Доклад тов. Лежавы, Швецова, Куйбышева. 27 марта 1924 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1924.03.27
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 157-202
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 426. Л. 1-118 (неправленая стенограмма); Д. 427. Л. 1—126 (стенограмма с авторской правкой); Л. 126—157 (стенографический отчет).

Доклад Лежавы. 27 марта 1924 г.1

Товарищи, доклад о деятельности Комвнуторга я разослал членам ЦК партии2. Там, в этом сухом и скучном докладе, приведены все цифры и факты, характеризующие деятельность Комвнуторга со времени его основания. [Я не знаю] Вряд ли нужно будет останавливаться сейчас на этой стороне доклада, [указать] рассказывать, какие [отрасли деятельности] части этого нового учреждения и с каким успехом производили свою работу, как оно развивалось и какие в этом отношении имеются достижения. Повторяю, это довольно подробно изложено в моем письменном докладе. Общие вопросы, которые возникают из доклада и из самого существования этого учреждения, представляют сегодня наибольший интерес в дополнение к тому, что изложено в моем докладе. Какие цели преследовал Комвнуторг в своей деятельности при возникновении этого учреждения? Если разрешите, я вернусь к началу идеи этого Комвнуторга. Вы помните, что новая экономическая политика началась рядом декретов3, подготовка которых проходила в комиссии ЦК партии под председательством тов. Каменева. Я был членом этой комиссии. Эта комиссия работала приблизительно до мая 1921 г.4 Когда первые декреты по новой экономической политике были уже изданы, то на одном из заседаний Политбюро Владимир Ильич поставил вопрос о том, что комиссию эту можно распустить. Я лично тогда выразил удивление, что так рано кончается работа этой комиссии, что у нас имеются еще незаконченные задачи, что у нас нет ведомства, которое продолжало бы эту работу, начатую комиссией, и что впредь до присвоения какому-либо ведомству задач наблюдения за нашим рынком необходимо оставить эту комиссию, чтобы туда поступали вопросы, которые будут возникать в торговом обороте, а из нее исходили бы указания. Владимир Ильич [требовал прекращения работ этой комиссии] настойчиво поддерживал свое предложение, и комиссия была упразднена.

Затем мне вспоминается, что почти через год, в апреле или марте 1922 г., мы вернулись к вопросу о создании какого-либо органа по регулированию торговли5. В очень спешном порядке был разрешен вопрос о создании небольшого аппарата, на который было бы возложено регулирование торговли. Владимир Ильич тогда, напутствуя новое учреждение, указывал, что нужно создать маленький аппарат с небольшим секретариатом с тем, чтобы он не путался в ногах у новой экономической политики, но в то же время, чтобы он зорко наблюдал за торговым оборотом и издавал бы такие распоряжения, инструкции и правила, которые должны внести элементы организации и упорядочения в оборот. Мне лично представляется, что этот интервал, который произошел между этими двумя моментами, был не случайный. Мне кажется, что наше вмешательство в этот оборот должно было именно начаться после того, как некоторые контуры нэпа, предоставленного в начальный период самому себе, начали выясняться, в особенности части рыночного оборота.

Задача Комвнуторга [на первое время] после его сконструирования заключалась в том, чтобы вмешаться в оборот, прежде всего со стороны самой элементарной нужды этого оборота, — в правовом отношении. Нужно было подвести известную базу, на основе которой происходили бы упорядочение и организация этого оборота.

Комвнуторг с этого и начал. В течение ближайших месяцев был издан целый ряд законодательных актов, [которые, с одной стороны, создавали, так сказать, — начало торгового права, с другой стороны] были созданы торговые институты (биржи, ярмарки). [К этому времени относится организационное и широкое насаждение бирж, упорядочение законодательств относительно ярмарок и издание законов, касающихся торгового оборота.] К законодательству этого времени относятся законы об акционерных обществах6, товарных знаках, вексельный устав и т.д. и т.д., — целый ряд законов, которые сейчас, в конце второго года существования Комвнуторга, охватывают уже три объемистых тома.

Нужно сказать, что одновременно творчеством торговых законов и торговых норм занимались и другие учреждения, однако с деятельным участием КВТ, но основная работа [в этом отношении] была проделана Комвнуторгом. Создание законодательных уставов, выработка всевозможных инструкций, создание института торговли, создание различных органов и аппаратов торговли, — все это должно было привести к тому, чтобы стихийный торговый оборот, которым отличался первый период новой экономической политики, был введен, прежде всего, в определенные нормы и упорядочен.

[Условия, которые были поставлены, это было] В тот период прежде всего надо было этот оборот развивать, во что бы то ни стало. [Первые постановления о новой экономической политике из этого исходили и на этом настаивали. Нужно было развивать наш оборот. Нужно было развивать товарообмен.] В этом был залог и развития сельского хозяйства, в этом был залог преуспевания нашей промышленности и укрепления нашей власти и нашего положения вообще.

После первых шагов, когда был отдан отчет в том, что основные вехи для укрепления этого оборота вбиты, что стихия для этого достаточно поработала, для нас встала забота уяснения нашей собственной позиции в этом укрепляющемся обороте и создание таких щупальцев и органов в этом обороте, которые могли бы и помогли бы осуществить нашу борьбу с враждебными нам элементами. Отсюда возникла задача (с первых же дней провозглашения новой экономической политики) признания нами наилучшей организацией по борьбе с частным капиталом — кооперации, а также создания государственного торгового аппарата, чтобы проводить нашу позицию в этом стихийном рынке, в этом обороте. Отсюда дальнейшее активное руководство торговым оборотом, направление всего законодательства, налоговой политики и т.д. (поскольку оно, конечно, проходило через Комвнуторг) к тому, чтобы дать комплекс всевозможных льгот и преимуществ в этом торговом обороте кооперативной торговле и лишить таких льгот и преимуществ частный капитал. Этим путем нужно было компенсировать те недостатки и дефекты, которые получались в рыночной конкуренции вследствие особливой природы кооперативного и государственного торгового аппарата.

Вот, собственно говоря, задачи, которые почти через полгода существования Комвнуторга стали перед ним и которые он при своих данных и небольших возможностях упорно проводил на деле, как это видно из доклада, розданного вам, и из той литературы, которая в настоящее время целиком проходит под знаком Комвнуторга и его работников. Возьмете ли вы торговые отделы в наших газетах, возьмете ли литературу, которая посвящена нашему торговому обороту, — я могу с уверенностью сказать, что на нем лежит печать проработки целого ряда основных вопросов Комвнуторгом [и целого ряда экономических вопросов, возникающих из нашего соприкосновения с торговым оборотом и нашего исследования и изучения этого торгового оборота].

Овладели ли мы в какой-либо мере торговым оборотом? Внесли ли мы в этот торговый оборот то регулирование, которое, само собой разумеется, составляло цель нашего воздействия на стихийный торговый оборот?

Полтора года тому назад Комвнуторг поставил в Совнаркоме вопрос о том, что дальше со столь развившимся оборотом, достигшем таких больших размеров, силами комиссии справляться трудно, нужен более мощный и сильный аппарат. Это было полтора года тому назад. Это было поддержано Госпланом и признано необходимым создать действительно мощный орган регулирования. Тогда же этот вопрос подвергся рассмотрению на всероссийском торговом съезде7, и им было также признано необходимым дать торговле более мощный орган. В Совнаркоме [и в комиссии, которая была создана для предварительного рассмотрения этого вопроса] было решено подождать с этим делом и вопрос отложить. С тех пор вопрос о необходимости создания более сильного органа для регулирования торговли почти не перестает быть предметом то наших съездов, то он появляется на страницах прессы, то снова возникает в Госплане, то на различных междуведомственных совещаниях. Создались различные течения вокруг этого вопроса. Каким должен быть этот орган: ВСНХ, как он претендовал с момента [существования высшей экономической комиссии в начале] нэпа, или должен быть Наркомвнешторг, или отдельный наркомат?8 Этот вопрос свеж в памяти у всех. Но суть заключается не в этом, а в том, что усложнившийся оборот начал принимать такой характер и такие размеры, что если два года тому назад можно было говорить, что при помощи маленькой комиссии с небольшим секретариатом можно наблюдать и изучать торговый оборот, то теперь стало ясно, что этот оборот до такой степени вырос, что Комиссия не соответствует тем задачам, которые выросли перед ней, а другого органа регулирования у нас не было. Мы стали слабыми перед стихией рыночного оборота, потому что мы имели хуже, чем отсутствие регулирующего органа — мы имели ряд ведомств, которые занимались регулированием торгового оборота и воздействием на рынок. Эти органы занимались регулированием торгового оборота, не задаваясь этой целью. Этим занимался Наркомфин, ВСНХ, Наркомвнешторг, — по крайней мере 3-4 ведомства осуществляли воздействие на торговлю и торговый оборот, причем не всегда, а, вернее, очень редко эти воздействия на торговый оборот были солидарны, организованы и согласованы [сплошь и рядом друг друга парализуя, вторгаясь в различные ведомства и до сих пор толкая и сбивая его в самом противоположном и частном направлении].

Разрешите указать, что от этого мы много проиграли и до сегодняшнего дня проигрываем. Тяжелые последствия такого положения мы испытываем [минусы] и сейчас, [полученные нами от первоначального наблюдения и изучения торгового оборота] но особенно остро ощущается оно нами в такие моменты, как, например, осенний кризис9.

[Почему это произошло?] Мы со всей энергией и нажимом бросились на последствия этого кризиса, на его результаты, а те причины, те факторы, которые вызвали этот кризис, остались вне поля нашего активного воздействия. Недавно были опубликованы факты, касающиеся возникновения частного капитала в цитадели нашей крупной промышленности — в оптовой торговле текстильной промышленности. А мы знаем, что текстильная промышленность играет сейчас крупнейшую роль. В московском обороте она составляет 45—50% всего оборота Московской товарной биржи. А Московская товарная биржа охватывает почти весь [торговый] оптовый оборот.

Мы, обнаружив это, закричали, подняли тревогу, и этот наш крик был воспринят ответственнейшими партийными работниками и руководителями ведомств, [что дело неблагополучно] многие поняли, что частный капитал, сконцентрировавшись, проник в вершину торгового оборота, что он производит операции, и что образуется тенденция продвижения по пути захвата и овладения этой основной базой. Я уже роздал часть таблиц, имеются еще несколько таблиц, характеризующих этот локальный факт, который изучить можно, цифры есть. Изучение этого явления, эти факты показывают, что здесь мы имеем дело с проявлением глубоких процессов в нашей экономике.

Я сейчас пришел сюда после пятого или шестого заседания, на котором у нас с текстильщиками [где обсуждаются различные формы торговых взаимоотношений.]обсуждаются вопросы реорганизации их торговых взаимоотношений с частным оптовым аппаратом и организации непосредственной торговли с частными мелкими розничниками. [Этот сигнал, этот подземный удар, к которому мы не больно прислушались, показывает] Факты, подобные только что указанному, показывают, что в этой колоссальной стихии вольного рынка происходят такие события, которые время от времени привлекают наше внимание лишь своими наиболее острыми проявлениями, но у нас нет до сих пор такого органа, такого мощного государственного аппарата, который был бы на страже нашей партии, который проверял бы и наблюдал, что происходит в глубинах этого вольного рынка. [Нужно, чтобы был термометр, барометр, такое орудие, которое еще в молекулярном зачаточном состоянии] который, участвуя в нем повседневной своей работой, изучал и наблюдал бы те процессы, которые [будут угрожать нам] таят в себе угрозу против нас.

Такого органа у нас до сих пор нет, и КВТ таковым не является.

[Я в последние дни дошел до того, что решил ставить практические предложения, ставить требования, чтобы вопрос о нашем] Надо, чтобы вопрос о торговом обороте был бы поставлен в центре внимания нашей партии, как в прежнее время ставились вопросы военные, продовольственные, транспорта; чтобы партия обратила внимание, чтобы создала такой орган, [был бы стражем] который нужен для этой задачи. А после этого приложится все остальное: [Если вопросы нашего торгового оборота станут центральными вопросами, если они станут преимущественными, специфическим вниманием нашей партии, то] тогда появятся в этом органе и люди, и средства, тогда даже вопрос, слить ли этот орган с ВСНХ, Внешторгом или [он должен существовать отдельно] оставить существовать, приобретет для своего разрешения простоту и определенность.

[Затем тут стоит именно этот основной кардинальный вопрос, который заключается в том, что мы эту рыночную стихию, которая развилась, не знаем, а от тех последствий, которые от времени до времени попадают нам на глаза, или блеснут перед нами, или привлекают наше внимание, мы шарахаемся из стороны в сторону.]

Бывает, что перед лицом рыночной стихии или, вернее, ее проявлений, некоторые товарищи шарахаются из стороны в сторону. Иногда мы творим величайшую панику. С легкой руки тов. Преображенского часть товарищей впала в панику и говорила, что частный капитал [нас притесняет] занял угрожающее положение. Другая часть товарищей, считая, что это случайные моменты, не имеющие [надлежащего] глубокого основания, [говорит, что это] трактуют как пустяки, и что все благополучно. [В основу наших сегодняшних прений следовало бы поставить эти коренные основные вопросы.] Тов. Куйбышев, [который] сотрудники которого обследовали наш аппарат, подошел к этому вопросу в своем докладе вплотную и начал свой доклад с цитаты, которая удовлетворяет меня всецело, ибо это тема не только моих писаний последних лет, но и моей работы, как приставленного к торговому обороту, чтобы наблюдать за ним. Я, в общем, удовлетворен и практическими предложениями, которые он сделал. Я приложил свои практические предложения к его пожеланиям. Поскольку мы перейдем к этому вопросу, я повторяю, мы в практических предложениях, в общем, будем солидарны и никаких серьезных затруднений у нас возникать не будет. [У нас получился сговор на прошлом заседании Политбюро10 когда обсуждался вопрос организационной стороны Комвнуторга. Если бы мы остановились на кардинальных вопросах и признали бы, что действительно в недрах нашего рыночного оборота происходят процессы, которые не изучены и не исследованы. Это то, что является предметом тревоги для некоторых товарищей.]

Есть некоторые обстоятельства, о которых здесь приходится сказать, в связи с практическими предложениями выдвинуть, поскольку их нет у тов. Куйбышева. Это вопрос относительно частного капитала, который концентрируется и вылезает на поверхность нашего оптового оборота. Частный капитал образовался постольку, поскольку нэп существует уже три года и поскольку существует торговый оборот. Конечно, образование и возникновение частного капитала было неизбежно. Там, где возникает мелкий капитал, неизбежно происходят процессы концентрации. Этот процесс произошел, и кое-какие крупные капиталы образовались. Они лезут в ту или другую отрасль легкой индустрии. Что с ними делать? Мы должны иметь определенную тактику в отношения частного тортового капитала. У меня имеется в портфеле кипа бумаг, которые поступают со времени поднятой мною тревоги насчет того, что частный капитал лезет в нашу торговлю. Частные предприниматели прислали в Комвнуторг бумаги, в которых пишут о том, что нужно сделать для того, чтобы этой угрозы, беспокоящей Советскую власть, не было бы. Там есть предложения: мы готовы децентрализоваться, мы готовы наши капиталы пустить в розничный оборот, изъять из опта. Мелкие торговцы, которые стонут от посредничества крупного капитала, заявляют: мы готовы организоваться для непосредственных закупок у госорганов, только вы свяжите нашу организацию непосредственно с государственным оптом. Банки взаимного кредита заявляют, что для борьбы с крупным оптовым посредником, который отодвинул розничного торговца от государственного оптовика, они готовы организовать торговые операции и взять единственное посредничество между государственной оптовой торговлей и розничной, и т.д., и т.д. — целый ряд различных оттенков, с которыми обращаются торговые предприятия с тем, чтобы выйти из того опасного положения, в которое они попали.

Теперь нужно поставить вопрос: выгодно ли, чтобы производилось то, что сейчас начинает происходить, когда оптовое крупное дело прекращается, и капитал из него разбивается на мелкие части, образуя оптово-розницу и розничные предприятия? Нужно ли нам концентрирующийся капитал поддержать таким, как он есть, и создать какую-то упряжку в наших предприятиях, чтобы лишить возможности этот концентрирующийся капитал орудовать самостоятельно, привязать этот капитал к какому-нибудь нашему предприятию?

Следующий вопрос — относительно мелкой розничной торговли, которая занимает сейчас огромный процент. Прошлогоднее обследование Комвнуторгом деревенской торговли дало цифры на эту мелкую розничную торговлю в 80—90%. [Так что она у нас существует, ширится.] С этим фактом можно или мириться, или иметь активную линию поведения, активное руководство этой мелкой торговлей по линии обшей нашей экономической политики. Положительная программа организации торговли — развить кооперативный аппарат до полного охвата всей розничной торговли: организацию государственной торговли [преимущественно и]строить исключительно на оптовых [верхах, влияющую в очень редких случаях на розницу, и в это самое время сознавать, что дело с кооперативным охватом всей торговли] и в определенных случаях на оптово-розничных операциях. Кооперирование всего населения — это дело, как говорил Владимир Ильич, пары десятилетий, а может быть, и больше, — в этот промежуток времени, пока кооперация будет развиваться и захватывать оборот, в это время деревенская частная мелкая торговля осуществляет ту смычку товарообмена, товарооборота [, т.е., вернее, делает тот оборот, который является первым условием для успешной борьбы с частным капиталом].

Сталин. Какая смычка, кем она осуществляется?

Лежава. Ну вот, например, частный торговец привозит мужику мануфактуру, а от него берет кожу и перепродает ее нашему заводу. [Это и есть смычка в коммерческом и торговом толковании.] Другого торгового аппарата, который бы передавал фабрикат мужику и брал бы от него сырье на фабрику, у нас не существует.

[Вот эти вопросы требуют своего разрешения и те предложения, которые будут сделаны мною дополнительно, они будут лишь в основе говорить относительно нашего общего строительства, акционерного строительства, которое происходит в стране, и руководства тем торговым аппаратом, который существует.]

В тезисах тов. Куйбышева есть практические предложения относительно того, чтобы дать задание Комвнуторгу выработать целый ряд мероприятий, например, по закрытию кредитов частной торговле. Вот эти пункты, когда их будем обсуждать, потребуют к себе большого внимания, потому что это пункты кардинальной важности.

[Разрешите эту общую часть моего доклада на этом закончить. И, если будет угодно, то сейчас заслушать практические предложения и на них остановиться, а если нет, то после доклада Куйбышева мы его предложения и мои поправки обсудим.]

Еще раз возвращаюсь к вопросу о том, как быть с концентрированным частным капиталом. Этот вопрос в нашей практике [создания] утверждения акционерных обществ разрешался, но [не устойчиво] с колебаниями. [Когда я ставил этот вопрос об уставах различных акционерных обществ] В Совнаркоме и в СТО [то позиция была неустойчивая] то разрешали, то отклоняли [были колебания]. Теперь, когда во весь рост стоит задача того или другого отношения к уже образовавшемуся крупному капиталу, нам нужно определенно сказать, должны ли мы взять линию увязки частного капитала с нашим государственным торговым аппаратом [при наличии целого ряда условий] на определенных условиях. Я говорю исключительно о торговле. Нужно частный капитал увязать с нашим государственным торговым аппаратом и с нашим капиталом в смешанных обществах. На каких основаниях — этот вопрос индивидуализации каждого случая. [По-моему, не свыше 45% при нашем господстве, могут быть случаи иного порядка.] Нам выгодно, раз капитал сконцентрировался и выявляется, не дать ему рассыпаться, раздробляться и уходить в мелкий оборот, а в крупном виде взять и упрячь с нашими торговыми предприятиями в смешанные акционерные предприятия.

