное числится недоимкой; в Ромадановской волости этого кантона подлежало фактическому изъятию 17 927 пуд., собрано всего 12 070 пуд., недоимка исчисляется в 5900 пуд. Между тем по всей волости числилось лишь 4 злостных недоимщика. Данные опроса крестьян селений этой волости, подтвержденные работниками волисполкомов, говорят о том, что большинство сдавших налог вынуждено было потом либо прикупать хлеб, либо питаться с примесью суррогатов. В Наб.-Челненском кантоне внесли налог в срок и полностью лишь четыре волости, а остальные 14 — от 73 до 95%; большинство неплательщиков не злостных. У значительной части крестьян хлеба до следующего урожая не хватает, часть получила от государства хлебное вспомоществование. Таковы данные по области, правда, сильно пострадавшей от голода 1921 г., но получившей скидку с продналога в 1922 г. до 76%. Каким же бременем лег бы на нее налог, если бы он собирался в полной мере!

Тамбовская РКП в определении тяжести продналога 1922/23 г. оперирует материалами уполномоченного ЦК и ВЦИК т. Дронина, обследовавшего в феврале—марте с.г. Павлодарскую волость Борисоглебского уезда. Материалы эти сводятся к следующему: «Павлодарская волость за 1922 г. и начало 1923 г. уплатила следующие налоги:

Натуральные:

 

1)продналог

45090 1/2 пуд. в рж. ед

2) самооблож. на содержание ВИК и сельсоветов

6122

Всего натур.

51212 1/2 пуд. ржаных единицах

 

Денежные:

Окл.

Пени

Всего

1) Общегражд. помгол.

813р. 52 коп.

926р. 40коп.

1739 руб. 92 коп.

2) Подвор. налог

6327 руб. 35 коп.

6327 руб. 35 коп.

3) Трудгужналог

6944 руб. 96 коп.

607 руб. 88 коп.

7552 руб. 84 коп.

4) Общегр. сел. хоз.

1754 руб. 50коп.

334 руб.

2088 руб. 50 коп.

5) Страх. взносы

694 руб. 86 коп.

347 руб. 43 коп.

1042 руб. 29 коп.

Всего денежные

16535 руб. 19 коп.

2215 руб. 71 коп.

18750 руб. 90 коп.

В переводе на ржаные единицы, считая в среднем рожь 6 руб. за пуд, денежные налоги равняются 3125 пуд. 6 фунт. Всего уплачено всех налогов в ржаных единицах 54 337 пуд. 26 фунт.; на одно хозяйство в среднем ложится налогов 51 пуд. 24 фунт. Среднее хозяйство считается в 5,5 едока с пашней в 6 дес., из которых под посевом 4 дес. Средний урожай по волости 47 пуд. с десятины в ржаных единицах. Если хозяйство засеяло всю свою пашню, оно собрало хлеба в ржаных единицах — 188 пуд.

Расход хозяйства:

Налоги 51 п. 24 ф.

норма на 1 едока 131/2 пуд.

на 5,5 едока 78 п.

на обсеменение 2 дес. озим, и 2 дес. яровых 20 п.

Итого расхода: 149 п. 24 ф.

Остаток на хозяйство из 188 п. — 149 п. 24 ф. = 38 п. 16 ф.

Из этого остатка крестьянин должен произвести все свои хозяйственные расходы на 5,5 чел.: покупку одежды и обуви, освещение, соль и др. хозяйственные потребности. Из этой же суммы починка инвентаря, ковка лошади, лечение скота, ремонт жилых и надворных построек и т.д. Отсюда видно, что если для зажиточного и средняка тяжелы налоги, то для бедняка, на которого в результате ложатся все штрафы за несвоевременное выполнение налогов, они ложатся непосильным бременем. Маломощный, не имеющий лошади, должен для вывоза хлеба брать чужую лошадь, и поэтому налог для него еще осложняется расплатой за наем лошади».

И на основании таких материалов Тамбовская РКИ сделала вывод, что прошлогодний налог был обременителен, но не до чрезвычайности. Однако характерно, что тотчас же за этим выводом приводится справка, что за продкампанию прошлого года в губернию поступило 131 683 жалобы, из которых 107 118 жалоб удовлетворены (81,3%) и снижено оклада 4 845 493 пуд.

Подробнее на вопросе о выяснении тяжести обложения останавливалась Комиссия ЦКК, ездившая в Курскую губ. К освещению этого вопроса Комиссия подходит с оценкой развития крестьянского хозяйства. Она говорит: «Если судить по самому общему наблюдению и отчасти по некоторым очень скудным цифровым данным, имевшимся в распоряжении губорганов, то необходимо признать, что крестьянское хозяйство растет, хотя и медленно. Рост хозяйства усматривается хотя бы из того факта, что посевная площадь, например, по Щигровскому уезду увеличилась в этом году и доходит почти до цифры 1913 г. О том, как абсолютно велик натуральный налог, падавший на 1 едока в прошлом году, и как колеблется его величина в пределах только одной волости, показывает следующая таблица, показывающая, как колеблются средние величины по различным селениям Богородицкой волости:

п/п

Наименование селений

Количество едоков на хозяйство

Количество земли на едока

Количество налога на едока

1.

Богородицкое

4,8

1,86

16,8

2.

Вереятеновское

5,3

1,27

9,1

3.

Знаменское

5,4

1,51

11,6

4.

Курско-Ольховатское

5,6

1,33 •

7,8

5.

Н. Теребуж.

5,0

1,72

13,7

6.

Рождественское

5,6

1,72

14,1

 

По волости

5,4

1,57

12,0

Вообще налог внутри волости часто распределяется далеко не равномерно. Так, например, в Медвянской волости Обояньского уезда село Паники при размере валового дохода с земли в 83 121 рж. единиц уплатило налога 14,275 единиц, т.е. 15%; село же Чекмарево при валовом доходе в 20 000 единиц уплатило налога 8323 единицы, т.е. более 30%. Как показало обследование трех хозяйств (зажиточного, среднего и бедного) в Бобрышевской вол. Обояньского уезда, % налога к общей валовой доходности хозяйств составил: для зажиточного — 14,7%, средняцкого — 13,7% и бедняцкого — 20,5%. По Щигровскому уезду обследование бюджетов трех типов хозяйств было произведено в селе Покровском Покровско-Липовской вол., результат его можно привести в нижеследующей таблице:

Крестьянск.

хозяйство

Мощность крестьянского хозяйства

Бюджет крестьянского хозяйства в ржаных единицах пудов

Колич. наделов

Колич. земли

Колич. пашни

Лошади

Крупн. скот

Приход

Расход

Налоги

% к приходу

Остаток

% к приходу

Зажиточное

12

19,5

14,5

3

2

1273

1158

194

15,3

324

25,4

Среднее

8

10,6

9,6

1

-

683

611

140

20,6

93

13,7

Бедное

7

9,2

8,2

   

277

239

34

12,4

45

16,3

           

В среднем

16,5

 

20,7

 

Отсюда видно, что для зажиточного хозяйства % налога по отношению к валовому сбору составляет 15,3%, для средняцкого 20,6% и бедняцкого 12,4%. Приведенные данные, конечно, ввиду малого количества обследованных бюджетов не могут точно характеризовать налоговую тяготу, но, тем не менее, они заслуживают внимания, т.к. обследование производилось с соблюдением всех правил и по форме ЦСУ. Результат бюджетного обследования крестьянских хозяйств в Обояньском уезде, произведенного в том же порядке, что и в Щигровском, может быть представлен в следующем виде:

Крестьянское

хозяйство

Мощность крестьянского хозяйства

Бюджет крестьянского хозяйства в ржаных единицах пудов

Колич. наделов

Колич. земли

Колич. пашни

Лошади

Крупн. скот

Приход

Расход

Налоги

% к приходу

Остаток

% к приходу

Зажиточное

14

12,8

10,6

3

5

766,5

731

113

14,7

88

11,5

Средняцкое

8

7,9

6,4

1

2

417,5

385,5

57

13,7

42

10

Бедняцкое

4

3,7

3,2

   

77

76

15

20,5

1

1,3

             

Средний % налога - 16,1

Таким образом средний % налога составляет примерно 16, т.е. соответствует предположениям Центра, но для хозяйств разной мощности, как мы видели, он далеко не одинаков, причем для кулацких хозяйств часто оказывается даже в процентном отношении к валовой продукции легче, чем для более слабых.

Таковы факты и цифры, полученные в результате обследования, произведенного ЦКК. Правда, они не имеют и не могут иметь всеобщего значения, но поскольку они одинаково констатируются для всех производящих губерний, очевидно, следует отнестись к ним с величайшим вниманием, и можно считать доказанным, что рост прямого обложения в отношении крестьянского хозяйства достиг для данного времени предела. Однако цифры эти не дают все же повода думать, что уже в настоящее время требуется общее понижение контингента налога для всех групп населения. Такой вывод был бы неизбежным, если бы можно было доказать, что общий уровень экономического благосостояния крестьянства за год революции* (*Так в документе) понизился. Однако высказанная подобного рода мысль не находит подтверждений, если мы возьмем последний опубликованный материал по этому поводу в сборнике ЦК РКП «Крестьянское хозяйство за время революции»17. В сводной статье сборника С. Струмилин доказывает, что хотя в высших группах зажиточного и среднего хозяйства и произошло снижение экономической мощи, главным образом за счет отрезков землепользования, но средние и особенно маломощные группы хозяйства определенно показывают, что благосостояние их за все время революции росло. Такой рост благосостояния наиболее многочисленных групп крестьянства определенно поднимает и общий его уровень, так что передача государству 10% от стоимости продукции не окажется непосильной. Но если общий вывод из оценки платежеспособности крестьянства и оказывается благоприятным, это все же не исключает возможности некоторого переобременения сельхоз. налогом отдельных групп населения и отдельных областей и губерний. Особенно показательны в этом отношении домогательства Сибири, Самарской губ. и других, доказывающих чрезмерность для них установленных Центром ставок налога. Понижение контингента с этих областей неизбежно. Но может ли оно быть произведено путем перегруппировки и переложения части лежащего на них бремени без уменьшения общегосударственного контингента налога? Оценка, какую дают в этом вопросе цифры и соображения, приведенные в местных обследованиях, убеждает, что увеличивать тяжесть обложения губерний Европейской России едва ли возможно. Затруднительно было бы сделать это и для Северного Кавказа ввиду недавнего сильного поражения его колоссальным неурожаем, и поэтому осторожнее было бы и более отвечало бы интересам развития сельского хозяйства, если бы понижение контингента для переобложенных областей было произведено путем понижения за их счет общего контингента сельхозналога. Однако приведенные выше цифры, характеризующие распределение налога между различными группами хозяйств, говорят, кроме того, и о необходимости осторожного подхода к проведению установленной шкалы обложения. Непропорционально высокое для низших групп возрастание обложения по нынешней шкале, по сравнению с прошлой, в низких разрядах урожайность, каких, судя по имеющимся данным о пестроте урожая 1923 г., будет большинство, создает опасность не только экономического напряжения для наиболее маломощных групп крестьянства, но может оказаться чреватым и политическими последствиями. Ведь большое возрастание налога для низших групп, по сравнению со средними, не может оказаться незаметным для самих плательщиков. Деревня научилась за революцию разбираться и в гораздо более сложных расчетах. А этот факт будет играть огромную роль, особенно если мы вспомним, что в названном выше «Сборнике», разбираясь в динамике крестьянского хозяйства, С. Струмилин приходит к выводу, что деревенская беднота, которой и коснется этот скачок обложения, продолжает умножаться и после революции, как росла она до нее, и, стало быть, удельный экономический вес ее в народном хозяйстве и политическо-советском управлении неизбежно будет расти, а не падать («Крест, хоз.», стр. 103). Учитывая это обстоятельство, нельзя не прийти к заключению о необходимости некоторого понижения ставок налога на нынешний год. Каким образом удобнее всего это сделать? Снижение налога для маломощных групп крестьянства, по-видимому, возможно было бы произвести двумя способами: или путем понижения ставок обложения в первой группе по скоту в первых шести разрядах, с освобождением от налога также еще и одной-двух ставок по земле в первых разрядах урожайности, или же путем процентной скидки для маломощной группы крестьянства. Обоими этими путями возможно было бы распространить эту льготу на значительные группы крестьянства, в основных его слоях, без существенного нарушения интересов государства. Но проведению этой меры, учитывая ее политическое значение, следовало бы придать соответствующий характер изданием особого декрета. Далее, ввиду значительной высоты общего контингента сельскохозяйственного налога, особенно при необходимости перевода для огромной массы крестьян продуктов в деньги при неблагоприятной сравнительно конъюнктуре рынка, следует учесть необходимость придержаться правила устанавливать соответствие налогового размера урожайности действительному урожаю, чего в прошлой практике НКПрода не отмечалось. И, наконец, особенно следует подчеркнуть необходимость осторожного установления, в порядке ст. 12 декрета 10/V, эквивалента денежной замены продуктовой единицы сельскохозяйственного налога. Каждое превышение ее, по сравнению с рыночным уровнем, что будет вызывать повышение размера сбыта продуктов крестьянством при уплате денежной части налога, неизбежно будет вызывать неудовольствие сельских хозяев, так как при всех местных обследованиях, доходивших до плательщика, во всех губерниях крестьяне как раз высказывали особенную настороженность и опасения в вопросе об уровне цен на хлеб осенью и зимой данного года. Исходя из такой общей оценки декрета 10/V, в настоящий момент мы приходим к таким выводам:

1) Признать необходимым предоставить дальнейшие льготы низшим группам плательщиков по земле и по скоту путем понижения ставок обложения в первой группе по скоту для первых шести разрядов шкалы в 3 низших разрядах урожайности и предложить НКПроду и НКФину в недельный срок разработать по этому поводу проект декрета так, чтобы возможно было еще до начала взимания налога провести эти льготы в жизнь в областях наибольшего распространения мельчайшего крестьянского хозяйства.

2) Дать твердую директиву Совнаркому при определении разрядов урожайности губернии строго придерживаться правила, чтобы налоговая урожайность не отходила от действительного урожая и чтобы таким путем не было увеличено и без того достаточно высокое обложение сельского хозяйства.

3) Дать твердую директиву НКФину и НКПроду в определении эквивалентов оплаты продуктовой единицы деньгами для взноса денежной части налога проявить особую осторожность и настойчивость в достижении наибольшего соответствия устанавливаемого эквивалента рыночной высоте цен.

Подготовка к кампании по проведению сельхозналога в 1923 г.

Подготовка к налоговой кампании 1923 г. проходит по двум линиям: НКПрода и НКФина.

Принятие декрета сильно запоздало не по вине отдельных ведомств, которые неоднократно обращали внимание высших органов на необходимость ускорения. Задержка вышла отчасти и из-за перенесения декрета на обсуждение партийного съезда18.

Декрет опубликован 10 мая, почти на 2 месяца позднее опубликования декрета 1922 г. Такое опоздание сорвало бы всю кампанию в прошлом году, но теперь оно, в общем, сравнительно мало помешало, по крайней мере, в смешанных губерниях, так как основная подготовительная работа была проделана значительно ранее. Вчерне декрет был дан уже на 5-м продсовещании и опубликован 6-8 марта, а затем радиотелеграммой от 20/IV № 0443 за подписью т. Рыкова были даны основные инструкции. Поэтому, несмотря на поздний выход декрета, в этом году вся подготовительная работа проделана значительно быстрее и ряд губерний доставил в НКПрод сведения по формам № 2 и 3 раньше прошлого года. Однако формально запоздание резко выражено. Например, в Татреспублике инструкция к декрету, обнародованная 26/V, получена 2/VI, между тем как ряд действий по инструкции должен быть закончен к 1/V1.

