Информационный доклад Дзержинского. 12 сентября 1924 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1924.09.12
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 215-250
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 524. Л. 1—50 (неправленая стенограмма); Л. 51—115 (стенограмма с авторской правкой); Л. 116—128 (стенографический отчет).

Информационный доклад Дзержинского.

12 сентября 1924 г.1

Свой доклад я разбил на три части. Первая часть рисует состояние общего положения металлопромышленности и производственную программу на 1923/24 г., как она выполнена, и какой план намечен на 1924/25 г. Затем я остановлюсь на работе так называемой Высшей Правительственной Комиссии, т.е. комиссии Политбюро2. И, наконец, я освещу настоящее финансовое положение металлопромышленности.

Письменный доклад я закончил только сегодня и не успел еще разослать его, поэтому я сейчас его зачту и сделаю необходимые добавления.

Производственная программа металлопромышленности в 1923/24 г. и план на 1924/25 г.

(По данным Главметалла3)

Производственный и финансовый план на 1923/24 г. был утвержден СТО по докладу ВПК 7 мая 1924 г.

Производственная программа на 1924/25 г. разрабатывается и еще не рассмотрена Госпланом, а потому не рассмотрена и ВПК.

Вот основные данные Главметалла:

1. МЕТАЛЛУРГИЯ ЧЕРНОГО МЕТАЛЛА

По всему СССР

По плану

Выполнение

(предполож.)

% от программ.

% выполн. от 1922/23 г.

% от 1913 г.

Программа 1923/24 г.

         

Чугун1)

[34,8] 313 м. пуд.

40,053

113

218

15,6

Сталь

51,8 м. пуд.

59,291

114

165

22,9

Прокат

[34] 35,2 м. пуд.

41,964

119

151

19,6

1) Чугуна 34,8 и Ферромарганца 0,5.

Увеличение чугуна с 35,3 до 40 млн получилось в результате пуска в июне трех новых домен. Решение о пуске трех домен на Юзовке, в Брянске и в Крематорьевке* (*Так в документе. Правильно: в Краматорске) произошло в результате совещаний [, которых был целый ряд] при Высшей Правительственной Комиссии4.

Таким образом выплавка чугуна достигла только 15.6% по сравнению с 1913 г., но по отношению к 1922/23 г. увеличилась на 118%.

Производство по районам

 

Чугун

Сталь

Прокат

1923/24

1922/23

% 1923/24 к 1922/23

% 1923/24 к 1913

1923/24

1922/23

% 1923/24 к 1922/23

% 1923/24 к 1913

1923/24

1922/23

% 1923/24 к 1922/23

% 1923/24 к 1913

Юг

22,760

5,874

387

12

23,823

11,693

204

14

17,602

10,449

170

13

Урал

14,600

8,283

175

}27

18,503

12,677

146

}24

12,576

8,686

114

}31

При-

уралье

193

213

90

416

283

148

322

261

124

Центр

2,500

2,986

83

21

16,549

11,341

146

44

11,464

8,354

[756]

137

35

Всего

40,053

[18,356

17,356

[218]

230

15,6

59,291

35,994

165

22,9

41,964

27,750

151

19,6

Значение разных районов в выплавке чугуна и стали в 1913 г. и теперь

 

% значение в выплавке чугуна

Стали

1913 г.

1923/24 г.

1913 г.

1923/24 г.

Юг

73,7

56,8

64,2

40,2

Урал и Приуралье

21,7

[40] 37

21,4

32

Центр

4,6

6,2

14,4

27,8

Итого

100

100

100

100

Вы видите, что значение Юга все время растет как по чугуну, так и по стали.

Основные технические измерители

 

Годовой выпуск свободной продукции

на одного рабочего

Расход топлива на 100 руб. (дов<оенных>) свободной продукции

В 1913

Прог

рамма на 1923/24

Фактич.

1923/24

Фактич. к 1922/23

% фактич. к 1922/23

1923/24

к програм

ме

К 1913

Прог

рамма на 1923/24

Фактич.

1923/24

Фактич. к 1922/23

% фактич к 1922/23

1923/24

к прог

рамме

Юг

3227

1367

988

733

135

72

31

182

225

233

96

124

Урал

1370

569

700

518

135

117

51

235

209

274

76

89

Приуралье

-

372

468

289

[161] 162

126

-

187

129

231

56

69

Центр

-

914

950

800

[118] 119

104

-

125

104

144

72

83

Среднее

-

878

820

651

126

93

-

193

197

221

89

102

Если обратимся к оценке работ по техническим измерителям, как валовой выпуск свободной продукции на одного рабочего и затрата топлива на единицу продукции, то мы видим, что Юг (тов. Максимов5 на это должен обратить особое внимание) [потому что между Югом и Ленинградом в связи с постановлением Политбюро6 все время идет полемика] отстал и сильно отстал от программных заданий по сравнению с другими районами, хотя, исходя из темпа своего развития. Юг должен был бы стоять впереди всех других. Мы видим, что только Юг не достиг программных заданий: выпуск на 1 рабочего на 28% ниже, а расход топлива на 24% выше от задания. [См. таблицу «Основные технические измерители».]

Выводы:

Незначительность производства против 1913 г.

по чугуну 15,6%

по стали 22,9%

по прокату 19,6%

Увеличение в 1923/24 г. против 1922/23 г. выплавки

чугуна в 2,18 раз

стали в 1,65 раз

проката в 1,51 раз

Тогда как по техническим измерителям Урал, Приуралье и Центр превзошли программные задания, Юг сильно отстал по выпуску на 28% от задания, по расходу топлива — на 24%.

Программа на 1924/25 г.

По проекту Главметалла:

 

чугун

сталь

прокат

1924/25

% к 1923/24

%

к 1913

1924/25

% к

1923/24

%

к 1913

1924/25

% к

1923/24

%

к 1913

По всему СССР

59,681

149

23

81,568

138

32

58,934

138

27

По Югу

35,900

158

19

37,400

157

23

26,692

151

19

По Уралу

21,315

122

}39

24,963

138

}46

18,844

157

}47

По Приуралью

275

107

462

90

382

105

По Центру

2,191

88

19

18,743

113

50

13,016

113

40

Это значит, что, по сравнению с темпом роста производства в 1923/24 г., Главметалл в 1924/25 г. предполагает более замедленный рост. В 1923/24 г., по сравнению с 1922/23 г. рост по чугуну, стали и прокату был в % 218—165—151, а в 1924/25 г., по сравнению с 1923/24 г., предполагается 149—138—138.

Годовой выпуск свободной продукции на одного рабочего в довоенных рублях предполагается:

Юг

1,462

% к 1923/24 г. 148

Урал

978

138

Приуралье

505

109

Центр

1,644

173

Среднее

1,201

146

Расход топлива на 100 руб. свободной продукции предполагается:

 

Пуды

% к 1923/24 г.

Юг

135

60

Урал

144

69

Приуралье

130

100

Центр

92

88

Среднее

132

67

Эти программные задания показывают, как низка у нас производительность и как высок расход топлива. Что касается расхода топлива, то здесь предполагается сокращение довольно значительное, но оно указывает на то, как в этом отношении мы немногого уже достигли.

[Теперь относительно количества рабочих, занятых в металлургии черного металла: в 1913 г. их было немного больше 100 тыс., сейчас же 89 тыс. и предполагается на будущий год — 96 тыс.

Если сопоставить эту программу работы и наличное намечаемое в 1924/25 г. количество рабочих с работой и количеством рабочих в 1913 г., то увидим колоссальное несоответствие. Из этого несоответствия вытекает, что если бы мы действительно дали полную нагрузку при рациональной постановке производства, мы имели бы колоссальное удешевление продукции, т.е. тяжелое положение, которое мы сейчас испытываем, является преходящим, потому что с каждым процентом большей нагрузки в гораздо большей степени будет удешевляться продукция. Таким образом, эти цифры свидетельствуют о тяжелом состоянии и вместе с тем говорят, что мы имеем колоссальнейшее удешевление всей продукции.]

II. МЕТАЛЛУРГИЯ КРАСНОГО МЕТАЛЛА

 

Программа 1923/24 г.

Выполнено

(предпол.)

Выпуск 1922/23 г.

% вып. 1923/24 г. 1922/23 г.

1923/24 к прогр.

Предполож. программа 1924/25 г.

% вып. к 1923/24 г.

Уралмедь

Выплавка меди в пудах

160000

161000

100560

160

100

218000

140

Отливка вайэрбасов

140000

168227

145000

102

120

185000

110

Стоимость выпуска в довоенных руб.

2248572

2608462

2402252

108

116

2809220

[110] 108

 

 

Программа 1923/24 г.

Выполнено

(предпол.)

Выпуск 1922/23 г.

% вып. 1923/24 г. 1922/23 г.

1923/24 к прогр.

Предполож. Программа 1924/25 г.

% вып. к 1923/24 г.

Госпромцветмет

Выпуск изделий в пудах

462722

838893

509585

164

162

1480234

176

Электролиз, меди в пудах

180000

168077

64940

258

94

600000

357

Стоимость выпуска в до-воен.рублях

15045200

22249082

15878007

140

147

38970300

175

Т.е. программа в общем почти не изменяется. Такое незначительное увеличение программы связано с недостаточным финансированием. Между тем не подлежит никакому сомнению, что в нынешнем году будет наблюдаться голод на медь, и поэтому придется ввозить, может быть, из-за границы.

В 1924/25 г. по всем данным мы будем иметь дело с медным голодом ввиду истощения его запасов и недостаточных ассигнований на необходимое значительное увеличение ее выплавки.

Основные технические измерители

 

Программа 1923/24 г.

Выполнен. 1923/24 г.

Программа 1924/25 г.

Уралмедь

Выпуск на 1 раб. в довоенных рублях

1605

1387

1472

Госпромцветмет

 

Выпуск на 1 раб. в довоенных рублях

4009

3899

4390

Эти данные указывают на низкую недостаточную производительность.

III. МЕТАЛЛООБРАБАТЫВАЮЩАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

Заводы разбиваются на 4 основные группы:

A. Общего машиностроения (паровозные и вагонные в том числе).

Б. Судостроения.

B. Сельскохозяйственного машиностроения.

Г. Мелких металлических изделий.

Конечно, эти группы не всегда отделены так точно, чтобы одна группа не входила в другую, например, в группу машиностроительных заводов входит Николаевский судостроительный завод. [Но есть формальные признаки, объединяющие заводы в определенную группу.]

А. Общее машиностроение

 

Имеется заводов в 1923/24 г.

Предполагается в 1924/25 г.

Всего

Рабо

тает

Консерв<ация>

Ликв.

Всего

Рабо

тает

Консерв<ация>

Ликв.

В трестах СССР

57

38

16

3

59

40

15

4

В трестах РСФСР

13

12

1

-

14

13

1

-

ВСЕГО

70

50

17

3

73

53

16

4

Перехожу к программе и выполнению ее в довоенных рублях по трестам. По программе вся продукция намечалась в 61 млн, выполнена в 65 млн. Если посмотреть по различным объединениям, то вы увидите, что процент увеличения не одинаков, в некоторых, как в Гомзе7 и Цугазе8, программа не выполнена: в Гомзе на 12% и в Цугазе на 52%. (См. таблицу «Программа и выполнение в довоенных рублях по трестам».)

Таким образом в общем по всем трестам программа этого года будет выполнена с небольшим превышением, на будущий же 1924/25 г. намечается на 48% больше производства текущего года. При этом количество рабочих увеличится на [8] 6%. Производительность труда однако по этим данным очень низка. В 1923/24 г. при количестве рабочих в 81% от 1913 г. выпуск составил 37% от 1913 г. В 1924/25 г. Главметалл намечает программу в 56% от 1913 г. и рабочих 86%. Эту низкую производительность труда мы видим и из технических измерителей.

Программа и выполнение в довоенных рублях по трестам

 

Про

грам

ма 1923/24 г.

Вы

полн. в 1923/24 г.

% Вы

полн. к

прогр.

Про

изв.

в 1913 г.

Пред

полаг. прог

ра

мма 

1924/25 г.

%

1924/25 г. к 1913 г.

%

1924/25 г. к 1923/24 г.

Рабочих

%

1924/25 г. к 1913 г.

%

1924/25 г. к 1923/24 г.

13 г.

1923/24 г.

1924/25 г.

СССР

Гомза

24848

21685

88

52000

28848

56

133

43206

40600

36400

84

90

Ленинмаш.

8255

11370

138

42000

16157

38

131

17289

10587

12957

75

122

Южмаш.

12560

15195

121

38260

25252

72

166

20010

15387

17452

87

113

Госшвеймаш

930

1302

140

17300

3322

20

266

3580

1048

2107

59

200

Цугаз

2700

1300

48

-

4600

-

355

-

1443

3265

-

239

Цупвос

2045

2327

114

-

2663

-

113

-

1623

1718

-

106

Мальц. округ

1014

1076

106

4700

2235

48

216

5199

3160

3646

70

115

Итого по СССР

52352

54255

103

154260

83077

48

153

89284

73848

77545

87

105

РСФСР

Мосмаш

7500

9711

130

15943

12036

63

126

9160

6322

7741

81

122

Макс Гельц.

311

297

95

590

354

60

114

260

196

227

89

116

Ильич

293

455

155

1220

645

53

217

300

182

204

71

117

Вл. Ильича

550

498

90

1140

608

53

110

640

320

350

54

110

Итого по РСФСР

8654

10961

126

18893

13643

72

124

10360

7020

8522

80

121

Всего

61006

65216

107

173153

96720

56

148

99644

80869

86067

86

106

Выпуск продукции на одного рабочего в довоенных рублях

 

1913 г.

1923/24 г.

1924/25 г.

% 1924/25 г. к 1913 г.

% 1924/25 г. к 1923/24 г.