Второй вопрос — относительно кредитования. Этот вопрос стоит в связи с состоянием нашего рынка, нашего государственного и кооперативного аппарата. Вчера по этому поводу в Комиссии т. Каменева11 был разговор. [Феликс Эдмундович] Тов. Дзержинский говорил: если можно [с частного торговца урвать значительную сумму] частному торговцу продать наш товар значительно дороже, продавая на льготных условиях кооперативу, то это нужно делать. Не говоря уже о том, что этот метод подхода срывает все дело регулирования цен и торговли, надо сказать, что этот метод опасен и в другом отношении. Не далее как на днях мы встретились с новым явлением на бирже. Государственные аппараты ведут кооперативную политику, т.е. они начали под влиянием нашей агитации продавать иногда дешевле свои продукты государственным и кооперативным предприятиям. Они делают им скидку или продают по прейскурантным ценам. Но тут же возникло новое явление. [Кооперативные] Наши органы, покупая на дешевых и льготных условиях товары в государственных органах и нуждаясь в деньгах, оборачивают этот товар и продают его по более дорогим ценам. При голоде на рынке, при слабо поспевающем росте производства всякие резкие различия между частным рынком и государственным будут приводить к опасным для нас моментам.

Вот сейчас, например, с маслом мы очутились в таком положении. [И то же самое с хлебом.] Масло растительное, благодаря тому, что на него была установлена низкая цена в 19 коп, за фунт, исчезает с рынка, потому что торговцы выжидают более благоприятного момента, уверенные, что, так как масла мало и так как Советская власть сорвется не сегодня-завтра в этом вопросе регулирования цен, то придет время, и масло выйдет на рынок и будет продаваться дороже, — поэтому сейчас масло выдерживают. И этим занимаются не только частный, но и близкий нам аппарат. Явление это очень тонкое, не всегда даже уловимое, и не всегда его можно ликвидировать с помощью тов. Крыленко12.

Я считаю, что для того, чтобы выдержать нашу программу, нужно всемерное финансовое и кредитное воздействие, нужно, чтобы кооперативная сеть охватила торговые позиции на нэповском рынке, нужно всемерное содействие тому, чтобы государственная оптовая торговля была полностью в наших руках, не допускать туда ни в коем случае частный капитал. А если этот капитал выдвигается, то ему нужно быть в увязке с нашим государственным капиталом и с нашим государственным аппаратом.

Каменев. Что это значит: «быть в увязке»?

Лежава. Это значит — иметь смешанные общества.

И третье — это рыночные условия, условия ценностных отношений вести таким образом, чтобы воздействовать на цены только при том условии, когда можно обеспечить эту нашу политику [низких] цен товарной интервенцией. Например, имея сейчас вполне достаточное количество керосину и соли для насыщения рынка, мы позволили себе снизить цены на 50% путем уменьшения акциза, накладных расходов и т.д. И нам эта мера не показалась страшной, [потому что] ни керосин, ни соль не исчезли с рынка. Перебой здесь если и есть, [то только в смысле] то главным образом от недостаточности государственного аппарата, который не в состоянии еще с необходимой регулярностью раскидывать по всем районам соль и керосин.

То же самое нужно сказать относительно сахара. Поскольку рынок насыщен сахаром, поддерживать цены на него нам оказалось посильным. Тут нащупан тот уровень цен, который [является производным от] поддерживается и рынком при наличном спросе и предложении [при наличии производительных сил нашей промышленности].

Вот все это приводит к заключению, что старые рочдельцы13 были правы, когда говорили: раз ты слабее, не ввязывайся в безнадежную конкуренцию цен с частным торговцем, ибо будешь бит. А если будешь бит, это будет означать то, что называется на нашем языке разбазариванием нашего имущества.

[И поэтому принимать здесь постановление о том, чтобы вести борьбу с частным капиталом, чтобы побеждать его не экономически, не в процессе торговли, а сверху, физически, полицейскими мерами — это вещь очень опасная.] Нельзя также ввязываться в борьбу с частным капиталом, так сказать, физическими и полицейскими мерами. Чтобы избежать его, нужно создавать наше экономическое орудие — это диктуется нэпом, и нахождение власти в наших руках обеспечивает нам успех.

[Что же касается мероприятий по принудительному воздействию или искусственно, в экономическом отношении, обставить частный капитал таким образом, чтобы стеснить его, — мне представляется, что в отдельных случаях на это можно отважиться, но проводить это как систему неправильно.] Что же касается мероприятий по принудительному воздействию или создания экономических стеснений для частного капитала, то мне представляется, что в отдельных случаях и в больших дозах на это можно отважиться, а в умеренных размерах, как систему, мы и сейчас проводим.

Доклад тов. Швецова

Осенний кризис на товарном рынке для Центросоюза и для возглавляемой им потребительской рабочей и сельской кооперации явился своего рода историческим этапом, от которого сейчас приходится начать летоисчисление здоровой кооперативной практики, противопоставляя ее тем ошибкам, которые были совершены в первый период нэпа. Что эти ошибки есть и что они были серьезны, за это говорят те результаты кризиса, которые отразились на потребительской кооперации. Оценивая эту неправильную политику потребительской кооперации до осеннего кризиса, следует принять во внимание то, что в новую экономическую политику потребительская кооперация, после того, когда она отошла от работы рас-пределенческой и перешла на так называемую работу за собственный риск и страх14, вошла с небольшими капиталами, если сопоставлять средства с задачами, которые были поставлены. Задачи формулировались обще, но они были довольно широки: возьми рынок в свои руки и противопоставляй себя частному капиталу и веди дело так, чтобы фактически государственный и кооперативный капитал в результате занял бы монопольное положение на нашем товарном рынке. На деле, конечно, небольшие средства дали малые результаты. Кроме того, [эти малые средства] недостаток средств создал такой уклон в кооперативной практике, что кооперация стала заботиться во что бы то ни стало использовать рыночную конъюнктуру, собрать средства в форме всякого рода прибылей, а это означало, что торговая практика кооперации оторвалась от низов, от интересов потребителя.

Было бы чрезвычайно важно, чтобы кооперативная организация дала потребителю не изъяны рыночной конъюнктуры, а защиту против рыночной конъюнктуры. В результате этой ошибочной торговой политики мы получили, с одной стороны, крупные материальные ущербы, а с другой — хорошие уроки. Что касается материальных ущербов, то по грубому подсчету в осенний кризис у потребительской кооперации оказалось на руках товаров на 150 млн червонных руб. Если принять во внимание снижение цен во время осеннего кризиса на 20%, то нужно определить потерю потребительской кооперации в сумме 30 млн руб. Рядом с этим нужно поставить удельный вес кооперации в работе. До осеннего кризиса за хозяйственный год 1922/23, считая год с октября по октябрь, мы имели торговый оборот в розничной кооперативной торговле в городах, рабочих поселениях и сельских местностях в круглой цифре [495] 496 млн руб. Из них на городскую и рабочую кооперацию падало [264] 265 млн, на сельскую кооперацию — [153] 154 млн, и на операции по заготовке сырья для экспорта за границу и снабжения промышленности на внутреннем рынке — [76] 77 млн. Если эти цифры сравнить с предшествующим хозяйственным годом, то нужно сказать, что здесь есть шаг вперед в работе кооперации, а именно: общий итог за 1921/22 г. определялся в 306 млн против 496 млн за 1922/23 хозяйственный год.

[300 млн против 495 млн за 1922/23 хозяйственный год. Шаг этот нов.] Это крупный шаг вперед, но все же он не стоит в соответствии с тем развитием частной торговой жизни, которое мы в этот период наблюдали. Если эти цифры сопоставить с общим товарным оборотом в стране, то получим около 16% на кооперативную розницу с чрезвычайной пестротой, начиная от 0 до 30% и чаще на уровне 8, 10, 12% в товарном обороте данного района.

Эти цифры говорят об удельном весе потребительской кооперации до осеннего кризиса. Осенний кризис нанес [некоторый материальный и даже, можно сказать,] основательный материальный ущерб и, разумеется, должен был прежде всего отразиться на самом товарообороте кооперации. Мы имеем возможность это видеть хотя бы по данным оборота Центросоюза. Центросоюз до осеннего кризиса развил свою торговлю до размеров 24 млн в месяц. Это оборот по Центросоюзу за август месяц. В октябре месяце, во время кризиса, произошло сокращение до суммы 15 млн руб. В ноябре месяце последовало дальнейшее снижение до 14 млн руб., в декабре — 12 млн руб., в январе — 11 млн руб., и только в феврале мы имели возможность снова восстановить нормальный оборот для Центросоюза в размере 15 млн руб. [Я говорю, конечно, в круглых цифрах.]

Кроме того, показательными в этом случае являются материалы Московской товарной биржи, за период кризиса по настоящее время. В частности, по мануфактурным товарам в сентябре месяце на Московской товарной бирже кооперация занимала из общего оборота 23,4%, в октябре — 7%, в ноябре — 9%, в декабре — 17% и в январе поднялась до 23,3%. Это отражение кризиса на Центросоюзе.

Что касается низовой кооперации, то здесь отражение кризиса проявлялось в состоянии вексельных портфелей кооперации в наших кредитных учреждениях. В моем портфеле имеется огромная папка списков тех кооперативных организаций, векселя которых опротестованы. А опротестованный вексель это своего рода хозяйственная смерть организации, ибо после опротестования векселя прекращаются кредитные отношения, и не только кредитных учреждений, но и никакой трест не может давать такой организации товары, потому что, получив от нее вексель, он не имеет возможности представить его в кредитные учреждения. Наиболее пострадавшими от кризиса низовой кооперации районами явились Центральный район и Украина. Наиболее благополучным оказался Сибирский район. Из окраинных районов особенно пострадал Туркестанский, отдаленная организация, имеющая существенное хозяйственное и политическое значение. В особо тяжелом положении находится Всеукраинский Кооперативный Союз. Кроме того, за последнее время выявилось тяжелое состояние Центрального Союза Белорусской Республики, где вопрос стоит о том, чтобы описать имущество этого Союза. Сегодня меня запрашивали из Госбанка, как мы будем смотреть, если на днях подадут к взысканию и описи имущества Центрального Белорусского Союза. Я сказал, что буду смотреть с большим прискорбием, но помочь выпутаться им из создавшегося положения я не в состоянии, ибо сам, исполняя обязанности председателя Центросоюза, нахожусь в [почти таком же] трудном положении. И если положение Центросоюза не является угрожающим, то, во всяком случае, не может быть названо таким, при котором можно вести нормальную работу.

Осенний кризис вызвал, в частности, по отношению к Центросоюзу установление обязательного кредитного режима с тем, чтобы Центросоюз рассчитался по задолженности с государственной промышленностью, с Госбанком и Наркомфином в специально установленные сроки. Примерное движение этих сумм таково. В декабре месяце, когда мы сделали окончательный расчет со всякими скидками, мы остались должны государственной промышленности около 25 млн руб., Госбанку — около 20 млн руб., по Наркомфину — около 14 млн. Вот наиболее крупные держатели наших обязательств, по отношению к которым было установлено, что Центросоюз 25 млн госпромышленности должен заплатить векселями, принимая векселя за 80%, и наличными деньгами до 1 апреля 1924 г. Мы накануне 1 апреля, и я должен сказать, что мы покрыли к 1 марта 18 млн. Остается 7 млн. К 1 апреля не удастся выполнить план погашения, по-видимому, в пределах 3—4 млн, а остальные 21—22 млн удастся покрыть. Что касается задолженности 20 млн Госбанку, то эта задолженность состоит из 12 млн червонцев и 8 млн валютных. 12 млн червонных отнесены погашением с 1 апреля по 1 января 1925 г., а 8 млн валютных с 1 января 1924 г. По 1 сентября равными долями. [Иностранная] Задолженность в иностранной валюте разными порциями вносится. По задолженности, которая предстоит к платежу с 1 апреля, мы погасили досрочно около 6 млн. [Это так вышло по] Досрочное погашение произошло в силу банковской техники, потому что векселя наших покупателей находились в банке, и когда наступали сроки, банковская техника выжимала деньги с покупателей гораздо лучше, чем это делали мы, — по четвертачку, по полтинничку и таким образом собрала до 6 млн руб. Выполнение плана идет с большим нажимом, и в конкретных цифрах дает хорошее состояние. Но другой вопрос — как это отражается на самой организации. Это вопрос, который меня лично и Правление Центросоюза весьма беспокоит, ибо по этому плану мы должны заплатить в общей сложности в 1924 г. около 50 млн руб., а это значит вынуть все оборотные средства, и, таким образом, говоря просто, повесить замок на данном учреждении, ныне именуемом Центросоюзом.

Я думаю, что постановка дела в кооперации после осеннего кризиса дает возможность всерьез поговорить, каким образом, с одной стороны, должна быть поставлена работа Центросоюза и низовой кооперативной сети, на что должно быть обращено главное внимание, а с другой стороны, надо установить общие линии для торговой политики и практики, тогда легче будет говорить, какие средства, в том числе и кредитные, целесообразно вложить в потребительскую кооперацию.

Что касается основ торговой системы после осеннего кризиса, то главное положение, которое было выявлено на собрании уполномоченных Центросоюза в ноябре 1923 г. с участием представителей всех районов, [это установлено] заключалось в простой формуле: «Торгуй не как хочется, а как велит потребитель». Такое положение дает соответствующее направление и в постановке аппарата Центросоюза и низовой кооперации. В связи с этой директивой мы сократили лишнее передвижение товаров и вместо длинного завоза товаров на склады организуем это передвижение более кратко.

Идя по этому пути, Центросоюз ликвидировал значительную часть своих местных аппаратов в виде контор, отделений и представительств. В ликвидацию вошли: Нижегородская, Ярославская, Минская, Харьковская, Одесская, Крымская и Юго-Восточная конторы Центросоюза и отделение в Кирреспублике.

Сейчас поднимается вопрос о преобразовании крупных отделений Центросоюза, как, например, Северо-Западного в Ленинграде и организации областных союзов. Затем, уральцы очень беспокоятся, что пора контору перевести на форму областного союза. Не за горами инициатива в этом вопросе Дальнего Востока, который будет пытаться перейти на самостоятельную организацию. Таким образом встает вопрос, с одной стороны, об упрощении системы потребительской кооперации, а с другой — [вопрос для Центросоюза как торговой системы относительно наследства по обязательствам. И затем больной вопрос тот, что] вопрос о материальных последствиях реорганизации, так как в этих конторах вложены материальные средства Центросоюза, на которых лежат обязательства. Когда возникает вопрос относительно того, чтобы конторы превратить в самостоятельные союзы, со стороны местных организаций проводится понятный уклон в таком направлении: что то, что есть на месте ценного, это — говорят места — наше, а обязательства, которые лежат на этих ценностях — это ваше. С таким примером мы столкнулись при ликвидации Сибирского отделения Центросоюза, а сегодня у меня был представитель Урала, который приехал с тем, что вся задолженность и средства, которые имеются на Урале, должны остаться там, а обязательства должны быть отнесены, видимо, на счет «английского короля».

Это положение создает определенную угрозу, что Центросоюз, в свое время основательно подсчитанный тов. Смилгой, путем внимательной работы над его балансом, имевшего возможность тогда установить, что в результате кризиса он потерял около 15 млн руб., очевидно, при такой системе местного почина в реорганизации, центральная кооперативная организация может оказаться в более худшем положении, чем предполагал тов. Смилга, когда работал над нашим балансом.

Встает общий вопрос о реорганизации [вытекает из] кооперативной системы. как следствие яркого осеннего кризиса. До сих пор мы имели систему губсоюза с отделениями. Отделения были слабо связаны с местами, а отсюда и контроль, и сама торговая инициатива, которая чрезвычайно важна, чтобы организовать торговое дело, были слабы. С другой стороны, было наличие лишних передаточных инстанций. Отсюда, взвесивши, с одной стороны, украинский опыт реорганизации в прошлом году, когда украинские губсоюзы перестроились в районные союзы и таким образом упростили механику, мы проводили районирование. Этой работой захвачено большинство районов, причем в некоторых районах районирование закончено, в других оно продолжается. В основном оно согласовывается с общим государственным районированием, а по чисто торговой линии носит отпечаток местных особенностей того или другого района.

Районирование, с одной стороны, затем вопросы добровольности членства, с другой стороны, заставляют еще глубже подойти к самой торговой практике кооперации.

Кстати, несколько цифр о положении добровольности членства в потребительской кооперации. Мы имели возможность только в конце 1923 г. получить правительственный акт о том, что обязательство членства в потребительской кооперации отменяется15. За это время места развернули широкую кампанию. Эта кампания, как следовало ожидать, в первые месяцы, поскольку она захватывала наличных активных членов потребительской кооперации, дает добровольных членов 2 560 000 в городах, а в селениях и деревнях — 3 153 000. Это на 1 марта. Кроме того, мы считаем, что в кооперации транспортной и военной насчитывается около 1 000 000 членов, которые не являются абсолютно добровольными, но, во всяком случае, обслуживание их стоит в задачах системы потребительской кооперации. В настоящее время потребительская масса рабочих и крестьян, вступавшая в потребительские общества и вносящая паевые взносы, составляет крупную цифру в 6 800 000 против 5 100 000, которые насчитывались в русской потребительской кооперации в 1916 г.

Каковы уроки кризиса? По отношению к Центросоюзу они заключались в том, что мы пересмотрели наш товарный ассортимент. Перестройка товарного ассортимента заключалась в том, чтобы Центросоюз в дальнейшем не оставался «Мюром-Мерилизом»16, берущимся за всякую работу. Мы сделали черновую работу и исключили до 400 товаров различной номенклатуры. А всего у нас было около двух тысяч названий. Осталось полторы тысячи. Главное исключение коснулось отдела хозяйственных товаров. Здесь разных мелких товаров исключено до 175 наименований. В мануфактурном отделе исключены шелковые ткани, пряжа, нитки и т.д. Я думаю, что здесь все перечислять не следует, но в общей сложности, повторяю, исключено около 400 товарных наименований. Разумеется, я еще раз оговариваюсь, что это черновая работа, требующая продолжения.

Второй урок по отношению к Центросоюзу заключается в том, что Центросоюз стал исправлять свой внутренний торговый аппарат путем перестройки отделов, с одной стороны, и путем сокращения штатов и накладных расходов, с другой стороны. Что касается сокращения штатов, то на 1 октября у нас было сотрудников в Центросоюзе 3046, а в 1921 г., когда мы расстались с Наркомпродом, у нас было около 7000 чел. На 1 марта число их было сокращено до 2361. На 15 марта мы имеем более точные сведения, я их сегодня получил, — 2264. К 1 мая мы рассчитываем сократить еще до 500 чел. И на этом закончить сокращение, считая, что этот аппарат является нормальным для оборота в 15 млн в месяц. Любопытна средняя нагрузка на одного служащего. На 1 октября средняя нагрузка на одного служащего торгового оборота была 5525 руб., на 1 марта, при сокращении аппарата, мы довели нагрузку до 6022 руб., против нагрузки довоенного времени на одного служащего в Центросоюзе в 5560 руб. Эти цифры говорят об известных достижениях в аппарате Центросоюза, но эти достижения еще не окончательны. Затем в самой торговой технике мы проводим возможное упрощение и возможно скорый отпуск наших покупателей. В частности, проводим по галантерейному, обувному отделам просмотр образцов, так что покупатель имеет возможность заключить торговую сделку, не ходя по разного рода кабинетам и [хозяйствам] складам.

Поскольку я остановился на товарном ассортименте, следует сказать два слова, какими товарами мы питаемся. В этом отношении дело обстояло далеко не хорошо, и это нехорошее появилось оттого, что наша промышленность далеко не приспособлена к тем запросам рынка на ходовые товары, которые имеются. Нужно сказать, что сейчас во многом изменился запрос потребителя, а рядом имеется наличие того, что называется принудительным ассортиментом. Когда, например, нужно купить посуду для крестьянского обихода, то вам вместе с этим непременно предложат приобрести бутылки, склянки и прочий неходовой товар, который является обязательным в ассортименте. И вот получалось, что при покупке давалось 20—50% этого неходового товара. Даже в текстильной промышленности, где оборот был значительный, все-таки неходовых товаров получалось довольно приличное количество. И теперь самый последний ассортимент, значительно улучшенный по сравнению с периодом до осеннего кризиса, говорит о том, что большинство трестов, например, Пресненский трест, определяет ассортимент таким образом, что возьми 24% ситцу, 16% бязи, плательных товаров 42%, бельевых 8%, одежных 10%. Вот ассортимент данного треста. И поскольку мы подчиняемся этому принудительному ассортименту, постольку мы ставим вопрос о подчинении этому ассортименту и низовой кооперации. Кроме того, на наших складах и на складах низовой кооперации образуется довольно значительное количество так называемой товарной завали. В этом отношении должен засвидетельствовать, что за время 14-летней работы в кооперации я никогда не наблюдал такого обилия товарной завали, которая в результате наших торговых дел получилась ныне на складах кооперативных организаций.