Подобный порядок проведения большого сложного декрета по «черновику» надо признать совершенно нетерпимым. Случайно лишь это не вызвало еще больших осложнений. Прошлая практика в этом отношении очень показательна. Из ряда губерний — Курской, Тамбовской, Татреспублики — имеются сведения о тех затруднениях, с какими приходилось встречаться при проведении прошлогоднего налога: по три раза пересоставлялись списки по волостям из-за изменения НКПродом указаний о способах учета скота, из-за изменения льгот переселенцам и пр.; опоздание с дачей общих указаний по отдельным моментам процесса проведения налога вызывало издание соответствующих инструкций на местах, которые расходились с последующими указаниями НКПрода и вызывали или срыв работы продорганов, или сохранение измененных местами норм обложения, совершено недопустимых в правильно поставленном налоговом хозяйстве. Подобные неслаженности в работе центральных налоговых органов необходимо устранить, тем более что вызывались они не неустранимыми обстоятельствами, а или невнимательностью, или волокитой. Лучшим примером к этому может служить весьма пикантная история вопроса о льготах расселенцам в 1922 г. Постановлением ВЦИК от 20/VII 1922 г. предоставлены льготы по уплате натурналога переселенцам и расселенцам, в том числе пунктом 3-м постановления льготы были предоставлены гражданам, занимающим земли в порядке доприселения к существующим сельским обществам, а также поселяющимся на обжитые места. В последнем случае срок льготы назначался 1 год. Лишь 21/Х последовало разъяснение по вопросу о льготах переселенцам. Опоздание посылки разъяснения объясняется длительностью переговоров и сношений НКПрода с Центроземом19 НКЗема по вопросу о применении пункта 3-го декрета, в частности, о понимании момента переселения на обжитые земли. Следует оговорить, что первое разъяснение по поводу означенного декрета послано на места 11/IX. В нем, однако, основной вопрос о поселении на обжитые земли не затрагивался. Необходимо отметить, что НКПрод 27/IX за № 30/20 представил в Совнарком проект о пересмотре декрета о льготах переселенцам и расселенцам и об отмене п. 3-го этого декрета. Госплан 4/Х сообщал по этому поводу, что вопрос необходимо отложить, а вопрос о пересмотре льгот принять во внимание при подготовке реализации нового урожая. Такого же характера заключение дано было НКЮстом со ссылкой на недостаточность оснований для пересмотра. В своем заключении в Совнарком от 28/IX НКРКИ указывал на то, что льгота эта вносит неустойчивость в продналоговую политику и должна быть ограничена случаями действительной затраты при переселении, как-то: возведение новых строений, приобретение инвентаря и т.д. В своем заключении НКРКИ указывал также на необходимость предложение НКПрода отклонить, т.е. вопрос отложить. Только лишь после этого НКПрод и опубликовал разъяснение. С целью несколько ограничить пункт 3-й декрета, НКПрод разъяснил, что таковой распространяется для переселенцев лишь с 1/1.1923 г. А ведь за этим потоком сношений, возражений и пр. билась живая жизнь, требующая прямого ответа на прямой вопрос, будет ли предоставлена скидка с налога расселенцам, которые в иных волостях составляли 18% наличных хозяйств. Обращаемся к самой налоговой работе в первых ее стадиях.

Налоговый аппарат

По НКПроду. Общий аппарат Наркомпрода за эти 1921—1923 гг. подвергся резкому сокращению. Общее количество работников определялось:

В

1921 г.

300 549 чел.

к 1 января

1922

169 000 чел.

октябрь

1922

67 749*

январь

1923

61 223 чел.

к 15 мая

1923

36 453 чел.

* Кроме сокращения, здесь учтены и переведенные на хозрасчет органы.

Для движения штатов за 1922 г. и 1923 г. по обследованным губерниям показательна Татреспублика:

 

1922 г.

1923 г.

% сокращения

Наркомпрод

320

155

55

Кантпродкомы

154

102

34

Заготконторы

1100

417

62

Налогинспектура

220

179

20

Однако на 1923/24 г. НКПрод установил для Татреспублики штат в 260 налогинспекторов. То же отмечается и в Курской, и других обследованных губерниях, где губпродкомы сами сочли возможным сократить штат налогинспектуры, а НКПрод установил значительно большие штаты. Таким образом, несмотря на предстоящее увеличение сбора, аппарат сокращается (еще значительнее — технический аппарат). Здесь сказывается известное упорядочение дела, использование проделанной в прошлом году работы.

Качественный состав продработников и специально налогинспектуры характеризуется следующими данными:

 

Годы

Московская губ.

Татрес

публика

Воло

годская

Рязан

ская

Там

бовская

Курская

Украина (на 1/1923)

Общее число

1922

 

219

137

250

315

388

 

1923

166

179

144

196

220

233

-

Из них

 

Членов РКП

1922

-

72

19

-

62

89

-

1923

48

73

57

74

55

48

578

Беспартийных

1922

-

147

118

-

253

209

-

1923

118

106

87

122

165

185

1718

Продстаж до 1 г.

1922

-

111

41

-

205

40

-

1923

-

81

-

-

153

43

-

Продстаж до 2 лет

1922

-

54

43

-

54

75

-

1923

 

55

 

-

31

107

-

Свыше 2 лет

1922

-

54

53

-

56

173

-

1923

-

43

-

57

36

83

-

Образование: высшее

1922

-

3

-

-

-

2

-

1923

13

-

-

-

1

1

41

среднее

1922

-

36

38

-

61

126

-

1923

1

21

68

70

74

72

708

низшее

1922

-

180

99

-

254

160

-

1923

152

158

76

126

145

160

1439

По данным НКПрода в 1922/23 г. во всей республике состав продработников распределяется так:

С высшим образованием 0,5%

средним 19,5%

низшим 80%

коммунистов 35%

беспартийных 65%

рабочих 22%

крестьян 48%

и прочих 30%

Живая связь с налогинспектурой поддерживалась слабо, отчеты же инспекторских отделений запаздывали на 2—4 месяца.

Надо отметить низкую оплату налогинспектуры, так, в июне с.г. получено в среднем:

по II поясу 1100 руб.

по III поясу 863 руб.

Из данных местного обследования обращает на себя внимание:

а) Частая смена инспекторов и уменьшение продстажа (Курской губ.), что объясняется уходом квалифицированных работников в лучше оплачивающие хозорганы (Хлебопродукт и др.).

б) Низкий образовательный ценз — это отражается и на сравнительно малом успехе продкурсов (Вологда) и приводит к необходимости неоднократных переделок и исправлений списков в 1922 г. (отмечается во всех губерниях).

в) Сравнительно большой % партийных работников все же нельзя считать достаточным, ввиду тесного соприкосновения налогинспектуры с волисполкомами, сельсоветами и крестьянством. Необходимо усиление партийного кадра, именно налогинспектуры.

В материалах обследования много указаний на недочеты в работе налогинспектуры, так, по Татреспублике жалобы крестьян на взяточничество, произвол, насилия. Статистика наказаний, которым подвергались налогинспектора, также довольно значительна. Но отмечается и определенное, хотя и недостаточное улучшение в связи с чисткой, прохождением продкурсов и проч. Особо отмечается необеспеченность налогинспектуры, малые оклады, отсутствие кредитов на разъезды (ходят по волости пешком).

Организация налогового аппарата в НКПроде по центру и в губернии в общем и целом остается и на текущий год без изменения при испытанной слаженности и дисциплине, так что не вызывает сомнений или замечания.

По НКФину. Для выполнения задачи проведения единого сельскохозяйственного налога по НКФину как в Центре, так и при местных ГФО образованы «особые части», кроме того, введена налоговая инспектура.

Особая часть Центроналога по проведению единого сельскохозяйственного налога сформирована в марте месяце текущего года в составе 3-х п/отделов: законодательно-инструкционного, оперативного и статистического; в этом виде она работает и в настоящее время.

Каждый из п/отделов выполняет следующие функции.

1. Подотдел законодательно-инструкционный.

а) Первое отделение — общее. Обслуживание административных нужд особой части: ведение общей переписки, регистрация, корреспонденция, составление различных докладов, отчетов, списков, повесток на заседания, ведение журнала заседаний по сельскохозяйственному налогу, подготовка материалов к последним, переписка бумаг и проч. по особой части на пишущих машинах, ведение архива особой части.

б) Второе отделение — законодательное. Ведет работу по разработке законопроектов и инструкций, составляет руководящие циркуляры для местных учреждений, рассматривает жалобы по сельскохозяйственному налогу. Работа в отделении ведется заведующим отделением, заведующим делопроизводством и делопроизводителем.

в) Третье отделение — инструкционное. Руководит работой ревизоров-инструкторов, рассылает их на места, рассматривает их отчеты и отчеты местных учреждений о деятельности, производит мероприятия по данным отчетов ревизоров и отчетов с мест; дает ответы и разъяснения по запросам с мест. Работа осуществляется заведующим отделением, заведующим делопроизводством и делопроизводителем.

2. Подотдел оперативный.

А. 1-е отделение — административное. Наблюдает за организацией местных налоговых особых частей, учреждений и органов по сельскохозяйственному налогу, налоговых комиссий, укомплектовывает эти учреждения, составляет сметы на организационные, канцелярские и проч. расходы местных учреждений по налогу, заботится об открытии своевременно кредитов для проведения сельскохозяйственного налога. Работа производится заведующим отделением и делопроизводителем.

Б. 2-е отделение — оперативное. Руководит и наблюдает за исполнением и взиманием налога на местах, следит за установлением и соблюдением сроков для взимания налога, ведет переписку и сношения с центральными и местными учреждениями по вопросам взимания и исчисления налога, составляет отчеты и разные сведения о поступлении налога для высших законодательных учреждений и НКФина. Работа осуществляется заведующим отделением, заведующим делопроизводством и делопроизводителем.

3. Подотдел статистический.

Устанавливает эквиваленты замены пуда ржи деньгами и другими продуктами, разряды урожайности по губерниям (по соглашению с подлежащими ведомствами); собирает с мест и из других учреждений и затем разрабатывает статистические данные и материалы о количестве пашни, сенокосов, скота, о едоках в разных угодьях; разрабатывает и устанавливает контрольные цифры ставок и объектов обложения; занимается разработкой сведений о тяжести обложения, национальном доходе, ведет все другие необходимые статистические работы.

Количество сотрудников, работающих в Особой части, — 25 чел., не считая заведующего особой частью (он же заместитель управляющего Отделом прямых налогов).

Как видно из изложенных функций особой части, она как аппарат новый и выполняющий ударные задачи органически еще не слилась с отделом прямых налогов и вообще со всем управлением налогами и государственными доходами НКФ. Поэтому она имеет свой статистический п/отдел, несмотря на то что в составе отдела учета налогов имеется специальный п/отдел статистики, кроме того, оперативный отдел ведает учетом личного состава, составляет для них сметы, наблюдает за открытием на местах кредитов, что должно лежать на соответствующих п/отделах общего отдела Центроналога. Подобное явление параллелизма работы и нарушения стройности организации аппарата может быть терпимо как временное явление: в дальнейшем же совершенно необходимо статистический п/отдел передать в отдел учета и, кроме того, освободить оперативную часть от заведывания личным составом и кредитами по сельскохозяйственному налогу с сосредоточением всех этих функций в общем отделе Центроналога по принадлежности. Вместе с сим следует признать «особую часть по единому сельскохозяйственному налогу» аппаратом вполне сработавшимся и налаженным; однако нельзя не отметить того, впрочем, обычного явления, что старший персонал состоит из квалифицированных работников (ответственные сотрудники и руководители — бывшие работники НКПрода), младший состав, однако, слабее, поэтому вся тяжесть работы падает на ответственных сотрудников, чем может быть объяснена медленность проведения бумаг и телеграмм, а также изготовление и рассылка на места циркуляров, например, общий циркуляр о порядке проведения налога разослан на места только 15 июня.

Что же касается мест, то в губерниях, где налог администрируется НКФ, произведена унификация аппаратов путем упразднения продорганов и передачи всех необходимых для производства сборов натуральной части налога аппаратов от НКНрода НКФину.

По данным НКПрода, в губерниях, переданных для администрирования сельскохозяйственного налога НКФину, упразднено около 20 000 должностей, взамен этого в составе местных органов НКФина в тех же губерниях добавлено 8129 должностей; из них при ГФО — 806 чел., при УФО — 1349 чел., уездных инспекторов — 705, число сотрудников при канцелярии фининспекторов — 1058, волфинагентов — 4211 чел. Указанные цифры не являются окончательными, так как штаты, по объяснению Центроналога, могут быть изменены в зависимости от требований и заявок местных органов. Расходы на содержание означенного состава оплачиваются по смете НКФ. Сверх этого штата при волисполкомах будут учреждены особые налоговые столы с общим числом работников до 1590. Содержание работников налоговых столов при волисполкомах будет оплачиваться по смете НКВД.

В счет утвержденного штата в 8129 чел. к июлю месяцу на местах в наличности имеется всего 7203 чел.; из них работников при ГФО — 508 чел., при УФО — 1085 чел., фининспекторов 682 чел., сотрудников при канцеляриях фининспекторов — 723 чел., волфинагентов — 425 чел. на укомплектование состава работников финорганов переведено из продорганов всего 3928 чел., из них 12 чел. губпродкомиссаров, 258 налоговых работников губпродкомов, 154 — упродкомиссаров и их заместителей и 2201 работников — упродкомов (сведения не по всем губерниям).

С передачей НКФину НКПродом заготконтор в количестве 128 и подсобных пунктов в количестве 57 в губерниях с денежной формой обложения, будет передан и рабочий персонал, обслуживавший их.

По данным ревизоров НКФ, личный состав местных работников по сельскохозяйственному налогу с точки зрения качественности может быть охарактеризован таким образом:

1. Состав работников сельскохозяйственной части ГФО вполне удовлетворителен; в большинстве случаев он возглавляется губпродкомиссарами и состоит из подобранных лучших работников.

2. Работники сельскохозяйственной части при УФО хуже в качественном отношении состава губорганов, но под руководством упродкомиссара и опытных продработников есть основание полагать, что они справятся с возложенной на них работой.

3. Низовой аппарат слаб и мало подготовлен к работе; с одной стороны, вследствие неудовлетворительной подготовки работников на краткосрочных курсах, с другой стороны — благодаря низкому уровню общей грамотности состава сельского населения как главного источника, из которого черпаются работники низового аппарата.

Для подготовки волфинагентов почти во всех губерниях, администрируемых НКФинцентром, были намечены к организации и проведению особые курсы, которые должны были быть закончены к началу мая с.г. Курсы организовались по плану Центроналога усилиями местных органов НКФ. Смета по проведению курсов была исчислена на 4800 чел. Из расчета по 332 руб. на каждого. Однако при утверждении сметы было произведено сокращение на 33%, почему расход на каждого курсанта выразился в сумме около 200 руб. Обращаясь к вопросу о технике проведения курсов на местах и сроках выполнения календарной программы, приходится признать, что, в общем, организация курсов удалась не вполне, как в смысле наблюдения сроков, так и достижения желательных результатов. По 11 губерниям курсы были открыты только в мае месяце и только по 9 губерниям — в апреле. Из общего количества 20 губерний, о которых имеются сведения, большинство закончило курсы с опозданием, доходящим в 6 губерниях до половины июня месяца; по остальным губерниям сведений не имеется вообще. Число курсантов на организованных курсах достигало всего 2388 чел., из коих окончило удовлетворительно 1374 чел. Несмотря на прохождение через курсы, состав волфинагентов признан ревизионным обследованием весьма слабым и мало подготовленным к работе; помимо сего, в некоторых губерниях к работе были допущены даже те курсанты, которые окончили курсы неудовлетворительно. Причинами опоздания с открытием курсов были: невыясненность до последнего времени в ряде губерний формы обложения, отчасти весенняя распутица, в некоторых же случаях — недостаточная инициатива со стороны местных органов. Причинами слабой подготовки курсантов является вообще недостаток подходящих работников на местах, а затем недостаточность кредитов, отпущенных на проведение курсов.