Расход топлива в пудах

на 100 руб. продукции

1923/24

1924/25

% 1924/25 к 1923/24

Тресты СССР:

Гомза

1200

530

795

66

142

128

91

71

Ленинмаш

2429

1070

1250

52

117

74

48,7

66

Южмаш

[1860] 1913

990

1440

75

145

69

48

70

Госшвеймаш

[4750] 4832

1240

1570

33

126

56

33

59

Дугаз

-

910

1400

-

154

18,4

12,8

70

Дупвоз

-

1430

1560

-

108

15,6

11,2

72

Мальц. округ

900

340

560

63

165

150

63

42

В среднем по СССР

1730

735

1070

62

146

92

0

65

Тресты РСФСР:

Макс Гельц

2270

1520

1560

69

102

-

-

-

Мосмаш

[1730] 1741

1540

1560

90

102

38,2

35,2

92

«Ильич»

[4100] 4067

[2450] 2500

[3050] 3162

[81] 74

125

-

-

-

Влад. Ильича

[1850] 1781

1560

1740

94

112

-

-

-

В среднем по РСФСР

1825

1560

1600

[80] 88

[100] 103

-

-

-

В среднем ВСЕГО

1740

810

1125

63

140

84

58

65

Таким образом выпуск продукции на одного рабочего в 1923/24 г. составил в среднем 48% от 1913 г., а в 1924/25 г. предполагается 63%, т.е. очень низкий процент.

Интересно теперь проследить, как продукция распределяется по отдельным видам производства. Здесь приводится следующая таблица:

Сводка по видам производства в тысячах рублей по довоенным ценам

 

1923/24 г.

1924/25 г.

% 1924/25 г. к 1923/24 г.

 

Паровозы новые (161)

7104

8996

128

 

Паровозы ремонт (53+80 для Подольского завода)

4524

2495

55

 

Вагоны ремонт (900 шт.)

4910

5993

121

 

Другие заказы НКПС

10382

12204

118

 

Судостроение

3119

5860

[184] 188

 

Тракторостроение (2600)

271

7091

[2920] 2620

 

Автостроение (670)

1055

3782

360

Тут необходимо дать большее увеличение

Сельское хозяйство

1087

2606

240

 

Военное снаряжение

928

1796

193

 

Текстильн<ое> машиностроение

911

1559

171

 

Восстановл<ение> про-мышлен.

23178

30277

132

(Восстановление промышленности — это значит восстановление основного капитала в части машин)

Коммунальное хозяйство

3356

6273

187

 

Предметы широк<ого> потребл<ения>

2065

6180

300

 

Итого

62890

95113

149

 

Программа 1924/25 г. еще не рассмотрена Госпланом.

Перехожу ко второй группе — к судостроению. Я к этому вопросу еще вернусь, когда буду говорить о работе ВПК.

В эту группу входят не все заводы. В эту группу не входит Николаевский завод, а также Сормовский, Коломенский, которые имеют цеха речного судостроения.

В эту группу заводов входит Ленинградская группа, Севастопольский и Саратовский заводы, последний — небольшое железобетонное строительство.

Б. Судостроение

(в тысячах довоенных рублей)

 

Производ. в 1913

Прогр. 1923/24

Выпол. 1923/24

% выпол. 1923/24 к прогр.

Прогр. 1924/25

% прогр. 1924/25 к 1913 г.

% 1924/25 к 1923/24

Рабочих

1913

1923/24

1924/25

Судотрест

22416

2700

5259

195

5200

23,2

100

8115

4320

4053

 

Севастополь

3000

1200

947

76

1610

53

170

3000

1820

1810

Саратов

400

110

25

23

113

28

307

-

70

150

Итого

25816

4010

6231

155

6923

27

111

11115

6210

6013

Кроме того, судостроительные работы на заводах общего машиностроения (Николаевский, Сормово, Коломна)

 

3119

 

5860

 

184

       

Итого

-

9350

-

12783

-

137

-

-

-

-

Высшая Правительственная Комиссия приняла программу в 19 млн червонных руб.

В. Сельскохозяйственное машиностроение

Количество заводов общегосударственного значения (группа А):

 

Всего

Работающ.

Консерв<ация>

Ликвид.

В1923/24 г.

40

21

17

2

В 1924/25 г.

40

24

14

2

Программа и выполнение в прейскурантных ценах:

   

По группе А

 

По группе Б

По группе В

Всего

 

Программа

Выполнен.

% выпол. к програм.

Завод, вход. в др<угое> объедин<ение>

Мест<ного>

знач<ения>

 

1923/24 г.

16673

14742

89

1241

-

15983

1924/25 г.

29589

-

-

6853

4300

40742

1913 г.

23667

Резкое увеличение программы в 1924/25 г. — до 40 с лишним миллионов прейскурантных рублей — вызывается огромным неудовлетворенным спросом на сельскохозяйственные машины и орудия.

Что касается количества рабочих, которые заняты в этой группе, то имеются следующие данные: в 1923/24 г. 7004 чел., а в 1924/25 г. — 13 872, т.е. значительное увеличение. Причем из 40 существующих заводов в этом году работал 21 завод, в 1924/25 г. предполагается к работе 24 завода. В это не включен предполагаемый пуск Люберецкого завода.

Г. Мелкие металлические изделия

(Проволочно-гвоздильное, арматура, точная механика, инструменты, оптика)

Всех заводов в 1923/24 г. было 19, в 1924/25 г. предполагается 18.

Выпуск в 1923/24 г. — 9 393 000 руб. (довоенных).

Прог<рамма> в 1924/25 г. 11 734 000 руб. (довоенных), т.е. 125% от 1923/24 г.

IV. ОБЩИЕ ИТОГИ ПО ВСЕЙ МЕТАЛЛОПРОМЫШЛЕННОСТИ

Выпуск изделий в тысячах довоенных рублей по группам заводов

 

1923/24

1924/25

% 1924/25 к 1923/24

Количество рабочих

1923/24

1924/25

% 1924/25 к 1923/24

Металлургия черных металлов

78,349

115,643

148

89,265

96,305

 

Металлургия красных металлов

24,857

41,779

[170] 168

9,765

11,735

 

Машиностроение

62,890

95,113

[149] 151

77,011

85,305

 

Судостроение

6,231

6,923

[101] 111

6,210

6,013

 

Металл. изделия

9,337

11,666

125

4,787

5,574

 

Сельмашстр.

13,410

29,686

221

7,004

13,872

 

Всего

195,074

[300,710]

300,810

[154] 155

194,042

[218,810]

218,804

111%

Средний выпуск на одного рабочего в 1923/24 г. — 1006 руб.

Предполагается в 1924/25 г. — 1374 руб.

Таков проект производственной программы металлопромышленности, разработанный Главметаллом, но нуждающийся еще в тщательном анализе как со стороны Президиума ВСНХ, так и Госплана и, наконец, СТО.

Каменев. В таблице, которая разбивает общее производство по отдельным отраслям, на восстановление промышленности в 1923/24 г. указано [28] 23 млн из 62, а в следующем — 30 млн из 95. Откуда так много?

Калинин. А для Волховстроя?

Смилга. Заказывают турбины, котлы, их ремонт. Заказывают дизеля, моторы.

Дзержинский. Перейдем теперь к изложению проекта финансового плана, представленного Главметаллом.

Финансовый план металлопромышленности на 1924/25 г.

В 1923/24 г. выпуск по довоенным ценам равнялся 195 074 000 руб., в червонных же [334 638 000] 339 638 000, т.е. коэффициент вздорожания равнялся [1,72] 1, 74.

В 1924/25 г. предполагаемый выпуск в довоенных рублях — [300 710 000] 300 810 000 руб., в червонных выразится в [454 703 000] 457 049 000 руб., т.е. коэффициент вздорожания понизится до 1.52, т.е. на [12] 13%.

Удешевление фактически в течение 1924/25 г. должно быть еще более значительным, так как при составлении плана исходили из себестоимости уже достигнутой и отчасти проверенной по отчетным данным Юга, и не учитывалось предстоящее снижение цен сырья (руда) и топлива, заготовляемого вне металлотрестов, а также не учитывалась поднятая сейчас кампания по увеличению производительности труда9, каковая в металлопромышленности, как это видно из измерителей, особенно низка.

[Уменя есть документпереписка с тов. Чубарем по поводу Кр...* (*Вероятно, имеется в виду Криворожская) концессии. Тов. Чубарь ответил, что Совнарком Украины и ПБ решительно против этой концессии, что руда в этом году будет стоить 8 коп. против довоенной 6—7 коп., мы в калькуляции принимаем 10,5 коп.].

План исходил из цены на предельный чугун в 95 коп. против нынешних 1 руб. 25 коп., (т.е. 24%, снижения). При этой основной цене остальные металлоизделия будут продаваться по следующим ценам:

 

Нынешние

цены

Предполагаем, в 1924/25 г.

Коэфф<ициент> вздорож<ания> 1924/25 г. против 1913 г.

Коэфф<ициент> вздорож<ания> нынешних цен

Чугун передельный

1 р. 25 к.

0 р. 95 к.

1,58

2,08

Чугун литейный

1 р. 35 к.

1 р. 05 к.

1,61

2,07

Сортовое

2 р. 50 к.

2 р. 00 к.

1,50

2,00

Кровельное основ. III с.

3 р. 60 к.

2 р. 90 к.

1,52

1,92

Гвозди

4 р. 50 к.

3 р. 75 к.

1,95

2,36

Рельсы

2 р. 12 к.

2 р. 00 к.

1,70

1,90

Проволока катанная

2 р. 50 к.

2 р. 00 к.

1,59

2,00

Проволока тянутая

3 р. 85 к.

Зр. 15 к.

-

-

Из продукции в [4551 457 млн червонных руб. около 57 млн руб. останется во внутреннем обороте между металлотрестами, остальная продукция на 400 млн руб. предполагается к сбыту.

Надо добавить, что цена на Урале фактически могла бы быть гораздо более дешевой, ибо там себестоимость чугуна, при соответствующей предполагаемой нагрузке, возможна 85 коп. Но ясно, что мы не можем устанавливать цену для Урала одну и одновременно для Юга другую. Это значило бы убить Юг.

Это снижение, которое имеется, — огромное снижение. И это именно даст возможность Уралу самому несколько подняться, ибо Урал должен подготовиться к жестокой борьбе — конкуренции с Югом. Так что тут, так сказать, разница в его пользу временная и необходимая для того, чтобы он мог укрепиться.

При правильном кредитовании потребителей со стороны металлопромышленности и металлопромышленности со стороны банков, а также при обеспечении платежей госзаказчиков (НКПС, Военвед, ГУВП) сбыт этой продукции в 400 млн руб. можно считать вполне обеспеченным, а при дальнейших достижениях в снижении цен намеченная продукция окажется безусловно недостаточной, если принять потребности страны в металле. По данным специальной работы ГЭУ ВСНХ, очень осторожной, кропотливой и тщательной, емкость рынка в 1924/25 г. на металлоизделия, не считая заказов НКПС и Военведа, определена в 267 млн червонных руб., а вместе с этими заказами свыше 406 млн руб. (заказы НКПС на 118 млн руб. и Военведа на 21 млн руб.). По данным работ Главметалла и конвенции синдикатов, емкость рынка без НКПС и Военведа определена в 342 млн червонных руб. Если из этого вычесть ту часть продукции, которая поглотится внутренним оборотом между металлотрестами, то и тогда результаты почти вплотную подходят к намеченной программе выпуска.

Главметалл представляет следующие цифры финансового плана на 1924/25 г. по сравнению с 1923/24 г. по всей металлопромышленности:

 

Общие сметные

Наличными

Расход

Приход

Дефицит

Расход

Приход

Дефицит

1923/24 г.

389314

343549

45765

389314

343549

45765

1924/25 г.

566273

519040

47233

524690

473082

51608

Источниками покрытия этого дефицита должны служить:

1. Субсидии — дотация в размере 42 млн руб., испрашиваемые Главметаллом, против контрольной цифры СНК — 34 млн руб.

2. Дальнейшее превращение неликвидных частей оборотного фонда в ликвидные.

3. Долгосрочное кредитование.

4. Не вполне погашаемые авансы по длительным договорам.

Бюджетное финансирование металлопромышленности

 

1922-1923 г.

Убыток

На консервацию

На пополнение средств

Капитальн.

затраты

ВСЕГО

1. Металлургия

9261

1954

571

11588

233741)

2. Общее машиностроение

1021

567

274

8229

100912)

3. Судостроение

456

-

-

14

470

4. Метиз

-

4

240

29

273

5. Сельмаш

1000

667

-

1000

2667

Итого

11738

3192

1085

20860

36875

Примечания:

1)В том числе по Уралу — 8769 т. руб.

В том числе по Югу — 11637 т. руб.

2) В том числе по Гомзе — 5992 т. руб.

К общей сумме дотации 36 875 надо прибавить: 724 — Госфонды и 170 т. р. разные. Всего за 1922/23 г. — 37 764 т. инд*. (*так в документе) руб.

 

1923-1924 г.

Убыток

На консервацию

На пополнение средств

Капитал ьн. затраты

ВСЕГО

1 . Металлургия

1949

2869

4927

7176

169111)

2. Общее машиностроение

2737

491

2700

6210

121382)

3. Судостроение

80

209

-

263

552

4. Метиз

46

-

144

50

240

5. Сельмаш

-

450

-

1550

2000

Итого

4812

4019

777/

15239

З18413)

Примечания:

1) В том числе Уралу — 8128 т. р. и Югостали — 7360 т. р.

2) В том числе Гомзы — 6400 т. р.

3) Плюс особое назначение 159 т. р., но не учитывая особо отпущенных Путиловскому заводу 2,2 млн, а также отпущенных в сентябре СТО — Гомзе сверх плана 1,1 млн руб.

 

1924-1925 г.