Разумеется, осенний кризис изменил закупочную работу Центросоюза и изменил в таком смысле, что закупка сократилась, но, кроме того, сокращение закупок по тем данным, которые я оглашал, есть характерный момент, который сводится к тому, что товары производственные имеют понижение в количестве закупки, в то время, когда августовский оборот в 24 млн руб. был оборотом, почти в главной части сосредоточенным на изделиях нашей промышленности. В современных оборотах количественно повышаются пищевые товары, в частности, хлебные.

Вот в основном те моменты, которыми характеризуется состояние Центросоюза в главнейших моментах и системе потребительской кооперации.

Сталин. Потребительская кооперация обслуживает преимущественно города?

Швецов. Да, города, рабочие поселения и в меньшей степени крестьянские рынки.

Положение дел в Центросоюзе, в системе потребительской кооперации мною было освещено в специальном докладе в Кооперативной комиссии [и кооперативном совещании] ЦК17. Это совещание, обсудив доклад и выделив специальную тройку [, а потом четверку] для разработки практических предложений и для закрепления моментов новой торговой политики, которые наметились у потребительской кооперации, выработало ряд положений, которые были разосланы членам Политбюро18. Сущность этих положений заключается в том, что, во-первых, в качестве директивы дается указание форсировать добровольность членства, всемерно вовлекая широкие массы населения в состав членов, и особенно обращать внимание на укрепление низовой кооперации. В торговой политике дается указание, чтобы линия была взята в первую очередь на действительного члена кооператива. А что касается работы с нечленами, работы ради торговли, в виде универмагов, чем грешит наша кооперативная практика, то эту работу предлагается сократить и отнести те средства, которые в ней находятся, на действительную работу по обслуживанию потребительских нужд рабочих и крестьян. Вместе с этим в директивах даются чисто практические указания.

Во-первых, говорится о том, чтобы все моменты коммерческого [руководства] предпринимательства были абсолютно исключены; затем операции по заготовке всякого рода сырья, не входящего в потребительский ассортимент, должны быть сокращены и сведены до значения подсобного. Вместе с этим даются указания, как построить аппарат Центросоюза. Затем ставится имеющий существенное значение вопрос о том, чтобы торговая деятельность кооперации прочнее связалась с плановым государственным народным хозяйством. Должны быть найдены пути по линии Комвнуторга для увязки торговых отношений с госпромышленностью. Затем государственная промышленность, в свою очередь, должна найти для себя пути для более быстрого закрепления по товародвижению между кооперацией и государственной промышленностью. И, наконец, ставятся вопросы финансовые, которые для сегодняшнего чернового практического дня тоже являются злободневными.

Они ставятся в такой плоскости, чтобы, во-первых, использовать активность членов для сбора паевых средств от рабочих и крестьян, вступающих в кооперативы, и хотя бы из этих советских копеек составить те основные средства, при помощи которых можно развивать кооперативное торговое дело, не рассчитывая исключительно на кредитование государственными средствами. На этой основе ставится вопрос о том, что нужно по отношению потребительской кооперации изменить кредитные условия в том смысле, что по мере платежа со стороны потребительской кооперации кредит должен был бы восстанавливаться, ибо то положение, которое было установлено о децентрализации кредита, на деле не имеет полного осуществления. Это означает, что платежи от кооперативов поступают, в частности, поступают и от Центросоюза. Затем они должны были бы перейти в низовую кооперацию, но они не переходят, а просто уменьшается процент задолженности кооперативных организаций.

[Это обстоятельство имеет значение для практической работы в кооперативном хозяйстве.]

Доклад Куйбышева

Я поставлен в невыгодное положение, так как с докладом, который я должен был представить, как будто соглашаются два предыдущих докладчика. Поэтому создается неловкость положения и вместо ясности вопроса от такого направления докладов может получиться только запутанность. В особенности это относится к докладу тов. Лежавы.

Тов. Лежава построил доклад таким образом, как будто центром деятельности Комвнуторга за последнее время являлся вопрос о росте частного капитала в торговом обороте, и работа Комвнуторга заключалась в тревоге, которую они будили в партии и в государственных органах, и в мероприятиях, которые разрабатывались для предотвращения наплыва этого частного капитала.

Мне думается, что это не так, и этого в заслугу Комвнуторгу поставить не приходится. [Как я уже говорил в докладе] Я не отрицаю заслуг Комвнуторга в области упорядочения торгового оборота: создание бирж, торговое законодательство, статистическое освещение вопроса. Все это является, вместе с работой по снижению цен, большой работой, проделанной им, которая и может быть поставлена в заслугу. Но как раз отношение Комвнуторга к этому угрожающему явлению, которое обрисовалось с особенной ясностью за последнее время, как раз к этому вопросу о росте торгового оборота и влияния частного капитала на всю торговлю, — этого в заслугу т. Лежаве поставить никак нельзя.

Обращаю внимание на его документ, который был представлен в связи с этим вопросом по требованию Политбюро. После первого документа, в виду отсутствия конкретного материала, был затребован второй. Там не было ни одного слова, ни одной ноты тревоги за то положение, которое создалось в области торговли. Тов. Лежава сосредоточил все внимание на организационных мероприятиях, и даже в обосновании этих мероприятий ни одного слова не говорит относительно роста торгового капитала. Сегодня мы имеем определенный доклад тов. Лежавы, кажется, на 40 страницах. И все мои тщательные розыски тревоги по поводу роста торгового капитала увенчались минимальным успехом. Только на двух страницах слабое упоминание об этом явлении, причем в формах, которые не говорят о существовании в самом Комвнуторге тревоги за опасность положения. Вот глава — «Государственная торговля». В этой главе следовало бы рассмотреть взаимоотношения между государственным капиталом в области торговли, с одной стороны, и частным капиталом — с другой. К этой теме автор доклада и подходит, но единственная фраза, которая посвящена этому вопросу, звучит так: «Только к январю 1923 г. целым рядом мер (особенно в этом отношении имеет значение постановление СТО “Об обязательной регистрации внебиржевых сделок”) удалось комиссионно-посредническую функцию частно-торгового аппарата в оптовой торговле значительно сократить. По биржевым данным и по данным объединений ВСНХ к этому времени процент участия частного капитала в оптовом обороте по Москве составляет уже не больше 12, и то главным образом по покупкам, продажи же еще того меньше».

Этому вопросу настолько мало уделялось внимания в Комвнуторге, что не сходятся концы с концами в смысле оценки явлений роста торгового капитала. Центральная глава этого доклада, которая должна рассматривать взаимоотношения государственного капитала с частным, рисует положение в радужных красках. Глава о частном капитале специально этому посвящена. Там имеется следующая фраза: «Пользуясь материалами, собранными до этого времени через НКФин, товарные биржи и собственными обследованиями, Комвнуторг мог поставить во всю широту вопрос об устранении частной оптовой торговли, достигшей к началу 1924 г. значительного развития. В настоящее время разработан целый ряд мероприятий, как организационного, так и экономического характера, ставящих своей задачей установление непосредственной связи государственных органов с частным розничным аппаратом. При такой постановке возможно говорить об установлении не только наблюдения, но и прямого воздействия на методы работы частно-торгового аппарата, в частности, на цены частной торговли». Таким образом этот доклад ни в коем случае не может быть назван тревогой за рост, за все усиливающийся рост частного капитала, так что тон, который взял тов. Лежава, не соответствует тону всей деятельности Комвнуторга. Я считаю, что мне нужно будет в кратких чертах обрисовать то явление, которое стоит в центре всего, когда мы обсуждаем вопрос о торговле и торговом обороте.

Цифры, которые характеризуют кооперативный оборот в его теперешнем состоянии, следующие (я буду указывать только основные): в общем обороте, по данным Центрального статистического управления, частный капитал — 64%, государственный капитал — 26% и кооперативный капитал — 10%. Это в общем обороте.

В розничной торговле оборот частного капитала 83,4% всего розничного оборота, тогда как на долю кооперативной торговли приходится 10%, и на долю госторговли — 6,6%.

Но и в области оптово-розничного оборота частный капитал имеет соответствующее положение. Его оборот в оптово-рознице — 50,4%, т.е. больше половины, на кооперативную розницу приходится 10,7%.

В области оптового оборота на частный капитал приходится 14,5%, на долю государственного капитала — 77% и кооперативный 3,2%.

Подразделение между оптовой торговлей, оптово-розничной и розничной следующее: оптовая торговля — 120 млн, оптово-розничная — 123 млн и розничная — 408 млн. Это из общего оборота 662 млн, по тем губерниям, которые ЦСУ обследовало за 1922/23 операционный год.

Но этот сравнительно низкий оборот в оптовом обороте — 14% — не должен успокаивать, ибо сведения ЦСУ за 1922/23 г., а за последнее время это изменилось не в сторону уменьшения доли влияния в общем обороте частного капитала, а наоборот. Данные не по всему обороту, а по части его, показывают именно увеличение частного капитала. Так, например, в области мануфактурного рынка, в области торговли резиновыми изделиями мы имеем точно проверенные данные об ужасающем росте частного капитала, во всех видах, в том числе и в оптовом. В мануфактурном рынке мы видим, что роль оптового частного капитала по покупкам мануфактуры из месяца в месяц прогрессивно растет. Тут мы имеем совершенно правильно поднимающуюся вверх линию, характеризующуюся следующими цифрами: в сентябре месяце частный капитал имеет 27% (это за 1923 г.), оптовый оборот мануфактуры по покупкам в октябре — 29%, в ноябре — 46%, в декабре — 48%, в феврале — 60; покупка государственных и кооперативных органов прогрессивно снижается, для государственных органов покупают мануфактуру в сентябре — 41, потом — 60, в ноябре — 41, в декабре — 30, в январе — 19; в феврале, в связи с ростом частного капитала — до 60%, роль государственного капитала упала еще больше.

Если мы возьмем общий оборот по купле и продаже мануфактуры, то и тут мы видим постепенный рост оборотов частного капитала, тогда как роль государственных органов все время падает. Я не буду приводить цифры, чтобы не затруднять вашего внимания. Я хочу остановиться на одном интересном явлении: рост покупки частным капиталом мануфактуры сопровождается понижением или остановкой на одном уровне продажи мануфактуры частным капиталом. Если взять оборот купли и продажи, то мы видим, что к январю месяцу частный капитал на мануфактурном рынке участвовал в 40% по купле, а по продаже — 3%. Таким образом мы видим, что, закупив мануфактуру в значительном количестве, этот частный капитал выпускает ее незначительными порциями, придерживая. Это явление заставляет предположить, что имеется определенная рыночная игра. С мясом такая картина совершенно определенно обнаруживается. Закупка частного капитала происходит в большем количестве в определенные периоды, а в это время мясо выпускается на рынок мелкими дозами. В другие периоды мясо выпускается большими порциями. Мясо было закуплено частным капиталом в зимнее время и начинает выпускаться большими партиями, когда наступает тепло и хранение мяса становится затруднительным. Эта игра частного капитала на мясе допускает предположить, что соответствующая сознательная политика имеется у частного капитала и в области мануфактуры и в других видах торговли. Лично мой вывод такой, что частный капитал широко укрепился в опте и имеет возможность делать политику, вступая в более крупные объединения, соглашаясь между собою относительно закупки и продажи для борьбы с государственным и кооперативным капиталом.

Каким образом растет этот частный капитал? Что дает почву или, вернее пищу для его роста? Всем, конечно, понятно, что, пойдя на нэп, мы знали, что из частного торгового оборота неизбежно будет вырастать торговый капитал, так что на долю объективных причин, конечно, выпадет главная роль в росте частного капитала. Меня интересовал вопрос, какие субъективные причины имеются в нашем аппарате и в нашей политике, которые способствуют росту частного капитала? Мне кажется, что щели, через которые для частного капитала пролезает помощь со стороны государственного капитала, мною обнаружены. Прежде всего я вам нарисую картину, совершенно, на мой взгляд, неестественного положения, когда мы, держа в своих руках преимущественно средства для регулирования оборотов и финансирования государственного капитала как в области промышленности и торговли, так и в области кредита, мы этим кредитом содействуем в значительной мере развитию частного торгового оборота.

По моим заданиям нашей торговой инспекцией были обследованы некоторые банки, находящиеся в Москве, по вопросам кредитования внутренней торговли. Эти обследования дали опытный материал двух видов кредитования частной торговли. Прямое кредитование — прямая ссуда или учет векселей по товарам, — это прямая форма; но имеются и замаскированные формы кредитования частного оборота. Когда проанализировали кредитование банками частного капитала, то обнаружилось, что в вексельном кредите, который проходит по рубрике кредита, выданного госорганам, имеются элементы скрытого финансирования частной торговли. Государственный орган, учитывая вексель частной торговой фирмы (причем нужно отметить, что этот процент векселей частных торговых фирм и лиц достигает иногда большого размера), берет затем кредит под этот вексель. Совершенно очевидно, что этот кредит, оказанный госоргану, фактически используется этим частным капиталом. Ибо госорган, учтя вексель частного лица, помимо того, что платит определенный процент банку по этому учету, он этим кредитом не пользуется, потому что он выдал этот кредит частному лицу, которое этим кредитом и оперирует. Например, Промбанк19 за время с 1 октября по 1 декабря общую сумму прямого кредитования имел в 8 млн червонных руб., из них на хозорганы — 87%, на кооперацию — 3%, частным лицам — 7,4%, что составляет 6,3 млн черв. руб. Таким образом прямой кредит Промбанка за 1922/23 операционный год достигает 6,3 млн червонных рублей. Эта картина резко меняется, если мы рассмотрим вексельный портфель Промбанка. В числе векселей, учтенных текстильной промышленностью, на долю частных лиц приходится: в декабре — 18%, в январе — 12,2%, в феврале — 8,7%. По чисто торговым предприятиям (по ЦТО и Мосторгу) из общей суммы учтенных векселей в декабре месяце приходится 42%, в январе 1%, в феврале 63%. 63% заложено частных векселей Промбанку. Та же картина в Московском городском банке20 и Государственном банке.

Я принужден остановиться еще на Российском Коммерческом банке21. Российский Коммерческий банк может быть в полном смысле слова в 1922/23 операционном году назван банком частной торговли. В 1922/23 г. по роду клиентуры и роду кредитования получается такая картина. Частные лица получили за год 1 283 659 червонцев, т.е. 12 млн руб. Это 60% вексельного кредита. А государственные органы получили лишь 37%, кооперация — 2%. По товарному кредиту частные лица и учреждения получили 1 млн червонцев, т.е. 81% товарного кредита, государственные органы — 18% и кооперация — 1% . Это прямое кредитование, т.е. то, что написано в отчетах. Вы видите незначительный процент, который получают государственные органы в области вексельного кредита. Если вексельный портфель разделить по векселедателям, то мы видим, что частные лица составляют по текстилю 38,8% вексельного кредита, а по чисто торговым предприятиям они составляют 60%. Таким образом мы видим, что кредитование частной торговли идет усиленным темпом. Мне кажется, что тут должны быть приняты самые решительные меры, о которых я буду говорить несколько ниже. Это одна щель, и крайне значительная, через которую частный капитал получает возможность делать кровопускание для развития своего оборота и имеет возможность завоевывать все новые позиции. Но, кроме того, имеется другая щель, это — крайне благожелательное отношение к частному капиталу, которое проявляется хозяйственными органами в смысле условий расчета с частным капиталом. Если мы сравним формы расчета, которые имеют частные лица, когда они берут товары у государственных органов, и условия, которые имеют государственные органы, когда они берут товары у частных лиц, то получается следующая картина. Когда частное лицо продает государственному органу свой товар, то в среднем, если взять биржевые сделки, которые прошли через Московскую товарную биржу, получается такая картина: частное лицо берет с государственного органа 50,6%, в кредит — 10%, смешанные сделки — 38%. Таким образом наличными он берет 50%. Когда государственный орган продает частному лицу (если взять сделки по Московской товарной бирже за определенный период), то в среднем получается картина такая. Когда государственный орган продает товар частному лицу, то за наличные получает 42%, в кредит — 12%, смешанные сделки — 45%. Анализ смешанных сделок показывает, что в этих сделках в половине случаев чисто кредитные операции достигают больше 50%. Тут элемент кредита присутствует в большой мере. Частный торговец торгует с государственным органом на значительно более выгодных для себя условиях, чем обратно. Эта картина становится совершенно возмутительной, если мы возьмем отдельный вид торговли, именно — мануфактуру. Здесь при торговле с частными лицами в среднем картина получается такая: за наличные государственные органы продают 23%, в кредит — 26%, смешанные сделки — 50%.

Это относится к первому кварталу 1923—24 г., октябрь—январь22. И, наконец, продажа в кредит. Она имеется в очень больших размерах, причем частный капитал (мне кажется, что это показывает, что у него имеется определенная политика и расчет на предстоящее повышение цен), частный капитал иногда покупает по более высокой цене, чем установлено Комвнуторгом. Я наводил справку в Московской товарной бирже. Тов. Лежава говорит, что тов. Дзержинский высказал мысль, что если бы государственные органы брали с частной торговли известный куш, но за то делали уступки кооперативным органам, то это было бы хорошо. Да, было бы хорошо, если бы дело обстояло таким образом. Но посмотрим, как обстоит дело с повышением цен. Член Правления Московской биржи и член Правления Центросоюза официально дал мне справку, что в среднем по Московской товарной бирже цены по мануфактуре на 10% выше, чем цены, установленные Комвнуторгом, причем никакой разницы между частным капиталом, кооперативным и государственными и частными органами не делается. Эти две справки за разное время с очевидностью говорят, что происходят надбавки на товары по сравнению с теми ценами, которые установлены Комвнуторгом, причем разница между кооперативными, частными и государственными органами не выявляется.

Вот те щели, через которые проникает известная поддержка частного капитала с неожиданной для него стороны, потому что частный капитал в условиях пролетарской диктатуры, казалось бы, должен был ожидать несколько иного к себе отношения, и эту помощь он принимает как неожиданный подарок вследствие нашего ротозейства и недостаточно правильной политики в этом направлении.

Теперь перехожу к оценке роли Комвнуторга. Тов. Лежава в своей речи сказал, что Комвнуторг закричал очень осторожно по вопросу об ужасающем положении, которое получилось с частным торговым капиталом. Выражение это очень верно, — «закричали очень осторожно». Это слово «осторожно» цитируется и в новом докладе. Месяц тому назад в «Правде» была помещена статья тов. Лежавы23, где вопрос был поставлен так же осторожно. Мне думается, что главная вина Комвнуторга именно в том, что он делал это слишком осторожно. Нельзя принять за тревогу в этой области, за постановку кардинального вопроса в области торговли то незначительное, что было сделано в этом направлении, и никакая ссылка на отсутствие прав у Комвнуторга не является обстоятельством, оправдывающим Комвнуторг. Мне думается, что Комвнуторг был даже в некоторой степени в привилегированном положении. Комвнуторг забывал, что он является комиссией СТО — высшего органа нашей Республики. Комвнуторг мог опереться целиком на авторитет СТО, входить в него с предложениями, перенести тревогу в СТО. Я лично думаю, что этого не было, и все возможности Комвнуторгом не были использованы. Нужно было проанализировать пути роста капитала, изучить средства, которые должны были бы предотвратить дальнейший рост частного капитала, и поставить перед партией и перед правительством этот вопрос ярко, во весь рост, а не в связи со своим внутренним реорганизационным вопросом. А тов. Лежава и Комвнуторг повсюду выпячивали организационный вопрос и тем самым замазывали и затушевывали основной вопрос, который перед нами стоит.