Обращаясь далее к оценке работы созданного НКПродом и НКФином налогового аппарата, подробнее остановимся на деятельности наиболее интересных частей, местных органов, так как из приведенных уже ранее фактов видно, что центральные аппараты обоих комиссариатов работают не хуже других, в руководяще-законодательном отношении посвящая, вероятно, 50, если не 75% своего рабочего времени согласованию вопросов с другими ведомствами. Надо полагать, что этому согласовательскому бедствию нашего центрального аппарата следует отдать долю внимания, чтобы разгрузить его для более свободного маневрирования. Что касается местного аппарата НКФина и НКПрода, то произведенное Комиссией обследование показало, что по точности и четкости работы из всех низовых частей госаппарата местные органы обоих наркоматов представляют собою наиболее работоспособные и дисциплинированные части. Но если подойти к ним с более глубокой оценкой, то на ряде фактов можно проследить, как эти лучшие аппараты пропитаны формально-бюрократическим содержанием прошлого. Прежде всего, в деятельности продорганов и финорганов, начиная с губернских центров и кончая низовыми ячейками, бросается в глаза замкнутость их на интерес своей работы и полный отрыв от желания подумать об интересах обслуживаемого населения. В этом отношении местное обследование дало ряд поразительных наблюдений. В Тамбовской губернии на почве здорового стремления быстро закончить продналоговую кампанию и, конечно, отличить свой аппарат чрезвычайно срочным выполнением 100% задания, создалась совершенно ненормальная скачка за укорочением конечных сроков сдачи продналога, которая привела к тому, что установленный законом конечный срок сдачи налога на 1/VI-23 г. НКПродом был изменен на 1/1—23 г., губпродкомом на 1/XI-22 г. и затем на 15/IX. В свою очередь упродкомы также сокращали эти сроки и устанавливали их на 1/IX. А по Курской губ. зарегистрировано, что даже волисполкомы (Медвенский, Обояньск.<ий> у.<езд>) также производят подобные самостоятельные сокращения сроков. В результате из Борисоглебского уезда сообщали, что вследствие совпадения последнего срока с уборкой полей, часть хлеба и картофеля погибли на полях, так как население, занятое сдачей продналога, не имело времени убрать их до осенних дождей. Далее, комиссией было обнаружено в Татнаркомпроде ходатайство Старо-Юминской волости (от 22 сел) об исключении из облагаемой площади 310 дес. земли, отошедшей под жел. дор. Ходатайство это во всех инстанциях, начиная с уезда и кончая Наркомпродом, оставлено без последствий за непредставлением формальных доказательств, хотя такие доказательства можно было получить из кантземотдела или Татнаркомзема путем простой телефонной справки. Бездушная машина бюрократического аппарата чужда такой идущей навстречу интересам крестьянской массы отзывчивости. Она печется об «интересах» казны, имеющей из-за отсутствия формальных доказательств получить с 22 сел названной волости некоторый излишек налога за землю, не находящуюся в их пользовании. Весьма характерно, наконец, что в проведении продналоговой кампании Тамбовский губпродком руководится весьма почтенным желанием продемонстрировать крепость власти и стремлением ставить работу наиболее авторитетно. Задавленный большой тяжестью сложной и запутанной практической работы, естественно, он не может соединить эту высокую принципиальность с мелочами крестьянской жизни, и получается описанный выше кавардак, от которого трещит спина плательщика. Старые разверсточные методы, где и возможно было брать хлеб лишь диктаторскими способами, отошли, новое время требует и нового подхода к населению, иначе никакой смычки не получим. Обследование, обнаружившее такой уклон продфинработы, дает и средства его лечения. Ездивший в Татреспублику т. Лисицын передает свои наблюдения над работой двух волисполкомов: во главе одного из них стоит крестьянин-коммунист (татарин), во главе второго — бывший кулак-беспартийный. Результаты таковы, что в первой волости все работы по продналогу проведены своевременно, тщательно, без отступления от закона, и население не выражает недовольства. Во второй — работа запоздала, сделана небрежно, возвращалась для исправления, и население выражает недовольство как декретом вообще, так и работой своего местного органа управления.

Для характеристики служебного низшего персонала, имеющего отношение к взиманию продналога, местные обследования установили целый ряд отступлений от закона и даже прямых злоупотреблений и преступлений. Типичными из них являются прежде всего халатность и небрежное отношение к своим обязанностям со стороны инспектуры и волисполкомов, требовавших вмешательства и воздействия уездных или даже губернских органов. Во всех губерниях установлены многочисленные аресты продкомиссарами инспекторов и представителей волисполкомов. Однако большое значение имеют злоупотребления, допускаемые при взимании налога. Наиболее типичными из них являются злоупотребления при распределении скидок, выдачи подложных квитанций в приеме зерна, причем в двух губерниях, Тамбовской и Курской, были обнаружены прямо фальшивые заготконторы, которые при посредстве продинспекторов и местных кулаков «помогали» государству собирать продналог тысячами пудов. Все такие преступления открывались, и виновные несли соответствующее наказание, но подобные факты чрезвычайной легкости организовать даже крупные покушения на личность крестьянина или на средства казны заставляют подумать над улучшением личного состава продработников и волисполкомов, и прежде всего над улучшением их материального положения.

Чтобы закончить с вопросами местного аппарата, соприкасающегося с проведением сельхозналога, надо еще отметить, что во всех случаях, когда прод- или финорганам по налоговым делам приходится обращаться в земотдел, местное обследование всегда обнаруживало колоссальную задержку и волокиту. Эта часть нашего аппарата — органы НКЗема, связывающие нас с крестьянством по другим линиям — продолжает еще оставаться наименее организованными.

Имея в виду исключительно важное значение, какое приобретает для смычки с крестьянством работа налоговых органов, учитывая результаты местных обследований, необходимо сделать следующие предложения:

1) от имени ЦК предложить комитетам партии проявить максимальную работу в снабжении налоговых аппаратов, особенно продналогинспектур, возможно большим числом коммунистов, с периодическим докладом Политбюро результатов этих работ.

2) Предложить губкомам и укомам ввиду исключительно важного значения, какое будут играть в жизни деревни налоговые вопросы, иметь неослабное и внимательное наблюдение и руководство работой, и укомплектование преданными советской власти элементами местных органов Наркомпрода и Наркомфина.

3) Поставить на очередь вопрос перед НКВД и губисполкомами о всемерном и срочном улучшении и пересмотре личного состава волисполкомов и сельсоветов.

Подготовительные мероприятия к проведению декрета

Вскоре после опубликования декрета о едином сельхозналоге, была составлена Центроналогом и утверждена 25 мая с.г. зампред СНК тов. Каменевым, Наркомпродом и зам. НКФином инструкция по проведению этого налога в жизнь. В инструкции довольно подробно развиты общие положения основного декрета и регламентированы взаимоотношения местных органов, на которые возложено проведение налоговой кампании, установлен темп ее и сроки выполнения отдельных заданий. Сопоставляя даты утверждения самого декрета 10/V и инструкции 25/V с тем сроком, который назначен для начала кампании, именно 1 мая (когда губпродкомы и упродкомы и уфинотделы обязаны были приступить к составлению списков плательщиков), следует прийти к заключению, что при составлении декрета и инструкции имелось в виду произвести подготовку кампании еще в мае месяце. Поэтому распубликование декрета и инструкции должно было быть сделано в срочном порядке; тем не менее инструкция, отпечатанная в приложении к «Вестнику финансов»20 от 1 июня с.г., была разослана на места лишь 15 того же июня; получена же в отдаленных губерниях и областях, конечно, была не раньше 1 июля, тем более что она была послана не непосредственно в губфинотделы, а через уполнаркомфинов. К этому нужно прибавить, что и количество отпечатанных экземпляров инструкции — 6000 шт., представляется недостаточным, особенно если принять во внимание, что инструкция является руководством для всех работников по налогу от верхов и до самых низов.

Декретом 10 мая на Наркомфин возложено составление, кроме общей инструкции, также ряда частных инструкций, а именно: а) о порядке премирования сельских хозяйств; б) о порядке ответственности за нарушение декрета и в) по учету натуральных поступлений. Первая из них уже разработана и утверждена, но ко времени окончания обследования отпечатана еще не была, что, несомненно, задержит рассылку ее на места и затруднит применение ее на деле. По характеру своему эта инструкция должна была быть составлена и разослана на места вскоре после опубликования декрета, иначе утрачивается ее значение. Инструкция о порядке ответственности за нарушения декрета ввиду разногласия НКФ с НКЮ была представлена на рассмотрение СНК, коим 3 июля с.г. утверждена в редакции НКФ. Что же касается последней инструкции (по учету натуральных поступлений), то она, хотя и выработана, но еще не утверждена. Помимо сего, НКФ должен был разработать положение об обложении пригородных беспосевных хозяйств, имеющих скот, и об обложении северных районов, не имеющих пашен. Проекты этих положений ко времени обследования находились еще на рассмотрении начальника Центроналога.

Затем Наркомпродом должны были быть установлены: 1) проценты денежной и натуральной части в смешанных губерниях, для сего Центроналогом потребованы от губисполкомов сведения, которые только что начали поступать; 2) о сроках уплаты налога в натуральной и денежной формах проект уже разработан, но ко времени производства обследования еще не получены одобрения; 3) нормы замены хлеба деньгами и другими продуктами также еще разрабатываются; 4) предположения об отчислениях от сельскохозяйственного налога на местные нужды рассматриваются в настоящее время Особой Комиссией НКФ по материалам, поступающим от губисполкомов; ко времени окончания обследования поступали материалы от 14 губерний, причем по 6 губерниям Комиссией уже вынесены решения об установлении процента отчисления в размере от 15 до 20%; 5) к работам по установлению урожайности уже приступлено по данным, получаемым от местных финансовых органов, причем при проверке оказалось, что эти последние в своих донесениях базируются на данных губстатбюро, которое, в свою очередь, представляет те же данные ЦСУ, почему работа в Центроналоге является малоценной.

Из изложенного видно, что ряд занятий, вытекающий из существа декрета 10/V-23 г., Наркомфином и Наркомпродом еще не выполнен, и это обстоятельство не может пройти бесследно для кампании по проведению налогов.

Связь с местами и их инструктирование

Среди мероприятий, касающихся установления связи с местными органами и инструктирования их, намеченных НКФ и частью уже проведенных в жизнь, необходимо отметить организацию в период времени с 20/V по 1 /VIII-23 г. районных совещаний заведующих обл. и губфинотделами и налоговыми управлениями с установлением центров для таковых совещаний в городах: Екатеринбурге, Москве, Петрограде, Ново-Николаевске, Ташкенте, Харькове, Ростове н/Д., Оренбурге, Симферополе, Саратове и Чите.

Районные совещания по плану работ проводятся при участии представителей, командируемых Центроналогом, и посвящаются вопросам общефинансовой и налоговой политики и, в частности, сельскохозяйственного налога, вопросам прямого и косвенного обложения, регулированию взимания госдоходов неналоговых, вопросам отчетности и статистики. Охватывая указанную программой область финансовых мероприятий, НКФ значительное внимание в районных совещаниях уделял разъяснению смысла, главной основе и технике проведения единого сельскохозяйственного налога и тем, несомненно, в известной степени содействовал усвоению местными аппаратами целесообразного понимания декрета. Следующей мерой в области связи с местами и инструктирования по единому сельскохозяйственному налогу является посылка на места ревизоров-инструкторов для обследования работы местных аппаратов НКФ. Недостаток штата ревизоров не позволил НКФ произвести обследование всех губерний с указанной стороны, и потому НКФ ограничился командированием ревизорского состава только в следующие губернии и места: Архангельскую, Астраханскую, Череповецкую, Двинскую, Псковскую, Витебскую, Владимирскую, Ростов Дон, Вологодскую, Новгородскую, Туркестан и Калмыкию. Причиной назначения ревизоров именно в указанные губернии является отчасти замеченная центром организационная слабость аппаратов финорганов в этих местах, отчасти недостаточная осведомленность центра о ходе подготовительных к проведению налоговых кампаний работ на местах и отчасти подготовленное заранее центром совпадение устройства районного совещания с посылкой в данное место ревизора, выполнявшего, таким образом, двойную задачу: обследования работы мест и представительства от центра на совещании. На основании преподанной ревизорам программы, они должны были выяснить степень организованности губ.<ернских>, уезд.<ных> и низовых аппаратов со стороны их укомплектования составом работников, соответствия наличного состава установленным штатам, выяснить, были ли организованы, когда и в каком порядке курсы для подготовки волфинагентов, образованы ли аттестационные комиссии для чистки наличного состава работников, как проходит передача продналоговых аппаратов, какие меры были приняты к составлению поселенных списков, ведется ли агитработа, заключены ли соглашения с губисполкомами о форме взимания сельхозналога, установлено ли % соотношение натуральной части налога с денежной.

Обзор ревизорских докладов дает основание констатировать, что возложенная на них работа, в общем, была выполнена вполне удовлетворительно, хотя некоторые доклады страдают неполнотой сведений. Тем не менее эти материалы имеют известную ценность, поскольку они дают общую характеристику работы местных финорганов. Общая же картина такова: в отношении связи Центроналога с местными финорганами и инструктирования их удовлетворительность положения можно признать только в губерниях, наиболее близко расположенных к центру. Что же касается губерний и мест более отдаленных, то там мы находим непочатый угол работы, например, ревизор, обследовавший Северный Кавказ, сообщает, что вопрос о конструировании аппарата каждой из республик и областей решался по-своему, так как места никаких руководящих указаний от уполнаркомфина, а этот последний от Центроналога, не получали; в некоторых областях Туркестана отсутствуют не только налоговые аппараты по взиманию сельхозналога, но даже вообще уфинотделы. В Калмыкии тоже, по Астраханской губ. в Николовской волости, близко расположенной к Астрахани, в июне месяце председатели сельсоветов почти совсем не были осведомлены о едином сельхозналоге и т.п. Во время обследования губфинотдела в Вологде комиссии удалось получить со своей стороны характеристику инструктирования мест центральными работниками. Доклад сообщает, что губфинотдел был озабочен организацией налоговой отчетности в волостях. Не получая указаний центра, он составил проект такой отчетности и направил на утверждение НКФ. Ответа не получил, оказывается, как говорит доклад, указанная инструкция была разработана в центре еще в конце мая, а получена в Вологде лишь 29 июня, через приехавшего в Вологду на ревизию инспектора общего отдела бюджетного управления НКФ гр. Парфенова, продержавшего у себя в портфеле эту инструкцию три недели и только перед отъездом из Вологды вспомнившего о ней и передавшего ее губфинотделу. Таким образом, благодаря забывчивости гр. Парфенова, столь важная инструкция вовремя передана не была, и губфинотдел не приступил к подготовке волостей. Работа эта не проводится и в настоящее время за отсутствием приложений к инструкции, на которые есть ссылка в самой инструкции. Эти приложения или забыл передать Парфенов, или же это было следствием небрежности самого Центроналога.

Ввиду недостаточности снабжения мест инструкционным материалом, на местах вынуждены были издавать своими средствами разного рода пособия, необходимые при проведении налоговой кампании. Так, например, Архангельским ГФО издана инструкция с вспомогательными таблицами для составления поименных списков. Уполнаркомфином на Урале по Екатеринбургской губернии изданы: а) инструкция по заполнению поименных списков с таблицами перевода сенокоса в пашню и определения количества земли на едока и б) инструкция о приеме и передаче продналогового аппарата. Подобные же инструкции изданы Астраханским, Северо-Двинским и Новгородским ГФО. При рассмотрении этих инструкций противоречий между ними и основным декретом не замечено, по существу они могут считаться весьма полезным пособием для финагентов.

Подготовка населения к налогу

Подготовка крестьянства к налогу далеко не повсюду проводится достаточно энергично. Центром — Наркомпродом и Наркомфином — почти ничего не сделано, хотя агитационный подотдел отдела информации НКФ разослал циркулярное письмо, в котором предлагает местам руководствоваться следующим: «материалы для популяризации налоговой политики в общем масштабе (брошюры, листовки, плакаты, лозунги, статьи для местной прессы) будут издаваться центром, местам надлежит сосредоточить силы и средства исключительно на популяризации налогов и разъяснении их техники под углом местных условий». Издав такое распоряжение, агитотдел, однако не выполнил своей задачи. За все время им изданы только: «Письмо красноармейца на родину» — плакат 300 000 экз. и брошюра «Налог с крестьянства» — 50 000 экз. Изданные брошюра и плакат говорят о нем в общем масштабе (брошюра 8—12 стр.) и ничего или очень мало говорят о едином сельхозналоге. Намечен план проведения агитдвухнедельника, но будет ли проведен в исполнение — неизвестно. По изданию литературы работает комиссия из представителей НКПрода и НКФ, но приступлено к изданию только сборника налогового законодательства. Когда выйдет из печати — неизвестно. То же самое можно сказать и о сданных в печать двух брошюрах: «Что такое эмиссия и как с ней бороться» и «Что сказал XII съезд РКП о налоговой политике в деревне».

