Закрытое письмо ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1930 г. О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии. Приложение № 4 к п. 57 пр. ПБ № 122.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1930.04.02
Источник: 
http://sovdoc.rusarchives.ru
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 781. Л. 22-25
Приложение № 4
к п. 57 пр. ПБ № 122.
Строго секретно
Хранить на правах шифра

Секретарю тов.

Экз. №___

Закрытое письмо ЦК ВКП(б).

О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии.

В росте колхозного движения, особенно усилившемся со второй половины прошлого года, нашел свое отражение поворот основной массы крестьянства на путь коллективизации, поворот деревни к социализму. Партия с полной определенностью констатировала это в решениях ноябрьского Пленума ЦК. Успехи колхозного движения, создавшие условия для замены крупного кулацкого производства крупным производством колхозов и совхозов, позволили партии «перейти в своей практической работе от политики ограничения эксплуататорских тенденций кулачества к политике ликвидации кулачества, как класса» (постановление ЦК в “Правде” 6 января). Эти успехи колхозного движения стали возможны только в результате последовательного проведения политики прочного союза с середняком, опоры на бедноту и беспощадной борьбы с кулачеством.

Однако, факты показали, что в ходе коллективизации многие партийные организации стали скатываться к грубому нарушению политики партии в деревне в основном вопросе, в вопросе о середняке. Подмена методов организационно-разъяснительной работы в массах методами насилия в отношении середняка в колхозном строительстве — такова основа этих ошибок. В нарушении важнейшего принципа коллективизации — принципа добровольности, и в практике насильственного принуждения к вступлению в колхоз сказались наиболее многочисленные извращения политики партии. Несмотря на то, что партия неуклонно вела беспощадную борьбу с антисередняцкими настроениями троцкистских элементов, в практике работы местных организаций обнаружились опасные искривления партлинии в отношении к середняку. Политика укрепления союза с середняком при опоре на бедноту и беспощадной борьбе с кулачеством стала подменяться насквозь враждебной ленинизму политикой командования в отношении середняка. Вместо упорной работы по организации и политическому просвещению батрачества и бедноты, местные работники нередко сами подпадали под влияние антнсередняцких настроений отдельных элементов бедноты. Методы борьбы с кулаком стали переноситься и на середняка. Политика ликвидации кулачества, как класса, нередко на практике проводилась в целях дележки имущества, а не в связи с действительными успехами коллективизации подавляющей массы крестьянских хозяйств. Наличие влияния правых элементов в практике работы парторганизаций нередко сказывалось в неспособности вести решительную борьбу с кулачеством в союзе с середняком. Стали нередким явлением факты возмутительного и прямо преступного обращении с населением со стороны некоторых местных работников, сделавшихся жертвой провокации примазавшихся контрреволюционных элементов (мародерство и расхищение имущества, “раскулачивание” и лишение избирательных прав середняков, аресты середняков и даже бедняков и т. п.). Головотяпство с административным закрытием церквей, доходившие до грубого издевательства над религиозными чувствами крестьян, зачастую подменяло необходимую и умело организованную работу в массах против религиозных предрассудков. Многочисленные факты закрытия рынков и базаров ударяли как по середняцкому хозяйству, так и по снабжению городов. Наконец, под флагом якобы левых деклараций о ликвидации буржуазных элементов в городе, где, как известно, уже давно в корне подорвана производственная база капиталистических элементов, широко распространились недопустимые репрессии против мелких торговцев, кустарей и т. п.

Все это свидетельствует о грубых искривлениях партийной линии, особенно в вопросе о середняке. Это извращение политики партии поставило нас перед опасностью прямого срыва союза с середняком. Эти искривления партлинии являются прямым нарушением политики партии, прямым нарушением постановлений руководящих партийных органов и могут быть только на руку контрреволюционерам и вообще классовым врагам.

Эти искривления партлинии в колхозном движении связаны, прежде всего, с тем, что успех коллективизации увлек многие партийные организации на путь искусственного форсирования колхозного движения. Это нашло свое выражение в подмене серьезной подготовительной работы в крестьянских массах чнновничье-бюрократическим декретированием сверху раздутых процентных заданий по коллективизации и в принудительном насаждении многочисленных дутых колхозов.