Теперь я перехожу к Центросоюзу. Тов. Швецов признался во всем, что я ему ставил в вину в своем докладе, и признался в таких выражениях, которые меня обезоруживают и не дают возможности бить лежачего. Он совершенно правильно охарактеризовал ту политику, которую Центросоюз вел до октябрьского кризиса. Центросоюз, на мой взгляд, превратился совершенно не в кооперативную организацию. Между прочим, мы мало прислушиваемся к тому, что говорят местные товарищи. Я прочел отчет о заседании съезда уполномоченных Центросоюза24, которое было в ноябре месяце, я прочел выступления целого ряда местных товарищей, которые тогда совершенно правильно указывали на те дефекты, которые имеются в деятельности Центросоюза. Эти товарищи получили олимпийскую отповедь от руководителей Центросоюза. Уже и тогда товарищи с мест называли Центросоюз ведомством, учреждением, а не кооперативной организацией. Это так и было.

Характерную позицию принужден занимать Центросоюз при снижении цен. Казалось бы, кооперативная организация должна с восторгом принимать каждый шаг, который является защитой интересов потребителей. А Центросоюз, благодаря своему материальному положению, объективно поставлен в такое положение, что невольно должен сопротивляться снижению цен, поскольку он закупил товары по дорогой цене. Он поставил себя в положение не кооперативной организации, защищающей интересы потребителя, а обычного торгового органа, страдающего от понижения цен. Я думаю, тут нужно резко повернуть курс в сторону превращения Центросоюза в кооперативную организацию, а не в ведомство.

Что касается моих практических предложений, то тов. Лежава сказал, что он с ними согласен, кроме кредита, по поводу которого он дал неопределенную формулировку. Я не буду оглашать этих предложений. Скажу только, что в центре всего регулирования торговли и в центре работы того более мощного органа, который будет создан в лице Комвнуторга, должно быть регулирование торговли в сторону максимального повышения доли влияния государственного и кооперативного капитала в общем торговом обороте республики.

Это нужно поставить в центре всех директив, которые дадим будущему органу. Нужно, чтобы этот орган получил вкус в борьбе с частным торговым капиталом, чего не было в практике Комвнуторга и Центросоюза.

Те предложения, которые роздал тов. Лежава сегодня, я не имел возможности прочесть.

Я полагаю, что предложения, которые были внесены мной и заранее прочитаны, должны получить утверждение.

Дзержинский. Мне думается, что констатированием слабости Комвнуторга, констатированием известной тенденции усиления частного капитала в торговле, тенденции, которая, мне кажется, в докладе тов. Куйбышева несколько преувеличена, [в смысле поворота по усилению частного капитала и частной торговли] ограничиться нельзя.

Главное и основное — это найти подход к тому рычагу, при помощи которого мы можем и в состоянии изменить эту тенденцию и осуществить ту линию, которая принята партийным съездом и последней конференцией25.

Если центр тяжести обсуждаемого вопроса перенести на аппарат Комвнуторга — это будет неправильно. Это будет значить — ожидать известных результатов от мероприятий, которые сами по себе не могут дать тех основных результатов, которые в докладе Куйбышева отмечены совершенно правильно, как наши основные задания.

Если обратиться к вопросу о том, почему у нас с торговлей создалось такое положение, то не подлежит ни малейшему сомнению, что оно создалось и потому, что мы преувеличивали практическое значение кооперации в настоящий момент. Кооперация должна была осуществить задачи общегосударственные, но, не имея базы, на которой кооперация вообще может развиваться — добровольного членства и связанных с этим добровольным членством средств, полученных от сбережений участников, — она не могла успешно развиваться и оправдать возлагаемых на нее ожиданий. [Кооперация была одним из наших придуманных органов, который должен был, как отвлеченная задача, принести известные материальные результаты.] Мы положились на кооперацию, исходя из того, каковой она должна быть, каковой она будет в будущем, но обмануть истории мы не могли, и совершенно правильно говорит тов. Швецов, что не только Центросоюз, но и вся партия должны учесть уроки кризиса.

Тот спор, который был между ВСНХ и Комвнуторгом — быть ли одному комиссариату торговли и промышленности — имел одну верную мысль, которая, к сожалению, растерялась в разговорах. Эта верная мысль заключается в том, что нельзя организовать и руководить государственной промышленностью, не организуя и не руководя сбытом-продажей ее изделий, т.е. не имея сильного торгового аппарата, как для торговли, так и для руководства ею в недрах самого ВСНХ. У нас же были споры — быть ли единому комиссариату промышленности и всей торговли (всей торговли, т.е. и не изделиями государственной промышленности) и никакого реального руководства.

[Возьмите ВСНХ. Чем он был. Он заведовал всей национализированной промышленностью. Его задачей было — распределение. Теперь относительно нэпа. Вы помните, был славный приказ, который был воспринят всеми трестами, потому что он шел по линии трестовой психологии. Тресты в то время были в руках врагов наших, которые вели их по линии разбазаривания и своего личного обогащения.]

Все руководство трестами и синдикатами в ВСНХ в области торговли выразилось только в известном приказе — «обогащайся», и этот приказ был воспринят всеми трестами, ибо он шел по линии психологии и существа наших трестовских аппаратов. Эти аппараты и до сих пор в руках у врагов наших, они вели тресты по линии разбазаривания и обогащения как своего личного, так и частного капитала.

Зиновьев. Какой приказ? Наживайся?

Дзержинский. Да. [И в то время руководства фактического, реального, партийного в ВСНХ не было. И это в том органе, который заведовал всеми синдикатами, всеми трестами. Мне кажется, что необходимо ответственность за нашу правильную партийную политику возложить на каждый трест.] Действительного партийного руководства со стороны ВСНХ не было. А ведь в ВСНХ все синдикаты, все тресты. Необходимо обязанность и всю ответственность за проведение партийной политики и в области торговли возложить целиком и на ВСНХ и на каждый трест и синдикат. Конечно, не в смысле регулирования всей торговли. Это должно быть целиком делом Комвнуторга. Только овладение ВСНХ своей торговлей, как оптовой, так и розницей, подведет крепкую и надежную базу для успешности работ Комвнуторга.

Из этого вытекает целый ряд положений. Я сейчас в ВСНХ организовал торговую комиссию. Но это пока нечто ублюдочное и слабое, по сравнению со стоящими перед ней задачами. Как отнесся тов. Лежава к этому делу? Как к чему-то преступному с нашей стороны, угрожающему потрясти Комвнуторг. Тов. Лежава считает необходимым выбить из наших рук самый важный элемент руководства и влияния на тресты и синдикаты.

Затем, я думаю, необходимо обратить внимание на государственную торговлю в розницу. У нас в ВСНХ есть тенденция к рознице вовсе не прикасаться [дескать, это дело не наше]. Мне кажется, именно этот вопрос надо здесь поднять и [дать] получить указания. [Затем наши отношения к кооперации должны быть изменены. Нужно заставить насильно давать кредит кооперации. Мне кажется, мы не должны проводить для государственных органов жесткую линию, мы должны давать им возможность торговать в розницу...] Этот вопрос связан с нашими взаимоотношениями с кооперацией. Розница не может не быть предметом нашего величайшего внимания. Только розница — розничные цены — определяет рынок сбыта, его расширение. — это значит расширение производства, увеличение нагрузки, удешевление себестоимости. Далее, реальную заработную плату — необходимые ее размеры — в данном и во всем производстве определяет розница, она же — ее состояние — влияет на организацию труда — его производительность. Далее, розница сама зависит, а иногда возможна лишь при кредитовании ее трестами.

Каковы же взаимоотношения сейчас между промышленностью и кооперацией? Нас заставляют насильно ее кредитовать и целиком жертвовать для нее своими интересами, ликвидировать свою организацию снабжения рабочих. И что же в результате получалось? — промышленность должна была оплачивать не только свою бесхозяйственность, но и кооперации, оплачивая миллионные потери ее банкротства, будучи вынужденной все повышать зарплату, чтобы держать ее на одном уровне из-за все растущих цен рынка и кооперации, цены которой, как правило, вплоть до настоящего время сплошь и рядом выше рыночных.

Поэтому-то я утверждаю, что для того, чтобы кооперация завтра была сильна, сегодня мы ее должны бить, имея целью, чтобы рабочие взяли эту кооперацию в свои руки и подвели под нее прочную базу. [Если же в этой кооперации все будет продолжаться как сейчас, закупается на рубль, а потом говорят: плати по 80 коп., то это не помощь. Кооперация — рабочая организация, а такая помощь выходит только тем людям, которые составляют верхушку кооперации. Кооперацию нужно рассматривать как наш аппарат, и здесь не должно быть той жесткости во взаимоотношениях государственных органов с кооперацией. Например, когда ликвидировали транспортную секцию, то этим больно ударили по промышленности.] Я могу привести характерные случаи: на Урале червонец не падал так стремительно потому, что государственные предприятия снабжали рабочих. Почему в Баку не был так высок индекс, как в Бахмуте? А потому, что тов. Серебровский умел наладить снабжение. И когда там пошли разговоры, что все будет передано кооперации, цены немедленно поднялись. [И когда Серебровский вернулся, то создал кооперацию горняков, и она была создана псевдонимом для Серебровского. Так, что кооперация сделалась псевдонимом для Серебровского. И только тогда цены более или менее наладились.]

Кооперация не должна быть тропическим растением, которое мы выращиваем, обхаживаем по-оранжерейному. [Я не враг кооперации, но я думаю, что только таким путем возможно ее наладить.] Поэтому я считаю, что государственные органы должны заняться не только оптовой, но и розничной торговлей, если это вытекает из интересов самого дела в данной обстановке. [Мы без торгового капитала не сможем выдержать той политики снижения цен, которая идет сейчас у промышленности, которая кое-что накопляет; и этот резерв, который имеется, может и должен составить известную торговую прибыль.] Иначе мы не сможем провести указанной нам и необходимой политики снижения цен на свои изделия.

Тов. Лежава говорил о предложении, которое я вносил в комиссии тов. Каменева. Вопрос был поставлен тов. Смилгой — разрешить или не разрешить синдикатам и трестам продавать частным торговцам на 20% дороже установленных цен. Да. я полагаю, что от этого отказываться не следует. Было бы неправильным не брать от частного торговца ту прибыль, которую с него можно взять при условии ведения всей политики на поддержку кооперации, на организацию потребителей рабочих и крестьян, на помощь именно им дешевым и доброкачественным, ходким товаром. Но эта помощь требует средств и возможности кредитования. К нам обращается кооперация Донбасса, требуя на 6 млн кредита. Урал говорит: дай на 2 млн кредита и т.д. Откуда этот кредит взять? В таких размерах мы не накопили еще средств. Наша промышленность не имеет возможности дать такой кредит. Нам поэтому приходится маневрировать. Мы даем в кредит только то, что можем дать. [Но мы должны честно относиться к делу, иначе все пропадет.] Если мы хотим кооперации [и лавкам] дать кредит, то мы должны сами откуда-то черпать средства на это.[Сейчас торговец обращается и говорит: дай на 20—30 руб. Пожалуйста. Какие меры борьбы возможны? То, что говорит тов. Лежава, я считаю совершенно правильным. Если мы будем продавать только государственным органам, но не частным, то получится, что государственные органы будут продавать раньше нас. С какой стати мы будем им дешевле продавать. Ты продай кооперативам дешевле. А если частному торговцу мы продадим дешевле, а он продаст дороже, то эта прибыль пойдет ему на пользу.] И если от частного торговца мы можем получить наличными и на 20% больше, то нам приходится не рассуждать, а продавать. Здесь правильно указывалось, что частный торговец, получивши товар от нас дешево, продаст его дорого, и вся прибыль пойдет в пользу ему только, а не потребителю. Только госторгам и кооперации мы должны дешево продавать, а частному — дороже. Говорят, что мы можем остаться безоружными, продав частным торговцам все свои запасы. Здесь тов. Куйбышев приводил известные цифры, указывающие на тенденцию частных капиталистов придержать товар. По-моему, этого определенно нельзя сказать. Мне говорили целый ряд сведущих людей, что торговцы из Москвы вытесняются кооперацией и госторговлей и что бегут в провинцию, где нас пока еще нет [и куда мы не можем прийти со своими лавками]. Частный торговец продает мануфактуру в Башкирии, а не в Москве. Положим даже, что известная часть [капиталистов] частных торговцев попридерживает товар. [Самое главное и основное, на что мы должны обратить вниманиеэто текстиль.] Это больше всего может относиться к текстилю. Но что же из этого? Можем ли мы дать большую нагрузку на текстиль? Да, можем. Я спрашиваю, во сколько месяцев можно получить хлопок из-за границы и превратить его в ситец. Мне сказали, что в три месяца, Если так, — [передавайте, пожалуйста.] пусть они держат товар — уплачивая нам за него деньги, и мы посадим частных капиталистов в калошу, они вылетят в трубу. [Кредит — вопрос другой, я этого вопроса не затрагивал.] Если бы даже мы не смогли в своем производстве угнаться за потребностью рынка, то мы [должны] сможем привезти из-за границы. [Это не противоречит резолюциям съезда и партийной конференции. Когда нетпривези из-за границы.] И здесь мы частных торговцев побьем [потому что у нас золото есть. Сейчас идет невероятнейшая драка с ними. Но дело не в том, а в том, что все наши хозяйственные органы не верят в снижение цен, вплоть до руководителей. Говорят: пустяки, не может быть понижена цена. Эта тенденция есть и в нашем ВСНХ]. Самое опасное — это то, что наши хозяйственные органы не желают и не верят в успех кампании по снижению цен. Эти настроения преобладают даже в самом ВСНХ.

Господствует боязнь решительных мер в сторону снижения цен.

Голос с места. Ваши предшественники работали в обратном направлении.

Дзержинский. Вот в том-то и зло, что ВСНХ не был достаточно мощным партийным рычагом для управления [всеми отраслями] промышленностью. Наши синдикаты должны быть сформированы не только на основе коммерческой, но они в то же время должны стать органами нашей партии. В них должны сходиться все нити руководства, например, именно, тов. Ногин должен был бы осуществлять нашу партийную линию, не так как сейчас, когда он только торгует, а тысячи органов спасают текстиль где-то со стороны. [Так что подбор работников, строгое проведение партийной линии, усиление жесткости и активности при гибкости коммерческой — вот основа, на которой должна строиться наша работа.]

В заключение скажу: доклад тов. Куйбышева прекрасен и указывает на то, какая большая работа и в каком правильном направлении была проведена, но это должно нам подсказать, что тот аппарат, который находится в ЦКК и проделал такую работу, должен быть хотя бы отчасти передан в Комвнуторг.

Андреев. Мне кажется, что т. Лежава немного неправильно поставил вопрос. Во всей исторической части его доклада сквозила одна нотка, — что если бы у нас поскорее был создан Комиссариат внутренней торговли, то беды б не существовало. И в выводах была та же постановка вопроса, что все дело как будто сводится к созданию еще одного наркомата. В этом ошибочность в постановке вопроса о торговле. [Нельзя сводить вопрос о внутренней торговле к вопросу о том, должен или не должен существовать комиссариат внутренней торговли.]

Тов. Дзержинский [дал тон] говорил на счет того, что должна укрепляться наша государственная торговля и поэтому должны укрепляться органы государственной торговли. Конечно, против государственной торговли выступать сейчас нельзя. Государственная торговля будет существовать, пока не укрепится кооперация, но основной курс нашей партии в области торговой политики должен быть взят в том направлении, чтобы крепить аппарат кооперации [и аппарат государственной торговли был образован.] И с этой точки зрения говорить о том, чтобы создавать государственные молочные лавки — неправильно. Надо дать возможность максимальных льгот кооперации, чтобы она взяла это дело в свои руки, а за государственной торговлей сохранить только ее оптовый характер [, но ни в коем случае не брать тот предпринимательский характер, как предлагает тов. Дзержинский. Он говорит: кооперацию надо хлопнуть по голове, на ее место поставить государственную лавочку, а потом пусть кооперация выбирается к жизни.] Защитники госторговли говорят: кооперация должна пережить кризис, на ее место пускай станет государственная лавочка, а потом пусть кооперация выбирается к жизни. Мне думается, что такая предпринимательская точка зрения ошибочна. Государственная торговля должна существовать только как определенного рода корректив на слабость нашей кооперативной организации, а наша задача всячески тянуть кооперацию из кризиса к широкой торговой работе всякими мерами и льготами.

Тут я хотел бы остановиться больше всего на вопросе о кооперации. Я давно заинтересовался этим вопросом. Судя по опыту нашей транспортной кооперации, по опыту того, как наша транспортная кооперация обслуживала потребности рабочих, и по опыту небольшого количества совещаний, которые имелись в ЦК по кооперативным вопросам с Центросоюзом и с тов. Лежавой, нельзя сказать, что у нас кооперация благополучна. Об этом чрезвычайном неблагополучии говорит и самый доклад Центросоюза. Этот доклад является исповедью кооперации в своих ошибках. Центросоюз делал ошибки, и ругать его в этом отношении есть за что.

Мне кажется, что вопрос гораздо серьезней, чем его поставил тов. Швецов, оценивая состояние нашей кооперации. Только подумайте: 83% на рынке занимает частный капитал и только 10% занимает кооперация. Но это еще радужная картина. А если мы спустимся на деревенский рынок, то мы и этого процента не получим. Есть такие районы, где кооперация не имеет ни одного процента торговли. Судя по опросу центросоюзников, средний процент кооперативной торговли в деревне — 6%, а 94% занимает частный лавочник. И тут, с точки зрения оценки, какую роль в настоящее время играет кооперация для наших рабочих и крестьян? Что касается рабочих, организованных в кооперации, то они удовлетворяются в среднем нашей кооперацией на 15% своего заработка. Для деревенского мужика кооперация значит еще меньше. И тут, мне кажется, вся характеристика той безвыходности, в какую попал Центросоюз, прекрасно им самим оценена в его выводах. Он попал в такое затруднительное положение, что просит ЦК определить его задачи, определить, чем должен быть Центросоюз. Он ставит перед нами вопрос о том, какое место в системе потребительской кооперации надлежит отвести Центросоюзу в области идейного руководства, торговой работы, в области комиссионной и посреднической работы, в области торговли и т.д. Целый ряд вопросов, которые ставит Центросоюз, говорит о том, что Центросоюз не имеет перед собой ясной перспективы, что он «зашился». Все это с достаточной определенностью указывает на тяжелое положение, в котором находится потребительская кооперация. И нужно вопрос о кооперации поставить как следует.

Каковы же основные причины, которые завели потребительскую кооперацию в тупик? Каковы причины того, что сам Центросоюз оценивает значение потребительской кооперации так, что в последнее время частный лавочник все больше отвоевывает позицию у потребительской кооперации? [в результате чего наша потребительская кооперация попала в такое тяжелое положение.] Мне думается, изучение этих основных причин наведет нас на правильное решение вопроса.

Прежде всего основной причиной является то, что наша кооперация не перестроила себя и в достаточной степени не приспособила свои организационные формы к обслуживанию потребителя в условиях нэпа. Центросоюз являлся торгующей организацией и не обращал внимания на организацию потребительской кооперации. Он торговал, занимался коммерческими операциями, а строительство кооперации двигалось стихийно, вне всякого организационного плана и руководства [, вне приспособления потребительской кооперации к непосредственному осуществлению потребительских нужд.]

В июне прошлого года было постановление Пленума26, чтобы усилить значение низовой кооперации, [Это не сделано ничего в отношении усиления сети низовой кооперации, не сделано ничего] а в этом отношении сделано очень мало или ничего в смысле предоставления инициативности, самодеятельности и т.д. Оказывается, что даже кооперативная сеть сейчас сокращается.

Я могу вам привести пример транспортной кооперации, который можно обобщить смело для всей кооперации. У нас кооперация на 62 000 верст железнодорожной сети и 100 000 — на водных путях. Эта кооперация обслуживает из главка всех рабочих. Местной кооперации мы не имеем. Потребитель при настоящей организационной схеме кооперации не чувствует себя хозяином своей собственной кооперации.

Вот это основной недостаток нашей кооперации, на который Центросоюз обращал недостаточное внимание.

Сама потребительская кооперация в лице Центросоюза превратилась во всероссийскую многолавку, которая собрала 2000 различных видов товаров и отправила их по линии губсоюзов, оттуда в многолавки, лавки и т.д. Бесконечная лестница, в результате чего — удорожание товаров. В этом основной недостаток кооперации, в том, что она недостаточно перестроилась и недостаточно приспособила свои формы к действительному обслуживанию потребителя и к смычке низовой кооперации с потребителем.