На местах пестро: в Тамбовской губернии, где в 1922 г., несмотря на создание продагиттроек (упродкомиссар, уполитпросвет и завагитпрос укома), воскресники и уездные беспартийные конференции были малочисленны, отмечена чрезвычайно слабая информация; в нынешнем году проводятся волостные беспартийные конференции, разослан по избам-читальням декрет и ставки, и распространяются в волостях листовки. В Татреспублике в прошлом году агиткампания началась поздно и велась в уездах слабо, в 1923 г. в Спасском кантоне проводятся беспартийные конференции, но печатных материалов мало (например, 2 экз. декрета на 3 волости) и из опроса крестьян выясняется, что сельскохозяйственный налог им незнаком; в Н.<ижне> Челненском кантоне никакой агиткампании не проводится. В Рязани беспартийных конференций и др. попыток устной агитации не отмечено. В Вологде также отмечено, что население о налоге не информировалось в прошлом, а в этом году агитация идет очень слабо. Лучше, видимо, обстоит в Курске, где проведено, по справке, 3000 докладов на крестьянских съездах, распространено 150 тыс. экз. «Беседы губпродкомиссара с крестьянином», 8000 листовок. По-видимому, более энергично ведется агиткампания в Московской губернии. Здесь между прочим отмечается распространение изданного Главполитпросветом плаката, не относящегося к Московской губернии и потребовавшего специального разъяснения, чтобы предотвратить развитие недоразумений с плательщиками. Вообще же надо сказать, что агиткампания этого года протекает слабее прошлогодней.

Поселенные списки

В настоящее время должна быть закончена подготовительная работа — составление поселенных списков и учет объектов обложения.

Материалы с мест так характеризуют положение:

по Татреспублике в прошлом году составление поселенных списков затянулось на 3 месяца, причем материалы (формы инструкции) были получены кантонами и волостями с большим опозданием и списки переправлялись три раза; при этом более всего времени уходило на рассылку, приготовление бланков (присылались формы без бланков) и т.д. и меньше на самое составление списков и их проверку и сводку (например, в волисполкоме сводка заняла 1 сутки). В текущем году работа выполняется вдвое быстрее, официальное начало 2 мая (до издания декрета), фактическое в кантоне 14/V, и утверждение в Таткомпроде 16/VI. Поселенные списки составлены в этом году правильно, а с внешней стороны чище и аккуратнее.

В Курской губ, в этом году к концу июня учет уже был проведен своевременно и успешно под контролем и при содействии инспектуры, списки утверждены губпродкомом, и ведомость отослана в НКПрод 4/VII. В 1922 же году опоздание было почти на месяц и объяснялось чрезвычайной неподготовительностью и слабостью сельсоветов и недостаточным руководством губпродкома.

В Тамбове в 1922 г. общее опоздание составило 42 дня. Причины: отсутствие в УЗУ необходимых сведений о посевной площади, недостаток подготовленного персонала, пересоставление из-за ошибок и т.д. Подготовку к налогу 1923/24 г. губпродком начал поэтому с конца 1922 г., и, в общем, работа в этом году протекает успешно и в срок.

Неподготовленность к работе волисполкомов и сельсоветов отмечается и по Вологодской губ., где, впрочем, и уфинотделы не инструктированы и внушают опасения. Однако погубернская сводка уже составлена.

Таким образом, надо признать, что:

1. Поселенные списки составляются в этом году значительно лучше, правильнее и аккуратнее, чем в прошлом году.

2. Волисполкомы и сельсоветы проявляют большую подготовленность, но все же без помощи налогинспектуры совладать с этим делом не в состоянии.

3. Сроки соблюдаются строже прошлогоднего, прохождение по инстанциям быстрее, но все же вовремя сводки в центр не прибывают.

4. Недочеты в достаточном и своевременном снабжении бланками и инструкциями не устранены, и дело нуждается в дальнейшем упорядочении.

Объекты обложения

Выявление объектов обложения по данным обследования проходит успешно и без осложнений, несмотря на существенные новшества — изменение эквивалентов перевода сенокосов и обложение рабочего скота с выпадением мелкого. По крайней мере ни в переписке самого НКПрода, ни на местах не отмечено по этим пунктам существенных ошибок или недоразумений.

Исчислив, по своим предварительным сведениям и статистическим данным ЦСУ, пашню на 1922/23 г., НКПрод дал губерниям так называемые контрольные цифры, которые разошлись с действительно выявленными; то же, видимо, повторится в 1923/24 г.

 

Контр. цифры

Выявлено (в тыс. дес.)

1922

57 710

56 720

1923

65 583

еще не закончено

(увеличение задания на 15%).

   

В этом году отмечается особенно сильно повышение площади пашни в быв.<ших> голодных губерниях, в Сибири же цифра снижена с 6665 т.<ысяч> д.<есятин> до 5273 т.<ысяч> д.<есятин>. Неполная к моменту производства настоящего обследования сводка данных о проверке облагаемой площади по форме № 2 и 3 дает следующие результаты:

Губернии

Контрольная цифра на 1923 (в тыс. дес.)

Сведения с мест по форме 2 и 3 (в тыс. дес).

Примечание

Гомельская

1858

1710

Без совхозов

Смоленская

2135

2147

 

Марийская обл.

485,5

506

 

Чувашская

629

621

 

Рязанская

2145

2549

Нов. границы

Тульская

1879

2062

 

Орловская

2009

2002

 

Курская

3178

3230

 

Воронежская

3856

4161

Нов. границы

Пензенская

. 2102

2420

Нов. границы

Симбирская

1700

1760

 

Крым

402

743

 

Донская обл.

2036

2173

 

Ставропольская

1354

1309

 

Адыгеевская*

104

107

 
 

25872,5

27500

 

*Так в документе

Таким образом, несмотря на увеличение контрольной цифры на 15%, превышение над контрольной цифрой в общем по этим губерниям получается уже на 6,5%, что свидетельствует как о неточности прежних списков, так и о некотором увеличении посевной площади.

В отдельности по обследованным губерниям установлено, что в Курске увеличение пашни незначительно, но контрольная цифра НКПрода превышена; в Тамбовской губ. увеличение по одному Тамбовскому уезду на 25 981 дес., есть увеличение и по скоту (10,5%). По Татреспублике, напротив, отмечается уменьшение почти по всем кантонам пашни, едоков и крупскота (последнее компенсируется учетом рабскота). Одних едоков убыло 279 882 — следствие голода (смерть, эмиграция), пашня уменьшилась на 18 000 дес. (исключение болотных сенокосов) — сказываются последствия голода. Такое же уменьшение пашни и сенокоса по спискам оказались и в Вологде (6600 дес. пашни и 12 000 дес. сенокоса), однако при начатой проверке уже обнаружилась сокрытая площадь.

Организация взимания налога

А) В денежной форме. Сбор налога в денежной форме организован таким порядком:

1. В губерниях, администрируемых НКПродом, предположено производить этот сбор в кассах уфинотделов и приписных кассах НКФина, открываемых губфинотделами по соглашению с губпродкомами при заготконторах. По этому поводу следует сказать, что данными обследования, произведенного комиссиями, была установлена целесообразность разрешения приема денег также в самих заготконторах, без открытия при них особых приписных касс НКФина.

2. В губерниях, администрируемых НКФином, предположено поручить сбор денег волисполкомам, которые собранные деньги должны сдавать в кассы уфинотделов или специальным разъездным сборщикам уфинотделов. Такой порядок сбора денег по существу представляется целесообразным и не противоречащим общей инструкции по проведению сельскохозяйственного налога.

Б) В натуральной форме. Вопрос о способах и порядке взимания с населения натуральной части сельскохозяйственного налога в губерниях с денежной формой его озабочивал НКФин еще в апреле сего года. Центроналог еще в то время, когда вопрос о распределении губ.<ерний> по категориям, в зависимости от форм взимания налогов, обсуждался в ряде совещаний и комиссий, имел полную возможность отказаться от администрирования тех губерний, которые по существу не могли считаться чисто денежными, тогда же (а именно 25 апреля) возник вопрос о передаче сборов натурчасти налога Хлебопродукту. Кроме того, циркулярно преподано на места НКФином указание выяснить возможность использования для сбора натуральной части налогов местные органы Центросоюза, кооперативов и т.п. Как видно из сообщения губфинотделов, местные органы как кооперативных организаций, так и Хлебопродукта предъявили неприемлемые для НКФина требования. Ввиду сего Центроналог вынужден был войти от себя в переговоры с Хлебопродуктом о передаче ему сбора натурналога в ряде губерний, переданных в ведение НКФ, а также войти в соглашение с некоторыми губисполкомами о передаче им сбора налога на комиссионных началах. Условия были заключены с Архангельским, Северодвинским, Костромским и Вологодским губисполкомами, причем комиссионное вознаграждение определено в 15%.

Переговоры с Хлебопродуктом затянулись с 25 апреля, когда было получено от него первое письмо, до настоящего времени и еще окончательно не разрешены. Основные условия, на которых Хлебопродукт соглашается производить сбор хлеба, заключаются в следующем. Хлебопродукт обязывается принять на себя операции по приему и хранению продуктов, имеющих поступить в качестве натурчасти налога, собираемого НКФином в следующих губерниях: Новгородской, Псковской, Владимирской, Нижегородской, Тверской, Витебской и Брянской; кроме того, Хлебопродукт предложил включить в генеральный договор также Костромскую губ., так как местный губисполком хотя и заключил условие с Центроналогом, в силу которого сбор налога в названной губ. он принимает на себя, однако он вошел с Хлебопродуктом в соглашение о передаче этих операций ему также на комиссионных началах. Количество хлеба, подлежащего сбору в означенных 8 губерниях, равняется 12 650 000 пуд. Предельный срок хранения продуктов за счет Хлебопродукта — 15 декабря 1923 г. Весь инвентарь, оборудование, складочные помещения и все необходимые технозаго-товительные средства, принадлежащие НКПроду, а также гуж- и автобазы в перечисленных губерниях передаются Хлебопродукту в его безвозмездное пользование. За операцию по приему, хранению, отпуску и сдаче продуктов франко-заготконторы по текущему ремонту, страховке, содержанию аппарата, почтово-телеграфным и канцелярским расходам Хлебопродукт получает 16% собранного им хлеба (ржи), причем это процентное вознаграждение взимается в количестве не ниже установленного для каждой губернии в отдельности расписанием.

Центроналог не нашел возможным согласиться на все эти условия и со своей стороны предложил:

1) уменьшить комиссионное вознаграждение до 12%, причем, если сбор продуктов будет свыше 10 млн и до 15 млн ржаных единиц, то комиссионное вознаграждение за излишек сверх 10 000 000 пуд. оплачивается из расчета 11%, а свыше 15 000 000 пуд. — 10%;

2) минимальную сумму, с которой должно исчисляться процентное вознаграждение, сократить до 10 000 000 пуд., независимо от распределения этого количества по губерниям;

3) предельный срок бесплатного хранения продуктов продлить до 1 февраля 1924 г.

Ввиду изложенного разногласия по основным пунктам, договор с Хлебопродуктом окончательно еще не заключен, так как не выяснен целый ряд технических вопросов, связанных с передачей Хлебопродукту заготконтор, и, кроме того, не выяснен вопрос юридический — об ответственности Хлебопродукта в случае неисправного выполнения им договора.

Затем вопрос о порядке сбора натуральной части в губерниях: Екатеринбургской, Тюменской, Пермской и Челябинской находится в следующем положении. Комиссия ЦК РКП по вопросу о едином сельскохозяйственном налоге на заседании 27 апреля постановила: сбор налога на Урале, как в денежной, так и натуральной части, передается в ведение НКФина с предоставлением ему права на Урале сохранить заготовительный аппарат НКПрода в размерах, обеспечивающих «сбор натуральной части налога». Происходивший во второй половине мая съезд финансовых работников Уральской области признал передачу приема натуральной части комиссионерам с коммерческой точки зрения невыгодной и нежелательной, причем съезд признал необходимым техническо-заготовительный аппарат сосредоточить в органах НКФ, резко отграничив налоговый аппарат от техническо-заготовительного, переведя последний на начала хозяйственного расчета. Последовавшими после съезда постановлениями Уралэкосо установлен порядок приема финорганами натуральной части налога, порядок передачи техническо-заготовительного аппарата, а также порядок ликвидации остатков этого аппарата. Возражений против мероприятий Уралэкосо в этой области со стороны НКФ не имеется, поскольку комиссия предоставила ему право сохранить за собою техническо-заготовительный аппарат, а съезд и Уралэкосо признали необходимым произвести прием натуральной части налога непосредственно аппаратом финорганов.

Из изложенного видно, что из числа 15 губерний, в коих НКФин должен был подготовить кампанию по сбору натурчасти налога, можно считать окончательно налаженным дело лишь в 4 губерниях, в остальных же губерниях вопрос о порядке взимания налога остается открытым, что ставит в крайне затруднительное положение местные губфинотделы; об этом, между прочим, можно судить по данным акта обследования Нижегородской РКИ губфинотдела, в котором говорится следующее:

«Наркомфин, указывая, что вопрос о приемке и хранении натурчасти налога может быть разрешен в порядке передачи этой операции на комиссионных началах Хлебопродукту или кооперации, предложил губфинотделу войти по данному вопросу в переговоры с Хлебопродуктом и местными кооперативными организациями, которые не привели к положительным результатам, так как они отказались взять на себя эту работу; что же касается Нижегородской конторы Хлебопродукта, то таковая хотя и изъявила согласие принять на себя операции по приему и хранению натуральной части налога, но предъявила при этом неприемлемые условия, на которые согласиться было невозможно. Губфинотдел в течение мая и июня 3 раза командировал в Центр своих представителей для разрешения вопросов, связанных с приемом натуральной части налога и для доклада о положении этого дела в губернии; кроме того, по тому же вопросу ГФО 4 раза телеграфировал в Центр, наконец, во всех докладах Центру о ходе сельхозналоговой кампании селхозчасть Нижгубфинотдела подробно останавливалась на вопросе как о приеме технического аппарата губпродкома, так равно и о том, кому и на каких условиях этот аппарат надлежит передать; лишь в последнюю поездку зам. зав. губфинотделом тов. Голубятникова выяснилось, что Центроналогом переговоры о передаче на комиссионных началах приема натуральной части налога ведутся в общем масштабе, но о результатах этих переговоров в Нижгубфинотделе до сего времени никаких сведений не имеется. Равным образом нет от Центра указаний и относительно того, кому должен быть передан принимаемый от губпродкома ныне технический аппарат. Относительно приема этого аппарата, а также инвентаря и материалов, необходимых для организации приема и хранения натурналога, исчерпывающие указания от Центра получены лишь 27 июня (телеграмма № 529 632). 28 июня была образована в порядке указаний этой телеграммы губернская комиссия по приему технического аппарата губпродкома из представителей губфина, губпродкома и РКИ, которая наметила порядок приема этого аппарата. 29 июня всем уфинотделам в районе, где намечено взимание натурналога, предложено образовать уездные комиссии по приему заготконтор и подсобных пунктов и немедленно приступить к приему таковых с таким расчетом, чтобы все приемочные акты и описи инвентаря были представлены в ГФО не позднее 10 июля. Из изложенного усматривается, что пока Центром не будут даны исчерпывающие указания относительно того, какой организации и на каких условиях надлежит передать технический аппарат, и пока эта организация не приступит в срочном порядке к ремонту складочных помещений и оборудованию их, до тех пор ГУБФО не может признать себя подготовленным к приему и хранению натуральной части налога».

Из изложенного ясно, что вопрос о подготовке взимания продналога в губерниях, переданных НКФину, еще далеко не законен и вызывает сомнения. За передачей компродовского аппарата в этих губерниях НКФину и после разрушения этого аппарата, в настоящее время уже поздно говорить о возможности радикального возвращения к компродовскому режиму, хотя бы в важнейших по количеству собираемого зерна денежных губерниях. Но для обеспечения нормального хода налоговой кампании необходимо обязать НКФ периодическими докладами в СТО СССР о подготовке и о ходе взимания налога, особенно в его натуральной части, чтобы, в случае возникновения осложнений, избежать которых, судя по настоящему положению дела подготовки сбора натурналога в денежных губерниях, не удастся, возможно было принять быстрые меры уже не силами одного ведомства, а авторитетом всего государства.

Условия проведения кампании 1923 г.

После характеристики весенних подготовительных работ следует обратить внимание прежде всего на:

Учет урожайности.