ЦК вынужден констатировать, что, в погоне за искусственно-вздутыми процентами роста колхозов, основные указания партии в вопросе о темпе коллективизации были явно нарушены. Так, в решении ЦК, в “Правде” 6 января, давались следующие конкретные директивы по вопросу о темпе коллективизации:

«Можно с несомненностью установить, что в пределах пятилетия вместо коллективизации 20% посевной площади, намеченной пятилетним планом, мы сможем решить задачу коллективизации огромного большинства крестьянских хозяйств, причем коллективизация таких важнейших зерновых районов, как Нижняя Волга, Средняя Волга и Северный Кавказ может быть в основном закончена осенью 1930 г. или во всяком случае весной 1931 г., коллективизация же других зерновых районов может быть в основном закончена осенью 1931 г. или, во всяком случае, весной 1932 г.».

В этом решении совершенно ясно говорится о том, что только в трех зерновых районах (Н. Волга, Ср. Волга, Северный Кавказ) коллективизация может быть в основном закончена осенью 1930 г. или, во всяком случае, весной 1931 г. В отношении других зерновых районов ЦК наметил значительно более поздние сроки, причем относительно остальных районов ЦК считал необходимым еще более осторожный подход. При этом ЦК решительно предостерегал парторганизации «против какого бы то ни было “декретирования” сверху колхозного движения, могущего создать опасность подмены действительно социалистического соревнования по организации колхозов игрою в коллективизацию» (постановление ЦК в “Правде” 6 января).

Однако, ряд организаций явно нарушил директивы партии. Так, несмотря на эти директивы, областной комитет ЦЧО до последнего времени держал курс на сплошную коллективизацию области уже к весенней посевной кампании. Даже областком Московской области, не относящейся к основным зерновым районам, взял такой же курс вопреки решению ЦК от 6 января. Аналогичные явления имели место в Закавказьи, Туркестане.

С другой стороны, широкое распространение получили факты принудительного обобществления жилых построек, мелкого скота, птицы и нетоварного молочного скота. Вопреки прямому указанию партии (постановление ЦК 6 января), что основной колхозной формой на данном этапе является сельскохозяйственная артель, нередким явлением стали попытки головотяпского перескакивания с незакрепленной еще артельной формы колхоза прямо к коммуне. Принудительное насаждение коммун особенно часто встречалось и еще встречается на Урале и в Сибири.

Наконец, несмотря на специальные категорические директивы ЦК от 20 февраля о необходимости длительной подготовительной работы для колхозного строительства в национальных областях и республиках Востока, грубые и совершенно нетерпимые извращения политики партии в деревне в связи с безобразным форсированием коллективизации имели и еще имеют место на Северном Кавказе и в Закавказье, в Средней Азии и в Казахстане, в Бурято-Монголии и в Ойратии.

Поступившие в феврале месяце в Центральный Комитет партии сведения о массовых выступлениях крестьян в ЦЧО, на Украине, в Казахстане, Сибири, Московской области вскрыли положение, которое нельзя назвать иначе, как угрожающим. Если бы не были тогда немедленно приняты меры против искривлении партлинии, мы имели бы теперь широкую волну повстанческих крестьянских выступлений, добрая половина наших “низовых” работников была бы перебита крестьянами, был бы сорван сев, было бы подорвано колхозное строительство и было бы поставлено под угрозу наше внутреннее и внешнее положение. Этим было вызвано вмешательство ЦК, изменение устава с.‑х. артели и опубликование по специальному постановлению ЦК статьи тов. Сталина “Головокружение от успехов”.

Изменением устава артели и статьей тов. Сталина Центральный Комитет считал необходимым открыть решительную борьбу с обнаружившимися искривлениями партлинии в колхозном движении. Правильность этих директив партии и категорических указаний в статье тов. Сталина о борьбе с искривлениями партлинии полностью подтвердилась. Вместе с тем обнаружилась необходимость в особом решении Центрального Комитета по этому вопросу. Этим объясняется принятие закрытого решения ЦК от 10 марта и опубликование в “Правде” 15 марта решения ЦК “О борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении”.