Второй недостаток заключается в том, что у наших кооператоров произошел некоторый перегиб в политике. У наших кооператоров сложилась психология, что без помощи государства они ничего не могут сделать. Настолько они привыкли к кредитам и дотациям, что забыли основную задачу, чтобы путем внутренней работы внутри кооперации, ориентировки на потребителя искать другой материальной базы. Они об этом забывают и теперь, когда кризис хлопнул [они начинают ныть, что без оборотных средств со стороны государства нельзя существовать и т.д.] по голове, а государство не в силах оказать крупной поддержки.

Вот эту привычку, оставшуюся от военного коммунизма, надо изжить. Надо заставить, чтобы наши кооперативные организации и кооператоры ориентировались на материальные средства, которые нужно брать от потребителя, путем приспособления своей торговой практики, удешевления товаров, завоевания большего количества потребителей и т.д.

Третьим недостатком является то, что наша кооперация на первое место ставила не интересы обслуживания массового потребителя, а интересы коммерческие, которые заключались в том, что она пыталась обслуживать всего потребителя, заводя коммерческие операции. На самом деле, посмотрите, чем являлся Центросоюз? Он являлся конторой по крупному товарному обороту, по закупке, по перепродаже и т.д., но ничуть не приспособлял свою работу к тому, чтобы обслуживать потребности кассового потребителя. Коммерческий перегиб, затушевывание основной задачи кооперации по обслуживанию предметами потребления массового потребителя является третьим минусом нашей кооперации.

В-четвертых, — торговая практика потребительской кооперации. В чем ее недостатки? Недостатки в том, что иногда в нашей кооперативной лавочке не найдешь самых ходовых товаров. Возьмите наиболее ходовые продукты, как соль, керосин и т.д. Керосином наша кооперация не торгует, считает ниже своего достоинства торговать такими предметами, как соль и керосин. Соль, самый необходимый мужику предмет, тоже занимает незначительный процент в торговле кооперации; вероятно, как скоропортящийся продукт. (С м е х.) В лавках нашей кооперации можно найти самое лучшее кондитерское печенье и парфюмерные товары, но зачастую нельзя найти ходовых предметов для рабочего потребителя, за которыми он должен обращаться в частную лавочку. Рабочий несет 84% заработной платы в частную лавочку не потому, что ему нравится вывеска этой лавочки, а потому, что в нашем кооперативе нельзя найти того, что нужно рабочему. И вторым недостатком в торговой практике является отношение к потребителю. Мы наблюдаем полную незаинтересованность потребителем. В обыденной практике вы войдете в кооператив и будете стоять час, чтобы вам отпустили. Такое отношение сохранилось еще от военного коммунизма, когда все продукты распределялись по карточкам. Эта психология в наших кооперативах сохранилась до сих пор. Этот недостаток незаинтересованности и бюрократического отношения к потребителю зачастую отталкивает последнего от кооперации. [Поэтому потребитель бежит из кооператива.] Это основные недостатки торговой практики. Затем надо указать на дороговизну. Здесь тов. Лежава развивал теорию насчет того, что «не торгуй дешевле частного рынка». Со мной спорили на кооперативном совещании на этот счет. Мне кажется, мы должны премировать потребителя против частного лавочника. Кооперация должна торговать возможно дешевле. Никакими листовками и никакими агитационными средствами вы не сможете завоевать потребителя. Вы должны полкопейки скинуть и продавать свои товары дешевле, этим вы будете бить частного лавочника.

Относительно номенклатуры товаров Центросоюза тов. Швецов говорит, что Центросоюз сделал большой прогресс в смысле сокращения номенклатуры товаров от 2000 до 1500. Я спрашиваю, а зачем нам 1500? Не лучше ли сосредоточить на десятках названий крупных товаров, по которым и должны заключаться генеральные договора, а все остальное отдать местной кооперации. А недостаток тут еще тот, что товар идет от Центросоюза в губсоюз, потом в райсоюз, многолавку и т.д., бесконечно удорожаясь. Надо дать возможность иметь дело низовой кооперации с оптовиками, и лишь в некоторых случаях Центросоюз должен брать на себя комиссионную работу.

Относительно штатов. Тов. Швецов говорит, что большой прогресс в Центросоюзе в том, что сократили штат до 2200 чел., а раньше было 7000. А я спрашиваю, нельзя ли оставить человек 500, — и будет довольно. Эта линия Центросоюза — не сокращать свой аппарат — существует по всей кооперативной сети — и в губсоюзах и райсоюзах и т.д. Всюду штаты увеличивают дороговизну на товар.

Основной момент в недостатках Центросоюза заключается все же в том, что он является торгующей организацией, а не организующей. Он не организовал потребительской кооперации, а торговал. В этом основной недостаток, — что вся организационная работа кооперации проходила мимо Центросоюза.

Вот те основные причины, которые надо устранить и которые создали сейчас затруднения для всей кооперации.

Какие же выводы можно было сделать. Первый вывод — это решительная перестройка организационной структуры кооперации, и тут робкий подход Центросоюза к этому вопросу, робкий подход относительно областных, районных союзов нужно отбросить и действовать более решительно. Должна быть решительная перестройка кооперативной сети с точки зрения приближения кооперативов к потребителю и вовлечения потребителя в большую самодеятельность. Предоставление низовой кооперации широкой торговой самостоятельности, широкого выхода на рынок.

Второй вывод — сокращение торговых функций Центросоюза, перенесение центра тяжести на организационную работу. Имеющуюся сейчас торговую лавочку действительно нужно закрыть и побольше уделить внимания на организацию и руководство кооперацией.

Затем относительно добровольности в кооперации. Мне думается, что чем скорее добровольность будет проведена в жизнь, тем лучше. И когда Центросоюз задает вопрос относительно того, форсировать ли добровольность, то ЦК должно сказать: да, работу эту надо усилить, работу эту надо форсировать. Чем скорее мы будем иметь в потребительской кооперации добровольное членство, тем быстрее произойдет оздоровление кооперации.

Центросоюз ставит вопрос: пусть ЦК скажет нам, брать ли нам ориентировку в своей торговой работе на всего потребителя или на действительных членов. Разве можно так ставить вопрос? Ясное дело, ваша задача заключается в том, чтобы идти от малого, хорошего и здорового к расширению, а не к тому, чтобы разбрасываться. Лучше закрепиться на небольшом участке и дальше расширять эту территорию, чем разбрасываться. Обслуживать как следует потребителя за счет того, чтобы отказаться от коммерции, от коммерческого уклона в кооперации.

Калинин. Как это отказаться от коммерции? Раскройте скобки.

Андреев. Не устраивайте ГУМов27, подсобных торговых предприятий для того, чтобы сколачивать оборотный капитал. Тов. Калинин, вы знаете, в чем дело? Вместо того чтобы сколачивать оборотный капитал, эти предприятия являются убыточными и сосут действительного потребителя. [Это так называемое орудие усиления оборотного капиталаэту штуку нужно раз и навсегда бросить для того, чтобы выйти на широкую дорогу.] И затем, насчет улучшения торговой практики, насчет этого ассортимента, насчет сосредоточения внимания на минимуме товаров, которые необходимы широкому потребителю. Затем, надо бросить бюрократическое отношение к потребителю и заинтересовать приказчика материально, чтобы к потребителю было лучшее отношение. Что касается кредитных льгот, то тут нужно пересмотреть практику и усилить кредитование кооперации. Затем необходимо, чтобы товар не шел к частному торговцу, а чтобы его брала потребительская кооперация. Надо помогать кооперации, оздоровлять ее.

И последний вывод, — партия должна бросить в кооперацию новых работников. Ибо я считаю, что нет теперь у нас более важной хозяйственной работы, чем кооперация. Партия должна отобрать лучших работников хозяйственников-организаторов. [Мы до сих пор в кооперацию посылаем большей частью негодных людей.] Теперь надо обратить внимание, чтобы действительно лучших хозяйственников-организаторов давать в кооперацию. Эти работники должны быть посылаемы в верхние и средние звенья кооперации. Что касается низшей кооперации, то там работники не нужны, там сами потребители их выдвинут.

Каменев. А тов. Андрееву его речь надо почистить и издать листовочкой.

Мельничанский. Я согласен с тем, что говорил здесь т. Андреев, я хотел только остановиться на предложении т. Дзержинского. Я полагаю, что предложение т. Дзержинского относительно того, чтобы лучшую часть ЦКК отдать на работу Комвнуоргу, нужно отнести к кооперации. Я думаю, что это даст лучший результат и это подкрепит тот вывод, который сделал в конце своей речи т. Андреев. Мы наблюдаем практическую работу кооперации, под боком находится Центросоюз, он превратился в импортно-экспортную контору, в высоко коммерческое предприятие, совершенно забыв свою основную и непосредственную работу — организацию и руководство первичной кооперации.

Взять хотя бы цифры, которые дает нам т. Куйбышев относительно того, что частный рынок в громадном проценте преобладает в рознице. Что уж говорить о кооперации в деревне. Возьмем для примера наиболее крупные промышленные районы — Коломенский завод или Орехово-Зуево, где находятся [10 000] десятки тысяч рабочих, а кооперация там никакой роли не играет. [По нашим подсчетам видно, что после того как провели кампанию среди рабочих, рабочие дали своей заработной платы 20%, а 80% относили на частный ранок. И когда мы разбирали эти цифры, то мы отметили, что 6% рабочий брал продовольственными продуктами, а 13% товаров. После рабочего кредита брали рабочие одежду и обувь, но все это вместе составило только 20%. Причем нужно отметить, что это не от всей заработной платы, здесь нужно отбросить то, что отдается на коммунальные нужды.] По нашим подсчетам видно, мы провели кампанию обследования бюджета среди рабочих, и оно показывает, что громадный процент заработной платы. 78,4%. рабочие относили на частный рынок и только 21,6 в кооперацию. Я прилагаю красноречивую таблицу обслуживания кооперацией рабочих.

Значение кооперативной торговли в общем расходном бюджете московского рабочего (по материалам обследования* за ноябрь месяц 1923 г.)

Статьи расхода

Покупка за наличные

Итого за наличные

Покупка в кредит

Итого в кредит

Все покупки

Итого

на

рынке

в кооперативах

на

рынке

в кооперативах

на

рынке

в кооперативах

Топливо

92,3

6,6

98,9

1,0

0,1

1,1

93,3

6,7

100

Продовольств. продукты

83,8

11,0

94,8

2,8

24

5,2

86,6

13,4

100

Мелкие расходы (в т.ч. табак, спички)

90,8

3,8

94,6

1,8

3,6

5,4

92,6

7,4

100

Одежда, белье, обувь

58,9

2,0

60,9

0,8

38,3

39,1

59,7

40,3

100

Хоз. вещи

83,6

2,2

85,8

0,8

13,4

14,2

84,4

15,6

100

Итого

76,4

7,3

83,7

2,0

14,3

16,3

78,4

21,6

100

* Настоящая сводка составлена по 426 обследованным хозяйствам; вошли союзы: металлисты, текстильщики, печатники, коммунальники, химики и пищевики.

Так что из заработка рабочего, тратящегося на продукты продовольствия и первой необходимости, он 80% отдает частному рынку. Я на днях был в Коломне и спрашивал, чем это объяснить. И мне отвечали, что нет ассортимента товаров, в кооперации товары дороже, чем на рынке, и даже сейчас, после снижения цен, товары в кооперациине понизились.

Затем вопрос относительно мелколавочного кредита. Вольный рынок, частный торговец дает кредит рабочему по книжке до получки, а наши кооперативы до сих пор к этому не могут приспособиться. Здесь необходимо резко поставить вопрос об изменении настоящей практики кооперации.

Я хочу обратить внимание еще на речь тов. Лежавы, в последней части, где он бегло коснулся вопроса снижения цен, вопроса относительно недопустимости системы полицейских мер давления на частного торговца и т.д. Здесь у него получается удивительная неувязка, безобразная вещь.

Началась борьба за снижение цен. Кооперация понижает цены. Это начинает влиять на вольный рынок, начинается некоторое общественное давление на частного торговца, и вдруг Комвнуторг публикует ноту, что меры к понижению цен вольного торговца не касаются. Это касается только кооперации, в результате цены опять идут вверх. Я указывал в Политбюро цифры о товарном рубле. Товарищи тогда сомневались, дать ли надбавку 30 коп. или 50 коп. Мои цифры были верны, последние дни цены дают 2 руб. 20 коп. за товарный рубль. Цены не понизились, на мясо они значительно повысились. Никакого влияния, давления на частный рынок не оказывается. Мы повели работу в направлении, что кооперация снижает свои цены. Но нужен же целый ряд организационных мероприятий, не декретивных, не правительственных, а общественных, со стороны потребителя, чтобы добить торговца. Одновременно с мероприятиями кооперации в борьбе с рынком нужна также ставка на активность потребителя. Здесь необходимо поставить вопрос о политике Комвнуторга. Если в дальнейшем так пойдет дело, то сорвется финансовая реформа. Частного торговца вы не побьете, если не будете его давить. Я думаю, сегодня одновременно с докладами

Комвнуторга и Центросоюза следовало бы поставить вопрос о том, какова должна быть политика наша в смысле давления на частный рынок. Создается такое положение, что мы пассивно смотрим на рост частной торговли. Факт, что мы с частным торговцем не ссоримся, что он растет, что он нас выживает отовсюду. Последние 3—4 недели не дали побед не только в смысле понижения цен на внутреннем рынке, но и в смысле расширения влияния кооперации в среде наших основных потребителей, рабочих и служащих. Я полагаю, что этот вопрос надо здесь поставить. Можно спорить, нужен ли Комвнуторг или нет, но пока он существует, необходимо, чтобы у него была определенная твердая политика и чтобы Комвнуторг эту политику твердо проводил. Я понимаю, если бы мы начали издавать всякие административные декреты, чтобы давить частный рынок и торговлю, это было бы политически нецелесообразно и невыгодно. У нас есть аппараты, крупные организации, есть широкий слой потребителей, через них можно производить давление. Но нам связывают руки и ноги государственные органы. Этот вопрос нужно поставить и разрешить.

Калинин. Все взялись отчитывать Комвнуторг и Центросоюз; мало что отчитывать, а тов. Каменев предлагает листовкой издать речь Андреева. А по существу говоря, я ни в одной речи не слыхал, какие же конкретные предложения даются для изжития тех причин, которые дают возможность частному капиталу бить наш Центросоюз.

Не умеем работать! Неужели же вы думаете, что для того, чтобы научиться работать, достаточно будет тех частичных указаний или даже нареканий, которые здесь бросались?

Мне думается, что основной вопрос не только в том, что мы не умеем работать. Нужно определенно признать, что наша кооперация работает сейчас в исключительно тяжелых условиях. Ведь это не случайность, что в рабочей кооперации рабочих 20%, а крестьянства — 5%. Это естественно — крестьянство кооперируется гораздо труднее. Где найти в деревне организатора, который сумел бы ставить работу? Когда ездите по деревням, то видите, что там существуют кооперативы, которые работают 6—7 лет. Вот такой кооператив живет и мало-мальски работает, а новые кооперативы все лопаются, вылетают с треском, потому что там еще не подобрался соответствующий персонал. А ведь из ЦК персонал в деревенский кооператив не подберешь. [И нужно не страшиться того, что] В деревне кооператив пять раз лопается, — на шестой раз окрепнет и создастся.

Здесь идет общий плач — «заел частный капитал». Я думаю, обязанность тов. Лежавы взять линию защиты частного капитала. Тов. Лежава в ЦК ведь единственный защитник частного капитала. А он выступил с покаянной речью о том, что слабо боролся с частным капиталом. Да, частный капитал заел, а, с другой стороны, может быть, и поддержал. Положительную роль частного капитала все-таки надо не забывать.

Тов. Лежава говорит о смычке. А что вы под этой смычкой подразумеваете? Я думаю, что здесь нужно в основном решить вопрос: как использовать этот частный капитал. Без этого все речи и предложения — пустая говорильня, и ЦК дальше этого говоренья не пойдет, дальше назначения ответственных работников ничем не подвинет дело. Без капитала ничего не сделаешь, [я предложил бы 10% всей ассигнованной суммы дать кооперации, тогда посмотрел бы, что из этого выйдет. А сейчас...] у нас страшное несоответствие материальных средств, которыми располагает кооперация, с теми задачами, которые на нее возлагаются, и получается так, что дан кусочек материи на жилет, а предложено сшить целый костюм. Ясно, что из этого кусочка ничего не сошьешь. [Что же надо сделать? Надо стащить кусок материи и сшить...]

Когда даются задания, надо знать, какими средствами располагает орган для их выполнения. А ваши требования, предъявляемые сейчас кооперации, материальной базы под собой не имеют. Она сможет выполнить их только в том случае, если мы сумеем втянуть частный капитал в торговлю, и при этом нужно не только не мешать, а наоборот, использовать частный капитал. Нужно не бороться с частным капиталом, а использовать его. Кооперации, конечно, поблажки надо давать и у нас они есть. [И кооперация отличается от других организаций, взятки кооперация меньше дает милиции и т.д.] Обложение подоходное кооперация имеет гораздо меньше, чем частный капитал. Главное преимущество у частного торговца то, что в маленькой торговле он не имеет дохода, а довольствуется минимальной заработной платой. Возьмите маленькую деревенскую лавочку, она торгует на 500 руб. в год, а у нас таких лавочек 10 000, и дохода такие лавочки имеют 100 руб. в год. Ну как вы поставите такую кооперативную лавочку, которая доходов имеет 100 руб. в год? Невозможно это. Ведь деревенский торговец на 4 руб. товара в городе закупает, сам пешком за ним в город ходит. [Мешок на плечи и пошел и из города сам товар принес.] Как вы кооперацию поставите в таких условиях? А таких лавочек у нас десятки тысяч. Наша задача — не увеличивать количество кооперативов [когда я был в уезде, у них стоял вопрос о том, чтобы закинуть сеть в деревню. Но там потерпели убыток и обессилили уездную кооперацию. И этим мы не только не подвигаем дело, не подталкиваем работников кооперации, а убиваем энергию. Какой же вопрос стоит перед нами по отношению к кооперации.], а укрепить существующую, особенно уездную, кооперацию. Что касается центровой кооперации, то здесь — вопрос организационный. Тов. Дзержинский сказал, что Куйбышев сделал прекрасный доклад. Но написать об отрицательных сторонах кооперации может всякий. А вы скажите, какими формами можно заменить существующие отрицательные формы. И вы тут сядете в калошу. Если будете пытаться найти лучшие формы, заменяющие негодные, вы увидите, что это не так просто. Если тов. Андреева пересадить в хозяйственное предприятие, он завтра запоет другое. Вы эти формы не скоро отыщете.

Я считаю, что тов. Куйбышев своим докладом не выполнил своей роли. И ее нельзя так скоро выполнить. Нельзя так скоро отыскать новые формы борьбы с частным капиталом. Возьмите, — это разница — хозяин ли сидит в магазине или приказчик. Получается 30% преимущества, уже потому, что в магазине сидит хозяин, а не приказчик, вот в чем дело. Вот главное преимущество, а не в том, что где-то дают 5—10%. Главный вопрос стоит в отыскании новых, более совершенных форм организации.

И последний вопрос — не давать банковского кредита частному торговцу. Наоборот, мы должны этот кредит давать частному торговцу, но кооперации надо давать [на одну четверть меньше] дешевле, а частному торговцу на один-два процента дороже. Через банк мы должны этих торгашей держать в своих руках. Удивительно — крупному капиталу, американским трестам торгаш не мешает, а государственному капитализму мешает. Как же вы заставите его работать на нас? Надо его не убивать, потому что он выполняет положительную роль; надо его заставить выполнять ту роль, которая необходима нам. Его надо делать [не только] советским [, но и коммунистом]. Что касается неудачи нашей торговли, то у нас уже есть некоторые магазины, которые великолепно торгуют, например магазин Главрыбы28[стала знаменитым магазином, там вечная очередь]. Это потому, что они пустили товар немножко дешевле рыночных цен. И когда здесь умный человек говорит, что рынок торгует дороже, что это плохо, я думаю, наоборот, надо радоваться, если частный рынок торгует дороже. К сожалению, дело идет как раз наоборот. Спросите обывателя, где он покупает рыбу — в магазине Главрыбы. Значит, Главрыба сумела наладить дело. Это говорит, что большое дело наладить можно, оно окупится, но говорить о том, чтобы наладить нашу первичную кооперацию и Центросоюз для действительной борьбы с капиталом — это трудная задача, и нужно указать РКИ, чтобы она обратила главное внимание на усовершенствование структуры этих органов.