По самой конструкции декрета о сельскохозяйственном налоге определение урожайности на местах и в Центре играет колоссальную роль, так как предопределяет в конечном счете высоту налога. По установленному соглашением НКЗема, НКПрода, НКФина с ЦСУ порядку собирание сведений об урожае производится так, что основными органами наблюдения за состоянием посевов и трав являются волостные статистики и добровольные корреспонденты, и лишь в качестве дополняющего источника служат сообщения волостных экспертных комиссий, агентов Наркомпрода, НКЗема, НКФина и др. лиц и учреждений. Однако местные обследования, произведенные в Курской, Одесской, Нижегородской и Московской губерниях, совершенно не упоминают об участии в этом деле добровольных корреспондентов и решительно показывают, что места базируются в собирании сведений исключительно на сообщениях агентов названных комиссариатов. Приведем далее подробное изложение постановки собирания сведений, как оно организовано на месте, из доклада в Комиссию ЦКК Тамбовской губ-РКИ. «Разряды урожайности в 1922 г. выявлялись на основании баллов урожая всех видов культур хлебов. Для определения баллов урожайности существовали Экспертные комиссии — уездные и губернская комиссия, в составе представителей от органа продовольствия, земледелия и статистики; в губернскую комиссию входили еще представители от губсельсоюза и губРКИ. Прежде чем той или другой экспертной комиссии установить балл урожайности, а впоследствии определить разряд урожайности и обложения на каждое хозяйство, производилась работа по собиранию сведений о состоянии посевов хозяйств и о результатах пробного обмолота хлебов. Эта работа производилась следующим порядком: весною сотрудниками статбюро велся опрос отдельных хозяйств с целью выявления у них состояния хлебов, но ввиду того, что этот опрос связан с большой работой и крупными расходами, то опрос хозяйств происходил не поголовно, а только в размере 5% всего количества хозяйств. Баллы урожайности в волостях первоначально определялись по осмотру пахотно-сенокосной земли волстатистиками, налогинспектурой и представителями волостной агрономии. По выяснении волостного балла урожая волостные сведения с показаниями корреспондентов направлялись в устатотделы, уездную экспертную комиссию, которая по определению уездного балла направляла свое заключение со сводной ведомостью урожайности по волостям в губстатбюро (губернскую экспертную комиссию), а последняя, по определению губернского балла, сводный уездный материал направляла в Центр. Когда наступало время сбора урожая и производился пробный обмолот хлебов, то волкорреспондентами производился опрос хозяйств в числе 3% в отношении обмолота хлебов. Результаты этих обмолотов, с одной стороны, выявляли уже реальный урожай посевов, а с другой — проверяли ранее установленные баллы урожайности. Определение урожайности на местах в 1923 г. происходит в том же порядке, как и в 1922 г., лишь с той только разницей, что в данную продкампанию в волостях по инициативе губстатбюро организованы волостные экспертные комиссии. Эти комиссии организованы не во всех волостях по причине слабости волстатисти-ки. Материал весеннего обследования отдельных хозяйств 1923 г. в губстатбюро пока не поступал».

К каким результатам приводит недостаточно совершенная фактическая организация собирания сведений об урожаях, говорит обследование по Татреспублике в следующих словах: «В конечном итоге обследование показало, что центром был установлен для ТССР разряд урожайности (5-й), расходящийся по некоторым районам с фактическим урожаем в сторону преувеличения, что повлекло за собой необходимость последующего затем понижения разряда урожайности для всей ТССР до 4-го. Однако к налогоплательщикам такого снижения применить не пришлось ввиду того, что к моменту получения пониженного разряда большая часть налога была уже собрана, и только по отношению к недоимщикам (конечно, незлостным), благодаря снижению разряда урожайности, представилась возможность не применять принудительных мер по взысканию налога».

Однако в учете урожайности для проведения декрета о сельхозналоге имеет значение не только установление размера урожайности, но и наложение ее на плательщика. Установившаяся практика в этом отношении не шла ниже индивидуализации поволостной нормы до селений, что, конечно, не могло не отразиться на интересах маломощных групп посевщиков, которые имеют более низкий урожай вследствие худшей обработки, часто чужой лошадью. Поэтому заслуживают быть отмеченными установленные обследованием Набережно-Челненского кантона Татреспублики попытки продвинуть эту индивидуализацию до отдельного плательщика. Доклад говорит, что в трех волостях определение разряда урожайности было доведено волисполкомами до отдельных налогоплательщиков, следствием чего было выполнение налога этими волостями целиком и в срок без уменьшения причитающейся с волостей суммы налога. Характерно, что в остальных 15 волостях разряд урожайности был доведен лишь до селений, и налоги полностью (за исключением одной волости) не были выполнены, а то, что выполнено, — с опозданием. Причем в первом случае установление разрядов урожайности в отношении отдельных налогоплательщиков производилось волисполкомами совместно с налогинспекторами и представителями сельсоветов, ввиду действительно выявленного несоответствия фактического урожая в отдельных хозяйствах общему (данному селению) разряду урожая, причем такая мера проводилась из расчета получения от селения в целом сбора, соответствующего данному для селения разряду урожая.

Ввиду того что местными обследованиями выяснен несовершенный способ собирания сведений об урожайности, главным образом через должностных лиц или зависимых или заинтересованных в сообщении максимального количества налога (волисполкомы, агентов губпродкома, губземотдела и губфинотдела), а не через объективный статистический персонал или добровольных корреспондентов, предложить т. Каменеву обязать ЦСУ: упорядочить дело собирания сведений об урожайности к будущему году так, чтобы  создать более или менее обоснованную гарантию о полной объективности и достоверности получаемых сведений.

Сроки сбора налога

Сбор налога в 1921/22 г. затянулся до поздней весны, проходил болезненно, стоил очень дорого. Это было учтено в 1922 г., и срок был назначен к 1 января. Но и Наркомпрод и губпродкомы всячески сокращали этот срок, форсируя сдачу налога. Мотивы: легкость получения налога именно осенью, когда у крестьянина велики запасы, удешевление приемки. Однако это привело к целому ряду невыгодных последствий и оказалось крайне неудобным для крестьян. Недовольство крестьян переменой сроков отмечается по Московской губернии, где срок льготной сдачи менялся 3 раза и был сокращен до 20 октября 1922 г. По Курской губернии сбор форсировался продорганами и налог был выполнен значительно ранее установленного Наркомпродом срока и до распутицы. Но при этом отмечены методы, близкие к разверстке (так называемая коллективная сдача селениями), приведшие к большой путанице в расчетах с отдельными налогоплательщиками. В Татреспублике в общем жалоб на несвоевременность сроков не отмечено, лишь в Спасском кантоне крестьяне указывали на неудобства совпадения ранних сроков сдачи с сельхозработами. Приведем здесь особенно показательную историю с маневрированием сроками из Тамбовского доклада.

Начало фактического поступления налога 1922/23 г. было установлено центром 1 августа 1922 г., а посему 5 августа 1922 г. Тамбовским губпродкомом было отдано распоряжение на места о том, чтобы продорганы вручали окладные листы. Но не во всех уездах поступление продналога открылось 1 августа. Так, в Лебедянском уезде с разрешения губпродкома принимать от плательщиков налог начали 15 августа. Опоздание произошло по той причине, что разряд урожайности для уезда был в телеграмме губпродкома № 31204 телеграфной конторой перепутан и сообщен 5-й разряд вместо 4-го, вследствие чего пришлось по выяснении ошибки пересоставлять списки обложения. К 1 сентября было предложено телеграммой 5 августа 1922 г. № 31504 выполнить 35% единого налога, в том числе мяса не менее 99 700 пуд. Данное распоряжение Тамбовской заготконторой (отношение губпродкома № 32344) было понято превратно. Она распорядилась принимать у себя от плательщиков не более 35% всего налога и не более того минимального количества мяса, которое предлагалось ей собрать, в результате чего имели место случаи, что плательщикам в приеме сверх 35% продналога отказывалось, а предлагавшие большее количество скота отсылались в Тамбовский упродком на разрешение таковой приемки. Вследствие изложенного, были случаи увоза плательщиками хлеба обратно с ссыпного пункта. Отдав распоряжение о сборе 35% налога к 1 сентября, губпродком 12 августа указал упродкомам, что остальной натурналог должен быть к 1 октября 1922 г. выполнен в размере 80%, к 1 ноября — 95%, к 1 мая 1923 г. — 98%, к 15 мая — 99% и к 1 июня с.г. — 100%, причем пояснил, что упродкомам в пределах установленных сроков предоставляется право устанавливать свои сроки. Впоследствии была получена телеграмма Наркомпрода от 7 сентября 1922 г. № 441/бф, в которой сообщалось, что в целях ускорения сдачи налога пункт 90-й инструкции проведения налога изменен. Какой срок устанавливался для сбора всех 100%, в телеграмме было указано неясно. Губпродком, не дожидаясь разъяснения Наркомпрода, телеграммой 12 сентября 1922 г. № 32986 сообщил местам, что сроки выполнения налогов изменены и последний срок установлен 1 ноября 1922 г. 23 сентября Наркомпрод разъяснил свою телеграмму № 441/бф, что последний срок сдачи налога 1 января с.г., т.е. сокращен на 6 месяцев. Получив это разъяснение, губпродком не отменил своего распоряжения по сдаче налога к 1 ноября 1922 г., а наоборот, получив от Наркомпрода извещение, что ходатайство губисполкома о понижении налога для губернии удовлетворено, предложил 15 сентября 1922 г. [в телеграмме] № 33252 местам сбор налога, ввиду его понижения, окончить к 15 октября 1922 г., т.е. уменьшил новый срок Центра на 2,5 мес. Тамбовский упродком, пользуясь предоставленным правом устанавливать свои сроки сбора налога в пределах установленных губпродкомом сроков, распорядился разделить уезд по времени сдачи налога на 3 группы так, чтобы 20 волостей закончили ссыпку хлеба к 15 сентября, 21 волость — к 20 сентября и 15 волостей — к 25 сентября 1922 г. Таким образом Тамбовский упродком срок окончания сбора налогов против сроков, установленных губпродкомом, уменьшил на 20—30 дней. План сбора налогов названный упродком давал на санкцию губпродкома, и последний его утвердил. Проведением такого плана в жизнь преследовалась та цель, чтобы приемочный аппарат мог справиться с работой путем его перебросок. Козловским же упродкомом сроки взимания налога были изменены в силу предоставленных прав губпродкомом, а именно: 1 сентября — 50%, 1 октября — 80% и 1 ноября — 100% с тем, чтобы скорее окончить продналоговую кампанию 1922/23 г. Такое непостоянство в определении срока взноса налога, безусловно, отражается на настроении налогоплательщиков. Рассматривая лихорадочную поспешность, с которой собирался налог 1922/23 г., приходится констатировать, что губпродком все время опасался за самую возможность выполнения продкампании. Значительную роль в деле весьма быстрого собирания хлеба играл и Наркомпрод, который в «Продгазете»21 отмечал с благодарностью и похвалой исправные губпродкомы и изо всех сил нажимал на отстающих в сборе налогов. Возможно, что подобная мера и была необходима в прошедшую кампанию в целях демонстрации крепости власти и неизбежности налога для населения. Что касается удобства установленных сроков для населения, то о них можно сказать следующее: 1-й срок — 1 сентября совпал с уборкой проса, обмолотом ржи и овса и севом озимых; 2-й срок совпал с распутицей, и с мест отовсюду начали поступать заявления о невозможности выполнения налога в срок. Так, Борисоглебск телеграфировал, что в связи с дождями выполнение налога затягивается. Протокол заседания президиума Борисоглебского УИК от 6 октября 1922 г. фиксирует, что от дождей зерновые хлеба находятся во влажном состоянии и не принимаются в продналог, а посему некоторые подводы с продгрузами возвращались обратно. Кирсановский упродком сообщает 25 августа, что тормозом вывоза налога служат сильные дожди; с наступлением хорошей погоды подвоз хлеба усилился, но сдача продналога затягивается отсутствием гужсилы, в особенности в южной части. Несмотря на указанные обстоятельства, губпродком продолжал нажимать на места с тем, чтобы установленный процент налога к известному сроку был собран, и когда Борисоглебский упродком в силу бездорожья испрашивал дважды разрешение на отсрочку срока сбора 35%, губпродком, исходя из соображений, что данный упродком опоздал со сбором налога, оба раза просьбу его оставил без внимания. Между тем в отчетном докладе Наркомпроду по кампании 1922/23 г. губпродком отмечает о гибели большого количества хлеба, не собранного с полей и не вырытого картофеля, именно по Борисоглебскому уезду. Возможно, что появившийся в Борисоглебском уезде вредитель на ссыпных пунктах (мучной клещ) есть результат поспешного сбора налога, когда крестьяне не могли дать кондиционный хлеб, доставляя его под дождем в распутицу.

На текущую кампанию срок сбора натуральной части назначен декретом на 1 января, но частичные сроки еще не установлены; для денежного же налога предположены:

15 октября

25%

1 декабря

25%

15 января

25%

15 марта

25%

Последние два срока относятся и к губерниям смешанным. Такие сроки, при условии своевременной заготовки в деревне хлеботоргующими органами, приемлемы.

Учитывая практику прошлого года, когда губ. и упродкомы по собственной инициативе сокращали сроки поступления продналога, ускоряя тем течение продкампании и часто нанося этим вред и государству, и плательщику, предложить НКПроду и НКФину дать твердое разъяснение местным органам о недопустимости самопроизвольного сокращения сроков взносов налога и издать по этому вопросу твердое правило.

Твердые задания Наркомпрода и НКФ и результаты сбора налога

Продовольственные налоги, как и единый сельскохозяйственный, представляют собою налоги окладные. В противоположность раскладочному налогу, где заранее из центра назначается определенная сумма на каждую губернию, сельхозналог не может быть исчислен заблаговременно, и сумма его устанавливается на местах в зависимости от многих данных. Особенно сложно и трудно предвидимо исчисление этого налога в наших условиях, когда не установлены еще и продолжают колебаться из года в год даже такие реальные объекты обложений, как земля, и когда трудно поддается учету и урожай. Поэтому точная сумма налога, подлежащая взысканию в том или ином году, может быть с приблизительной точностью определена только по окончании фактического учета субъектов и объектов обложения и установления высоты урожайности, что может быть сделано уже к концу сельхозгода. Но центральные органы не имеют возможности ожидать результатов фактического учета и обязаны оперировать предварительными цифрами, получаемыми лишь статистическим путем. При нормальной налоговой работе такие статистические подсчеты, конечно, создают для практического проведения некоторые удобства предвидения и обычно никогда не служат императивным регулятором в деле взимания налога. Советская действительность сразу же со времени разверстки отошла от такой практики, и лишенные каких-либо твердых основ для расчета по взиманию налогов статистические предположения, исчисленные к тому же с большой и грубой приближенностью, принимались как точная цифра оклада и в форме твердого задания возлагались на налоговые органы к обязательному взысканию. Поскольку местному органу приходилось иметь дело не со статистическим подсчетом, а с живым плательщиком, который получал налоговое «задание» в форме некоторого пропорционального к его доходу и имуществу оклада, на деле оказывалось, что твердое задание центра превращалось в некоторую среднюю величину, около которой колебались, никогда не совпадая, суммы действительного взыскания. Но так как при определении «твердого» задания наркомат подходил обычно с «большой осторожностью», сознательно снижая статистические пределы исчислений, то обычно наши «твердые задания» всегда оказывались величиной далеко отстающей от действительного взыскания налога. То же самое имело место и в прошлом году, когда было определено по РСФСР твердое задание 1922 г. В 245 618 тыс. пуд. ржаных единиц. Поступило по налогу 276 212 тыс. пуд. ржаных ед., т.е. с превышением налога на 12,4%.

По отдельным губерниям это превышение было еще больше:

Губерния

Твердая цифра задания

Выполнение

%

Костромская

970 тыс. пуд.

1751 тыс. пуд.

180,56%

Архангельская

150 тыс. пуд.

264 тыс. пуд.

174,7%

Астраханская

140 тыс. пуд.

235 тыс. пуд.

167,8%

Чувашская

390 тыс. пуд.

589 тыс. пуд.

151%

Башкирия

3300 тыс. пуд.

4380 тыс. пуд.

148,1%

Царицынская

2730 тыс. пуд.

3861 тыс. пуд.

141,4%

Сибирь

30000 тыс. пуд.

38016 тыс. пуд.

126,7%

В целом из поступления налога по РСФСР в 276 212 тыс. пуд. передано в Госфонд 240 059 тыс. пуд., т.е. 98,6%, в местный фонд — 36 153 тыс. пуд.

Та же самая система первоначального исчисления и твердого задания продналога проводится и в этом году и, очевидно, с таким же результатом: сначала понижения задания, потом получения излишков против ожидаемого количества взысканного налога. Убедиться в этом можно на таком ряде цифр для 1923/24 г.