Убыток

На консервацию

На пополнение средств

Капитальн.

затраты

ВСЕГО

1. Металлургия

670

2079

-

6628

9377

       

(13628)

(16377)1)

2. Общее машиностроение

5709

1124

-

9298

16131

       

(9798)

(16631)

3. Судостроение

1172

296

1500

475

3443

     

(2000)

 

(3943)

4. Метиз

-

-

-

345

345

5. Сельмаш

-

178

500

2525

3203

Итого

7551

3677

2000

19271

32499

     

(2500)

(26771)

(40499)

1. Резерв на целевые назначения

       

1501

Всего

       

34000

Примечание:

1) Цифры в скобках — при ассигновании 42 000 т.

Из сравнения текущего года с будущим видно: 1) уменьшение дотации на консервацию, 2) уменьшение дотации на пополнение оборотных средств, 3) увеличение на капитальные затраты с целевым назначением, 4) на протяжении 3 лет дотационное финансирование металлургии намечается в убывающем порядке, а машиностроения — в возрастающем.

Распределение дотации по контрольной цифре в 34 млн и необходимого банковского кредита меиаду трестами (1924—1925 г.)

Название трестов

Убыток

Консервация

Пополнен. оборотных средств

Капитал.

затрат.

ВСЕГО

Банковск.

оборот

Югосталь

670

1500

-

1500

3670

45250

Урал

-

311

-

3478

3789

52800

Сев. Вятск. окр.

-

28

-

-

28

1350

Гозачугплав

-

-

-

50

50

2800

Электросталь

-

-

-

100

100

480

Ижорнод

-

180

   

180

1800

Красный Октябрь

-

-

-

300

300

1750

 

670

2019

-

5428

8117

 
 

Госпромцвет

-

-

-

-

-

3500

Уралмедь

-

60

-

1200

1260

-

   

60

-

1200

1260

 

 

Гомзы

4522

360

-

2878

7760

17600

Южмаштрест

-

194

-

1000

1194

5020

Ленинмаштрест

1187

327

-

1300

2814

7000

Мосмаштрест

-

243

-

380

623

10210

Госшвеймашина

-

-

-

40

40

, 1000

Цугаз

-

-

-

3000

3000

-

Цупвос

-

-

-

-

-

400

Мальц. комб.

-

-

-

700

700

9890

 

5709

1124

-

9298

16131

 
 

Судотрест

1172

296

1200

300

2968

2100

Севморзавод

-

-

300

175

475

1000

Судострой

-

-

-

-

-

-

 

1172

296

1500

475

3443

 
 

Красная Этна

-

-

-

-

-

710

3-д имени Ленина

-

-

-

100

100

500

Тремасс

-

-

-

100

100

1150

Арматрест

-

-

-

75

75

1000

Точмех

-

-

-

-

-

1875

Оптический з.-д.

-

-

-

-

-

175

Знамя труда

-

-

-

-

-

900

3-д им. Вл. Ил.

-

-

-

-

-

500

3-д Ильича

-

-

-

-

-

800

Макс Гельц

-

-

-

50

50

-

Маст. точн. приб.

-

-

-

20

20

-

       

345

345

 
 

Укртрест

-

178

500

1225

1903

15000

Соса

-

-

-

100

100

 

Павловск. и Артинск.

-

-

-

100

100

 

Прочие

-

-

-

1100

1100

 
   

178

500

2525

3203

 

Всего

7751

3677

2000

19271

32499

 

Резерв

       

1501

 
 

34000

 

 

Металлосиндикат

         

11000

Сельмаш кроме Укртрестсельмаш

         

15000

Прочие

         

3440

 

220000

Сами тресты и заинтересованные Урал и Юг испрашивают дотацию в гораздо более широких размерах, а именно: Югосталь10 — 10 млн руб., Урал — 10 млн 371 тыс., Гомза согласно с Главметаллом, Ленинмаштрест — 5 млн, ЮМТ11 около 2 млн.

Что касается банковского кредита, то приведенную цифру банковского оборота в 220 млн руб. обосновывают данные торговли последнего периода, которые показывают, что из общего оборота металлопромышленности в сумме около 430 млн руб. (с продажами между трестами) на векселя будет продано около 71—72% — т.е. около 220 млн (за вычетом плановых заказчиков по открытым счетам).

Изучение Главметаллом потребителей и их кредитоспособности показывает, что кредитование разобьется по следующим рубрикам:

1.

Краткосрочное 2—4 месяца

92 млн руб.

2.

Долгосрочное (6—9 м.) по учету векселей

100 млн руб.

3.

Подтоварное (6—9 м.)

20 млн руб.

4.

Специальные промссуды

6-8 млн руб.

220 млн руб.

Произведенный Главметаллом подсчет задолженности (кредита) дает:

1. По первому роду кредитования задолженность 22 млн руб.

2. По второму роду кредитования задолженность58 млн руб.

3. По третьему роду кредитования задолженность 12 млн руб.

4. По четвертому роду кредитования задолженность 6—8 млн руб.

Всего: 100 млн руб.

То есть задолженность на 1 октября 1924 г. достигает приблизительно 30 млн, а дополнительная задолженность, которая должна быть в течение 1924/25 г., выразится в 70 млн руб.

Таким образом для выполнения программы сбыта необходимо, по плану Главметалла, чтобы металлопромышленность имела на 1 октября 1925 г. кредит в банках на 100 млн руб. Эти колоссальные требования вряд ли посильны государству, а потому весь план Главметалла требует еще сугубейшей проверки со стороны ВСНХ, Госплана и СТО.

Должен сказать, что заработная плата, по сравнению с намеченной по программе в прошлом году, фактически в этом году больше процентов на 20. Предполагается увеличить процентов на 30 против программы 1923/24 г., и на 10—12% против существующей.

При составлении финансового плана Главметалл определял фонд зарплаты, исходя из уровня последних месяцев с повышением на 10—12%. Таким образом средний заработок рабочего и служащего вместе в будущем году увеличивается на 30% против программного на 1923/24 г. (против действительного на 10—12%), достигая максимальной величины на заводах точной механики 7072 руб. и в автостроении 80 руб., колеблясь от 40 до 60 в машиностроении и спускаясь до 19 и 29 в Приуралье и на Урале.

В зависимости от этого изменен и удельный вес зарплаты в себестоимости изделий, в плане Главметалла — в программе 1923/24 г. зарплата составляла 25%, а в программе на 1924/25 г. — 29%.

Я думаю, что здесь Госплан, который будет рассматривать эту программу, не должен ни в коем случае согласиться с тем, чтобы доля зарплаты возрастала за счет увеличения себестоимости изделий, она должна увеличиться, но не за счет увеличения себестоимости изделий [увеличение не может быть больше 25%.], а за счет увеличения производительности труда.

Зато сокращены начисления на зарплату: в 1923/24 г. они равнялись 30% и более, в программе 1924/25 г. приняты от 18 до 20%.

Главметалл приводит следующую таблицу соотношения зарплаты и производительности труда по всей металлопромышленности, оговариваясь, что подсчеты не могут претендовать на точность:

 

Зарплата, % от довоенной.

Производительность, % от довоенной

1922/23 г.

45

28

1923/24 г

61

45

1924/25 г.

70

55

Мне кажется, что цифры относительно зарплаты [безусловно] преувеличены. Не думаю, чтобы они достигли 61% довоенной зарплаты.

Калинин. Это вполне возможно, особенно с услугами.

Дзержинский. Здесь только денежная зарплата. Относительно же производительности труда цифры безусловно преувеличены. Я бьюсь об заклад, что эти 45% нынешнего года преувеличены, и бьюсь об заклад, что когда мы будем рассматривать производственный план на 1925/26 г., то, безусловно, при нашей кампании по поднятию производительности труда, мы перещеголяем 55%.

Разрешите теперь перейти к докладу о деятельности самой комиссии. Причем я оговариваюсь, что хотя здесь находятся члены комиссии, но я не успел с ними всего согласовать, так что, если будет какая-либо отсебятина, то она обнаружится во время доклада.

Отчет о деятельности комиссии Политбюро по металлопромышленности

Комиссия образована постановлением Политбюро от 20 марта в связи с докладной запиской тов. Рудзутака о ненужности паровозостроения. Первоначальный состав комиссии: Дзержинский, Кржижановский, Рудзутак, Сокольников, Куйбышев и Догадов. Затем комиссия была пополнена Манцевым и Ильиным и, наконец, постановлением Политбюро 3 июня — Лепсе, Судаковым, Толоконцевым, Чубарем, Лобовым и Сулимовым12.

Громоздкость комиссии, занятость ее членов, а затем партсъезд13 и отпуска — не дали возможности комиссии самой во всем составе вплотную заняться и решить весьма сложные и запутанные проблемы металлопромышленности, которые, впрочем, в столь короткий сравнительно с задачей срок и не могли быть разрешены. Комиссия не закончила еще своих работ. Осталось рассмотрение производственной и финансовой программы на 1924/25 г., которая сейчас рассматривается в Госплане и только после этого рассмотрения может поступить в комиссию.

Поэтому я должен добавить и констатировать, что постановление Политбюро, которое гласило: «Обязать всех членов комиссии максимум времени, сил, энергии отдать для разрешения этой задачи»14, к сожалению, осталось только в резолюции.

Работа комиссии выразилась в пяти пленарных заседаниях и ряде совещаний по частичным вопросам под моим и товарищей Кржижановского, Манцева и Ильина председательством.

Вся тяжесть и сложность разрешения проблем металлопромышленности сводится к следующим причинам: 1) дороговизне производства и необходимости огромных оборотных средств вследствие мощности заводов, не отвечающих настоящим потребностям и средствам страны, и поэтому малая загрузка заводов; 2) неплатежам главных государственных заказчиков — НКПС, Военного и Морского ведомства; 3) сопротивлению НКПС паровозостроению и вместе с тем невозможности закрытия заводов; 4) отсутствию в стране, вследствие недостатка средств, строительных работ, как коммунальных, так и железнодорожных; 5) неплатежеспособности населения, сильно нуждающегося в металлоизделиях и могущего покупать только при организации широкого кредита, и 6) недостаточному кредитованию металлопромышленности и ее потребителей. Кроме того, перед металлопромышленностью стоит ряд вопросов, еще не разрешенных, как по организации производства и труда, так и по производительности труда. До сих пор еще в металлопромышленности вследствие всех этих причин не изжита несвоевременность выплаты зарплаты, которая выплачивается, как правило, с огромнейшим запозданием, что вызывает дезорганизацию в самом производстве и во всем управлении и руководстве металлопромышленностью.

При таких условиях, устранение которых не зависит только от желания, проблема металла не может быть быстро разрешена. Тяжесть и сложность проблемы диктуют, однако, необходимость сосредоточения на ней всего внимания партии и направления для работы по металлу лучших партработников и специалистов в подмогу и для усиления уже работающих. Если необходимо, а это бесспорно, металлопромышленность выдвинуть вперед, дать ей возможность встать на крепкие ноги, то необходимо всем ведомствам дать жесткую директиву, что они должны безусловно и безоговорочно выполнять взятые ими на себя или возложенные на них партией и правительством обязательства по отношению к металлопромышленности в первую очередь, даже в ущерб их собственным текущим интересам. Ибо сейчас в отношении металла все почти ведомства своих обязательств не выполняют. Чтобы гарантировать выполнение такой директивы, необходимо во главе Главметалла поставить члена Политбюро, и во главе важнейших объединений авторитетнейших парттовари-щей, которые, с одной стороны, умели бы учесть средства страны и не занимались бы рвачеством и вреднейшей маниловщиной, а с другой — умели бы отстоять предоставленное им.

Эти организационные вопросы необходимо разрешить сейчас же после утверждения производственной программы на 1924/25 г., что совпадет, по всей вероятности, с моим возвращением из отпуска.

Главнейшие вопросы, рассмотренные комиссией на своих заседаниях;

1. Производственная программа металлопромышленности на 1923/24 г. и финансирование ее.

Программа эта по докладу Госплана была рассмотрена в комиссии 22 апреля, и по докладу комиссии утверждена в СТО 7 мая 1924 г.15, т.е. на 8-м месяце года (см. мой доклад в Политбюро 18 мая 1924 г.)16

2. Разрешение отремонтировать в 1923/24 г. на заводах ВСНХ дополнительно к программе, утвержденной 7/V, еще 117 паровозов, уже разобранных на заводе.

Комиссия согласилась, СТО 29 августа утвердил. Утверждение было тогда, когда все паровозы были уже закончены и сданы, деньги же до сих пор не получены.

3. Возможность повышения железнодорожных тарифов для увеличения доходов НКПС, как основного потребителя металла.

Этот вопрос возник при рассмотрении паровозостроительной программы НКПС, т.е. НКПС указывал, что ему нечем платить. Вопрос был передан в Госплан. Разрешен следующим образом: с 1 октября пассажирский тариф увеличивается на 7% (установление платы за километр в том же размере, как за версту [это своего рода фокус]).В отношении грузового тарифа Госпланом выработано положение о повышении за исключением хлеба-зерна и топлива. Оно рассматривалось в СТО, уже рассмотрено и одобрено.

4. Пятилетняя судостроительная программа, разработанная Главметаллом и ЦУМором17.

После многих довольно бурных совещаний с представителями всех заводов и ведомств [я остался одиноким на одном совещании, где было более 100 чел., и где меня поддерживал только Манцев, все остальные были против.], на заседании комиссии программа эта была единогласно отвергнута, как не имеющая какой-либо финансовой базы. Я должен сказать, что эта нереальная судостроительная программа, на составление и обсуждение которой израсходовано большое количество времени, сил и денег, необдуманно была Главметаллом опубликована. Она разожгла аппетиты неслыханным образом, так как в брошюре напечатано, где, кто, сколько получит судов для строения и суммы денег, которые предположены для выдачи на это строительство отдельным заводам. [Так что здесь получается повторение сельскохозяйственной выставки, это будет стоить не 120 млн, а все 500 млн.] Но эта программа, рассчитанная формально на 129 млн руб., фактически обошлась бы в несколько сот миллионов рублей.