Несмотря на указанные важнейшие директивы ЦК, имеющие тем большее значение, что они направлены на борьбу с искривлениями партийной линии в отношении основной массы крестьянства, до сих пор не устранены вопиющие ошибки в отношении к середняку во многих местных организациях. При этом вместо сплочения бедноты и середняков на основе разъяснения сущности политики партии и решительной борьбы с искривлениями партлинии в колхозном движении, местные организации нередко упускают из своих рук инициативу в этом деле и тем во многом облегчают контр-революционную работу кулаков. Это заставляет Центральный Комитет обратить внимание партийных организаций на серьезность положения.

Практика грубого администрирования в деле коллективизации, сопровождавшаяся перенесением на середняков методов борьбы с кулаком, подрывает доверие широких масс крестьянства к политике партии и советской власти. Недопустимые методы принуждения в деле коллективизации (запугивания, аресты и пр.) в ряде районов привели к дискредитации местных организаций в глазах крестьянства, толкнув середняков в сторону кулачества. Факты повстанческого движения под руководством контр-революционных кулацких элементов в ряде округов Украины, в горских районах Северного Кавказа и в Казахстане с особенной силой подчеркивают опасное обострение политической обстановки в деревне. Наличие большого количества антнколхозных массовых выступлений в ЦЧО, Московской области, Сибири, Закавказье и в Средней Азии, перерастающих под воздействием кулачества в антисоветское движение, требует решительных и при том немедленных мер против искривлений партийной линии в колхозном движении. Наблюдающееся местами легкомысленное отношение к втягиванию частей Красной армии в борьбу с массовыми выступлениями в деревне может не только ухудшить положение, но и повести к ослаблению боевой дисциплины в Красной армии. Преступно закрывать глаза на то, что в результате антисередняцких искривлений политики партии под угрозу поставлено сохранение союза с середняком. Тем самым под угрозу поставлено дело коллективизации и социалистическое строительство в целом.

Между тем, со стороны партийных организаций нередки попытки замазать создавшееся положение и вместо признания и исправления своих ошибок и недочетов в работе все валить на колебание середняка. Больше того. На деле и теперь вместо настойчивой разъяснительной и организационной работы в массах во многих случаях наблюдается в колхозном строительстве погоня за “процентами”. До сих пор руководящие органы парторганизаций, в некоторых случаях до обкомов и крайкомов включительно, еще не обеспечили надлежащего разъяснения директив партии о борьбе с искривлениями партлинии, не установили серьезного контроля за их осуществлением, не произвели смены работников, дискредитировавших себя в бедняцко-середняцких слоях деревни. До сих пор наблюдается прямо позорное для большевиков чиновничье отношение к директивам ЦК, как-то: «у нас все благополучно», «эти директивы для других районов» и т. п. Наряду с этим при первых же открытых колебаниях в середняцкой массе, особенно под воздействием кулачества, местные организации нередко главные надежды возлагают на вмешательство органов ГПУ и милиции, а не на устранение ошибок и развернутую работу в массах, тем самым обнаруживая свою несостоятельность в деле руководства бедняцко-середняцкими массами. В корне неправильное отношение к середняку выражается также в недопустимом пренебрежении к делу подъема индивидуального крестьянского хозяйства, наряду с поддержкой колхозов.

С таким положением партия не может мириться. Центральный Комитет требует от парторганизаций положить этому конец. Прежде всего Центральный Комитет требует прекратить применение методов насилия в отношении середняка.

Гигантский рост колхозного движения полностью подтверждает, что вслед за бедняком на путь коллективизации повернул и середняк. Этот факт, однако, еще не означает, что мы уже успели обеспечить поддержку делу коллективизации со стороны прочного большинства бедняцко-середняцкой массы. В этой массе наблюдаются еще значительные колебания в сторону кулака и отливы из колхозов, особенно середняков. Пока лишь меньшинство, примерно от одной четверти до одной трети всей массы бедняков и середняков, твердо стало на путь коллективизации. Нам нужно закрепить достигнутые успехи и обеспечить этим дальнейший рост колхозного движения. Только так можно подготовить почву для завоевания прочного большинства на сторону коллективизации.