РСФСР

481 млн пуд. ржаных единиц

Украина

210 млн пуд. ржаных единиц

Туркестан

18* млн пуд. ржаных единиц

Закавказье

14 млн пуд. ржаных единиц

ДВР

9 млн пуд. ржаных единиц

Всего:

732 млн пуд. ржаных единиц

* Постановлением СТО от 8 июня 1923 г. цифра по Туркестану определена в 14,5 млн пуд., а 3 июля снижена до 12,5 млн пуд.

По исчислениям, представлявшимся в комиссию по разработке декрета, разница между прошлым и этим годом, исходя из 754 млн пуд. (впоследствии сниженных до 732 и дальше), такова:

 

Исчислено на 1922

На 1923

Повышено на %

Фактически поступило в 1922

Ожидается на 1923

%

Облагаемая площадь

Число хозяйств

РСФСР

354533

497000

39,8

274115

417

65,7

77100

14163

Украина

111980

212000

90

90757

178

90,12

29536

4676

Туркестан

11831

20000

57

10422

15

50**

1053

912

478344

729000

-

375294

610

-

107749

19751

ДВР

(2984)

10

33

2984

8

168

2530

229

Закавказье

-

15

-

-

12

-

1731

638

481328

754

 

378278

630

-

112010

20618

**При понижении налога, например, по Туркестану, % увеличения, конечно, постепенно уменьшается.

Все эти расчеты и твердые задания были бы безобидны, лаская лишь взоры простодушных продкомщиков своими превышениями заданий, если бы они не имели оборотной стороны.

Наряду с официальным благополучием, провозглашающим более чем исправное поступление налогов, на самом деле налоговая жизнь не складывается гладко. Как и во всяком другом государстве, и у нас имеется недоимочность, но только она приобретает совершенно ненормальный характер. Во всех условиях недоимочность, особенно когда она принимает крупные размеры, признается большим налоговым бедствием, так как расстраивает все твердые финансовые расчеты. Она имеет к тому же и огромное отрицательное значение, поскольку создает условия и привычку к нарушениям налоговой дисциплины, что у нас, где еще приходится приучить население к неприятным обязанностям, чрезвычайно гибельно. Что явление это начинает становиться широким бытовым, показывает то, что при местном обследовании констатируются частые запоздания в уплате налогов в расчете, что «авось в упродкоме или уфинотделе меня и забыли» (Курск. обслед.<ование>). Этим между прочим отчасти можно объяснить достижения легкими репрессиями поразительных результатов в уплате задержанных налогов. Но что это явление имеет именно такое объяснение, можно показать хотя бы на том, что не только места, но даже и наши налоговые центры, оказывается, не разбираются в вопросе о недоимках. По затребованной нами справке из Наркомпрода дали официальный ответ, что по продналогу прошлого года недоимки имеется лишь 97 000 пуд. по Новгородской губ., остальные же губернии выполнили твердое задание на 100%. Из этого ясно, что ответственные работники НКПрода смешивают недоимку по статистическому заданию с недополучкой по окладу, т.е. явно сбиваются на разверсточное хищничество, не подозревая, что за благополучием твердого задания часто кроется весьма основательное действительно недоимочное неблагополучие. Правда, учетотдел НКПрода считает за РСФСР по кампании 1921—22 гг. недоимки по натурналогам 37 658 тыс. пуд. ржаных единиц, но эта недоимка, вероятно, есть действительно недовыполнение твердых заданий, так как по Вологодской губернии мы установили несовпадение цифр Компрода — 222 тыс. и реальной недоимки мест — 99 тыс. пуд. Фактическое же положение дела с недоимками по продналогу 1922/23 по двум губерниям, где это удалось установить, таково: по Вологодской губ. губпродком, несмотря на более чем 100% выполнение твердого задания НКПрода, считает за плательщиками по окладным спискам более чем 188 тыс. пуд. рж. единиц недоимки, но он не знает, с кого эту недоимку взыскивать, так как отчетность по недоимщикам ведется не по лицевым счетам, а по целым селениям. В Курской губ. по Щигровскому уезду получилась такая картина: недоплата налога в 1923 г. выразилась в 13 318 пуд. 34 ф., но она в сводках упродкома отнюдь не значится как недоимка за неплательщиками. Эта недоплата погашается переплатой в 24 668 пуд., которая входит в сводки не как излишек, подлежащий возврату, а как сумма, подлежащая зачислению в уплату продналога. Таким образом мы имеем налицо элементы разверстки, что особенно характерно проявилось на следующих примерах: сельсовет Б. Змеинца, Никольской вол., Щигровского уезда произвел настоящую разверстку налога между гражданами, результатом чего явилась недоплата одних граждан 855 пуд. и переплата других 942 пуд., общее же выполнение по сельсовету превышает 100%, и сельсовет считается выполнившим свое задание. В другом случае уполномоченный Щигровского УИК Васильев в обеспечение быстрого и полного выполнения своего задания отдает распоряжение свезти и сдать в налог все 100%, тогда как налогоплательщики за своевременное выполнение по декрету должны получить 10% скидки, вследствие чего явилась переплата только по одной Курско-Ольховской вол. 3566 пуд. Такая же картина наблюдалась и по Обояньскому уезду и, по всей вероятности, повторялась и в других местах губернии.

Несколько лучше обстоит дело по НКФ. Там недоимки учитываются, о существовании их знают и в Центроналоге, но к взысканию проявляется также некоторое равнодушие, так как и там система твердых заданий, выполняемых с превышением 100%, производит успокоительное действие. Учитывая все разрушающее значение, какое оказывает недоимка на проведение необходимой в налоговом деле налоговой дисциплины, необходимо принятие срочных мер против этого. Обследованием 8 губерний выяснено, что даваемые НКПродом и НКФином своим местным органам твердые задания по взысканию налогов с крестьян, поскольку задания эти не совпадают со сроками поступления налогов, слишком неблагоприятно отражаются на плательщиках — крестьянах и спутывают представления о налоговой дисциплине, внедряя в сознание налоговых работников разверсточное настроение и порождая равнодушие к налоговому бедствию — недоимке, признать необходимым:

1) Предложить НКФину и НКПроду пользоваться методом твердых заданий по сельхозналогу лишь в меру регулирования поступления налогов соответственно ранее назначенным срокам, и

2) предложить НКФину и НКПроду в срочном порядке выяснить лежащие на населении недоимки по налогам, установить из них безнадежные к поступлению, разработать меры их ликвидации и наметить порядок взыскания вновь образующихся недоимок для укрепления в населении строжайшей налоговой дисциплины.

Технический аппарат

В отношении технического аппарата по сбору натуральной части налога обследованием отмечается недостаток ссыпных помещений при слишком медленном обороте в них зерна, вернее, почти полном отсутствии оборота. Помещения нуждаются в большом ремонте, но кредитов на него недостаточно и отпускаются несвоевременно. В значительной части ремонт производится за счет продажи собранных продуктов. Оборудование и инвентарь — пурки, весы, веялки и пр. в значительном проценте неисправны. Продуктовая инспекция при правильной постановке дела все же недостаточно сильна на местах и не в состоянии наблюдать за кондиционностью хлеба. Доклады с мест дают такой материал для характеристики существующего положения и возможностей проведения наступающей продкампании.

В Курской губернии в прошлом году была почти катастрофа из-за отсутствия ссыпных помещений, их неприспособленности и малой емкости на заготконторах. Оборот зерна в складах был ничтожный, редко превышал один, много два оборота в год. Остро стоит вопрос о своевременной отгрузке и на 1923/24 г., т.к. на 15 млн пуд. предполагаемого сбора складов имеется на 7600 тыс. пуд. Средства на ремонт недостаточны, произведено не более 25% необходимого ремонта. Отношение к имеющимся на ремонт средствам, явно недостаточным, безобразное, так, например, губпродком при наличии в его распоряжении достаточного помещения для канцелярий, израсходовал в прошлом году до 44 500 пуд. ржаных единиц на достройку здания бывшего общественного клуба для своего размещения.

Об инвентаре и оборудовании у губпродкома сведений не оказалось (!), а по акту комиссии выяснилось, что веялок исправных не более 10%, зерносушилки все неисправны, весы и гири все нуждаются в исправлении. Сами местные работники прошлогоднее положение характеризуют тем, что порчи зерна, поступившего по налогу не произошло лишь потому, что в прошлом году оно получилось небывало и чрезвычайно сухим. Надежды на настоящую кампанию самые пессимистические.

В Татреспублике предпринимается сокращение заготконтор и складов с 10 млн пуд. до 6,5 млн пуд. Радиус обслуживания заготконтор увеличивается в связи с этим до 100-110 при большой безлошадности. Общий сбор зерна в 1923 г. предполагается 9 млн пуд. Ремонт помещений задерживается отсутствием средств. Большая часть оборудования неисправна, так, из 39 зерносушилок только 3 годны. Установлено недоиспользование 2 элеваторов вследствие высокой платы за хранение частного зерна, казенного для загрузки их недостаточно.

По Тамбовской губ. произведено значительное изменение структуры (упразднение уездных заготконтор) и сокращение ссыпных пунктов с 69 до 26. О состоянии аппарата свидетельствует следующее: сортировок 29 исправных, 18 — неисправных, весов недостаточно, снабжение тарой неудовлетворительное. Амбары и склады полуразрушены и перегружены. Загруженность велика, но оборот зерна низкий. Это вызывало такие факты, как засыпка помещений настолько, что на соседском пункте Моршанской заготконторы загруженное просо прогнуло стену склада и потекло на землю. Такой же факт наблюдался и в Рязанской губ. в Сараевской заготконторе.

Чтобы дать представление, каким образом производится отгрузка хлеба по нарядам, требующим большой срочности вследствие недостатка складочных помещений, приведем из доклада Курской экспедиции следующий отрывок: «...При обследовании порядка выполнения нарядов центра установлено, что разнарядка по заготконторам делалась губпродкомом своевременно. Задержки в отгрузке по вине последних также не обнаружено при исполнении неэкспортных нарядов. При отгрузке же зерна по экспортным нарядам наблюдается частая переадресовка из одной заготконторы в другую, объясняемая отсутствием в губпродкоме точных сведений о качестве находящихся в заготконторах продуктов и соответствии их требованиям экспорта. Обращает на себя внимание также длинная переписка с центром по каждому наряду в отдельности, для получения кредитов, необходимых для отгрузки по наряду продуктов (чековых требований). Обычно по получении наряда и установлении губпродкомом станции отправления название таковой сообщается по телеграфу в центр с просьбой выслать необходимые кредиты. Наркомпрод переводит таковые через некоторое время в управление дороги, которое в свою очередь предлагает станции открыть заготконторе соответствующий текущий счет. Затем известное время уходит на получение чековых книг. В результате за время переписки повышаются тарифы и переведенных средств оказывается недостаточно для выполнения первоначального задания. Как велика волокита при этом порядке, показывает следующий пример: 19/II губпродкомом получен наряд на отправку 30 000 пуд. маслосемян Смоленскому губпродкому. Заявка на кредиты в Наркомпрод послана 8/III за № 6924, 16/III за № 40918, получено извещение об открытии тек.<ущих> счетов в правлениях Южных ж. д. на 50 000 руб., Северо-Донецкий на 10 000 руб. и Курской на 35 000 руб. На основании этого извещения 19/III губпродкомом послана всем правлениям названных дорог и Центротранспорту Наркомпрода разверстка этих кредитов по станциям, 6/IV посланы напоминания о скорейшей высылке книжек. Правление М.-Курской ж. д. телеграммой от 30/III уведомлено, что кредит открыт не по станциям Возы, Золотухино и Курск, как просил ГПК, а только по одной станции Курск — на всю сумму; правление Северо-Донецких ж. д. 16/IV сообщило, что книжки могут быть выданы только при условии наличия факсимиле лиц, уполномоченных подписывать чеки, и до получения факсимиле в выдаче книжек отказало, хотя обычно таковые сообщались по получении книжек; правление же Южных дорог никакого ответа вообще не дало. Указанный случай не единичен».

При таких условиях неудивительно, что загрузка складов получается огромная и правильное выполнение нарядов срывается. Весьма большую роль в задержках с разгрузкой складов играли также междуведомственные трения. С 1 февраля 1923 г. на жел. дор. введен порядок оплаты тарифов за перевозку на станции отправления. Никакого кредита НКПС при этом не допускалось. В результате происходила 1,5—2-месячная задержка грузов НКПрода из-за неимения кредитов. Такой порядок, характерный для частного хозяйства, подверженного законам обостренной конкуренции, так не вяжется с осуществлением нами социалистического хозяйства, что ни для кого не может быть сомнения, что дело это требует самого срочного вмешательства правительства. Причем в предвидении, что в нынешнюю продовольственную кампанию использование транспорта будет осложнено не только требованиями продперебросок, но и нуждами в транспорте со стороны хлебоэкспорта, необходимо подумать о том, чтобы регулированием перевозок заняться с самого начала кампании, а не ждать пока произойдет первый затор.

Для полноты картины по ссыпке продналога приведем имеющиеся в Рязанском докладе сведения о количестве зерна, начисленного на некондиционность сдачи налога. За прошлый год, оказывается, по Рязанской губ. за некондиционность прибавлено к сданному налогу ржи 34 346 пуд., овса — 22 608, проса — 9075 пуд., чечевицы — 2035 пуд. на 7640 т. пуд. общего количества продналога. Если принять во внимание, что некондиционным часто признавалось лишь несколько более засоренное зерно и что, за отсутствием специальных приспособлений для определения кондиционности, оценка хлеба производилась на глаз, вполне понятными становятся во всех докладах приводимые сомнения и соображения о ненормальности положения этого вопроса, возбуждающего недовольство сдатчиков налога крестьян.

Ввиду установления при обследовании ограниченного объема складских помещений и продорганов, недостаточности оборудования их техническими приспособлениями и слабости оборота складов, с целью обеспечения нормального планового использования транспорта для продовольственных и хлебоэкспортных перевозок:

1) образовать Комиссию под председательством т. Дзержинского или его заместителя для составления плана осенних перевозок и текущего их регулирования во все время наибольшей загруженности транспорта;

2) предложить НКФину выработать с НКПродом и НКПС правила и порядок кредитных перевозок по жел. дор. и водному транспорту всех грузов государственных учреждений, состоящих на бюджете, так, чтобы были избегнуты задержки в использовании транспортных средств и максимально обеспечены интересы НКПС в своевременном получении провозных плат;

3) предложить НКПроду и НКФину разработать план снабжения продорганов средствами для выполнения нарядов на отправки продресурсов, дабы достигнуть автоматизма в проведении нарядов и избежать наблюдающихся сейчас осложнений, когда кредит на перевозки открывается по каждому отдельному наряду.

Жалобы, их содержание, движение. Репрессии.

В начинающуюся налоговую кампанию жалоб еще не поступало и репрессий не применялось. Но материал, полученный на местах и в НКПроде об обжаловании и репрессиях в 1922/23 г., проливает яркий свет на несовершенства нашего налогового обложения, и следует остановиться на этом, чтобы учесть ошибки и исправить их в текущую кампанию.

Число жалоб и репрессий чрезвычайно велико, и официальная статистика НКПрода отражает их лишь в слабой степени, в особенности репрессии; на 5-м продсовещании представители мест откровенно об этом говорили, а при нашем обследовании отмечался, например, в Кирсановском уезде Тамбовск. губ. такой прием: налогоинспектор отправляет неплательщиков в упродком, создается впечатление, что они арестованы, психическое воздействие оказано, деревня спешит уплатить, а упродком отпускает присланных крестьян с миром. Ни в какую статистику это не попадает.

По официальным данным НКПрода, было жалоб:

 

Подано

Удовлетворено

%

В Рязанской губ.

10138

3836

38

Тамбовской (на 1 /X)

335

35

10

Нижегородской

36061

16353

45

Воронежской

88447

62824

70

В общем 10-15 000 жалоб на губернию и % удовлетворения более 50%, на жалобу приходится в среднем 2, 3, 5, но и 30 пуд. Однако обследования обнаруживают неверность этих цифр. Так, например, по материалам обследования наиболее интересна Тамбовская губ.: 131 683 жалобами, из них удовлетворено 107 113, т.е. 81,3%; причиталось с жалобщиков 13 709 070 пуд., сложено 4 845 493 (35%); подавляющее большинство жалоб (83%) на высокое обложение, стихийные бедствия и пр., затем на неправильный учет объектов обложения и жалобы переселенцев. Поток жалоб был возвращен упродкомом волисполкомам для расследования на месте с официальной мотивировкой о формальном несоответствии требованиям инструкции № 1358 и ввиду сведений, что многие бедняки не успели своевременно подать заявления или не могли оплатить их гербовым сбором и т.д. Срок прохождения жалоб в упродкоме от 1 до 30 дней, в среднем 13 дней. Сроки для подачи жалоб не соблюдались, да население и не было оповещено ни о жалобах, ни о порядке их подачи.