5. Программа судостроения за 1924/25 г. и конец 1923/24 г.

Вопрос был проработан в специальной подкомиссии под председательством тов. Ильина.

Так как судостроительные заводы находятся в бедственном положении, то мы составили программу на один 1924/25 г. [с тем чтобы хотя бы на один год сохранить эти заводы.]

Комиссия приняла в основном доклад тов. Ильина, наметивши минимальную судостроительную программу 1924/25 г. в 18 947 тыс. руб., и признала, что из них 15 000 тыс. руб. должно отпустить государство в форме или непосредственных ассигнований, или ссуд. Комиссия признала необходимым сохранение судостроительных заводов в следующих районах:

а) Северном — в Ленинграде*. (* Я лично ставлю вопрос о ленинградских заводах, вопрос об их концентрации на одном заводе. Это будет болезненно, но иначе мы не выйдем из создавшегося положения. [По всей вероятности, вследствие катастрофически тяжелого положения ленинградских судостроительных заводов, в связи с огромным сокращением военных заказов, придется ленинградскую группу концентрировать в один завод .] (примечание документа).

б) Южном — в Николаеве и Севастополе.

в) Заводов Коломенского и Сормовского для речного судостроения.

Кроме того, Комиссия постановила обратиться через Госплан в СТО с предложением ассигновать необходимые кредиты судостроительным заводам еще в этом году для предотвращения полного расстройства работы на этих заводах. Комиссия тов. Ильина подсчитала эти необходимые кредиты в размере до 5 млн руб., СТО ассигновал, однако, постановлением от 29 августа, только 1,4 млн руб. Ленинградскому Судотресту18 в счет дотации 1924/25 г., с тем чтобы деньги были выданы к 15 сентября и чтобы выдача зарплаты рабочим Судотреста была обеспечена к 7 сентября (Наркомфин 6—8 сентября выплатил 350 000).

В отношении всей судостроительной программы СНК и СТО отпустил 5 млн руб. на коммерческое судостроение, определив (постановление СТО 10 сентября19) как ориентировочную и предварительную программу на 1924/25 г. коммерческого судостроения и судоремонта на заводах ВСНХ в размерах на сумму в 10,5 млн руб., включая в это и ассигнованную СНК сумму в 5 млн руб. Военная судостроительная программа еще не рассмотрена.

Здесь я должен несколько отвлечься от доклада и доложить о положении с судостроительными заводами в Ленинграде и Николаеве. Положение в Николаеве таково, что продолжительный период времени там шли работы над военными судами «Корфу» и «Червонна Украина». И хотя Морское ведомство не получило на эту работу средств, однако оно руководило этой работой таким образом, что в этом году задолженность Морского ведомства достигла 2033 тыс. руб.

Что касается ленинградских заводов, то в связи с тем, что работы фактически прекратились почти совсем, их приходится содержать, не имея на это средств. Все средства, которые имелись в их распоряжении, ушли на оплату заработной платы. Сейчас они должны распустить более 4000 рабочих, как по Путиловской верфи, так и по Балтийскому заводу, который с сокращением программы морского судостроения нам передан из военной группы в группу Судотреста с большой задолженностью. (Программа морского судостроения была увеличена в начале года в связи с немецкими событиями)20. Здесь предстоит решить вопрос, как быть.

Вы имели и читали целый ряд телеграмм по этому вопросу. [Главметалл сегодня представил просьбу доложить Политбюро для дальнейшего направления следующее предложение: «Признать невозможным и т.д. (Читает).]

[Я должен к этому добавить, что] Оказывается, по докладу Главметалла, ассигнованные 5 млн руб. на утвержденную СТО программу в 10,5 млн руб. не являются реальными, потому что для того, чтобы эти деньги использовать, придется до марта вести подготовительные работы, придется до марта рабочих распустить или держать без работы. [Это обоснованно и абсолютно правильно. Те работы, которые можно предоставить, которыми можно занять рабочих — это достройка, это более простая работа, не требующая чертежей.

Что же касается вопроса о торговом флоте, этот вопрос разбирала специальная комиссия СТО, которая высказалась против пятилетней программы в 350млн тонн (они отстаивали 700 млн тонн). Они не имеют плана даже на один пароход.]

Нельзя приступить сейчас к постройке торгового флота ни по какой программе, ибо нет реального плана даже на один пароход — чертежей и всей предварительной подготовки. И положение Ленинградских и Николаевского завода действительно [в этом отношении ужаснее] оказалось безвыходным. Для них существование завода — вся жизнь, и они цеплялись до сих пор за все, что только можно было, чтобы завод продолжал работать и существовать.

То, что сейчас Главметалл предлагает, по своему ценностному выражению совпадает с тем, что предлагала Высшая правительственная комиссия. Мы предлагали дать в этому году еще 5 млн. Сейчас Главметалл просит кроме отпущенных 1,4 млн на Судотрест еще 2033 тыс. в связи с задолженностью Морведа, для Николаевского завода, т.е. всего 3 млн 433 тыс. руб. вместо 5 млн. Мы спрашивали на всю судостроительную программу на 1924/25 г. — 18 947 тыс., Главметалл и спрашивает сейчас 18 965 тыс. [Следовательно, из 19 млн предполагалось, что 15 млн государство должно уплатить; мы просили 15 и 5—20 млн; 2 млн из 8 можно было бы выкроить из хозяйствопотребителей. В общем наша программа совпадает с программой, которую предлагает Главметалл.]

Сегодня этот вопрос необходимо решить. Надо решить, или закрывать эти заводы, или действительно в срочном порядке через Госплан пересмотреть постановление СТО от 10 сентября.

Теперь перехожу к паровозостроительной программе.

6. Паровозостроительная программа на 1924/25 г.

Вопрос этот, встретивший огромное сопротивление со стороны НКПС, был предварительно разработан в подкомиссии под председательством тов. Ильина. Доклад тов. Ильина был одобрен в комиссии, и программа нового паровозостроения была определена в 161 паровоз, т.е. то же количество, что и в 1923/24 г., с условием, однако, что строение их должно быть сосредоточено не более чем на 6 заводах. Стоимость этого заказа — 12 млн 709 тыс. руб.

Я тут должен остановиться на паровозостроительной программе, потому что здесь обнаружились очень интересные данные в работе тов. Ильина. Оказывается, что по программе, которую намечал Госплан, не весь Госплан, а его Транспортная секция, паровозостроительная программа строилась на предположении, что мы достигнем довоенного грузооборота в 1941 г. Тов. Ильин доказал с абсолютной ясностью, что такая пессимистическая перспектива ни на чем не обоснована, что взятый Госпланом расчет ежегодного прироста грузооборота вместо 425 млн пудо-верст — фактического прироста за 1922/23 г. по сравнению с 1921/22 г. — 166 млн — искусственно преуменьшен, и что из таких расчетов исходить нельзя. По подсчетам тов. Ильина, довоенный грузооборот можно было бы принять к 1930 г., но из-за осторожности тов. Ильин грузооборот этот передвинул к 1931/32 г. Далее тов. Ильин принял при расчете необходимого количества паровозов самые оптимистические предположения об использовании этих паровозов, а именно в связи с их мощностью, принял их работу на 20% выше довоенной и таким образом предположил, что довоенное количество паровозоверст, определяющих количество паровозов, мы достигнем только в 1934/35 г. И оказалось, что именно при таком самом умеренном подсчете, к 1934/35 г. нужно будет всего построить 6000 паровозов, начиная постройку с 1931/32 г. Следовательно, если до этого года не строить никаких паровозов, то паровозы исчерпались бы к 1928/29 г., и пришлось бы приступить к постройке в 1931/32 г. В первый год надо было бы построить 1130 паровозов, во 2-й — 1180; в 3-й — 1200; в 4-й — 1230; в 5-й — 1250. Ясно совершенно, что такая программа обозначала бы уничтожение нашего транспорта к 1930/31 г., потому что никакой завод не может сразу наладить своего производства [когда им было трудно 100 паровозов произвести].

В нашей комиссии, кроме НКПС, который предлагал программу в 20— 50 паровозов...

Правдин. Нам ни один не нужен!

Дзержинский. А в 1928 г., вам, может быть, и железных дорог не нужно будет?! [Это было рассмотрено Высшей правительственной комиссией, где присутствовал Красовский, который все время молчал, как воды в рот набрал, потому что Ильин его крыл.

Затем паровозоремонтная программа на 1924/25 г. Как я уже говорил, мы предлагали ремонт фактически прекратить, и вместо 329 единиц мы оставили 53.]

7. Паровозоремонтная программа на 1924/25 г.

Признано целесообразным ремонт паровозов на заводах ВСНХ сократить максимально, ведя линию на полное прекращение. Поэтому оставлено для ремонта только те 53 паровоза, которые находятся на заводах. Подольский паровозоремонтный завод признано целесообразным передать НКПС. В 1923/24 г. заводы ВСНХ отремонтировали 329 паровозов. Стоимость ремонта 53 паровозов — 1484 тыс. руб.

8. Вагоноремонтная программа на 1924/25 г.

Комиссия приняла программу в 900 бюджетных единиц пассажирских вагонов, т.е. 4-осных вагонов 3-го класса, против 625 пассажирских и 1582 товарных в 1923/24 г. Стоимость ремонта 900 вагонов — 9 млн руб.

9. Работы 1922/23 г., дополнительное оборудование и проч.

Кроме того, на окончание работ 1923/24 г. и разное дополнительное оборудование паровозов, на окончание парома Рязано-Уральской железной дороги, на котлы — комиссия приняла программу на сумму 8880 тыс. руб.

Итого программа по п. 6, 7, 8 и 9 утверждена на сумму 33 171 800 руб. против 35 млн в 1923/24 г., согласно плану, утвержденному СТО 7 мая 1924 г.

10. Программа потребностей НКПС на металлоизделия в 1924/25 г.

15 августа комиссия получила от НКПС подсчеты, в которых потребности НКПС по металлоизделиям для железных дорог на 1924/25 г. по перспективному плану восстановления транспортного хозяйства определялись в 23 674 тыс. пуд. на сумму 114 800 000 руб., причем однако исходя из общей контрольной цифры расходов по смете НКПС, определенной СНК в 790 млн руб., железнодорожные заказы ограничивались НКПС до 17 220 600 пуд. на сумму 79 866 000 руб.

На заседании же самой комиссии 1 сентября представителями НКПС цифра эта была снижена до 56 млн руб. с той мотивировкой, что расходная смета в 790 млн преувеличена, что предусмотренного контрольной цифрой дохода в 780 млн не будет, и что поэтому расходная смета на металлоизделия должна быть понижена.

Я вам ниже укажу, какой сметы и какой выручки можно ожидать на будущий год.

Комиссия с этим не могла согласиться и признала, что предложенная самим НКПС 15 августа сумма в 79 866 тыс. должна рассматриваться как минимальная, причем заказ на рельсы никоим образом не может быть ниже 1923/24 г.

[Мы слышали много раз, что не сможем использовать новых паровозов из-за слабости рельс и шпал, но рельсы и шпалы выдержали очень много испытаний. Паровозы с этими рельсами и шпалами вполне можно использовать.]

Кроме того, минимальная потребность на металлоизделия Цурека и Цумора определена в сумме 3 889 703 руб.

Таким образом весь заказ НКПС металлопромышленности, если включить сюда и определенную самим НКПС потребность в электроматериалах на сумму 1840 тыс. руб., — определится для 1924/25 г. в 118 767 503 руб.

В 1923/24 г. весь заказ, по утвержденному СТО 7 мая плану, был определен на сумму 104 млн руб.

В этом году согласовано с НКПС предложение, в случае удешевления металлоизделий, соответственно увеличить заказ с тем, чтобы были даны заказы металлопромышленности на всю сумму денег, предусмотренную планом.

11. Тракторостроение.

Я забыл указать относительно тракторов. ВПК на одном из своих совещаний приняла предложение войти через Госплан в СТО о запрещении ввозить из-за границы тракторы. Я должен сказать, что здесь мы потерпели [полное] поражение, в связи [с необходимостью быстрого привоза (50 привезенных тракторов нашли у населения большое одобрение)] с недородом на Юго-востоке и необходимостью быстрой помощи. СТО разрешил ввезти из-за границы 1000 тракторов. Наша программа по тракторостроению, не рассмотренная еще в СТО, намечает около 2600 тракторов на сумму от 7 до 12 млн руб.

12. Плановые цены на металл, топливо и руду.

Комиссия по этому вопросу, которому придает основное значение, избрала специальную подкомиссию под председательством тов. Манцева, которой дала директиву уточнить цены на донецкий уголь и руду, как определяющие цену чугуна и всех металлоизделий, для фиксации их, как плановых, с тем, чтобы они были или на уровне фактической себестоимости, или той стоимости, которая могла бы быть достигнута в короткий срок на основе расширения и рационализаций производства и увеличения потребления. Комиссия считала, что вопрос снижения цен на металл, путем удешевления руды и угля, настолько важен, что находила возможным, чтобы могущий временно произойти от снижения цен от руды и угля дефицит покрывался государственной дотацией. Эти цены, после доклада комиссии тов. Манцева, намечены комиссией — для руды в 9 коп. (при 60% содержания железа) и для донецкого угля в 16 коп., считая с 1 октября 1924 г. Средняя цена на Донуголь [специально разработана и принята] определена в Президиуме ВСНХ в 17,5 коп., т.е. 16 плановая и 19 — коммерческая.

Вопрос этот должен быть еще рассмотрен в Госплане, и только тогда будут установлены цены на металл и металлоизделия окончательно.