Каминский. То, что говорил тов. Андреев, несомненно, и есть самое главное, и бесспорно должно быть положено в основу кооперативной работы. [Я даже не знаю тех поправок, которые нужно было бы внести к речи тов. Андреева, за исключением одного вопроса, это о том, каковы должны быть взаимоотношения между кооперацией и госпромышленностью.] Я хотел бы сделать только небольшие поправки по вопросу об отношениях между кооперативной и государственной торговлей.Мне думается, что в этом вопросе спешить не следует. Кооперация потребительская и сельскохозяйственная еще [не выросли в этом вопросе] настолько слаба и организационно и материально, что всякого рода монополистские претензии не имеют под собой, прежде всего, никакого практического основания. Надо сказать, что мы только еще начинаем кооперативную работу. В отношении сельскохозяйственной кооперации я могу определенно заявить, что она только сейчас вплотную подходит к [работе] своим гигантским задачам. Она охватила до сих пор только 10—12% крестьянства, и если мы имеем ряд районов, уже сплошь охваченных кооперацией, то в общем и целом по всему Союзу Республик кооперация представлена в виде отдельных гнезд, разбросанных друг от друга на весьма большие расстояния. [Есть, например, Мункинская волость Костромской губернии, где 95% кооперативных мужиков. Если же взять весь Союз республик, то вне всякого сомнения ставить задачу таким образомвсю работу проводить по кооперативному руслуэто невозможно. Мы имеем целый ряд резолюций, что мешают госторговле различные аппараты и т.д. Казалось бы, что аппараты не только не мешают, но даже необходима известного рода здоровая конкуренция.]

Мы имеем, правда, немало замечательных образцов кооперативного строительства в деревне, как, например. Боровическо-Валдайский союз, как союз кооперативов Шунгенской вол. Костромской губ, и ряд других с.-х. кооперативных организаций, сумевших коооперировать крестьянство на 95%, объединив не только сбыт и снабжение, но и крестьянекое производство, электрифицировать свои районы не только в смысле освещения, но и в форме электрификации производства, и поднять эти районы на неведомую до тех пор высоту. Однако рядом с этим мы имеем гораздо больше скверных организаций, даже просто кооперативных пустынь. В этих условиях ставить свою задачу таким образом, чтобы всю работу проводить сейчас по кооперативному руслу, явно невозможно и утопично. Должен сказать, наоборот, что госторговля полезна в настоящее время не только для борьбы с частным капиталом, но и для оздоровления самой кооперативной работы. Здоровая конкуренция и разнообразие форм нам может только помочь скорее и с меньшим риском найти наиболее рациональные формы организации связи с потребителем и производителем.

Я [больше] скажу то же самое и о кооперации. То обстоятельство, что рядом с потребительской кооперацией начала строиться и развиваться сельскохозяйственная, послужило лишь к тому, что наши кооперативные связи с деревней стали шире, глубже и прочнее. Скажу больше: это только помогло потребкооперации найти более рациональные методы проникновения в деревню и пересмотреть организационные основы своей работы в деревне. Совершенно ясно, что если в настоящий момент мы имели бы в деревне только сеть ЕПО29, без тех 30 тыс., кооперативов, которые объединяет с.х. кооперация, это было бы не плюсом, а минусом, и это нужно иметь в виду всем сторонникам интеграла и кооперативной монополии вообще.

Мне думается, что такую же положительную роль может сыграть и расширение государственной торговли. Тов. Калинин спрашивал, каковы причины того, что нас бьет частный торговец. Между тем ведь это совершенно ничтожный [частный] торговец, [и я прибавлю, что это не капиталист, а это человек, который еле-еле торгует для того, чтобы кое-что иметь на желудок] далеко не капиталист: сплошь и рядом он еле торгует, едва перебиваясь, и. однако, этого жалкого торговца мы не можем побить, и он продолжает развиваться. Кто проезжал деревню, тот наблюдал эту картину. [Это жалкий торговец, но мы его побить не можем, и он развивается]. Коренные причины заключаются в знаменитой спичке, о которой говорил тов. Каменев на Всесоюзном съезде30. Коренные причины — это накладные расходы кооперации. [Частный торговец может великолепным образом работать, но в кооперации накладные расходыэто коренное зло.] Т. Швецов говорил, что основной кризис Центросоюза — кризис осенний, октябрьский. Это не совсем верно. В этом кризисе только полностью выявилось все то, чем болела потребкооперация. Принимая расчет убытков, которые понес Центросоюз, надо сказать, что эти расчеты сделаны механически и неправильно. Если учесть размер накидок, которые делала потребкооперация на свои товары [то это начисление в конечном счете есть основное зло] (те же спички), то окажется, что понижение фабричных цен должно быть в 4—5 раз покрыто сокращением начислений в пользу 4—5-степенного аппарата кооперации. Если бы потребительская кооперация была раскрепощена до своих низов, мы этого, конечно, не наблюдали бы, и не было бы, вероятно, и самих таких высоких цен. Кооперация сама создавала высокие цены. Вот две цифры, которые отражали три органические болезни Центросоюза. К октябрю в Центросоюзе застряло товаров на 150 млн руб. — гипертрофия головы. Таким образом из обращавшихся в потребкооперации средств около половины (150 млн) застряло в Центросоюзе, до низов не дошло и не могло дойти. ЕПО — отмирающие аппараты, не связанные с массой, аппараты чисто распределенческие, давно пережитого времени. Кризис был в том, что у Центросоюза деревенская сеть хилая и негодная, что сети работоспособной не было. Раскрепощение сети и ее оздоровление, в первую очередь в деревне, — основное и главное. С другой стороны, четверть оборота Центросоюза шла на экспорт. Между тем, если бы потраченные на экспорт 70 млн руб. были использованы в важнейших фабричных районах на обслуживание непосредственных нужд потребителя, то это, несомненно, дало бы огромные результаты в деле укрепления потребкооперации и борьбы с частной торговлей. Вся экспортная работа Центросоюза обслуживала не рабочего и крестьянина, а заграничного потребителя. Здесь была попытка объять необъятное, сделать все, и притом одному. Этот кооперативный империализм также привел к кризису. [И в-третьих, методы работы не были приспособлены к новым условиям. В деревне была распределенческая линия поведения, а в деревне надо было пойти по-иному. Центросоюз хотел объять необъятное.] Не овладев и в минимальной степени задачей потребительского снабжения в деревне, потребкооперация хотела объять крестьянское производство, охватить его. Отсюда пошла организация специальных сельскохозяйственных кредитных функций, организация маслодельных предприятий, работа по льноводству, снабжение семенами, машинами и т.д. [Одно из двухили заниматься всем, или специализироваться.]

Потребкооперация не переставала ставить перед собой утопическую задачу объединения вокруг потребительской лавки функций производственной коопераций, не отдавая себе отчета, что методы, формы и условия объединения крестьян для совместной закупки необходимых предметов потребления не могут быть тождественными с условиями и формами объединения мелкособственнических крестьянских хозяйств для совместного производства и сбыта. Неправильность методов работы потребкооперации в деревне, непри-способление ее к интересам и психологии мелкого товаропроизводителя являются третьей причиной кризиса потребкооперации.

Потребкооперации давно пора перестать заниматься всем и специализироваться на кооперировании потребителя. Сельскохозяйственная кооперация давно уже стала на путь специализации даже внутри своей системы, по этому пути развивается и сельское хозяйство. Мы наблюдаем, что в целом ряде районов развиваются специальные виды кооперации: молочно-маслодельная в животноводческом районе, льноводная кооперация в льноводном районе, и в этом отношении нужно заранее сказать, что развитие кооперации в деревне будет приобретать многообразные формы. По различным руслам будут вовлекаться в кооперацию различные крестьянские хозяйства, с различными интересами, задачами, и с различным подбором членов (семенные товарищества, мелиоративные, молочные, машинные и т.д.). Связать все это воедино — значит надолго задержать успехи кооперирования крестьянского производства.

Относительно этого знаменитого кооперативного интеграла как-то уж давно на одном из заседаний Совнаркома тов. Каменев говорил, что нужно с этой «чертовщиной» покончить. Но нужно сказать, что с этим не покончено и до сих пор. Так, например, создается какая-нибудь специальная кооперативная организация (молочная артель), мужик в нее входит. Кстати, молочная кооперация чрезвычайно развивается и растет. Она работает на чисто кооперативных началах, получая кредит от самого мужика. Но при этом часто получается следующая «интегральная» картина: перестраивается потребительское товарищество на добровольных началах, самый простой способ соединить ЕПО с добровольным с.-х. кооперативом, т.е. интегрировать, в результате неразбериха. [Работа осложняется добавочными функциями.] Соединяют несоединимое, а в деревне основное в доверии крестьянства к кооперации, чтобы была заинтересованность, выгодность, чтобы крестьянство само желало пойти в кооперацию, — а кто же сейчас пойдет, когда сегодня соединяют, а назавтра разъединяют? Частенько получается, что молочный кооператив соединяется с каким-нибудь потребительским обществом, причем в молочном кооперативе можно участвовать, имея корову, что, конечно, необязательно для участия в потребительском кооперативе,но соединяют и коровников и бескоровников, и желающих давать молоко кооперативу, и нежелающих. В результате полный развал и отход от кооператива. И нужно определенно сказать, что пора покончить с этой интеграцией, интеграцией, которую в деревне мужики называют «интригацией». Нужно взять определенный курс на добровольность и нужно, чтобы формы кооперирования в деревне были свободны и разнообразны. Ведь нет никакой беды, если рядом с потребительской лавкой крестьяне организуют молочную артель, мелиоративное товарищество, кредитный кооператив, случный пункт и т.д. Кроме выгоды в этом ничего нет.

[Здесь только могла быть опасностьне может ли сельхозкооперация организоваться вредно в политическом отношении. Я утверждаю, что наоборот, когда мы втягиваем крестьянство в хозяйственную работу, то этой опасности не только нет, но наоборот, происходит смычка с государственной промышленностью. Например, Льноцентр поставил 100% на госпромышленность.]

Нужно дать полную свободу в выборе организационных форм кооперирования, абсолютно необходимо, чтобы соединение между отдельными кооперативными организациями, между первичными районными союзами и дальше происходило на основе экономического тяготения и прямой заинтересованности. Нельзя диктовать сверху: соединяйтесь этак, а не так.

В заключение пару слов по вопросу о кредитных функциях потребкооперации в деревне. Это новая прибавочная выдумка в работе потребкооперации. Кредит нельзя выдавать в деревне селедками и сапогами, кредит должен быть производственный и никакой другой. Надо пересмотреть проект декрета о потребительской кооперации, который был составлен после августовского пленума31. Там все написано кроме основного: чем должна заниматься потребительская кооперация. Там есть все что угодно, но этого, главного, нет.

Перед потребительской кооперацией стоят огромные возможности. Тот кризис, который мы наблюдаем, это кризис [Центросоюза и тех] распределенческих органов, которые [далеко] не являются кооперативными организациями. Для правильно организованной потребительской кооперации возможности работы огромны, в особенности при новой финансовой и экономической конъюнктуре. С переходом к добровольному членству кооперация ожила в низах [около заводов]. Это движение колоссально. [Важно, чтобы дали возможность рабочим, которые не являются партийными, участвовать в кооперативе.] Наряду с более тщательным подбором кооператоров-коммунистов, необходимо выдвинуть новые слои кооператоров-руководителей из беспартийной рабочей массы. Там можно найти много прекраснейших кооператоров. [В этом смысле можно пойти на любые добровольные начала.] Такая линия в особенности должна быть взята в деревне. [Можно пустить мужиков, пусть работают в первичном кооперативе. Достаточно если мы верхние организации захватим.]

Сталин*. (* Сверка текста произведена по экземпляру стенограммы с авторской правкой, сохранившемуся в личном фонде И.В. Сталина. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 1103. Л. 31—35.)) Я думаю, что в одном тов. Калинин прав, а именно, что без лавочника, без мелких торговцев, — а их насчитывается около 300 тыс. — невозможно было бы наладить снабжение деревни. Без лавочников при слабости нашей кооперации мужик ходил бы бос и гол. Это безусловно. Но это не значит, что с лавочником бороться не следует. Наоборот, с ним надо бороться мерами [коммунистического] экономического характера, чтобы поставить его экономически в подчиненное положение в отношении кооперативной и госторговли, чего тов. Калинин, видимо, не хочет понять. Прав тов. Калинин и в том, что частный, средний и крупный торговый капитал необходимы для усиления товарооборота, для мобилизации товаров. Это безусловно. Но это тем более не значит, что бороться с ним не нужно. Наоборот, борьба со средним и крупным частным торговым капиталом составляет насущную очередную задачу нашей партии. Ближайшая цель этой борьбы состоит в том, чтобы поставить средний и крупный частный торговый капитал в такое экономическое положение, при котором он был бы вынужден лить воду на мельницу Советского государства. Этого не хочет понять тов. Калинин. Для того и был введен нэп, чтобы вовлечь усилия многочисленных мелких, а потом и средних и крупных капиталистов в дело налаживания снабжения деревни. Но нельзя забывать, что нэп предполагает вместе с тем, как необходимый элемент, смычку между государственной индустрией и крестьянским хозяйством. Чтобы борьба с частным капиталом шла вовсю, у нас существует два органа. Первый орган — Комвнуторг и второй орган — Центросоюз.

Относительно Комвнуторга. У него три задачи. Первая — упорядочение оборота. Видимо, в этой области он успевает. Вторая — торговать. Я имею в виду Хлебопродукт и смешанные общества, подчиненные Комвнуторгу. Насколько успеет в этом отношении Комвнуторг, сказать пока трудно.

Третья задача — борьба с частным капиталом. Это основная задача. Борьба с частным капиталом, во-первых, путем перевоспитания наших кооперативных органов и синдикатов по линии сближения с рынком, снижения цен и пр., во-вторых, путем создания льготных экономических условий для государственных и кооперативных органов, облегчающих им борьбу с частным капиталом.

Факты говорят, что частный капитал рвется вверх, создает себе льготные условия по линии кредита, побивает местами нашу государственную и кооперативную торговлю, а Комвнуторг бездействует. Из доклада Комвнуторга видно, что вкуса к борьбе с частным капиталом у него нет, что он не думает серьезно сбить с позиции частный капитал, поставить его в подчиненное положение к советской торговле. В этом основной дефект в работе Комвнуторга.

Что требуется для того, чтобы Комвнуторг эту задачу выполнил? Говорят, что надо превратить его в Комиссариат. Может быть, действительно, это необходимо. На прошлом заседании я голосовал против этого, теперь я мог бы голосовать за. Но центр вопроса не в этом. Я думаю, что основное сводится к тому, что главные работники Комвнуторга работают не по той линии, по которой они должны работать. Туда надо дать таких работников, у которых имеется перспектива, понимание дела и вкус к действительной борьбе с частным капиталом. Без этого не обойтись. Дельных и выдержанных работников там очень мало. Там имеется сейчас всего 4% коммунистов. Неудивительно, что при таком составе Комвнуторга частному купцу удалось получить льготный доступ к нашему кредиту в ущерб советского строительства.

Я думаю, что нам придется принять в основном предложения Куйбышева и создать специальную комиссию, которая, приняв за основу своей работы предложения Куйбышева, внесла бы потом в Политбюро свои предложения.

Что касается Центросоюза, то он не осуществил своих задач, — это выяснилось в прениях достаточно обстоятельно. Здесь отмечалась масса дефектов. Я хотел бы остановиться на некоторых из них.

Во-первых, добровольность. Центросоюз не сочувствует идее добровольности. Это факт. Центросоюз боится, что переход на добровольность может свести 5 млн членов к одному или двум миллионам фактических членов. Он боится заглянуть в зеркало. Это глубокая ошибка. По-моему, надо взяться за проведение добровольности честно и открыто. Пусть останется только 1 млн членов, но это будут действительные члены, а не фикция. Только при добровольности может стать наша потребительская кооперация живой и жизненной кооперацией.

Второй дефект — стремление стать универсальной кооперацией, стремление продавать все, стать «Мюр и Мерилизом». Это опаснейшая штука. Тов. Андреев совершенно прав, говоря, что это обстоятельство подрывает самые основы потребкооперации. Нельзя разбрасываться в таком большом деле, как снабжение населения. Пока вы на ходовых товарах не сосредоточитесь и не специализируетесь, отбрасывая все неходовые и не необходимые, у вас ничего не выйдет. У вас немножечко растет потребление в городах, а в деревнях стремительно падает. Это смертный приговор для Центросоюза в такой крестьянской стране, как наша. Центросоюз должен снабжать прежде всего крестьян и рабочих, а между тем крестьяне уходят у вас из рук. Это опаснейший и крупнейший минус.

И наконец, третий дефект, состоящий в том, что до сих пор Центросоюз в своей работе поворачивался не в сторону крестьян, а на Запад. Он старался сбывать побольше экспортных товаров за границу и получать побольше валюты. В то же время он спиной поворачивался к мужику. [Надо действительно в ходе своей работы и торговой практики перейти от стремления изображать из себя экспортно-импортный орган к стремлению обслуживать мужика. Это наиболее жизненная почва, которая даст новые соки Центросоюзу. Затем Центросоюзу нужно дать новых работников, обязательно. Затем необходимо, чтобы Внуторг принял все меры к тому, чтобы Центросоюз существовал не только в кредит.] Между тем ясно, что насущную задачу нашей потребкооперации составляет не экспорт, а снабжение, прежде всего деревни, связывание госпромышленности с крестьянским хозяйством. Центросоюз должен понять, что только на этой почве может он вырасти в могучую народную организацию, что только эта почва может дать ему новые жизненные соки.

Видимо, отсутствие достаточного количества стойких работников мешает Центросоюзу выйти на дорогу и стать действительной организацией миллионных масс потребителей.

Председатель. Внесено предложение о прекращении прений. Также внесено предложение дать высказаться тт. Ларину и Смилге. Возражений нет.

Ларин. Я с удовольствием слышал здесь некоторые вещи, которые говорили тт. Дзержинский, Андреев, Сталин, и вспомнил, что полгода тому назад я проповедовал насчет Центросоюза, кооперации и госрозницы то же самое. Только тогда за это на меня очень ополчались тт. Хинчук. Рыков и другие.

Из этого видно, что урок кризиса до некоторой степени учитывается, что соответствующее уточнение мысли происходит. Но пока, как правильно сказал т. Калинин, имеет место больше только описание отрицательных явлений, а не их экономический анализ, который только один мог бы пролить некоторый свет на причины и указать путь.

Остановлюсь на двух примерах такого анализа. Во-первых, почему кооперация и государственная розничная торговля до денежной реформы-торговали дороже частного торговца? Они должны были экономически торговать дороже помимо всяких усиливавших это их недостатков. Раньше было неудобно распространяться об этой причине в печати, но теперь легко сказать. Дело в том, что у частного торговца период оборота капитала гораздо короче, чем у государственного и кооперативного. Частный торговец продал товар, получил совзнаки и почти сейчас же пошел и купил в тресте и т.д. новый товар для дальнейшей торговли. И этим кончается оборот полученных им от покупателя совзнаков. А оборот вырученных совзнаков в государственной и кооперативной торговой организации неизбежно гораздо длительнее, примерно следующий: трестовская лавка продала товар покупателю, получила совзнаки, доставила их через трест на фабрику, затем фабрика покупает сырье, платит зарплату и только после этого произведенный товар поступает снова в кооперативную или трестовскую лавку. Таким образом процесс обращения совзнака в наших руках гораздо длиннее и дольше, и накидка на товары на обесценение совзнака, которая должна была делаться нашими органами, была гораздо больше, чем у частного торговца. Иначе мы бы неминуемо обанкротились. Вот почему до введения твердой валюты наша кооперация и госрозница, как правило, неизбежно должны были торговать дороже частного торговца, у нас же покупавшего товар. И только теперь с введением твердой валюты делается возможным это устранить и начать торговать в трестовской и кооперативной лавке дешевле частной. Сейчас величайшая вина Комвнуторга в том, что он лежит препятствием на дороге к выявлению преимущества денежной реформы. Его политика в отношении проведения денежной реформы недостаточно активна.