По Татнаркомпроду имеются неполные сведения лишь по 9 кантонам, где подано 16 060 жалоб, в том числе 15 891 пострадавшими от стихийных бедствий, удовлетворено 10 894 — 68%. В Наб.-Челненском кантоне жалоб не поступало главным образом вследствие неосведомленности населения. В двух кантонах в жалобах на неправильный учет пашни отказано на основании данных б.<ывшего> губземства 1907 г., а произвести новый обмер население не могло за отсутствием средств. Репрессий пени наложено в 1449, нарсуду предано 1052 неплательщика, осуждено 652, но сведений о взысканных суммах нет. В административном порядке подверглись каре 996 неплательщиков и 64 должностных лица. Отмечено 2 случая военного постоя в 39 штыков. В Вологде жалобы не учитывались, сроки не были выдержаны, скидок дано до 17%. Репрессии применялись в широких размерах, зарегистрированы:

а) аресты налогоплательщиков упродкомиссарами 680

б) аресты налогоплательщиков агентурой продорганов 6964

в) повышение ставки налога в 1/2раза 1412

г) повышение ставки налога в 2 раза 896

д) повышение ставки налога в 3 раза109

Всего было осуждено по губернии Нарсудом 12 426 чел., из коих опись имущества имела место у 757, освобождено от налога 749. Описи имущества не достигали никакой цели, так как неплательщики имущество это почти целиком удерживали за собой как не выходящее за пределы перечня имущества, и таким образом, неплательщики попадали в списки недоимщиков. Вооруженные отряды во время кампании были введены в Чебсаревскую волость Вологодского уезда в 7 штыков и в 5 волостей Вельского уезда в 43 штыка. Нужно отметить, что продорганы слишком увлеклись и в некоторых случаях превышали власть, подвергая излишним репрессиям неплательщиков, за что целый ряд лиц попали под суд. Из них арестовано было 146 чел., подверглись административному наказанию 56, осуждены Нарсудом 29 и Ревтрибом 2.

По Московской губернии из 298 584 хозяйств, обложенных продналогом в 1922/23 г., подверглись аресту 1945, пене — 399 хоз.<яйств>, всего 2344, или 0,8%; предано Нарсуду 3113, или 1,4%, из коих 200 хозяйств оправдано и 734 дела еще не разобрано. При обследовании Курской губернии комиссия ЦКК считала необходимым отметить, что в Щигровском уезде ей пришлось столкнуться с рядом мер принудительного воздействия, принимавшихся как инспектурой Компрода, так и разными уполномоченными. При этом ею установлено, что полной регистрации всех репрессивных мер, принимавшихся при проведении налога, не велось, и что в действительности количество таковых значительно превысило официальные цифры. Движение административных и судебных взысканий, конфискаций и воинских постоев в кампанию 1921/22 г. И 1922/23 г., по официальным данным, представляется в следующих цифрах:

По Курской губ.

В прошлую кампанию (1921/22 г.)

В текущую кампанию (1922/23 г.)

Личных арестов

21725

3089

Штраф — пени

967

382

Суду предано

53141

2078

Количество случаев конфискации имущества

4825

в переводе на рж. ед. 2789,27

Число действующих сессий Нарсуда

3

17

Ревтрибунал

92

1

Воинских постоев

1700 штыков

-

Однако, как уже было указано, число арестов в приведенной таблице неправильно (так, по данным комиссии, в одном лишь Обояньском уезде число административных взысканий превышает 2000). Вместе с тем наблюдались случаи отмены административными органами (уиками) судебных приговоров о конфискации имущества неплательщиков, по заявлениям последних об их бедности и полной невозможности без окончательного разорения хозяйства выполнить налог. Неприменение воинского постоя при обследовании уездов подтвердилось, и отсутствие злостных неплательщиков по единому продналогу в 1922 г. можно считать фактом.

По Рязанской губернии, как говорит доклад, принудительные взыскания также применялись, причем меры воздействия осуществлялись как административным путем, так и судебным. Количество неплательщиков, подвергнутых аресту в административном порядке, определяется на 1 марта с.г. цифрой 14 655, подвергнутых наложению пени — 849, введен был военный постой в 3 волостях в количестве 41 штыка. Количество должностных лиц, подвергнутых аресту, определилось цифрой 222, административному взысканию — 40. Судебные мероприятия представляются в следующем виде: действовавших выездных сессий Нарсуда было 18; количество неплательщиков, преданных Нарсуду, было 10 972, осужденных Нарсудом — 10 122, количество должностных лиц, осужденных Нарсудом — 56. Что же касается причин злостных неплатежей, то материалов по этому вопросу в ГПК не имеется, но отсутствие дел, подсудных Ревтрибуналу, говорит о том, что таких явлений, как контрреволюционная агитация, в губернии не было. В отношении последствий принудительного взыскания следует сказать, что выполнение к сроку полностью 100,4% задания (?) свидетельствует о результатах применения взысканий; однако нельзя не отметить, что принудительные меры применялись главным образом к беднейшему классу и что они отражались тяжело на моральном и материальном состоянии плательщиков. Заслуживает чрезвычайного внимания обнаруженное обследованием Спасского упродкома применение воинской силы путем посылки специально сформированного отряда из допризывников, а также отряда особого назначения ЧОН, причем воинская сила применялась лишь для морального воздействия. Следует отметить, что все эти репрессии применялись по отношению беднейшего населения, оставив после себя тяжелые впечатления. Результат же репрессий получился слабый.

Поражает высокий % удовлетворений жалоб, которые не удовлетворяются большей частью по формальным причинам — пропуск срока и т.д. Да это и неудивительно, если обратимся к содержанию жалоб. Большинство их, как отмечается, даже не жалобы, а просьбы о сложении из-за стихийных бедствий, семейных несчастий и проч. Очевидно, в высоком % удовлетворения этих ходатайств проявляется как топорность и жестокость шкалы обложения, так и общее несовершенство обложения, недостаточная индивидуализация доходности хозяйств и, наконец, отражение разорения деревни. Поэтому применение опыта Татреспублики об индивидуализации наложения нормы урожайности до отдельного плательщика могло бы внести в это положение значительное улучшение. Еще показательнее репрессии — наркомпродовская статистика их (преуменьшенная, как ранее отмечено) такова:

Виды репрессий

1921/22 г.

1922/23 г.

Подвергнутых аресту

356008

352555

Взыскано пени с

72886

86240

Осуждено Ревтрибуналом и Нарсуд.

330043

307459

Ниже на выдержку приводится соотношение общего количества налогоплательщиков к подвергнутым в административном и судебном порядках наказаниям (не считая лиц, с коих взыскана пеня):

Губернии

Общее число налогов хоз.

Число подвергнутых наказанию

% отношение к общему числу

Нижегородская

425000

51294

12%

Смоленская

375000

44350

12%

Владимирская

210000

16100

7,5%

Московская

314000

2439

0,7%

Ярославская

226000

16833

7,6%

По данным самих губпродкомов (нами взяты выписки из их отчетов), большей частью репрессии обрушиваются не на кулаков и не на середняков, а на бедняков:

По Новгородской губ. в большинстве на бедняков и середняков.

По Рязанской то же

По Воронежской то же

По Вотской то же

Губернии

На бедняков

На середняков

На кулаков

По Саратовской

10%

75%

15%

Тульской

75%

10%

15%

Тверской

50%

50%

-

Ярославской

55%

40%

5%

Зырянской

90%

10%

-

Владимирской

50%

30%

20%

Витебской

33%

45%

22%

По тем же источникам видно, что привлекались налогоплательщики в большинстве за несдачу в срок, реже за повторный отказ от сдачи. Все это определенно говорит за то, что, с одной стороны, к жалобам, с другой — к репрессиям прибегают бедняки или по их адресу. Правда, официально иногда утверждается обратное, но цифры опровергают это казенное благополучие; так, например, по Тамбовской губернии, где, по уверениям, репрессии падают на кулаков, из 79 приговоров 43 не приведены в исполнение ввиду совершенной бедности плательщика.

Все это заставляет относиться к жалобам и репрессиям с особой осторожностью и вниманием, но на месте отмечается наоборот — большая неряшливость и волокита. Так, в Курском и Вологодском губпродкомах не поставлен совершенно учет жалоб и контроль над их движением; в Курске пропадают даже самые жалобы пачками (25% общего числа их) в путешествии из губпродкома в упродком, находящийся в том же здании; во всех почти губпродкомах сроки не соблюдаются, жалобы рассматриваются пачками по мере нахождения и т.п. Если учесть, сколько времени и расходов теряется крестьянами на хождение с жалобой по инстанциям, и что подача жалобы не приостанавливает взыскания налога, то ясно, насколько все это ущемляет именно беднейших крестьян.

Отметим еще, что казуистичные разъяснения НКФина об оплате жалоб гербовым сбором также немало затрудняют крестьянам добиться исправления ошибок обложения, так как часто отмечается отказ в рассмотрении жалоб из-за неоплаты гербовым сбором.

Необходимо упорядочить прохождение жалоб, внимательнее их рассматривать и использовать их как конкретный материал к исправлению законодательства и уравнения налогов по уездам и волостям. В отношении репрессивных мер необходимо их сокращение, сужение административного воздействия и отказ от применения их (в особенности имущественных взысканий) по отношению к бедноте. Поэтому вследствие обнаружения местным обследованием ряда фактов, когда подаваемые крестьянами-плателыциками жалобы на неправильности обложения, в том числе даже жалобы коллективно-общественные, не рассматривались местными органами, затягивались и даже терялись:

1) предложить НКПроду и НКФину дать строжайшее предписание своим местным органам о самом внимательном рассмотрении всех крестьянских жалоб, не ограничиваясь отклонением их по формально-бюрократическим соображениям, с установлением точного учета поступления и движения жалоб во всех инстанциях и 2) для достижения наибольшей доступности беднейшим элементам использования законного права обжалования предложить СНК провести максимальное освобождение жалоб по сельхозналогу от гербового сбора.

Далее, ввиду обнаружения местным обследованием, что даже в центральных губерниях, не говоря уже об окраинах, при взыскании налогов госагентами применяются к плательщикам, особенно крестьянам, неправильности в наложении репрессий, граничащие с прямым произволом, предложить НКПроду и НКФину собрать весь имеющийся у них по данному поводу материал и разработать совместно с НКЮ как циркулярные распоряжения, так законодательные новеллы для борьбы с этим явлением.

Себестоимость сбора налога

Попытки выявления себестоимости на местах при обследовании делались, причем в большинстве случаев суммировались все «видимые» расходы с переводом их в твердую валюту по среднему месячному курсу и сравнивались с собранным количеством продуктов в переводе на ту же твердую валюту. Конечно, эти исчисления совершенно не могут претендовать на полноту, даже в показанных статьях расхода, когда многие расходы ускользают: не принята во внимание амортизация, порча, хищения, задолженность и т.д. Тем не менее и эти цифры до некоторой степени показательны: по данным Тат.<арского> Наркомпрода, себестоимость сбора продналога с 1/V-22 г. по 1/V-23 г. составила 345 174 пуд. рж. единиц или 571 128 руб. 52 коп. золотом, что составит 8,16% к общей стоимости налога; стоимость сбора пуда определена в 13 коп. В Курске обследованием была сделана попытка выборочным путем исчислить себестоимость, что дало 12,5%. По Москве РКИ исчисляет себестоимость в 19—20% без путевых и ж. д. расходов, с которыми себестоимость повышается до 35%, но из последней цифры трудно выделить расходы по распределению. По Вологодской губернии без детального обоснования размер расходов определяется в 32%.

Итак: Татреспублика дает 8,16%.

Курская губ. 12,5%.

Московская губ. 21%.

Вологодская 32%.

Из таких цифр выводов построить невозможно.

Попытки определить себестоимость делались не раз и в Центре, в частности, когда Наркомпрод летом 1922 г. возбуждал ходатайство о переводе его с бюджетного кредита на %-ное отчисление. Особая Междуведомственная комиссия определила необходимый и достаточный процент в 27% натурой, включая и расходы по распределению. Однако соотношение хлебных цен с золотом было тогда значительно выгоднее для хлеба. Затем Наркомпродом была проделана работа по выявлению стоимости одного лишь сбора и хранения продуктов, без распределения, за 1922 календарный год, что дало в товарных рублях 8,16%. Однако и эти исчисления, несмотря на большую проделанную работу, совершенно неудовлетворительны и явно преуменьшены. Ряд соображений, формулированных в ниже приводимом заключении, привели РКП к выводу, что в действительности сбор и хранение натурналога (помимо расходов по распределению, которые должны быть очень значительны) обошлись государству много дороже.

Выводы эти приняты и Наркомпродом и зафиксированы в следующем постановлении созванной РКИ по этому вопросу комиссии:

Признать необходимым увеличить процент себестоимости, исчисленный Наркомпродом с 8,16% до 20%, учитывая следующее:

а) При расчете взять [19]22 календарный год, в котором происходили резкие изменения взаимоотношений в ценах на хлеб, золото и товары, почему все расчеты средними числами и пересчет в товарн. руб. делают калькуляцию неточной, в сторону преуменьшения %.

б) За 1922 календарный год поступил почти весь продналог кампании 1922/23 г. и, ввиду новизны дела 1922 г., поступила значительная часть налога 1921/22 г., чем, несомненно, увеличилось общее поступление против нормального года, а следовательно, расход, благодаря увеличению оборота, пал меньшим процентом на пуд.

в) Не все статьи расхода вошли в производственную калькуляцию себестоимости, а именно не вошли: 1) административно-организационные расходы по центру, расходы по центру на заготовку тары и хранение сырья; 2) расходы на ж. д. перевозки в целях концентрации и хранения продуктов; 3) процент порчи продуктов, как-то — мяса, сена, картофеля.

г) Убыль при хранении и гужевой перевозке взята в 0,83%, что значительно ниже всех действительных потерь в пути и при хранении.

д) Не были учтены расходы из товарообменного фонда, что в действительности имело место в 1922 г.

е) Расходование натурой, не вошедшее в отчетность по приказу № 50 и постановления СТО от 31/VIII.

ж) Не учтена амортизация.

з) Не приняты во внимание разные финансовые операции (позаимствования и пр.).

и) За отсутствием полных документальных оснований всех расходов последние являются приуменьшенными.

Цифра в 20%, в которую оценивается эта себестоимость, конечно, не есть окончательная и не может быть бухгалтерски обоснована, но, сопоставляя все отдельные исчисления, учитывая громадную в прошлом убыль продуктов порчей, хищениями, колоссальную изношенность помещений, оборудования и особую дороговизну сбора в целом ряде областей, надо думать, что для прошлых кампаний, включая и 1922/23 г., цифра себестоимости в двадцать процентов, во всяком случае, не преуменьшена. На будущее время % должен значительно понизиться, принимая во внимание:

а) сокращение числа организационных единиц и административного аппарата;

б) большую нагрузку каждого губпродкома;

в) уменьшение номенклатуры продуктов, причем исключены продукты, дающие высокий процент расхода;

г) исключение ряда губерний с высоким процентом расхода.

Определение же себестоимости на 1923/24 г. в 16% находит косвенное подтверждение в еще не закончившихся переговорах между Наркомфином и Хлебопродуктом о передаче последнему на комиссионных началах сбора натурой в «чисто денежных» губерниях. Стороны приходят, видимо, к 12—13%, но, если учесть все остальные условия проектируемого соглашения, то реально этот % значительно выше, и приближается к тем же 15—16%.