В проекте производственной программы на 1924/25 г. Главметалл принимает цену на чугун в 95 коп., вместо нынешних 1 руб. 25 коп., т.е. с понижением на 24%.

13. Нефтепровод из Грозного к Черному морю.

Заслушав подробный доклад горного директора, комиссия постановила поддержать тщательно проработанное и вполне обоснованное предложение тов. Коссиора из Грознефти, могущее дать при всем прочем большую загрузку металлозаводам. СТО 28 августа, по докладу Госплана, признал постройку нефтепровода экономически обоснованной и желательной и признал возможным немедленный заказ металлопромышленности труб и оборудования в размерах и по плану, кои должны быть разработаны Госпланом. Постройка нефтепровода рассчитана на 4-летний срок и предположительные издержки — до 25 млн, с расходом железа и труб до 2,7 млн пуд., считая же и постройку намеченных в программе заводов, потребуется железа и труб до 8—9 млн пуд.

14. Выявление емкости рынка на металлоизделия.

По поручению Комиссии аппаратом ВСНХ, под руководством тов. Соколовского (я этого Соколовского должен здесь рекомендовать: это — бывший меньшевик, но работающий сейчас по снижению цен и калькуляции очень успешно [гораздо лучше всякого большевика]. Вся кампания, которая проделана была в этой области, во многом обязана именно этому Соколовскому), проделана в этой области большая работа, которая до сих пор еще никем проделана не была. Комиссия заслушала обширный доклад тов. Соколовского 1 сентября. Суждение свое комиссия отложила к моменту заслушания производственно-финансового плана на 1924/25 г.

Основные выводы и данные этой работы следующие:

Потребность в металле на 1924/25 г. государственной промышленности:

1.

Нефтяной

около

35,2

млн руб.

 

2.

Каменноугольной

-

9,8

-

 

3.

Г орнодобывающей

-

7,8

-

 

4.

Сахарной

-

9,0

-

 

5.

Текстильной

-

22,0

-

 

6.

Электротехнической

-

4,5

-

 

7.

Металлической

-

11,5

-

 

8.

ГУВП

-

1,8

-

 

9.

Химической

-

3,6

-

 

10.

Бумажной

-

0,8

-

 

11.

Силикатной

-

1,8

-

 

12.

Торфяной

-

0,8

-

 

13.

Кожевенной

-

0,45

-

 

14.

Пищевой

-

1,25

-

 

15.

Разные

-

6,5

-

 
 

Итого

 

117

млн руб.

 

16.

Импорт

 

15

млн руб.

Импорт изделий, которых мы не можем выработать

 

Всего

 

132

млн руб.

 

Из 117 млн руб., доли внутреннего производства, около 10% придется на долю заказов, передаваемых местной промышленности, т.е. заказы по промышленной группе для основной металлопромышленности выразятся всего в сумме около 105 млн руб.

Потребность широкого рынка:

17.

Через кооперацию всех видов

около

58

млн руб.

18.

Через Губторги

-

12

-

19.

Через частный рынок

-

15

-

20.

Комхоз

-

15

-

21.

С.-хоз. машины

-

48

-

 

Итого

-

148

млн руб.

Из этих 148 млн руб. на долю основной металлопромышленности придется 109-110 млн руб., на местную промышленность — 26—27 млн руб. и на за границу (импорт сельскохозяйственных орудий) — 12 млн руб.

Если к этому присоединить потребление НКПС на сумму 118,7 млн руб., на судостроение около 10 млн и потребность Военведа и Морведа на сумму около 11 млн руб., то весь размер потребления металла и изделий в 1924/25 г. определяется в сумме около 419,7 млн руб., из коих доля, падающая на основную металлопромышленность, определится в 354,7 млн руб.

Я должен сказать о методах этой работы. Это был прежlе всего анкетный запрос потребителя. Затем созыв совещаний по каждой отрасли с проверкой по калькуляционным данным. Это была [чертовская] огромная, кропотливая работа, которая началась с конца апреля и была закончена только к 1 сентября.

Таким образом подсчитанной потребности необходимо прибавить до 10%, учитывая необходимый запас на неполноту рассмотренных заявок и неизбежное расширение сбыта при предстоящем снижении цен на металл. Таким образом, все потребление в доле основной металлопромышленности можно определить в 389 млн руб.

Отличительной чертой, характеризующей емкость рынка основной металлопромышленности в период 1922/23-1924/25 гг., является твердо выраженная тенденция неуклонного возрастания роли рынка широкого потребления за счет падения роли основного планового потребителя и при сохранении устойчивой роли промышленного потребления.

В то время когда удельный вес планового потребления, по подсчетам тов. Соколовского, падает за эти три года с 53% до 35%, а удельный вес промышленности сохраняется за это время почти на одном уровне (29—32%), в это же время удельный вес рынка широкого потребления возрастает с 15 до 30%. (Я должен сказать, что эти данные несколько разнятся с теми, которые включены Главметаллом в программу металлопромышленности, но я излагаю здесь работу тов. Соколовского.) Роль кооперации в сбыте металлоизделий и железа, совершенно ничтожная в 1922/23 г., сейчас занимает довольно видное положение в обороте широкого рынка, а в 1924/25 г. ожидается значительное увеличение оборотов с кооперацией.

Осуществление всего намеченного плана потребления должно потребовать определенной поддержки государства в смысле кредитования основных потребителей металлопромышленности: кооперации в размерах около 7 млн руб., сельского хозяйства около 18 млн руб., коммунального хозяйства около 11 млн руб., промышленных потребителей около 35 млн руб., а всего в сумме около 69 млн руб., из коих 35 млн руб. относится к долгосрочному, а 34 млн к краткосрочному кредиту.

Вот основные данные и выводы этой работы. Они подлежат еще обсуждению и в печати, и в Госплане при рассмотрении производственной программы на 1924/25 г. Представитель Госплана инженер Гартман, признав метод учета правильным, считает, что спрос будет больше и может получиться резкий скачек в росте спроса вследствие истощения тех скрытых запасов, из которых и военная промышленность, и транспорт, и вся вообще промышленность удовлетворяли дополнительно свои потребности до настоящего времени.

Далее, я должен в своем докладе упомянуть относительно спора, который разгорелся между трестами и районами из-за государственной дотации. В этом отношении я должен сказать, что государственного подхода ни со стороны мест, ни со стороны трестов я лично не наблюдал и не видал. Я говорю о том споре, который возбудил сначала т. Клиринг и теперь продолжает т. Медведев и [который теперь перенесен] ЦК КП(б)У21. Горький опыт, практика мне показали, что представители трестов желают рвать вместо того, чтобы свое дело наладить, и районы их покрывают. Например, почему Урал сейчас сравнительно так дешево может работать? Потому что загнал колоссальнейшие деньги в дровозаготовки, вопреки программе, которая здесь утверждалась. И Урал месяц за месяцем посылал телеграммы: «Задолженность по зарплате столько-то млн». [Потому что он эти деньги гнал туда.] Что на Юге делается? Сколько денег затрачено [было] на оборудование [отжившего] завода Юзовки, оборудовали непредусмотренное программой, и вместе с тем и оттуда постоянные телеграммы о неуплате зарплаты. А кто разрешил пускать Макеевский завод? Конечно, заверяли, что от нас денег не потребуют, а потом через две недели приходит телеграмма, — задолженность по зарплате, пришлите денег, [и никаких чертей] иначе и т.д. То же самое и в Гомзе — дай деньги за теплоходы и локомобили, никакой программой не предусмотренные. Союзные тресты самоуправствуют, и на них нет никакой управы. Я, желая взять в русло этот спор мест, провел, что всякая дележка дотации будет производиться после предварительного совещания в Главметалле самих мест. Однако места на это предложение на практике неохотно пошли потому, что они желают все вместе, хотя и порознь, идти на государственную казну.

Сейчас в самом тяжелом положении из всех трестов, кроме Судотреста, Гомза. Ей была определена в этом году дотация в 6,4 млн руб. Выплачена вся. Выплачена ей и мораторная задолженность за прошлый год, и однако к 1 августа задолженность ее была до 6 млн. И пришлось сверх всего еще дать 1,1 млн руб. И несмотря на все это, Гомза в самом тяжелом положении. Ясно, что здесь колоссальной трудности задача к разрешению. И наша комиссия еще многого не сделала. К заводам мы еще не подошли совершенно.

Из поставленных перед комиссией вопросов — кроме основной производственной программы на 1924/25 г. — не разрешен и не рассмотрен еще целый ряд вопросов, как:

1. Рационализация производства. (Вот это надо увязать с поднятием производительности труда.)

2. Концентрация и консервация.

3. Использование и реализация амортизационных средств как самой металлопромышленности, так и других отраслей.

4. Организационные вопросы, как-то:

а) органы управления металлопромышленности;

б) органы и аппараты торговли;

в) уточнение прав и обязанностей правлений трестов и заводоуправлений.

5. И наконец, меры по обеспечению своевременной выплаты зарплаты.

[Пересмотр 2-й группы вопросов, которые намеченыконцентрация и консервация, это наша комиссия должна была сохранить за собой. Госплан будет работать над производственной программой, наша же комиссия будет брать трест за трестом для того, чтобы найти с помощью более правильного подхода более плановую постановку нашего хозяйства. Это огромнейший вопрос.

Теперь в отношении 3-й группы вопросов. Мы знаем, что 100 млн руб. числятся как амортизационные суммы. Если бы они существовали в природе, если бы амортизационные суммы действительно отчислялись бы, мы бы имели колоссальную базу для возрождения металлопромышленности, ибо мы имеем угрозу, что наши фабрики и заводы разрушаются, станки на них изнашиваются и мы ничего не в состоянии будем производить.

В отношении уточнения прав и обязанностей правлений трестов и заводоуправлений. Мы по отношению к Главметаллу уже кое-какую реорганизацию произвели. Но она еще недостаточна. Мы, вместо коммерческого очковтирательского уклона, хотели дать именно производственный уклон, чтобы Судаков, как сам производственник, получил бы в помощь себе тоже производственников. Правление Главметалла мы сменили. Туда привлечены: из ЛенинградаФебель, из Москвы — Хренников, из Урала — Глазенблат и, наконец, Глузман.]

Остановлюсь на 5-м пункте не рассмотренных вопросов — о мерах по обеспечению своевременной выплаты зарплаты. Этот вопрос является сейчас самым злободневным и основным. Но его решить сейчас можно лишь при условии, если НКПС, Военвед и НКФ будут выполнять свои обязательства. Когда они не платят, у металлопромышленности нет возможности платить своевременно, — и мы барахтаемся, связанные по рукам и ногам, в погоне за дебиторами изо дня в день, из месяца в месяц. Между тем металл не может существовать без этих законных платежей, и в результате деньги уплачиваются с огромнейшей потерей сил, средств и времени. При таких условиях государство ничего не выигрывает, а работа наша превращается в сумасшедший дом. Это, безусловно, верно. Посмотрите, как проводит день т. Судаков, когда ему приходится согласовывать, выклянчивать деньги, которые должны быть получены. Между тем если бы НКФ и НКПС усвоили неизбежность платежей, то они выполняли бы свои обязательства своевременно, обратив всю энергию, которую они расходуют на то, чтобы не платить, на упорядочение своего хозяйства, на такое его ведение, чтобы были средства на платежи за металл. Они тогда освободили бы и нашу энергию на то же самое, т.е. на то, чтобы мы со всей энергией взялись за упорядочение металлопромышленности. А теперь, пользуясь нашим уже вошедшим в обычай выколачиванием денег на зарплату, некоторые руководители металлотрестов обращают средства не на зарплату, незаконно расширяют производство, самоуправствуют и ставят нас перед опасностью забастовок, ссылаясь на то, что НКПС не платит. Мы же здесь, в центре, бессильны, ибо НКПС действительно не платит, и вся наша энергия уходит на выплачивание денег. С этим надо прежде всего покончить. Это целиком зависит от НКФ и НКПС. Доходы НКПС все растут. Вот несколько сравнительных данных доходов НКПС в прошлом году и в настоящем:

Выручка и дотация всего транспорта за 1922/23 и 1923/24 гг.

(в миллионах червонных рублей)

Месяцы

1923-1924 г.

1922-1923 г.

Больше и меньше (+ и —)

Выручка

Дотация

Всего

Выручка

Дотация1)

Всего

Октябрь

17,72

15,87

33,59

44,88

7,00

51,88

+18,29

Ноябрь

16,76

11,44

28,20

48,59

6,45

55,04

+26,84

Декабрь

21,93

9,37

31,30

44,50

6,05

50,55

+19,25

Январь

27,81

20,62

48,43

43,27

6,00

49,27

+0,84

Февраль

31,18

15,75

46,93

43,47

4,50

47,97

+1,04

Март

41,77

17,15

58,92

51,92

3,00

54,92

-4,00

Апрель

39,08

19,08

58,16

56,12

4,00

60,12

+1,96

Май

39,48

7,16

46,64

55,91

2,00

57,91

+11,27

Июнь

37,68

10,61

48,29

53,08

1,50

54,58

+6,29

Июль

38,82

11,46

50,28

54,97

-

54,97

+4,69

Август

38,93

13,19

52,12

57,15

-

57,15

+5,03

Итого за 11 мес.

351,16

151,70

502,86

553,86

40,50

594,36

+91,50

Сентябрь

33,18

5,78

38,96

63,302)

-

63,30

24,33

Итого за год

384,34

157,48

541,82

617,16

40,50

657,66

+115,84

Примечания: 1) Кроме указанной дотации, было отпущено для специальных целей (расчет за топливо и металлы) — 10 млн руб. и 6 млн руб. оборотного фонда, из коих 3 млн руб. банковским кредитом.

2) Указаны предположительные цифры. Выручка за первые пять дней составляла 11 135 944 руб.