Наскоком и командованием нельзя разрешить этой задачи, нельзя коллективизировать деревню. Методы насилия в отношении середняка и здесь нетерпимы. Нужна терпеливая и вместе с тем настойчивая работа в массах. Нужна решительная и беспощадная борьба с искривлениями партлинии и прежде всего соблюдение принципа добровольности в колхозном движении. Нужно неуклонное продвижение вперед по пути коллективизации и на этой основе осуществление в союзе с середняком политики ликвидации кулачества, как класса. Именно поэтому необходимо решительно и при том на деле покончить со всяким примиренчеством в отношении к “левым” искривлениям партлинии. Без такой борьбы с этими искривлениями партлинии, с искривлениями по существу троцкистского антисередняцкого типа, нельзя подорвать почвы под новыми попытками усиления правого уклона — этой главной опасности в партии.

Решительное и при том немедленное исправление допущенных искривлений партлинии имеет тем большее значение, что наступил период, когда основные с.‑х. районы вступили в сев, и нашей важнейшей задачей является обеспечение успешного проведения посевкампании как в колхозах, так и в единоличных хозяйствах.

В связи с этим ЦК обязывает парторганизации:

1. Обеспечить действительное, не на словах, а на деле, проведение директив партии по борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении (директива ЦК от 20 февраля о темпе и методах коллективизации в нац. районах, новый устав с.‑х. артели, статья тов. Сталина, постановление ЦК от 10 и 15 марта). Обязать крайкомы (обкомы) в трехдневный срок сообщить о проведенных ими практических мероприятиях во исполнение этих указаний.

2. Развертывая работу среди бедноты и батрачества, а также среди молодежи, женщин, красных партизан и т. п., обеспечить перелом в работе парторганизаций в отношении к середняку и действительное вовлечение передовых середняков во всю работу советов, в правления колхозов, в кадры уполномоченных-бригадиров и т. п.

3. Наряду с всемерной поддержкой колхозов, обеспечить на деле содействие единоличникам в посевной кампании. Добиваться расширения посевов как в колхозах, так и у единоличников.

4. Допустить в отдельных областях, как временную меру, прекращение на время сева расселения третьей категории кулачества и оставление в данном селе, с тем, чтобы данные хозяйства не допускались в колхозы, а пользовались в данном селе отведенной им сельсоветом, риком землей.

5. Решительно прекратить практику подмены работы в массах вмешательством органов ГПУ и милиции. ЦК запрещает без санкции ОГПУ (центр) посылку частей ГПУ в районы так называемых “выступлений” в деревне.

6. Принимать самые решительные меры, вплоть до исключения из партии, в отношении работников, не желающих строго проводить директивы партии. В отношении работников, способных добросовестно проводить линию партии, но подорвавших к себе доверие в данном районе, организовать перемещение в другие районы, обеспечив необходимый контроль парторганизации за их работой.

7. В целях укрепления колхозов одобрить немедленное проведение мер по облегчению налогового обложения колхозов, по усилению их кредитования, по рассрочке задолжности колхозов и др. (См. приложение — особое решение ЦК от 2 апреля).

Центральный Комитет ВКП(б).

2 апреля 1930 г.

№ 21944/с.

Приложение

О льготах для колхозов.

(Постановление ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1930 года).

1. Предложить ЦИК и СНК СССР:

а) освободить от налогового обложения на 2 года весь обобществленный рабочий скот в колхозах (лошадей, волов и т. д.);

б) освободить от налогового обложения на 2 года коров, свиней, птицу и овец, находящихся как в коллективном владении колхозов, так и в индивидуальном владении колхозников;

в) установить для обобществленных огородов и огородных колхозов 50% скидку с установленных для данного района норм доходности огородных площадей. Площади, вновь обращаемые под обобществленные огороды и огородные колхозы, освободить от обложения сельскохозяйственным налогом на 2 года;

г) согласно этим решениям соответственно сократить общую сумму сельхозналога на 1930/31 год.