Но сначала о кооперации. Мы все находимся под обаянием статьи Владимира Ильича о роли кооперации33 и недостаточно отдаем себе отчет в его экономической постановке вопроса, которая далека от священного трепета перед любым видом и типом кооперации, раз только слышно слово «кооперация».

Мы не обращаем достаточного внимания на ту формулировку статьи, где говорится о кооперации как о действительной организации действительного потребителя. Дело в том, что в такой стране, как наша, с национализированной промышленностью в пролетарской диктатуре, нет экономических условий для существования высших торговых кооперативных объединений, краевых, областных, губернских и общегосударственных. Почему? Потому, что в буржуазной Европе, где образуются колоссальные объединения потребителей для борьбы против частной промышленности за уровень цен, там экономическая основа для таких крупных общенациональных, областных и губернских объединений имеется. Но у нас, в Советской России, имеется государственная промышленность, цены на изделия которой теперь диктует государство, даже не сами тресты, и при таких условиях отпадает экономическое основание для верхушечной кооперативной организации. Потому верхушка неизбежно оказывается сверхбюрократической, никчемной, уклоняется в экспорт и т.п., но не является органом низовых организаций. Статистика, которая теперь опубликована ЦСУ по данным переписи 1923 г., показала, что если сравнить государственную торговлю, которая далеко не была идеальной, и кооперативную, то на тот же самый оборот даже в нашей государственной торговле приходится в три раза меньше служащих, чем в торговле кооперативной. Это своеобразие экономической структуры Советской России, из которого вытекает коммерческая никчемность кооперативных верхушек, требует определенных выводов. Мы должны держать курс на упразднение торговых функций Центросоюза за свой счет, на прямую смычку низовой кооперации с трестами, как на единственное средство усилить эту самую низовую кооперацию. Государственная торговля наверху, местные кооперативы внизу — вот наиболее экономный тип, соответствующий нашей структуре. Теперь о допустимости госрозницы, где слаба кооперация. Капиталы у кого в руках? У промышленности. У кооперации этих капиталов нет. Мы можем, значит, либо организовывать недостающую нам собственную торговую сеть через те организации, у которых есть капиталы, т.е. через промышленность, либо отнять средства у промышленности и передать кооперации. Без этого быстрое развитие кооперации трудно, но это средство вам не подходит. Почему у нас до сих пор только одна отрасль кооперации более или менее развивается, — рабочая кооперация? Потому, что она базируется на определенных фабриках, заводах, на определенной группе потребителей, на определенном обороте обеспеченных средств, около шестой части всей зарплаты. Все остальное за последнюю пару лет вымирало, т.е. деревенская кооперация и сможет возродиться связью с промышленностью, а не с излишним торговым средостением Центросоюза.

Голос. Что же вы хотите делать?

Ларин. Сделать вот что. Дать директиву, что так как сразу всего переменить нельзя, то наметить переходный период. Во-первых, надо указать Центросоюзу, чтобы с двух тысяч товаров, которыми он торгует, он перешел бы на 100 товаров. Он должен перестать торговать остальными 1900 товарами. Ему достаточно 50—100 основных массовых товаров. Во-вторых, надо указать, что в городах должны быть рабочие кооперативы для рабочего населения, ибо им есть на что опереться. Остальное городское население, т.е. половина жителей, должно стремиться все больше обслужить государственной розницей. Это дает, кстати, промышленности возможность извлекать торговую прибыль из второй половины населения, которая покрывает, между прочим, значительную часть потребности в наличных деньгах для заработной платы. Я на днях видел в Ленинградской «Правде», как у тов. Зиновьева в Ленинграде происходит дело. Там потребность в заработной плате в ряде трестов покрывается на большую половину прибылью, получаемой от торговли в розничных лавках.

Каменев. Покрывается из СТО, насколько я помню.

Ларин. Это для тяжелой индустрии. А мы говорим о таких трестах, как табачный, ниточный, текстильный, кожевенный, резиновый и т.д. А у нас в Москве с этим хуже. Тов. Рыков и другие неоднократно заявляли, что нечего трестам соваться в розничную торговлю, госрозница тормозилась, хотя, как показывает перепись ЦСУ, и в хозяйственном отношении была лучше центросоюзовской кооперации. Теперь о деревне. Там, где нет кооперации, куда не проникает госрозница, нужно хотя бы провести вовлечение мелкого деревенского лавочника в зависимость от нас, а не от частного оптовика, нужно установить связь между ним и трестами, синдикатами и торгами, чтобы на комиссионных началах закупал у них товар. Таким образом подчинить этого мелкого лавочника нам и контролировать его и его цены непосредственно.

ВСНХ при таких условиях должен, разумеется, не регулировать торговлю, это должно быть делом Комвнуторга. а обязан организовать торговлю своими промышленными изделиями. Если он не организует ими торговлю, то никто другой этого за него не сделает, у кооперации средств сейчас нет, все попадает в монопольное распоряжение частных торговцев. Надо поощрить затею нефтяного, соляного и сахарного синдикатов приступить в более крупных, лишенных кооперативов деревнях, к продаже своих товаров.

Последний пункт касается того, что в нашу торговую политику гораздо более значительным и активным моментом, чем теперь, должна войти денежная реформа. Мы должны и экономически можем требовать, чтобы на этой денежной реформе частная торговля не наживалась еще сверх той прибыли, какую имела до реформы. Тов. Мельничанский говорил здесь только что, что на частном рынке в Москве на 22 марта товарный рубль стоит два рубля двадцать копеек, тогда как на 1 марта стоил 2 руб. 5 коп. Из этого следует, что частный торговец на денежной реформе пока нажился, не только сохранил прежнюю прибыль, но имеет сверхприбыль. Впрочем, он получал бы добавочную прибыль уже и тогда, если бы только не уменьшил своих первомартовских цен на величину страховки от обесценения совзнака, около 15%. Он имеет возможность не делать этого при содействии Комвнуторга. Комвнуторг нормирует цены только на незначительное количество товаров, он не требует скидки за прекращение обесценения совзнака на все товары. Между тем зарплата в связи с реформой понижена на 10%. иногда на 20%. например, для нас с вами, для ответственных работников. Так скоро мы въедем в кризис сбыта, потому что, если покупательная способность громадной массы рабочих и служащих снизится на 20% и в то же время не произойдет снижения цен на 20%, то одно с другим никак не может сойтись, часть товаров начнет оставаться непроданной и т.д. Во-вторых. Комвнуторг прямо мешает всякому общественному давлению на частного торговца. Недавно в газетах было воззвание Моссовета к рабочим контролировать частных торговцев. Сейчас же в газетах появляется официальное извещение Комвнуторга за подписью т. Лежавы, оповещающее население гор. Москвы, что цены, нормированные Комвнуторгом, не обязательны для частных торговцев. Конечно, при таких условиях бороться нельзя, во всяком случае, трудно, потребитель парализуется, а частный торговец распоясывается. Больше того, когда я был на ряде рабочих собраний и выяснил настроение рабочих объявлять бойкот тем лавкам, которые будут дороже брать, то я написал тогда статью в «Правду» о возможности применения рабочими бойкота. По поводу этой статьи редакция запросила тов. Лежаву. Тов. Лежава сказал, как сообщила мне «Правда», что это ужасная вещь, что напугаем всю частную торговлю, что этого делать нельзя. И статья ввиду этого напечатана не была.

Сталин. Это факт?

Ларин. Да, факт, по мнению Комвнуторга, мы не имеем права сказать рабочим, что они могут бойкотировать частную лавку, берущую дороже нормального, дороже другой частной или соседней кооперативной и государственной. При такой системе поддержка денежной реформы страдает, так дело не ведут. И для того чтобы это дело вести более правильно и энергично, не надо пренебрегать и некоторым общественным давлением рабочих на торговцев и даже на кооперативы и гославки, когда следует. Нужно, чтобы недовольство, поскольку оно может проявиться или возникнуть, обратилось не против нас, а на другую сторону, против частных торговцев, не идущих навстречу денежной реформе и этим срывающих реальный уровень зарплаты. Нужно дать организованный выход настроению. Тогда мы сможем держать частного торговца на уровне его прежней прибыли, бывшей до денежной реформы, не допуская, чтобы он нажил еще сверхприбыль на денежной реформе исключительно благодаря нашей неорганизованности, неактивности и гарантии ему полного произвола в политике цен без всяких серьезных хотя бы попыток ограничить их на широком фронте, хотя бы в переходный период мерами и правительственного принуждения, и общественного давления. Принуждение экономически бессильно только когда бы повело бы к убытку или значительному уменьшению прибыли — у нас же речь идет лишь о том, чтобы хоть сверхприбыли против прежнего буржуазия за наш счет не нажила.

Смилга. Здесь так много было сказано умных речей, что мало что остается прибавить. Докладчики начинали с истории, как организации возникли, как они развивались. Они ввели меня в искушение последовать их примеру. Мне кажется, что А.М. Лежава совершенно правильно здесь охарактеризовал задачи Комвнуторга при его возникновении. Эти задачи сводились к содействию обороту и к его упорядочению. В области промышленности шел аналогичный процесс. ВСНХ свой первый период может назвать производственным периодом. Чем дальше, тем больше наш рынок развивался, и проблемы сбыта и реализации продукции стали принимать все большее значение. В сущности, осенний кризис был первым грозным напоминанием того, что задачи Комвнуторга должны быть расширены, а методы его работы, должны быть изменены в сторону активного вмешательства в рыночную жизнь. Я здесь не ставлю упреков Комвнуторгу, что он этого не делал, я считаю, что при своей структуре и при его положении в советской системе он не был способен эту работу проделать. Теперь, когда нам приходится к этим вопросам приступать во время денежной реформы, может быть, вопрос получит другое решение. Моя точка зрения, которая большинством здесь присутствующих не разделяется, всем известна. Как вы будете решать вне промышленности вопросы торговли, для меня не ясно.

Теперь я хотел бы в двух словах остановиться на той оценке, которую тов. Куйбышев дал Центросоюзу и Комвнуторгу. Что касается Центросоюза, то эта оценка запоздала на 5 месяцев. Осенью, когда мы в советском порядке разбирали вопрос о Центросоюзе, этот вопрос был освещен полностью, и все выводы были тогда сделаны. Здесь я нового не слышал. Соображения тов. Куйбышева совершенно правильны, но они не являются новизной. Например, в области кредита, разве секрет, что наши банки переучитывают векселя частных лиц? Это самая нормальная операция. Кредитная политика не может быть принципиально иной, чем торговая политика. Одно основное, другое производное. Правда, это производное может влиять на основное, но, в общем, соотношения между кредитом и торговлей прежние.

Задача, которая стоит перед нами, должна решаться соразмерно со средствами. Эта задача рисуется мне так, что государство является монопольным производителем главной массы товаров, тем самым являясь и оптовым торговцем. Повернуть сейчас руль нашей экономической политики в сторону государственной розницы (а это определенно сквозило в речах т. Дзержинского) я считаю величайшей ошибкой, и от этих мероприятий предостерегаю. Линия эта губительна, бессмысленна [ибо раскинуть соль, сахар и керосин по всей территории это значить дать повод к тому, чтобы товар исчез. Кооперативная лавка будет иметь 3—4 товара, а частный торговец будет играть на интеграцию].

Наша задача — построить торговый аппарат так, чтобы достигнуть единого фронта с кооперацией, но думать, что кооперация может сменить частный оборот и частную торговлю — бессмыслица, это работа многих десятков лет. [И лишь по мере вытеснения частного капитала с рынков можно говорить об этой замене.] Центросоюз потому и провалился, что поставил всеобъемлющую задачу, на выполнение которой у него не было средств.

Я не согласен с теорией т. Ларина относительно быстроты оборота совзнака в частном обороте по сравнению с государственным оборотом. Это неубедительно.

Предложение Ларина относительно кооперативного строительства неправильно, потому что при таком положении политика уходит из наших рук и кооперация становится организацией потребителя, направленного против государства. Без центрального органа потребительская кооперация жить не может. [Совершенно правильно, что работу нужно несколько сохранить, но становиться на эту точку зрения, в общем, нецелесообразно.]

Еще два слова относительно последней «поденной» должности уполномоченных. Мы добились насильственными мероприятиями некоторой стабильности цен на рынке, некоторого прекращения роста дороговизны, и дали, таким образом, новой валюте некоторую передышку на первый период. Но экономически как наша работа отразилась на рынке и какие выводы надо делать из работы уполномоченных? Нужно определенно сказать, они в высшей степени неудовлетворительны.

Мы в Москве действовали чрезвычайно осторожно, и там, где мы какой-нибудь товар хотя бы на полкопейки или на копейку пустили дешевле, — рынок на это реагировал различными фокусами. Я должен сказать, если сейчас выйти на московский рынок, то мы увидим пестроту, вызванную нашими механическими действиями. Я здесь расписываюсь в том, что рынок — инструмент эластичный, хитрый и сложный. И если не подготовить экономической стороны, соответствующей дислокации товаров и их перераспределения, административными мероприятиями ни черта не сделаешь. Участие регулирующей руки в рынке необходимо. Она должна на три четверти заниматься экономической организацией и на одну четверть административными и карательными мерами. Я удивляюсь, как можно предложить меру о бойкоте частного рынка. На это рынок ответит презрительным пожатием плеч, как писалось в старых романах. Вы получите и смех и грех. Что мы имеем в Москве? Обороты московской кооперации и государственной торговли в марте будут, вероятно, на 50—60% выше февральских. Но частный капитал продолжает закупать товары, зная, что за ним широкий, нерегулируемый тыл, где можно сделать какие угодно дела. [Мы платим дороже государственному оптовику, а] Данные говорят, что частный торговец, платя по более высокой цене, торгует в деревне дешевле нашего. Вот картина. И здесь сразу ничего не сделаешь. Но наступило время денежной реформы, которая требует обязательного пересмотра наших рядов. Рынок растет. Мы хотим свое влияние на рынке увеличивать, но все места заняты, и надо кого-нибудь толкнуть. Частный капитал ведет линию на скупку всех продуктов. Промышленность берет с частного капитала дороже. Мы допускаем этот либерализм. Я не знаю, насколько наше производство способно действительно насыщать рынок [даже в тех пределах, в каких мы могли бы протолкнуть государственными и кооперативными руками]. Мне все время казалось, что производство и торговля едины. Их разделять никак невозможно. Были опасения, что мы будем иметь диктатуру промышленности. После осеннего кризиса промышленность увидела, что значит рынок и сокращение сбыта. Если бы на ВСНХ возложить задачи осуществления торгового и производственного плана, по-моему, он превосходно учитывал бы мужицкие интересы, ибо они есть интересы сбыта продукции ВСНХ. Комиссариат внутренней торговли может быть организован за счет значительного сокращения функций ВСНХ. Это ошибочно и политически и экономически.

Каменев. Предлагается избрать комиссию для подработки этих вопросов и представления практических предложений в духе отвоевывания рынка у частного капитала. Состав комиссии предлагается следующий: Андреев, Дзержинский (с заменой т. Ногиным), Куйбышев, Смилга, Лежава, Калинин, Ларин. Созыв за Куйбышевым. Доклад комиссии в субботу вечером на Политбюро. Принимается.

Приложение 1

Из протокола № 81 заседания Политбюро ЦК РКП(б) от 27 марта 1924 г.

Слушали:

О Центросоюзе и Комвнуторге. (ПБ 20/III № 80 п. 20.) (Тт. Лежава, Швецов, Куйбышев, Смилга, Мельничанский, Каминский, Бабкин, Тихомиров, Ларин, Брюханов, Малышев, Шверник.)

Постановили:

Создать комиссию для выработки предложений о кооперации и внутренней торговле в составе тт. Андреева, Дзержинского (с правом замены тов. Ногиным), Куйбышева, Смилги, Лежавы, Калинина, Швецова и Ларина. Созыв комиссии за тов. Куйбышевым. Доклад комиссии на заседании Политбюро 29 марта.

Приложение 2

Из протокола № 82 заседания Политбюро ЦК РКП(б) от 29 марта 1924 г.

Слушали:

О кооперации и внутренней торговле. (Тт. Куйбышев, Лежава, Швецов, Смилга, Ларин, Брюханов, Кржижановский.)

Постановили:

Перенести доклад комиссии по выработке предложений о потребкооперации и внутренней торговле на пленум ЦК.

Приложение 3

Протокол заседания комиссии Политбюро по вопросу о Комвнуторге и кооперации

Присутствуют: тт. Андреев, Куйбышев, Ларин, Лежава, Смилга, Хинчук и Швецов.

Председатель — тов. Куйбышев.

Слушали:

I. Конкретные предложения по вопросу о Комвнуторге.

Постановили:

I. Не предрешать вопроса о переименовании комиссии по внутренней торговле, перенеся его на рассмотрение Политбюро.

Особое мнение тов. Смилги: «Считая необходимым всемерное усиление регулирующей роли государства в области внутреннего рынка, считаю наилучшей формой для организации этого регулирования образование Народного Комиссариата торговли и промышленности, путем соединения ВСНХ и Комвнуторга».

В остальном предложения принять в следующей редакции (см. приложение).

Принято в целом всеми при воздержавшемся тов. Смилге.

Слушали:

II. Мероприятия, связанные с работой кооперации.

Постановили:

II. Принять в следующей редакции (см. приложение).

Принято в целом единогласно.

Председатель В. Куйбышев

Секретарь Селезнев

I. Практические предложения, связанные с работой Комвнуторга

1) Оформить юридическое положение Комвнуторга, взяв за основу проект Положения о Комвнуторге, вносимый последним на утверждение.

2) Образовать Коллегию во главе Комвнуторга из крупнейших ответственных работников с тем, чтобы они целиком занялись работой в области регулирования внутренней торговли в духе партийных директив.

3) Максимально усилить коммунистический состав сотрудников Комвнуторга.

4) Поставить боевой задачей перед Комвнуторгом, наряду с расширением и упорядочением торгового оборота, овладение рынком и торговым оборотом со стороны государственной и кооперативной торговли.

5) Обязать Комвнуторг в месячный срок представить на утверждение Политбюро и Правительства разработанный план практических мероприятий, направленных к защите позиции государственного и кооперативного капитала в борьбе с частным рынком, в том числе и в оптовом обороте.

6) Обязать Комвнуторг бороться с льготными формами расчета, предоставляемыми государственными органами частному торговому капиталу.

8)* (*Нумерация документа) Обязать Комвнуторг вести борьбу с нарушением органами постановлений Комвнуторга о продажных ценах, привлекая виновных к законной ответственности.

9) Усилить и ускорить работы Комвнуторга по установлению связи между оптовой государственной торговлей и частным розничником, приблизив и связав частного торговца непосредственно с государственными оптовыми органами в тех случаях, когда кооперация и госторговля сами не могут овладеть розничным рынком.

10) Обязать Комвнуторг разработать и представить свои соображения о возможности проведения в жизнь в тех или других отраслях торговли принципов комиссионной торговли (отдача государственными торговыми органами товаров на комиссию частному лицу с условием продажи по определенной цене и при получении данным лицом определенного комиссионного вознаграждения).

11) Обязать ВСНХ и, в особенности, Всероссийский текстильный синдикат заняться руководством выступления на рынке трестов и других организаций, возлагая персональную ответственность на руководителей органов, совершающих сделки, противоречащие вышеозначенным директивам.

Возложить на Комвнуторг обязанность наблюдения и принятия соответствующих мер в случае нарушения настоящего постановления.

12) Обязать Комвнуторг выделить на ближайший период специальный небольшой аппарат, состоящий преимущественно из коммунистов, для фактического контроля за экономической целесообразностью заключаемых госорганами сделок с частными лицами, как по покупкам, так и по продаже, использовав с этой целью материалы товарных бирж.

13) Поручить Комвнуторгу в месячный срок, совместно с соответствующими хозяйственными органами, разработать вопрос о формах государственной розничной торговли в тех областях, где кооперативная розничная торговля не получила своего развития.