Таким образом мы видим, что НКПС в прошлом году получил 157 млн руб. от государства дотации, в этом году 50,5 млн руб. Выручка его возросла на 61%, т.е. на 233 млн руб., а весь его доход возрос на 126 млн руб., не считая увеличения оборотных средств и банковского кредита.

И если с этим расчетом доходов НКСП сопоставить постоянную задолженность НКПС за металл, на получение которой приходится затрачивать постоянно все силы и время, как наше, так и высших государственных и партийных учреждений, несмотря на то, что металл постановлением съезда должен стать сейчас в центре внимания22, то приходится констатировать, что НКПС не желает выполнять и руководствоваться партийными директивами. В самом деле, вот:

Данные задолженности НКПС металлу.

По централизованным заказам 1923/24 г. на

1 февраля 1924 г. 1 578 343 руб.

1 мая 1924 г. 3 296 742 руб.

23 июня 1924 г. 7 058 984 руб.

5 сентября 1924 г. 5 250 250 руб.

По децентрализованным заказам на

15 мая 1924 г. 2 825 000 руб.

1 августа 1924 г. 5 362 675 руб.

Задолженность НКПС металлопромышленности на 5 сентября была более 10 млн руб.

При таких условиях обеспечить мало-мальски правильное хозяйствование в металле невозможно. О финансовом настоящем положении металлопромышленности, о ее задолженности по зарплате и банкам я пишу в особом докладе, при сем прилагаемом. Здесь я должен отметить одно, о чем забыли НКПС и НКФ. Партсъезд сказал: после топлива и транспорта пришла очередь на металл. Как мы видели, транспорт в прошлом году получил 157 млн дотации, топливо получило 60,5 млн. Мы на такую дотацию не претендуем, хотя ныне политическое и экономическое значение возрождения металлопромышленности не меньше, чем имело значение в прошлом задача возрождения топлива и транспорта. «Все для транспорта», «все для Донбасса». Я не прошу сейчас — «все для металла» — я прошу:

1) обеспечить своевременный платеж нам по заказам со стороны госпотребителей;

2) обеспечить заказами наши заводы со стороны НКПС и Военведа, в том числе паровозные и судостроительные;

3) увеличить дотацию с 34 до 42 млн руб. и

4) обеспечить банковским кредитом возможность перевода производства на широкий рынок.

В заключение я делаю следующие предложения: во-первых, признать безусловным и необходимым полную и своевременную оплату потребителями своих обязательств металлопромышленности. Обязать их делать эту оплату в первую очередь.

Затем я просил бы утвердить судостроительную программу, предварительно передав наши предложения на срочное рассмотрение Госплана, с директивой, что заводы должны быть сохранены и должны получить работу в ближайшее время. Затем я просил бы передать в Госплан наши предложения относительно увеличения дотации на металлопромышленность с 34 млн до 42 млн. Я полагаю, что эти требования весьма скромные, особенно, если принять во внимание те величайшие жертвы, которые государство несло по отношению к топливу и транспорту. Когда транспорт занимает ведомственную точку зрения и забывает о тех дотациях, которые давало ему государство, то такое положение совершенно невозможно. Невозможно также положение, когда НКПС говорит, что он не получит выручки в 780 млн, и требует сокращения программы. Это прямо невозможно, потому что разве мы можем идти назад? А ведь то, что сейчас говорит НКПС, это означает, что мы должны будем пойти назад, а не вперед. Если для определения выручки 1924/25 г. взять рост этого года, то надо было бы добавить 360 млн, и это был бы почти миллиард. [Мне Павловский говорит, что паровозы, которые работают сейчас, они не могут быть использованы на 100%, потому что для них нет хорошо оборудованных мостов, а если бы имелись мосты, то тогда было бы использование на 100%. Так что сокращать эти расходы совершенно невозможно.] Конечно, 780 млн выручки — это не преувеличенное предположение.

То состояние, в котором мы жили до сих пор, — это постоянная несвоевременная выплата заработной платы, когда мы вследствие этого не могли взяться за основную работу. Этому состоянию надо положить конец. Я не мог до сих пор ознакомиться с каждым заводом, трестом, я не смог проанализировать тех хозяйственников-директоров, которые у нас работают. Я не знаю до сих пор директоров заводов, потому что мы только тем и занимаемся: откуда взять на зарплату, откуда пересчитать, как пересчитать с НКПС, НКФ и т.д.

И мне казалось бы, что надо во что бы то ни стало заставить НКПС, чтобы он до копеечки выплачивал металлопромышленности, так же как он выплачивает своим рабочим. А металлопромышленности сказать: тебе будут платить все, но ты во что бы то ни стало должна вовремя выплачивать заработную плату, и тогда уже не будет отговорки, что не платит НКПС, НКФ и т.д.

Теперь, каково положение с заработной платой? Мы до 1 августа задолжали 5 млн, а к концу сентября мы сможем задолжать уже на 13 млн 665 тыс. И тут я должен сказать, что ЦК Союза23 должен пойти на то, чтобы отсрочить нам срок платежа. Ведь в прежнее время капиталисты всегда имели 2 недели постоянного кредита от рабочих.

[Калинин. Капиталисты имеют и сейчас.]

Дзержинский. [А у нас этого нет, и мы в сентябре по договору должны платить аванс. А] ЦК Союза мог бы пойти нам навстречу [так, чтобы это не считалось задолженностью, и тогда мы сумели бы выйти из создавшегося положения], надо во что бы то ни стало покончить с задолженностью. Вы помните январь 1923 г., этот памятный январь в жизни транспорта, когда вы дали 40 млн на покрытие задолженности24. Мы рассчитались заработной платой], и с тех пор мы могли уже проводить определенную линию на железных дорогах. И с того момента, когда металл скажет: я рассчитался с рабочими, — это будет день начала возрождения металла. А наши хозяйственники этого не понимают. Сейчас надо поставить дело так, что лучше пусть идет к черту производство, но ты уплати заработную плату. Если ты будешь этого придерживаться, то это будет к лучшему, а наши хозяйственники вместо этого устроили из зарплаты метод выколачивания денег от государства.

Председатель Каменев.

Есть предложение: доклад тов. Дзержинского о предварительном плане производственной программы металлопромышленности и отчет Высшей правительственной комиссии принять к сведению. К производственной программе вернуться после просмотра ее в СТО. Принять к сведению и обсудить на одном из заседаний Политбюро перед пленумом ЦК вопрос о постановке доклада по металлопромышленности на пленуме.

Сейчас остается обсудить вопрос о судостроении. Я хочу напомнить товарищам, как стоял этот вопрос. Было внесено, вопреки предложению комиссии Политбюро, на судостроение в бюджет следующего года 5 млн руб. На пленуме ЦК поднялся спор, не направить ли эти 5 млн на военное судостроение дополнительно к тому военному бюджету, который предназначался для них25. Пленум этот вопрос не разрешил, а передал его в Политбюро. Вопрос этот разбирался в СТО, и СТО решил, а Политбюро подтвердило, что эти 5 млн надо оставить за коммерческим судостроением26. А военному ведомству было сказано, чтобы из определенных ему сумм 4,5 млн по Морведу остались на военное судостроение, ибо выяснилось, что если бы эти 5 млн коммерческих были переданы военному ведомству, то постройка происходила бы не на 9,5 млн, а на те же 4,5 млн.

Остальные военное ведомство взяло бы на другие нужды. Таким образом было решено, что 5 млн должны пойти на коммерческое судостроение. Тогда мы дали задание, нельзя ли увеличить за счет средств самих строящих организаций эту сумму, т.е. если такая-то организация хочет строить суда и ассигнует на это 3 млн, то мы даем дополнительно 1 млн из 5 млн, а если другая организация дает 4 млн, то мы даем 2 млн и т.д. Так и было сделано. Госплан разработал и представил программу, из которой было видно, что, например, Нефтесиндикат собирался строить на 3 млн. Мы сказали: хорошо, мы из 5 млн прибавляем еще 3 млн, — строй! Доброфлот решил строить. Мы ему тоже прибавили. И вот тогда объединенные средства организаций и наши составили общую сумму на коммерческое судостроение в 10 млн. Это не касаясь военного ведомства с его 4,5 млн. Тогда, естественно, возник вопрос, обеспечит ли данное ассигнование все судостроительные заводы. Для того чтобы программа не осталась на бумаге, было постановлено в СТО, что в 2-месячный срок с 1 ноября должны быть заключены договора между всеми организациями, заказчиками и заводами. И при этом было ясно, что заводы не закрываются, а получают работу. Теперь, если оказывается, что вся работа проделана впустую, то здесь кого-то надо предать суду. Зачем же тогда Госплан работал в течение 3 месяцев? Мы сидели в СТО и часами спорили, дать ли такой-то организации 200 тыс. рублей из 10 млн, а теперь нам докладывают, что все это впустую, что только в марте мы сможем начать строить. Почему нам не сказать этого раньше? И в заключение тов. Залуцкий присылает телеграмму, что они подозревают, что мы эти деньги хотим передать на Николаев.

Дзержинский. Ну, это — сиамские близнецы в смысле заподозреваний.

Каменев. Тов. Дзержинский высказался здесь, что в результате наше постановление нереально и что его надо отменить. Но я все же боюсь сделать это сразу. Ведь с такой же категоричностью докладывал Госплан, в присутствии тов. Судакова, в присутствии представителя ЦК металлистов и ЦК водников, что 10 млн обеспечивают заводы, что их закрывать не придется и что дело пойдет. Ну, мы, конечно, предполагали, что через некоторое время они придут и будут просить еще какую-нибудь тысячу-другую. Но чтобы получилось такое положение, что через два дня вся программа пошла насмарку, — это невозможно. Тут все надо проверить. Если так дело пойдет, то получится дыра не на полтора месяца, а получится то, что придется строить [ему «Светлану» и т.д.] военные суда, затем их содержать и т.д.

Смилга. [Дело не в этом. Дело в следующем.] Я думаю, что тов. Дзержинский ошибается, этим, потому что мы эту работу по разработке плана судостроения создавали т<аким> о<бразом>с одной стороны заказчики, с другой стороны представители Судотреста. Мы сводили их вместе в Госплане и разбирали конкретно вопрос о том или другом заказеспособен ли тот или иной завод выполнить тот или иной заказ. Речь идет о том, будет ли выполнен наказ о том, что все эти суда будут закончены к 1 октября этого года. Если человек получает от нас 1,5 млн, имеет свои 3,5 млн, то на 5 млн строит 5 судов и их выстраивает выгод, как требуют того условия. Что изменится к марту для этого коммерческого судостроения? Вопрос может заключаться в том, что если вы программу металлообработки не согласовали с добычей металла, если у вас нет металла для этого.] В Госплане вопрос проходил с участием Главметалла и заказчиков. Если же он прав, то надо удивляться политике Главметалла и невежеству промышленной секции Госплана. Я это дело расследую. Может быть, дело в том, что программа металлообработки не согласована с программой металлургии.

Судаков. Я все время участвовал в разрешении судостроительных вопросов. Должен сказать следующее: когда вопрос обсуждался в Госплане, — как в Промсекции, так и в Военной секции, я ставил обсуждение этого вопроса в ту плоскость, что если Промсекция встанет на путь выдачи 5 млн на гражданское судостроение, то мы сможем занять рабочих 5 тыс. человек только с того момента, когда мы получим договоры. Это во-первых. Во-вторых, мы можем начать выполнять эти договоры, имея авансовые суммы, и на эти суммы можем приступить к работам. В-третьих, я указывал, что нужен целый ряд технических подготовок, потому что существующие плазы и стапеля износились, их нужно подновить. Некоторая часть суммы должна быть израсходована на это восстановление.

Я указывал, с точки зрения технической, что мы приступим к работе, если заказчики установят сейчас тип судов, которые должны быть построены. Но эти типы судов не установлены. Следовательно, отсюда видно, что мы раньше марта к работам не приступим и рабочих не займем [Может быть, я займу их до 15 января. Раньше марта месяца я рабочих на новой работе занять не смогу.] по следующим причинам: нет у меня определенного типа судов, нет заключенных договоров. Я настаивал на обязательном заключении договора в ноябре и об этом говорил в течение 3 месяцев. На одном из заседаний Военной секции ставился вопрос, что если 5 млн руб. будут доданы Моркому, тогда они согласны дать военные заказы. Эти заказы нас могли бы устроить до окончательного подписания договоров на гражданский флот. Эсминцы «Белли» и «Прямиславль» стоят на ковше Путиловского завода, а «Парижская Коммуна» и «Светлана» стоят у Балтийского завода в Ленинграде.

В годовой программе Реввоенсовета, как НКФина, так и Госплана, суда фигурируют и категорически настаивается на их достройке.

Когда выдвигались эти вопросы, то я отвечал, что не буду говорить ни о «Парижской Коммуне», ни о «Светлане», пока правительство не подтвердит, что я имею право на их работу. Но на производимую уже работу по «Корфу» и «Червонна Украина» должен быть дан наряд и заключен договор.

Здесь создается такое положение, что если мы будем ждать окончательного приступа к работе до марта по гражданскому судостроению, то получается пробел.

Что же я должен делать в это время? Я должен тогда обратиться в СТО с просьбой об отпуске сумм, которыми буду рассчитываться с рабочими, что я в докладной записке на имя Председателя ВСНХ тов. Дзержинского и пишу.

Тов. Дзержинский здесь говорил, что мы стоим перед таким моментом, что нам надо оставить Балтийский завод в Ленинграде, потому что нагрузки он имеет сейчас 15%, и даже если получим еще нагрузку, то она увеличится не свыше 40%. Затем Николаевский и Севастопольский заводы на Юге также нельзя закрыть. Севастопольский завод — так же, как и в Кронштадте, — является базой всего города. Отсюда вывод, что или нужно искать нагрузку, будь то военное или гражданское судостроение, или будем входить с предложением выдавать по 1 млн 400 тыс. руб. на расплату по убыткам.