Отношение крестьян к сельскохозяйственному налогу

В заключение приведем краткую сводку сведений, имеющихся в докладах по вопросу об отношении населения к единому сельскохозяйственному налогу. Все доклады о местных обследованиях согласно отмечают ясное представление крестьянством о необходимости и неизбежности для него уплаты государству налогов. То, что сельскохозяйственный налог объединил и заменил собою все ранее взимавшиеся налоги, единодушно приветствуется всеми крестьянами, с которыми только приходилось вступать комиссиям в прямые сношения. В буквальном смысле слова единичным является отказ одного села Тамбовской губ. от принятия списка домохозяев, подлежащих обложению по земле, а следовательно, и от принятия налога из-за того, что обитатели этого села подали ходатайство об освобождении от обложения. Но наряду с благожелательным отношением к налогам всюду констатируется и всеобщее опасение крестьян, что быстрый и проведенный без надлежащих мер по восстановлению хлебной торговли переход к денежному налогу окажется гибельным для крестьянского хозяйства. Весьма показательно, что в двух местах в Вологодской губ. и Татреспублике обследования обнаружили, что в сравнительно недалеком от города расстоянии (50-60 верст) были крестьяне, которые еще в июле ничего не знали о сельскохозяйственном налоге. Это показывает, как слабо и как недостаточно планомерно организуется на местах агитационная кампания по сельхозналогу. В этом отношении весьма показательным является почти полное отсутствие какой бы то ни было агитационной налоговой литературы в Татреспублике. На этой почве, между прочим, обследованием дано объяснение факту, что в прошлом году в Набережно-Челненском кантоне почти совершенно не было подано жалоб по налогу: крестьяне объяснили, что они не знали, имеют ли они право на подачу жалоб. Агитационная работа и в этом году ведется преимущественно в форме устройства совещаний должностных лиц, продинспектуры, волостного и сельского управления, созыва случайных собраний и проведения волостных конференций. Печатные материалы и агитационная литература в текущую кампанию распространяются среди населения до чрезвычайности мало, так, например, по Татреспублике товарищи встречали в деревне отдельные номера «Бедноты»22 на одну-две волости, даже тексты декрета имеются не во всех волостях. Если так пойдет дело и далее, можно опасаться, что настоящая продкампания окажется слепой и экономически, и политически.

Учитывая благоприятный поворот в настроении крестьянства к единому налогу и придавая этому огромное политическое значение, необходимо дать общую директиву по партийным и советским организациям о максимальном использовании конца подготовительного периода и периода взимания налога агитационным закреплением этого поворота. Вместе с тем по всем партийным и советским органам должна быть дана ЦК РКП специальная директива о том, чтобы сельскохозяйственный налог был взыскан в 100% и в установленные сроки. Общее сочувственное отношение крестьянства к новым формам продналога должно быть учтено именно в проявлении нормального налогового нажима, причем все излишества и нарушения интересов личности плателыцика-крестьянина со стороны должностных лиц должны жестоко караться.

Замечания НКФ и НКПрода по докладу Комиссии ЦКК, обследовавшей Наркомпрод и Наркомфин

1. Предоставление льгот по единому сельскохозяйственному налогу, предлагаемое пунктом I путем опубликования специального декрета, представляется нецелесообразным. Надо иметь в виду, что декларирование обещаний, которые не сумеют быть полностью выполнены, политически вредно. Огульное освобождение малопосевных хозяйств может повлечь за собою, в связи с продолжающимся (насколько об этом можно судить по данным учета объектов обложения по единому сельскохозяйственному налогу, полученным от нескольких губерний) дроблением дворов, значительные потери для фиска, в то время как поступления по налогу в 1923/24 г. уже ослаблены распространением хлебного займа. Хлебный заем представляет собою авансовое получение единого сельскохозяйственного налога и расходуется в текущем 1922/23 г. Надо иметь в виду, что в значительном количестве губерний (Центральной, Северной, Северо-Восточной и Северо-Западной части РСФСР) число малопосевных плательщиков очень велико, и общее декретирование освобождения от налога хозяйств с небольшими посевами означало бы сокращение налоговых поступлений по некоторым губерниям до 50%. Малосевность во многих районах далеко не совпадает с малой доходностью хозяйств в этих районах.

2. Предложения, вносимые по докладу, выдвигают лозунг полного соблюдения законности в применении единого сельскохозяйственного налога и обязывают местные партийные организации, Наркомпрод и Наркомфин провести соответствующие мероприятия. Целиком разделяя такой взгляд на задачи налогового аппарата и поддерживая эти предложения, все же необходимо их дополнить. Лозунгом кампании по проведению единого сельскохозяйственного налога должно явиться: выполнение налога в размере 100% на основе декрета, строжайшего соблюдения налоговым аппаратом существующих законов, внимательного отношения к законным правам налогоплательщика.

3. Создание специальной Комиссии под председательством тов. Дзержинского или его заместителя для составления плана осенних перевозок и текущего их регулирования представляется нецелесообразным, так как существует постоянный орган в лице Комитета по перевозкам под председательством тов. Халатова, который целиком и занимается этими вопросами. Едва ли есть основание предполагать, что Комитет по перевозкам23 со своей задачей не справится. Безусловно, в осенние месяцы план перевозок будет зависеть, прежде всего, от потока хлебных грузов, применительно к нему Комитет должен будет регулировать все движение на транспорте.

Подлинное подписали:

М. Владимиров

Н. Брюханов

Предложения по докладу Комиссии, обследовавшей НКП и НКФ, одобренные также Президиумом ЦКК

Общие вопросы организации сельскохозяйственного налога

Исходя из общей оценки декрета 10/V, Комиссия вносит следующие конкретные предложения:

1) Признать необходимым предоставить дальнейшие льготы низшим группам плательщиков по земле и по скоту путем понижения ставок обложения в первой группе по скоту для первых шести разрядов шкалы, в 3 низших разрядах урожайности, и предложить НКП и НКФ в недельный срок разработать по этому поводу проект декрета так, чтобы возможно было еще до начала взимания налога провести эти льготы в жизнь в областях наибольшего распространения мельчайшего крестьянского хозяйства.

2) Дать твердую директиву Совнаркому, при определении разрядов урожайности губернии строго придерживаться правила, чтобы налоговая урожайность не отходила от действительного урожая, и чтобы таким путем не было увеличено и без того достаточно высокое обложение сельского хозяйства.

3) Дать твердую директиву НКФ и НКП в определении эквивалентов оплаты продуктовой единицы деньгами для взноса денежной части налога проявить особую осторожность и настойчивость в достижении наибольшего соответствия устанавливаемого эквивалента рыночной высоте цен.

4) Ввиду того, что в проведении для сельского хозяйства налогового обложения создается уже некоторая устойчивость, позволяющая перейти к более или менее правильному налоговому хозяйству, предложить Госплану, НКФ и НКП обсудить вопрос о возможности перехода от шкального обложения крестьянства к проведению более твердых начал подоходного обложения.

5) Предложить Комиссии по восстановлению хлебной торговли представить согласованный с хлеботорговыми органами календарный погубернский план заготовки хлеба в 1923/24 г.

О налоговых аппаратах

Имея в виду исключительно важное значение, какое приобретает для смычки с крестьянством работа налоговых органов, учитывая результаты местных обследований, необходимо сделать следующие предложения:

1. От имени ЦК РКП предложить комитетам партии проявить максимальную работу в снабжении прод- и финаппаратов, особенно продналогинспектуры, возможно большим числом коммунистов с периодическим докладом Политбюро результатов этих работ.

2. Предложить губкомам и укомам ввиду исключительно важного значения, какое будут играть в жизни деревни налоговые вопросы, иметь неослабное и внимательное наблюдение и руководство работой и комплектованием преданными советской власти элементами местных органов НКПрода и НКФина.

3. Поставить на очередь вопрос перед НКВД и губисполкомами о всемерном и срочном улучшении и пересмотре личного состава волисполкомов и сельсоветов и улучшения их материального положения.

Об учете урожайности

Ввиду того, что местными обследованиями выяснен несовершенный способ собирания сведений об урожайности, главным образом через должностных лиц учреждений, или зависимых, или заинтересованных в сообщении максимального количества налога: волисполкомы, агентов губпродкома, губземотдела и губфинотдела, а не через более объективный статистический персонал или добровольных корреспондентов, предложить т. Каменеву обязать ЦСУ упорядочить дело собирания сведений об урожайности к будущему году так, чтобы создать более или менее обоснованную гарантию о полной объективности и достоверности получаемых сведений.

О твердых заданиях по налогам и недоимкам

Обследованием восьми губерний выяснено, что даваемые НКПродом и НКФином своим местным органам ежемесячные твердые задания по взыскании налогов с крестьян, поскольку задания эти не совпадают с установленными ранее сроками поступления налогов, слишком неблагоприятно отражаются на плательщиках-крестьянах и спутывают представления о налоговой дисциплине, внедряя в сознание налоговых работников разверсточное настроение и порождая равнодушие к налоговому бедствию — недоимке, признать необходимым:

1. Предложить НКФину и НКПроду пользоваться методом твердых заданий по сельхозналогу лишь в меру регулирования поступления налогов соответственно ранее назначенным срокам.

2. Предложить НКФину и НКПроду в срочном порядке выяснить лежащие на населении недоимки по налогам, установить из них безнадежные к поступлению, разработать меры их ликвидации и наметить порядок взыскания вновь образующихся недоимок для укрепления в населении строжайшей налоговой дисциплины.

О сроках взыскания налогов

Учитывая практику прошлого года, когда губ- и упродкомы по собственной инициативе сокращали сроки поступления продналога, ускоряя тем течение продкампании и часто нанося тем вред и государству и плательщикам, предложить НКПроду и НКФину дать твердое разъяснение местным органам о недопустимости самопроизвольного сокращения сроков взноса налога и издать по этому вопросу твердые правила.

О складском хозяйстве и транспорте налогопродуктов

Ввиду установления при обследовании ограниченного объема складских помещений продорганов, недостаточности оборудования их техническими приспособлениями и слабости оборота складов, с целью обеспечения нормального планового использования складов и транспорта для продовольственных и хлебоэкспортных ссыпок и перевозок:

1. Образовать комиссию под председательством т. Дзержинского или его заместителя для составления плана осенних перевозок и текущего их регулирования во все время наибольшей загруженности транспорта.

2. Предложить НКФину выработать с НКПродом и НКПС правила о порядке кредитных перевозок по жел. дор. и водному транспорту всех грузов государственных учреждений, состоящих на бюджете, так, чтобы была избегнута задержка в использовании транспортных средств и максимально обеспечен интерес НКПС в современности получения провозных плат.

3. Предложить НКПроду и НКФину разработать план снабжения продор-ганов средствами для выполнения нарядов на отправки продресурсов, дабы достигнуть автоматизма в проведении нарядов и избежать наблюдающихся сейчас осложнений, когда кредит на перевозки открывается по каждому отдельному наряду.

О жалобах по проведению сельхозналога

Вследствие обнаружения местным обследованием ряда фактов, когда подаваемые крестьянами-плателыциками жалобы на неправильности обложения, в том числе даже жалобы коллективно-общественные, не рассматривались местными органами, затягивались и даже терялись:

1. Предложить НКПроду и НКФину дать строжайшее предписание своим местным органам о самом внимательном рассмотрении всех крестьянских жалоб, не ограничивая отклонением их по формальным бюрократическим соображениям, с установлением точного учета поступления и движения жалоб во всех инстанциях.

2. Для достижения наибольшей доступности беднейшим элементам деревни использования законного права обжалования предложить СНК провести максимальное освобождение жалоб по сельхозналогу от гербового сбора.

О репрессиях по сельхозналогу

Ввиду обнаружения местным обследованием, что даже в центральных губерниях, не говоря уже об окраинах, при взыскании налогов госагентами применяются к плательщикам, особенно крестьянам, неправильности в наложении репрессий, граничащие с прямым произволом, предложить НКПроду и НКФину собрать весь имеющийся у них по данному поводу материал и разработать совместно с НКЮ как циркулярные распоряжения, так и законодательные новеллы для борьбы с этим явлением.

Подготовка взимания сельскохозяйственного налога

Вопрос подготовки взимания продналога в губерниях, переданных Наркомфину, еще далеко не разрешен. Поэтому для обеспечения нормального хода налоговой кампании, необходимо обязать Наркомфин периодическими докладами СТО СССР о подготовке и о ходе взимания налога, особенно в его натуральной части, чтобы, в случае возникновения осложнений, избежать которых, судя по настоящему положению подготовки сбора натурналога в денежных губерниях, не удастся, возможно было принять быстрые меры уже не силами одного ведомства, а авторитетом всего государства. Поэтому представляется необходимым поручить зампред.<седателя> СТО СССР провести в жизнь это предложение.

Общая директива по взиманию сельскохозяйственного налога

Учитывая благоприятный поворот в настроении крестьянства к единому налогу и придавая этому огромное политическое значение, необходимо дать общую директиву по партийным и советским органам о максимальном использовании конца подготовительного и периода взимания налога для развития активной агитационной кампании, чтобы таким путем получить дальнейшее закрепление этого поворота.

Вместе с тем по всем партийным и советским органам должна быть дана ЦК РКП специальная директива о том, чтобы общее сочувственное отношение крестьянства к новым формам продналога было учтено и чтобы путем проявления нормального налогового нажима сельхозналог был взыскан в 100% и в установленный срок с тем, однако, чтобы все излишества и нарушения интересов личности плательщика-крестьянина со стороны должностных лиц жестоко карались.

О хлебном займе

Ввиду распространения 2-го хлебного займа преимущественно в городах или среди городского населения, причем не исключается, судя по практике прошлого года, что покупка займа горожанами совершается сейчас главным образом со спекулятивными целями для перепродажи его осенью крестьянам по повышенным ценам, предложить НКФ принять ряд мер к тому, чтобы была создана максимальная доступность облигаций для покупки крестьянами непосредственно из государственных учреждений или от их прямых контрагентов, минуя скупщика-спекулянта.

Об ускорении прохождения законов

Учитывая то обстоятельство, что опоздания с изданием декретов, инструкций, циркуляров и проч. не только по налоговым, но и вообще по всем отраслям государственного управления, происходят главным образом из-за сложности и неимоверной волокиты при согласовании предположений с различными ведомствами, из-за чего страдают не столько интересы управления, сколько обслуживаемые госаппаратом хозяйство и население, включить в план работ ЦКК и НК РКИ, по возможности в одну из первых очередей его, представление Политбюро проекта мероприятий по упорядочению прохождения вопросов законодательного характерах с целью достижения максимальной быстроты их разрешения и уменьшения волокиты.

Помета: «Лич<ный> Арх<ив>. Стал<ин>».

14 Речь идет о декрете ВЦИК и СНК РСФСР от 17 марта 1922 г. «Об едином натуральном налоге на продукты сельского хозяйства на 1922/23 г.» Декрет устанавливал единый натуральный налог на продукты сельского хозяйства. Тем самым ликвидировались все существовавшие ранее налоги в деревне (продовольственный, общегражданский, подворно-денежный, трудгужналог). Объектами обложения по новому закону признавались: количество пахотно-сенокосной земли на едока в хозяйстве и количество рабочего и продуктивного скота, уровень урожайности. Налог исчислялся в единой весовой мере — пуде ржи, а в районах распространения пшеницы — пуде пшеницы и вносился зерновыми хлебами, масличными семенами, картофелем, сеном, маслом и мясом. (СУ. 1922. № 25. Ст. 284.)

15 Вероятно, речь идет о декрете ВЦИК от 21 марта 1921 г. «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом» и декрете СНК РСФСР от 28 марта 1921 г. «О размере продовольственного натурального налога на 1921 — 1922 гг.»

16 Третья сессия ВЦИК РСФСР, состоявшаяся в мае 1922 г., поручила Наркомату финансов РСФСР выпустить хлебный заем на общую сумму до 10 млн пуд. ржи. (СУ. 1922. № 36. Ст. 426, 430; № 37. Ст. 433, 434.)

17 Крестьянское хозяйство за время революции. М.: Красная новь, 1923.

18 Речь идет о XII съезде РКП(б), проходившем в Москве 17—25 апреля 1923 г. В резолюции «О налоговой политике в деревне» съезд рекомендовал провести объединение всех государственных и местных прямых налогов в единый сельскохозяйственный налог. (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 3. М., 1984. С. 75-79.)

19 Центрозем — Центральное управление землеустройства Наркомата земледелия было создано в марте 1921 г. Управление занималось общим руководством и контролем за проведением в жизнь нового землеустройства, регулированием поземельных отношений, изысканием и устройством колонизационного фонда, переселением.

20 «Вестник финансов» — ежемесячное издание Наркомата финансов, издавался в 1919-1930 гг.

21 «Продовольственная газета» — орган наркоматов земледелия РСФСР и СССР, издавалась в 1921-1924 гг.

22 «Беднота» — ежедневная газета ЦК РКП(б). Издавалась в 1918-1931 гг.

23 Речь идет о Центральном комитете по перевозкам при НКПС. Был образован в 1919 г., в 1923 г. вместе с наркоматом становится общесоюзным органом.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.