14) Поручить Комвнуторгу в месячный срок представить свои соображения о целесообразности организации тех или других форм объединения частного торгового капитала.

15) Поручить Комвнуторгу совместно с Центросоюзом, ВЦСПС и государственными торговыми органами разработать вопрос о возможности выплаты части зарплаты в виде % отчисления с оборота или в виде сдельной оплаты.

16) Поручить Комвнуторгу совместно с Центросоюзом представить свои соображения о возможности и целесообразности, а также условиях выступления кооперативной организации с розничной и мелочной торговлей и ларьками на деревенских базарах и городских рынках.

Поручить Комвнуторгу к партийному съезду, проводя через Центральный Комитет, разработать дальнейшие мероприятия в области частной торговли.

В. Куйбышев

II. Практические мероприятия, связанные с работой кооперации

1) Поставить ударной задачей перед Правлением Центросоюза борьбу с частным капиталом на занятых им позициях во всех областях торгового оборота.

2) Ускорить и закончить в полугодовой срок проведение в жизнь постановления последнего собрания уполномоченных Центросоюза об упрощении союзной системы кооперации и о децентрализации торговой деятельности кооперации с предоставлением большей самостоятельности низовой кооперации и с предоставлением ей возможности непосредственных сношений с государственными промышленными и торговыми предприятиями.

(Особое мнение тт. Швецова и Хинчука о возможности проведения этого постановления лишь в годичный срок.)

3) Первоочередной задачей в деле действительного кооперирования широких масс рабочих и крестьян нужно признать возможно полное привлечение в потребительские кооперативы на началах добровольного членства рабочих и крестьян и всемерное укрепление низовой кооперативной сети в городе и деревне. Руководители кооперативных организации, при полной поддержке со стороны партии, должны выполнению данной задачи уделять максимальное внимание.

4) В связи с переходом потребительской кооперации на начала добровольного членства, направить торговую работу Центросоюза и всей системы потребкооперации в сторону всемерного обслуживания действительных членов кооперативов.

5) Указанное в п. 4 обслуживание действительных членов кооперативов потребительским обществом может быть осуществлено лишь при наличии следующих непременных условий: 1) цены на товары в потребительских лавках должны быть отнюдь не выше среднерыночных; 2) ассортимент товаров в них должен всецело соответствовать потребностям и обиходу рабочих и крестьянских масс населения и быть с этой целью соответственно сокращен.

(Особое мнение тов. Ларина: цены на товары в потребительских лавках в нынешний переходный период денежной реформы и завоевания кооперацией репутации необходимо стремиться удержать на уровне среднерыночных.)

6) Обязать Центросоюз более активно развить свои комиссионные, посреднические операции, представив в Политбюро свои соображения о необходимых мероприятиях и о встречающихся к этому препятствиях.

7) Обязать Центросоюз ежемесячно представлять краткий доклад о его политике цен и о ходе борьбы за сокращение накладных расходов и уменьшение звеньев прохождения товаров от хозоргана до потребителя.

8) Воспретить кооперации производство сделок по продаже товаров с частными торговцами, в особенности предоставления им товарного кредита.

9) Обязать Центросоюз поставить ударной задачей потребительской кооперации приспособление ее аппарата к продаже продуктов массового потребления (соль, керосин, сахар) и предоставить в Политбюро свои соображения о необходимых для этого мероприятиях.

10) Необходимо восстановить нормально-кредитные отношения между банками и промышленностью, с одной стороны, и потребкооперацией — с другой, путем возобновления кредитов по мере поступления платежей от потребкооперации, и изменить установленный кредитный режим для Центросоюза путем восстановления кредитования в зависимости от погашения задолженности Центросоюза Госбанку и госпромышленности, причем, кредитная политика должна идти в направлении децентрализации с тем, чтобы местная кооперация могла непосредственно связаться с промышленностью.

11) Хозяйственную работу потребительской кооперации надлежит развивать так, чтобы она соответствовала ее организационной и хозяйственной мощности. Потребкооперация не должна брать на себя и на нее не следует возлагать таких задач, на осуществление коих она не располагает средствами и силами. В соответствии с этим должен быть пересмотрен объем хозяйственной работы как в первичных потребкооперативах, так и их союзах, с тем, чтобы в основном сосредоточиться на обслуживании потребительских нужд рабочих и крестьян.

12) В интересах скорейшей ликвидации того уклона в деятельности потребкооперации, который усилил в ней специфические предпринимательские операции, за счет действительного кооперирования населения и обслуживания его потребительских нужд и в соответствии с основными задачами кооперативного строительства признать необходимым:

а) ликвидировать все те операции, которые носят характер коммерческого предпринимательства, непосредственно не связанного с интересами обслуживания основной массы потребителей, в том числе и в области экспорта и импорта;

б) должны сворачиваться и ликвидироваться чисто торговые операции по перепродаже на оптовом рынке потребтоваров. Что же касается розничной торговли кооперации (розничные магазины союзов потребкооперации, универсальные магазины широкого размаха и пр.), то существование ее возможно лишь при соблюдении принятых постановлений об ассортименте и номенклатуре товаров рабочего и крестьянского потребления;

в) предложить Комвнуторгу и Центросоюзу в двухнедельный срок представить свои соображения, с заключением Госплана, по вопросу об операциях Центросоюза по заготовке и сбыту сельскохозяйственных продуктов и сырья;

г) воспретить всей кооперации, в том числе низовой, торговлю предметами роскоши.

13) Исходя из этого положения, торговая работа Центросоюза должна быть пересмотрена и построена таким образом, чтобы она базировалась на сокращенном товарном ассортименте, включающем основные товары рабочего и крестьянского потребления.

14) Районирование системы потребительской кооперации и ее хозяйственная деятельность должны быть увязаны с государственным районированием и общими планами народного хозяйства, а также должны быть найдены пути согласованной работы потребкооперации с госпромышленностью. В соответствии с этим Комвнуторг должен включить в число своих работ как плановую увязку работ кооперации, так, в частности, и постановку таких торговых отношений между госпромышленностью и кооперацией, чтобы последняя в первую очередь и преимущественно перед частными торговцами снабжалась товарами госпромышленности.

15) Необходимые на хозяйственную деятельность средства потребительская кооперация в первую очередь должна извлекать от самого объединенного в кооперативы населения в форме паевых взносов, авансов на закупку товаров и т.п. В соответствии с этим, предложить Центросоюзу и местным кооперативным организациям принять все меры к привлечению от населения средств на кооперативную работу.

16) Поручить Центросоюзу и Комвнуторгу проработать вопрос о возможности и условиях предоставления членам по заборным книжкам краткосрочного кредита, обеспечиваемого предстоящим получением зарплаты.

17) Все поручения, данные Центросоюзу в области торговых операций, поступают в Центральный Комитет с заключением Комвнуторга.

18) Считая в настоящий момент чрезвычайно важной задачей в области усиления кооперации со стороны партии — посылку наиболее лучших хозяйственников и организаторов для центральной и губернских организация кооперативной сети, поручить Оргбюро в первую голову обратить внимание на насыщение работниками центрального аппарата.

В. Куйбышев

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 426. Л. 1-118 (неправленая стенограмма); Д. 427. Л. 1—126 (стенограмма с авторской правкой); Л. 126—157 (стенографический отчет). На заседании присутствовали: члены Политбюро — Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, И.В. Сталин, М.П. Томский; кандидаты в члены Политбюро — М.И. Калинин, В.М. Молотов; члены ЦК — А.А. Андреев, Ф.Э. Дзержинский, Л.Г. Пятаков, К. Радек, Х.Г. Раковский, М.В. Фрунзе, А.Д. Цюрупа; члены Президиума ЦКК — В.В. Куйбышев, А.А. Сольц, Е.М. Ярославский.

2 Комвнуторг — Комиссия по внутренней торговле при СТО, которая была учреждена по постановлению СНК РСФСР от 9 мая 1922 г. В ее задачи входила выработка проектов декретов и постановлений СНК и СТО по вопросам внутренней торговли. 28 августа 1923 г. права комиссии были расширены, на нее было возложено регулирование внутренней торговли по всей территории СССР. В дальнейшем постановлением Президиума ЦИК СССР от 9 мая 1924 г. Комвнуторг был реорганизован в Народный комиссариат внутренней торговли (Наркомвнуторг).

3 Имеются в виду следующие декреты: декрет ВЦИК «О замене продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом» от 21 марта 1921 г.; декрет СНК РСФСР «О свободном обмене, покупке и продаже сельскохозяйственных продуктов, закончивших разверстку» от 28 марта 1921 г., по которому крестьянам разрешалась свободная торговля хлебными, хлебофуражными продуктами, картофелем и т.д.; декрет СНК РСФСР «О руководящих указаниях органам власти в отношении мелкой и кустарной промышленности и кустарной сельскохозяйственной» от 17 мая 1921 г., которым частично денационализировалась легкая промышленность и сохранялись в частной собственности предприятия, которые не были еще фактически национализированы; декрет СНК РСФСР «Об обмене» от 24 мая 1921 г., разрешающий свободный обмен, покупку и продажу продуктов сельского хозяйства, остающихся у населения после выплаты натурального налога; декрет СНК РСФСР «О порядке сдачи в аренду предприятий, подведомственных ВСНХ» от 5 июля 1921 г., предоставлявший право арендовать государственные промышленные предприятия кооперативам, товариществам и другим объединениям, а также отдельным гражданам; декреты ВЦИК и СНК «О кустарной и мелкой промышленности» и «О промысловой кооперации», которыми разрешалась организация частных предприятий с числом рабочих не более 20 (а позднее и более крупных).

4 Речь идет о комиссии ЦК РКП(б) по продналогу под председательством Л.Б. Каменева, назначенной Политбюро 25 марта 1921 г. В ее состав также вошли А.Д. Цюрупа, А.М. Лежава, Н. Осинский. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 141. Л. 1.) Решением Политбюро от 7 мая 1921 г. комиссия была ликвидирована, при этом было поручено «все имеющиеся у комиссии законопроекты проводить в советском порядке». (Там же. Д. 160. Л. 2.)

5 Вероятно, имеется в виду заседание Политбюро от 13 апреля 1922 г., на котором рассматривался вопрос «О комиссии по внутренней торговле при СТО» по заявлению Г.Е. Зиновьева. Было принято решение: «а) одобрить создание комиссии по внутренней торговле при СТО под председательством тов. Лежавы; б) Поручить тов. Рыкову ускорить проведение этого решения в советском порядке и внести на утверждение остальной состав комиссии». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 288. Л. 5.)

6 Акционерные общества (государственные, смешанные и кооперативные) создавались в СССР Наркомвнешторгом, Наркомвнуторгом и Наркомфином по утверждению СТО СССР.

Целью их организации было привлечение средств, в том числе и частных предпринимателей, для восстановления народного хозяйства и развития товарообмена. Существовали в первый период нэпа.

7 I Всероссийский торговый съезд состоялся в Москве 22 марта — 1 апреля 1922 г. Он же явился контрактовой ярмаркой, в которой приняли участие 150 делегатов.

8 2 февраля 1924 г. Политбюро приняло решение: «Признать нецелесообразным слияние Комвнуторга с Наркомвнешторгом», но при этом расширить права комиссии СТО по внутренней торговле. Вопрос о расширении прав и о новом положении комиссии СТО по внутренней торговле был передан на рассмотрение комиссии под председательством А.Д. Цюрупы. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 420. Л. 1.) 6 марта 1924 г. Политбюро признало необходимым организовать Комитет внутренней торговли при СНК в качестве его комиссии, указав, что «расширение прав Комвнуторга должно пойти по линии предоставления Комвнуторгу прав директивного Наркомата, имеющего свои местные органы». (Там же. Д. 424. Л. 3-4, 10.)

9 Имеется в виду кризис сбыта промышленных товаров, возникший осенью 1923 г. из-за существенного повышения цен на свою продукцию хозрасчетными трестами при одновременном снижении цен на сельскохозяйственную продукцию. Для преодоления кризиса проводилась политика ограничения прав государственных предприятий и административного регулирования отпускных цен.

10 3 марта 1924 г. по предложению И.В. Сталина Политбюро приняло решение «поставить на заседании Политбюро 13 марта доклад Центросоюза и Комвнуторга с содокладом т. Куйбышева (от НК РКИ и ЦКК) о состоянии работы Центросоюза и Комвнуторга, мерах к ее улучшению, а также к улучшению их личного состава». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 423. Л. 3.) 20 марта. 1921 г. Политбюро приняло решение отложить вопрос о Центросоюзе и Комвнуторге «до ближайшего очередного заседания Политбюро, поручив Центросоюзу, Комвнуторгу и тов. Куйбышеву представить в письменной форме конкретные предложения в связи с отчетными докладами по Комвнуторгу и Центросоюзу». (Там же. Д. 428. Л. 3.)

11 Вероятно, речь идет о комиссии, созданной Политбюро ЦК РКП(б) 18 октября 1923 г. для рассмотрения вопроса о финансировании госпромышленности и кооперации. В состав комиссии вошли: Рыков А.И., Сокольников Г.Я., Томский М.П., Кржижановский Г.М., Богданов П.А. и Каменев Л.Б. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 388. Л. 4.)

12 Н.В. Крыленко занимал пост зам. наркома юстиции и помощника прокурора РСФСР. А.М. Лежава имел в виду решение экономических проблем при помощи административно-карательных методов.

13 Рочдельцы (рочдельские пионеры) — основатели первого рабочего кооперативного потребительского общества «Общества справедливых пионеров», учрежденного в 1844 г. в г. Рочдейле (Англия) группой рабочих, преимущественно ткачей. Деятельность рочдельцев строилась на следующих принципах: 1) необходимый для деятельности кооператива собственный капитал образуется путем внесения каждым членом взноса, на который начисляется небольшой процент; 2) покупка товаров у поставщиков и продажа их из лавки осуществляется за наличный расчет, а не в кредит; 3) товары продаются по средним розничным ценам; 4) в лавке продаются товары только хорошего качества, точным весом и точной мерой; 5) основная часть прибыли кооператива распределяется между членами пропорционально сумме закупленных товаров (по забору); 6) некоторая часть прибыли отчисляется на повышение культурного уровня членов кооператива; 7) в управлении делами каждый член имеет право одного голоса; 8) соблюдение политического нейтралитета, т.е. неучастие в политической жизни. Указанные принципы в течение многих десятилетий считались основополагающими для кооперативов всего мира.

14 Всероссийский центральный союз потребительских обществ в соответствии с декретом ВЦИК и СНК «О потребительских кооперативных организациях» от 11 апреля 1918 г. снабжал население по нормам Наркомата продовольствия. С 1920 г. потребительская кооперация действовала под руководством Наркомата продовольствия, с переходом к нэпу выведена из-под его подчинения и действовала в режиме открытой торговли.

Постановление ЦИК и СНК СССР «О реорганизации потребительской кооперации на началах добровольного членства» от 28 декабря 1923 г. отменяло обязательную приписку граждан к единым потребительским обществам. Вступление в члены потребительских обществ и выход из них становился добровольным. (СУ. 1924. № 17. Ст. 173.)

16 Мюр-Мерилиз — торговая фирма и крупный универсальный магазин в Москве. С 1922 г. — Центральный универсальный магазин (ЦУМ) Наркомвнуторга.

17 После X съезда РКП(б) при ЦК РКП(б) стали создаваться комиссии по различным вопросам, в том числе по работе с кооперацией.

18 Заседание кооперативного совещания в ЦК РКП(б) состоялось 14 марта 1924 г. На нем были рассмотрены два вопроса: 1. Доклад фракции Центросоюза о положении дел в Центросоюзе и системе потребительской кооперации. 2. Спорные пункты декрета о потребительской кооперации. Подготовка конкретных предложений по докладу Центросоюза была поручена А.И. Швецову, А.М. Лежаве и Гинзбургу. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 112. Д. 563. Л. 215.)

19 Промышленный банк был создан в ноябре 1922 г. (Российский Торгово-Промышленный банк) с целью коммерческого кредитования промышленности. Первоначальный капитал Промбанка составлял 5 млн руб. золотом, впоследствии в августе 1923 г. был увеличен на 3,5 млн руб. золотом. В конце 1923 г. по своим оборотам занял первое место, после Государственного банка, в системе кредитных учреждений. Одним из наиболее существенных достижений Банка являлось широкое привлечение им средств со свободного денежного рынка на вклады.

20 Московский городской банк открылся в апреле 1923 г. как коммунальный банк с целью кредитования нужд местного коммунального хозяйства, торговли и промышленности, а также предоставления кредитов для восстановления и расширения жилой площади города и губернии.

21 Российский коммерческий банк был учрежден в октябре 1922 г. для содействия промышленности и торговле РСФСР и союзных республик и для развития их коммерческих оборотов за границей.

22 Имеется в виду хозяйственный год, который начинался в октябре; а также статья А.М. Лежавы «Нельзя опаздывать» (Правда. 24 февраля 1924 г.).

23 Речь идет о 38-й юбилейной (Центросоюз отметил 25-летний юбилей) сессии уполномоченных Центросоюза, состоявшейся 5—11 ноября 1923 г. в Москве.

24 Речь идет о XII съезде РКП(б), состоявшемся 17—23 апреля 1923 г. и XIII конференции РКП(б), состоявшейся 16—18 января 1924 г.

25 Речь идет о пленуме ЦК РКП(б), состоявшемся 26—27 июня 1923 г. На пленуме обсуждался вопрос «О кооперации в связи с новой постановкой вопроса в статьях тов. Ленина». Для выработки мероприятий по кооперации по решению пленума была образована комиссия под председательством Л.М. Хинчука. Комиссия получила следующие директивы: «1. Добровольность в обеспечении гарантий для рабочих и неимущих. 2. Намечение мер финансового облегчения кооперации. 3. Больше внимания низовым ячейкам. 4. Перенос центра внимания на вовлечение широких масс в кооперацию. 5. Намечение мер максимального усиления влияния партии на кооперацию. 6. Намечение мер по укреплению кооперации на окраинах. 7. Намечение мер по более тесному сближению кооперации с трестами в смысле реализации продуктов государственной промышленности». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 99. Л. 3—4.)

26 Государственный универсальный магазин (ГУМ) — междуведомственный универсальный магазин был учрежден 3 октября 1921 г. ГУМ создавался при ВСНХ для снабжения государственных предприятий и учреждений материалами, продуктами и изделиями, а также для розничной продажи товаров населению.

27 Главное управление рыболовства и государственной рыбной промышленности (Главрыба) Наркомата продовольствия РСФСР было создано в 1918 г. Его задачами являлись организация промыслов и рыбопромысловых коммун, снабжение их орудиями лова, выработка цен на рыбу, управление национализированными промыслами. Ликвидировано в 1924 г., его функции переданы наркомату торговли.

28 ЕПО — единые потребительские общества, низовое звено системы потребительской кооперации.

29 В докладе по отчету правительства, с которым выступил Л.Б. Каменев на II Всесоюзном съезде Советов в конце января 1924 г., в разделе о торговле, в качестве примера плохой работы кооперации приводился рост стоимости одного из самых ходовых товаров — спичек. Пройдя все звенья советской торгово-кооперативной сети, спички доходили до деревенского потребителя по цене, которая в пять раз превышала их себестоимость. (Правда. 1 февраля. 1924 г.).

30 Вероятно, Каминский ошибся. Здесь имеется в виду пленум ЦК РКП(б), состоявшийся 24 сентября 1923 г. На пленуме был заслушан доклад комиссии ЦК о кооперации. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 102. Л. 1-2.)

31 Имеется в виду упорядочение в 1924 г. денежного обращения, расстроенного Гражданской войной, дефицитностью государственного бюджета и падением покупательской способности совзнака. После ряда мероприятий (выпуск казначейских билетов мелких купюр, внедрение в обращение серебряной и медной монеты) постановлением ВЦИК и СНК от 14 февраля 1924 г. эмиссия совзнаков была прекращена, а постановлением от 7 марта 1924 г. был установлен порядок выкупа советских денежных знаков. В результате денежной реформы была введена устойчивая валюта.

32 Имеется в виду статья «О кооперации». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. М., 1970. С. 369-377.)

 

33 Не публикуется.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.