Нужно определенно сказать, что с Путиловской верфью дольше нянчиться нельзя, так же как нельзя играть и с Невским заводом, который берет каждый месяц по 100 тыс. руб., а за последующие месяцы до января — от 120 до 150 тыс. руб. Следовательно, в Ленинградской группе надо встать на путь закрытия Невского завода.

Если взять курс на путь гражданского судостроительства, то получается прорыв до марта, до которого надо рабочих рассчитать. С точки зрения производственной этого делать нельзя. С точки зрения финансовой — это сделать придется. Но тогда рабочие распылятся, у нас может получиться такое же положение, какое было, когда мы получили заказ от тов. Дзержинского на паровозы, и пришлось годичный заказ выполнить в 6 месяцев, и все-таки было опоздание, потому что не было налицо квалифицированной силы.

Судостроительных рабочих у нас очень мало, специалистов почти нет. И когда мы ставим вопрос о гражданском судостроении, то, безусловно, должен быть поставлен вопрос о сохранении заводов, с одной стороны, и о сохранении квалифицированной силы — с другой.

Сегодня нужно определенно высказаться, какой точки зрения придерживается Политбюро по отношению к Ленинградской группе: согласно ли оно на закрытие заводов, и главным образом на закрытие Путиловской верфи, из-за невозможности срочно развернуть гражданское судостроение, или решить, что рабочих можно занять тем, что пустить их на достройку военного флота. Но не нужно забывать того, что придется приступить к достройке, которая готова на 65%, — ведь эти 65% были закончены раньше, т.е. в 1916 г. Как приступить к работе, не осмотрев все механизмы, которые там поставлены?

Вопрос в общем стоит так: или необходимо дать нам возможность приступить к военной достройке, или дать возможность рассчитать то количество рабочих, которое указано в нашем докладе.

Каменев. Сколько у вас на Невском заводе рабочих?

Судаков. Всего в Ленинграде 7,5 тыс., 4,5 нужно рассчитывать, если не будет военной нагрузки.

Каменев. Чем они у вас там заняты сейчас, не только на Невском, а и на других заводах?

Судаков. Был ремонт миноносцев. Затем работают на разломке кораблей. Затем два наливных судна. Есть несколько работ для Волховстроя, и некоторые работают для коммунального хозяйства. Но все это категорически заканчивается к январю, и сейчас уже, при наличии этих работ, есть излишки в несколько тысяч рабочих. На южной группе без наряда продолжаем работу «Червонной Украины» и «Корфу». Там около 6 тыс.

Каменев. Сколько времени продолжается эта незаконная работа с «Червонной Украиной» и с «Корфу»?

Судаков. Второй год.

[Председатель Каменев. У Залуцкого в телеграмме говорится следующее (читает). Откуда он мог это узнать?

Судаков. Я ему сообщил.

Каменев. Вот получается какая картина. Тов. Судаков на СТО программу принял, и осталось впечатление, что он удовлетворен заказами, и мы думали, что вопрос о судостроении разрешен, а т. Судаков идет и тут же сообщает Залуцкому, что дело обстоит не так-то, а так-то. Тов. Судаков, нужно было просто прийти и сказать, что вы ошиблись, а не передавать это Залуцкому с тем, что бы он потом посылал сюда телеграммы.]

Каменев. Как же вы теперь предполагаете в дальнейшем? Оставить ли эти заказы по торговому судостроению так, как постановлено, и предполагать, что они начнутся к марту, а до марта продолжать постройку военных судов?

Судаков. Да, я думаю, что на военное судостроение выделят эти суммы.

Каменев. Получается, что кроме тех 10 млн, которые были ассигнованы на судостроение, придется еще ассигновать 7 млн? Ну, а если отменить все коммерческое судостроение и сказать — получайте 5 млн и начинайте работать на «Светлане», — вас это удовлетворит? А то выходит так, что получил 10 млн, а потом пришел и говорит: подайте еще 7 млн.

Дзержинский. Конечно, т. Каменев совершенно прав. И не только у тов. Судакова, а и у других психология такова. [Но, хорошо, прошло 10 млн, тогда давай еще.] Тов. Судаков после того, как прошло в СТО 10,5 млн, был у меня, и был, в общем, удовлетворен, говорил только, что неправильно то, что торговое судостроение рассматривали отдельно от военного, что надо было бы военное рассматривать в совокупности с торговым. И он тогда говорил, что надеется от военного ведомства получить заказов на 8 млн. В этом была действительно ошибка. Надо было всю судостроительную программу рассматривать в целом. Военное ведомство собирается, как известно, дать только около 3 млн.

Сегодня же ко мне пришли т. Судаков с т. Цвибелем (член Главметалла и Севзапромбюро27) и представили новый план судостроения, здесь мною доложенный. [Я человек вспыльчивого характера, но по отношению к специалистам я редко позволяю себе вспылить.] Когда я зачитал этот план, то я прямо вспылил и заявил, что это преступление против Республики, и указал, что выбрасывать 2 млн 633 тыс. плюс около 10 млн — всего 11 млн 648 тыс. на военное строительство, когда, как указывал сам тов. Судаков, каждое выпушенное судно потребует еще дополнительных постоянных ассигнований. — это немыслимо.

И для меня сейчас ясно, что та работа, которую мы проводили по постройке торгового флота, проведена впустую, и Главметалл целиком в этом виноват. [Он рассчитывал, что потребуется несколько месяцев, чтобы реализовать эти заказы, а еще о заказах ничего не известно. Это была политика давать филькину грамоту.]

Я утверждаю, что мы должны поставить сейчас вопрос твердо. Мы должны решить: сохранить Николаевский и Балтийский заводы, а Путиловскую верфь и Невский закрыть. Севастопольского закрыть нельзя, — там морской и военный порт, и, кроме того, в Севастополе это единственная пролетарская база. Да и завод-то там небольшой. Путиловскую верфь и Невский завод необходимо закрыть, потому что думать, что мы могли бы развернуть программу в ближайшее время, не приходится. [Я ругал Цвибеля и говорил ему, что если вы выколотите от государства, если Питерская организация выколотит от государства, то это будет непоправимый удар всей металлопромышленности в целом. И когда я суммировал наш разговор, что я в Политбюро доложу и дам свою точку зрения, а здесь уже будет окончательное решение. Моя точка зрения именно такова: Николаевский, Севастопольский и Балтийский заводы не закрывать.] Для рассмотрения всей совокупности вопросов, вытекающих из данного положения, нам надо будет образовать маленькую комиссию, [и именно в связи с тем и в партийно-советских организациях у нас есть невязка, и затем, в связи с тем, что из Ленинградской промышленности делается жупел. Ведь никто не подумает, что я против Ленинграда, но я вношу определенное предложение, что Путиловскую верфь и Невский завод надо закрыть.]  Для срочного разрешения надо просить Госплан скорее рассмотреть военную программу судостроения и уже в совокупности передать все эти вопросы в ЦК.

Председатель Каменев. Есть предложение закрыть прения. Записались 3 оратора. Может быть, дать им высказаться по 3 мин.? Возражений нет.

Калинин. Я все-таки думаю, что судостроительные заводы придется загрузить достройкой военных судов. В течение 5 месяцев нам выхода нет, да потом я еще сильно сомневаюсь, чтобы и после этих 5 месяцев началась постройка гражданских судов. Ведь надо подготовить материал, нет еще чертежей, еще нет договоренности о типе судов, и не только к марту, а будет хорошо, если они будут готовы к будущей осени. А загрузить заводы нужно сейчас, и единственная загрузка, которую можно сделать, это — военные суда. Я целиком согласен с вами, что это новый расход. Но зато можно будет предложить военному ведомству, чтобы оно продало [ту рванину] старый хлам, который у него имеется, вместо построенных новых.

Каменев. Но в 5 месяцев они не построят военных судов.

Калинин. Я этого не предполагаю. И затем я указываю, что работа все равно начнется не раньше, как через год. Ведь нужно знать, что у нас большого коммерческого судостроения не было и раньше. Поэтому выхода нет: пока они приготовятся, нам придется из этих 5 млн ассигновать пока миллиона 3— 4 на строительство в нынешнем году военных судов. А большего они и не израсходуют.

Затем, я думаю, что закрыть сразу два завода нельзя. Правильно, что нужно закрыть Невский. Он очень стар, и его все равно ломать придется. Но Путиловская верфь — это завод новый, он функционирует с военного времени, ему каких-нибудь 15 лет. У нас это самый новый судостроительный завод. Так что относительно Путиловской верфи надо будет пообождать. Если уж вынесли выставку и Волховстрой, то смешно, чтобы не вынести одной верфи. Поэтому надо, прежде чем иметь решение о Путиловской верфи, послать туда специальную комиссию для обследования и определить, какую имеет цену этот завод.

Судаков. Относительно того, что я ошибся, я согласен, что ошибся, но только в том, что в [Госплане] СТО во время обсуждения этого дела я не настаивал более решительно на слове и не сказал того, что сказал здесь, а именно, что раньше декабря проектов типа судов не будет, а то и позже, и к работе не приступим раньше февраля—марта. Затем, я действительно предполагал, что из военного бюджета в 5 млн будет передано на ремонт военных судов 1,5 млн, а остальная сумма, т.е. 3,5 млн, пойдет на заводы. [После этого обнаружилось, что можно составить программу много больше.]

Мы указывали, что для того, чтобы выполнить работу, нужно 9 млн. Это совпадает как со сводкой тов. Дзержинского, так и с нашей докладной запиской. Но хотя и предлагают закрыть Путиловскую верфь, я только одного боюсь, что если свалится нагрузка морского ведомства — текущий ремонт миноносцев, то сможем ли мы выполнить всю работу для Морского ведомства.

Отсюда такое положение, что следует Путиловскую верфь или закрыть, или оставить для ремонтных работ по Морскому ведомству. Если же на это не согласны, и Путиловскую верфь закрыть, то 850 тыс. нужно выдать немедленно и по 500 ежегодно надо будет на консервацию, т.е. 1 млн руб. на содержание этой верфи нужно ежегодно.

Максимов*. (*Выступление Максимова подверглось существенной стилистической правке, которая не учитывалась.) Для меня совершенно ясно, что, в момент предварительного и даже окончательного обсуждения вопроса о судостроении, Госплан. СТО и Политбюро были введены Главметаллом — недопустимо и непростительно — в заблуждение. Не подлежит сомнению, что Главметаллу и спецам Госплана было известно, да и невероятно допустить, чтобы это им было неизвестно, что все наши судостроительные заводы, за ничтожными исключениями, приспособлены к военному судостроению. Следовательно, соглашаясь с предложением о переводе заводов на коммерческое судостроение, они должны были также хорошо знать, что для перевода требуется определенный срок и что его необходимо предусмотреть заранее, дабы не допустить перебоя в работе заводов, что теперь получилось на примере ленинградских заводов, согласно телеграмме тов. Залуцкого.

К сожалению, тов. Залуцкий в своей телеграмме, помимо справедливого негодования, допускает местническое и демагогическое предположение по отношению к Николаевским заводам. То, что было известно относительно характера и производительной способности наших судостроительных заводов вообще, можно также показать и доказать в частности на примере Николаевского завода. На будущий год, чтобы достигнуть хотя бы относительной рентабельности, мы намечали нагрузку Николаевских заводов в 45%. Это — при наличии утвержденных СТО 10,5 млн руб. на коммерческое судостроение за счет заказчиков. Тогда не получалось, что заводы, распределяя указанные 45%, нагружались на 5260 тыс. руб. за счет военных заказов и только на 1139 тыс. руб. — за счет коммерческого судостроения. Это тоже было известно, однако никаких мер к осуществлению не принималось.

Каждому, даже несведущему лицу, ясно, что если заводы переводятся на коммерческое судостроение, то, прежде всего должно быть установлено и предусмотрено вперед: 1) какое коммерческое судостроение, с общеэкономической и технической точки зрения, необходимо для Советского государства; 2) какие мероприятия, средства и срок необходимы для перехода на коммерческое судостроение; и 3) как и чем занять рабочих судостроительных заводов, дабы избежать перерыва в работе, который, как теперь совершенно ясно, может оказаться весьма продолжительным. Все указанное, по-видимому, неясно в свое время было только для тех, кто этим делом непосредственно ведает.

По поводу замечания тов. Дзержинского, что я и тов. Залуцкий «сиамские близнецы» и что мы каждый требуем больше себе, могу сказать следующее: я свое требование и телеграмму обосновываю пропорциональным производственным весом и значением нашей промышленности по сравнению со всей остальной: а вот тов. Залуцкий. пожалуй, этим не руководствуется. Кроме того, я могу заверить Политбюро, что если у государства не окажется средств на судостроение, я не окажусь большим патриотом, чем тов. Залуцкий. и соглашусь на закрытие Николаевских заводов.

Теперь несколько слов для оценки вопроса о судостроении с точки зрения общеэкономической, технической и политической. Мое глубокое убеждение, что коммерческое судостроение у нас, как в интересах экономических, так и политических, должно и будет развиваться, но не так, как это предполагается теперь. По моему мнению, в настоящих условиях вопрос о развитии нашего судостроения поставлен недостаточно серьезно. Не могут же частичные сборные заказы на разную мелочь быть названы коммерческим судостроением. Для коммерческого судостроения нужно иметь хотя бы самый предварительный и элементарный план: типы современных судов речных и океанских и ближайшие перспективы переоборудования и развития судостроительных заводов. Военное судостроение продолжать следует только в том случае, если 1) наши военные отношения требуют этого; 2) материальные средства позволяют; 3) наша техника обеспечивает техническую современность судов; 4) военная наука и техника еще допускают значительное употребление морских судов для обороны.