2. Предложить Совнаркому СССР обеспечить полное выполнение решения ЦК от 5 января о кредитовании колхозов в настоящем году в размере 500 млн. рублей.

В целях улучшения материального положения колхозов:

а) покрытие просроченной задолженности по кредитам, падающим на хозяйства, вошедшие в колхоз, а также просроченной задолженности, принятой на себя колхозами от крестьян, вступивших в колхозы, рассрочить до конца хозяйственного года с погашением по частям в соответствии с поступлением доходов от полеводства и животноводства;

б) снять с колхозников задолженность по землеустройству проведенному до вступления их в колхозы;

в) снять все числящиеся штрафы и судебные взыскания, связанные с невыполнением сельскохозяйственных повинностей, недоимок и т. п., наложенные до 1‑го апреля 1930 г. на крестьян, вошедших в колхозы;

г) сбор паевых капиталов и целевых вкладов в кредитные товарищества и кооперацию осуществлять лишь в добровольном порядке, воспретив имеющуюся в ряде случаев практику принудительных взысканий;

д) воспретить наблюдающуюся в некоторых районах практику сбора взносов в сберкассы в принудительном порядке;

е) считать законченным сбор задатков на трактора в текущем хозяйственном году;

ж) освободить колхозы от уплаты долгов по конфискованному кулацкому имуществу, переходящему во владение колхозов.

3. Предложить Наркомторгу воспретить брать по контрактационным договорам на убой стельных коров у однокоровных хозяйств, входящих в колхозы.

4. Предложить Колхозцентру:

а) запретить отчисление в доход колхоза от заработков колхозников вне колхоза большего процента, чем это установлено законом в отношении доходов от отхожих промыслов (от 3 до 10% заработка) вне зависимости от срока и места работы;

б) обязать правления колхозов не чинить препятствий колхозникам, желающим в свободное от работ в колхозе время работать на обобществленных колхозных лошадях на извозных, лесозаготовительных и других работах, причем в этих случаях установить, что 40% заработка колхозника от таких промыслов остается за колхозником в случае, если он пользуется принадлежащими колхозу кормами и 60-70%' в том случае, если он кормит лошадь своими кормами.

5. Предложить Совнаркому СССР отменить все противоречащие данному постановлению решения центральных органов.

6. Предложить парторганизациям немедленно провести в жизнь постановление НКЗ СССР и Колхозцентра СССР о разукрупнении крупных колхозов (так называемых “гигантов”), где они объединяют ряд сел или целые районы, что является преждевременным и нежелательным, пока основой является лошадиная тяга, с тем, чтобы, как правило, за основу колхоза было взято либо село, либо земельное общество.

7. Решительно запретить торгующим организациям принудительное размещение тех сельскохозяйственных машин, которым колхозы обеспечены. НКЗему СССР проверить выполнение.

8. ВСНХ СССР через две декады доложить Политбюро о мерах, им принятых для прекращения производства избыточных машин и организации производства тех машин, которые перечислены в заказе НКЗема СССР на 1930/31 г.

9. Воспретить возлагать на правления колхозов административные функции, не входящие в круг их ведения, а возложенные на соответствующие советские органы.

10. В районах, где нет коллективов, парторганизациям обеспечить помощь безлошадным хозяйствам при засеве путем развития всех форм взаимопомощи.

11. Считая, что правильное разрешение вопроса оплаты труда, доли участия каждого колхозника в урожае, распределения урожая озимых, посеянных колхозниками до вступления в колхоз, является одним из основных условий укрепления колхозов, поручить НКЗ СССР, Колхозцентру в месячный срок созвать совещание по этому вопросу работников округов, районов и отдельных колхозников, обеспечив в течение этого времени проработку данного вопроса как в центре, так и на местах. Проект соответствующего решения доложить ЦК.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.