В такой степени вопрос военного судостроения безусловно не подготовлялся, и потому не исключена возможность, что мы, достраивая или застраивая теперь военные суда, не ухлопаем зря значительные средства. Военные суда, о достройке которых теперь идет речь, застроены в период предвоенный и военный, и по тогдашнему времени они были последним достижением военной техники в русских условиях. Теперь же, если этим судам дать только отделку с точки зрения современных достижений, современной мировой науки и техники, то они безусловно окажутся устарелыми. Меньше можно наделать ошибок в коммерческом судостроении, и поэтому правильно поступил СТО, ассигновав средства именно на коммерческое судостроение, однако, к сожалению, вопрос этот технически оказался неподготовленным.

Какой же теперь выход? Вопрос безусловно придется вернуть на пересмотр. Необходимо поручить Правительственной Комиссии по материалам соответствующих органов пересмотреть вопрос о плане судостроения, определить порядок и сроки перехода на коммерческое судостроение, обеспечить кредитами и поддержать временно заводы военными заказами. Другого выхода нет сейчас. Заводы можно загрузить только достройкой военных судов, иначе месяца 3—5 до перехода на коммерческое судостроение придется содержать рабочих, дабы сохранить хотя важнейшие заводы как лаборатории судостроительного дела.

Вывод таков: 1) срочно разработать и провести программу сокращения числа заводов, положив в основу экономический и технический признаки, 2) оставшиеся заводы обеспечить заказами на текущий и последующие годы по соответствующему перспективному плану коммерческого и военного судостроения, 3) впредь до перехода на коммерческое судостроение важнейшие заводы загрузить работой по достройке военных судов по предварительным заданиям.

Вот те основные мероприятия, которые следует провести. В дальнейшем неопределенное положение судостроительных заводов — нетерпимо.

Каменев. Может быть, гораздо целесообразнее, чем достраивать военные суда, которые по сравнению с мировой техникой никуда не годны, платить жалование рабочим, не давая пока работы? Точка зрения тов. Судакова, конечно, ясна: он хочет сохранить все заводы и нагрузить их и военными, и коммерческими заказами. Но было бы гораздо лучше, если бы тов. Судаков сказал нам это раньше. Что же нам предлагают сейчас, перерешить и дать военному ведомству 5 млн? Нужно избрать комиссию.

Молотов. Ясно, что сейчас решить этот вопрос, — передавать деньги на военное или коммерческое судостроение — мы не можем. Ясно также, что целиком дать на коммерческое судостроение будет неправильно. Но в то же время, исходя из интересов и необходимости постройки коммерческих судов, нужно будет узнать, каким образом, не прекращая работу заводов по военным заказам, заводы могут постепенно приспособиться к коммерческим заказам.

Смилга. Я против комиссии. Она сейчас ничего не даст. Если она нужна для разбора ленинградского дела, то это можно будет сделать. Но нужно отметить, что Главметалл поступил так, как не имел права поступать. Я должен сказать, что у нас есть вторая сомнительная цифра — это 3 млн руб. на тракторы. Эти тракторы будут стоить в 3—4 раза дороже заграничных. А по судостроительному делу комиссии создавать не надо. Если не выплачена зарплата, то надо ее выплатить, а решать по кускам нельзя. Трудно иначе верстать всю программу.

Каменев. Таким образом, принимаем: приостановить исполнение постановления СТО от 10 сентября об ассигновании на коммерческое судостроение 10 млн 500 тыс. и постановление Политбюро о 5 млн на коммерческое судостроение. Рассмотреть весь вопрос о заказах на судостроительных заводах как военных, так и коммерческих судов по совокупности.

Смилга. Надо всю металлическую секцию, которая работала над этим вопросом, разогнать. Это прямое надувательство.

Каменев. Теперь относительно избрания комиссии.

Куйбышев. Я предлагаю передать это в Высшую Правительственную Комиссию.

Калинин. Надо при этом отметить, чтобы ассигновка рассчитывалась на уже строящиеся военные суда, а не новые.

Дзержинский. Я предлагаю срок работы недельный, с докладом в Политбюро.

Каменев. Заместителем в Высшую Правительственную Комиссию вместо тов. Дзержинского предлагается тов. Куйбышев. А также предлагается ввести тов. Пятакова.

Возражений нет? Принято.

Ходатайство Главметалла об отпуске в этом году для Николаевского завода 2 млн руб. передать в Высшую правительственную комиссию. Утверждено.

Куйбышев. Я прошу сроку вместо недели 10 дней, чтобы иметь возможность ознакомиться с работой.

Каменев. Возражений нет. Общий срок работы Госплана для рассмотрения производственной программы металлопромышленности предлагается месяц. Возражений нет? Принято.

Доклад тов. Дзержинского размножить и разослать членам ЦК, ЦКК и губкомам.

Заседание объявляется закрытым28.

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 524. Л. 1—50 (неправленая стенограмма); Л. 51—115 (стенограмма с авторской правкой); Л. 116—128 (стенографический отчет). Список присутствующих на заседании см. дополнение 1.

2 Высшая правительственная комиссия (ВПК) — комиссия Политбюро ЦК РКП(б) по металлопромышленности. Создана решением Политбюро 20 марта 1924 г. С образованием ВПК вся работа по выработке мер в области развития металлургии и машиностроения была сосредоточена в ней. Председателем комиссии был утвержден Ф.Э. Дзержинский. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 428. Л. 4.)

3 Главметалл — Главное управление государственной металлической промышленности ВСНХ СССР, отраслевой промышленный главк. Образован 26 октября 1921 г. на базе отдела металла ВСНХ РСФСР и главного правления заводов точной механики. После роспуска Высшей правительственной комиссии по металлопромышленности (ноябрь 1924 г.) осуществлял руководство этой отраслью. Решением Политбюро от 13 ноября 1924 г. председателем Главметалла был утвержден Ф.Э. Дзержинский. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 474. Л. 5.)

4 Ф.Э. Дзержинским допущена неточность. Речь идет о пуске трех доменных печей: домны № 1 на Юзовке, домны № 1 Екатеринославского завода им Г.И. Петровского (бывший Брянский металлургический завод) и Краматорской домны № 3 треста «Донуголь».

5 Председатель ВСНХ УССР К.Г. Максимов.

6 Речь идет о постановлении Политбюро от 3 июля 1924 г. о значении и роли ленинградской промышленности. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 447. Л. 3.) Также см. примечание 21.

7 ГОМЗа — Государственное объединение машиностроительных заводов, созданное в 1918 г., находилось в ведении отдела металлов ВСНХ РСФСР. В него входили: Коломенский, Мытищинский машиностроительные, Сормовский, Брянский паровозостроительные, Тверской, Рыбинский вагоностроительные заводы, шесть заводов Приокского округа, инструментальный завод в Москве и др. В 1923 г. ГОМЗа было признано объединением общесоюзного значения и передано в ведение ВСНХ СССР.

8 ЦУГ АЗ — Центральное управление государственных автомобильных заводов, было создано в 1921 г. и подчинялось непосредственно Главметаллу. Управление являлось самостоятельной организацией с правами юридического лица. В 1923 г. передано в ведение ВСНХ СССР.

9 Кампания по увеличению производительности труда началась с апреля 1924 г., когда на ряде крупнейших предприятий Ленинграда «Красный путиловец», «Русский дизель», «Экономайзер», «Красный выборжец», «Севкабель» и др. стали создаваться производственные кружки для вовлечения рабочих в борьбу за повышение производительности труда. (Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов 1917—1965. Кн. 1. М., 1967. С. 130.)

10 Югосталь — Государственный южный металлургический трест ВСНХ СССР, создан в 1921 г. В состав треста входили металлургические заводы, каменноугольные рудники, коксовые установки, находящиеся на территории Украины, Северного Кавказа и Крыма.

11 ЮМТ — Южный машиностроительный трест СНХ УССР, создан в 1922 г.

12 Решения Политбюро от 20 марта, 8 мая, 3 июня 1924 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 428. Л. 4; Д. 436. Л. 7, Д. 441. Л. 4.)

13 Речь идет о XIII съезде РКП(б), проходившем в Москве 23—31 мая 1924 г.

14 Из решения Политбюро от 19 июня 1924 г. по вопросу «Доклад Комиссии о металлопромышленности». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 444. Л. 5.)

15 7 мая 1924 г. состоялось заседание СТО СССР, на котором был обсужден доклад Комиссии по металлопромышленности. СТО утвердил программу паровозостроения, предложенную Комиссией, и определил размер бюджетных ассигнований для оплаты этих заказов по смете НКПС; принял на 1923/24 г. ориентировочную производственную программу по металлообработке и черной металлургии; был определен размер бюджетных ассигнований металлопромышленности на этот год в общей сумме 32 млн червонных руб. Также СТО утвердил предусмотренное решением ВПК дополнительное увеличение банковского кредита металлопромышленности на апрель—сентябрь 1924 г. в размере 10 млн руб. (Хромов С.С. Ф.Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. М., 1966. С. 86.)

16 Речь идет о докладной записке Ф.Э. Дзержинского в Политбюро от 18 мая 1924 г. «О работе Комиссии по вопросу металлопромышленности, согласно постановлению ПБ от 20 марта». (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 356. Л. 92-98.)

17 ЦУМор — Центральное управление морского транспорта было создано в 1923 г. в составе НКПС СССР для руководства водным транспортом.

18 Судотрест — Государственный судостроительный трест, государственное объединение судостроительных предприятий, созданное в 1922 г. в системе НКПС.

19 10 сентября 1924 г. СТО принял вариант Госплана и утвердил программу судостроения на 1924/25 г. в размере 10,5 млн руб.

20 В связи с подготовкой вооруженного восстания в Германии осенью 1923 г. Политбюро приняло ряд решений о всемерной помощи германской компартии, включающих в себя «мобилизацию боевых сил республики» и расширение «работ по строительству и ремонту военного флота». (Политбюро РКП(б)—ВКП(б) и Коминтерн. 1919—1943. Документы. М., 2004. С. 167, 171.)

21 Речь идет о требованиях руководства Украины об увеличении государственных дотаций для металлургической промышленности этой республики. Состоявшийся 7—9 июля 1924 г. пленум ЦК компартии Украины принял резолюцию, в которой высказывались сомнения по поводу решения Политбюро ЦК РКП(б) о поддержке ленинградской промышленности, принятом накануне, 3 июля. По мнению украинского ЦК, это постановление не способствовало правильному разрешению вопроса о развитии металлургии. Секретарь ЦК КП(б) Украины Э.И. Квиринг разослал эту резолюцию с сопроводительным письмом ряду членов Политбюро ЦК РКП(б). Квиринг возражал против поддержки ленинградской промышленности, которая, по его мнению, осуществлялась за счет металлургии Украины. Позиция украинского руководства вызвала возражения у председателя ВСНХ Ф.Э. Дзержинского. Он направил в ЦК РКП(б) свою записку, в которой доказывал, что никакого ущемления интересов металлургии Украины в результате принятия решения о помощи Ленинграду не произошло. (Хромов С.С. Ф.Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. С. 113—123.)

22 В резолюции XIII съезд РКП(б) по отчетному докладу ЦК говорилось: «В области поднятия государственной промышленности важнейшей задачей наступающего периода является поднятие металлургии. После того, как обеспечено дело с топливом, как поднят транспорт, как сдвинута денежная реформа, — очередь за металлом. Наладить производство средств производства внутри Союза означает создать действительно прочную базу для социалистического хозяйства и в значительной степени освободить себя от необходимости передачи больших заказов за границу. Съезд поручает Центральному Комитету обратить серьезное внимание на эту проблему». (Тринадцатый съезд РКП(б). Стенографический отчет. М., 1963. С. 601-602.)

23 Речь идет о ЦК профсоюза металлистов.

24 Вследствие высоких цен на металл и топливо железнодорожный транспорт в 1922/23 хозяйственном году работал с дефицитом. Тарифы на железнодорожные перевозки были высокими, а уровень заработной платы железнодорожников по сравнению с рабочими других отраслей — низким. Критическое положение сложилось к концу 1922 г. — началу 1923 г., когда резко возросла задолженность НКПС. Государство было вынуждено выделить ему большую дотацию. (Хромов С.С. Ф.Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. С. 49.) 4 января 1923 г. Политбюро приняло решение: «Во изменение решения Финкомитета утвердить ассигнование на заработную плату железнодорожников на январь месяц в сумме 190 триллионов руб. и на выплату задолженности железнодорожникам — всего 50 триллионов рублей. Поручить Финкомитету внести соответственно этому в эмиссионный план на январь 23 г. увеличение на 40 триллионов». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 328. Л. 2.)

25 18 августа 1924 г. пленум ЦК РКП(б) по докладу Л.Д. Троцкого о работе комиссии Политбюро об армии и бюджете утвердил смету Военному ведомству (НКВоенмору и ГУВП) в сумме 395 млн руб., а также принял следующее решение: «Поручить Политбюро рассмотреть вопрос о возможности 5 (пять) миллионов рублей, ассигнованные на судостроение по смете отдела металла ВСНХ, обратить на военное судостроение...». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 134. Л. 4-4 об.)

26 29 августа 1924 г. по докладу Госплана было принято следующее решение СТО: «а) Признать, что отпущенные СНК 13 августа на судостроение в 1924-25 г. 5 (пять) миллионов рублей должны быть полностью использованы для нужд коммерческого флота; б) Поручить Госплану в недельный срок представить конкретный план распределения этих 5 (пять) миллионов рублей между ведомствами и хозорганами». 4 сентября 1924 г. это решение было утверждено Политбюро (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 461. Л. 4, 9).

27 Северо-Западное промышленное бюро было создано в 1921 г. для организации и руководства промышленностью региона. Находилось в г. Ленинграде.

28 Решение Политбюро по вопросу об информационном докладе по металлопромышленности от 12 сентября 1924 г. см. дополнение 1.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.