Доклад тов. Шверника. 24 декабря 1924 г.

Реквизиты
Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1924.12.24
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 1 1923-1926 гг. Стр. 259-272
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 526. Л. 1—65 (стенограмма с авторской и редакторской правкой), Л. 67—70 (стенографический отчет).

Доклад тов. Шверника. 24 декабря 1924 г.1

В связи с поступившими за последнее время заявлениями с мест о том, что в деревню снова начинают возвращаться помещики и занимать свои усадьбы, затем устраиваться в советских хозяйствах, в имениях, имеющих значение музейной ценности, и вообще в учреждениях, главным образом земельных, — мы, при обсуждении этих вопросов в ЦКК2, пришли к выводу о необходимости образования на местах комиссий, которые бы знакомились с этим процессом возвращения помещиков, а также и с теми взаимоотношениями между помещиками и населением, которые сейчас установились.

[Собранные по этому поводу данные говорят о том, что если] В первое время земельный декрет3 предусматривал вообще изъятие всех земель у помещиков и лишение их права находиться в своих усадьбах, а последующие распоряжения [предусматривали] указывали меры и порядок выселения помещиков. Но собранные по этому вопросу данные говорят о том, что на почве установления этого порядка был целый ряд недоразумений, с мест начали поступать ходатайства о том, чтобы в отношении тех помещиков, которые не снискали со стороны населения скверного к себе отношения, предоставить право земельным органам и местным исполкомам решать вопрос о возможности оставаться им в своих имениях. В результате был издан циркуляр в сентябре 1918 г.4, когда наши земельные органы на местах еще не сложились, когда Гражданская война требовала к себе большего внимания, чем организация земельных органов вместе с тем и той политики, которую мы должны проводить в деревне].

Это обстоятельство главным образом и было учтено помещиками, которые использовали право оставаться на местах, очень часто не спрашивая на это разрешения земельных органов. В некоторых случаях, в тех губерниях, которые были захвачены Гражданской войной, они оставались в своих имениях постольку, поскольку они вообще рассчитывали на приход белых. Вместе с тем низовые земельные органы, не чувствуя твердости своей и твердости Советской власти, очень спокойно разрешали этим помещикам оставаться в своих имениях.

Первое время недоразумений на местах не было, потому что помещики боялись заявлять свои права на землю, боялись поднимать вопрос о расширении своего землевладения, поэтому конфликтов не было. Но в последнее время, поскольку в 1920 г. был издан декрет, предоставлявший льготы тем помещикам, которые культурным образом ведут свои хозяйства, эти помещики, не ведя зачастую никакого культурного хозяйства, использовали декрет в целях уклонения от уплаты тех налогов, которые, естественно, на них накладывались.

Эти обстоятельства создавали на местах целый ряд недоразумений, и уже к началу 1923 г. и во второй половине 1923 г. эти недоразумения начали приводить к целому ряду конфликтов как с нашими низовыми советскими органами, так и к конфликтам с крестьянами, которые зачастую оспаривали права помещиков пользоваться тем или иным клочком земли и оставаться в своих имениях.

Это и побуждает нас пересмотреть существующее сейчас на местах положение.

Рассматривая материалы по Псковской губернии, мы видим, что в Псковской губернии помещиков, которые живут в своих имениях, сейчас находится до 250 чел., причем среди этих помещиков имеются такие крупные дворяне, как Ковалевский, бывший товарищ министра внутренних дел. Имеется много исправников, генералов, княгиня Гагарина, брат генерала Куропаткина, имеется целый ряд дворян, которые в прошлом, при царском правительстве, играли большую роль. Все это вызывает среди местного населения естественное озлобление. Крестьяне говорят, что, поскольку в настоящий момент Советская власть укрепилась, следовало бы поднять вопрос о том, чтобы помещики и дворяне, которые остались сейчас в своих имениях и которые стараются всяческими путями округлить эти имения, т.е. получить те земли, которые зачастую были переданы крестьянам на местах, — чтобы эти дворяне и помещики были выселены. Нужно отметить, что эти помещики и дворяне являются проводниками политической пропаганды как против Советской власти, так и [насмешек] против крестьян, издеваясь над крестьянством, а зачастую даже и угрожая тем крестьянам, которые стараются всячески урезать их аппетиты в смысле округления этих имений. Наши комиссии, которые расследовали этот вопрос на местах, дают интереснейший материал. Например, брат Ковалевского, товарища министра внутренних дел, приехал в деревню и попросил, чтобы ему отвели земли. [Приехал] Явился агроном и, [неразговаривая] не обращаясь совершенно к местной власти, нарезывает землю. Когда крестьяне увидели, что их землю снова хотят отдать Ковалевскому, они пошли и сняли все колышки, которые наставил землемер, и землю оставили за собой. Ковалевский не успокоился и подал соответствующее обжалование в земельные органы. Этот вопрос сначала рассматривал уездный исполком, который решил эту землю отобрать совершенно под предлогом того, что в этой деревне были крестьяне, которые уклонялись от исполнения воинской повинности. Земля была отобрана и поступила в общий фонд, но помещик повел дело через уездные земельные организации и, пользуясь там связями, получил разрешение вопроса в свою пользу. Конечно, этот случай приводится как единичный по обследованию Псковской губернии, но таких случаев можно было бы привести по другим губерниям множество.

Затем, если мы присмотримся к тому, как эти помещики ведут свое хозяйство, то по целому ряду заявлений местных комиссий видно, что большинство этих помещиков пользуются наемным трудом, что ничего культурного в их хозяйстве не заведено, и что льготы даются им, видимо, в силу того, что земельные органы не смогли проверить, как ведутся эти хозяйства. [Имеется целый ряд случаев, когда эти помещики, пользуясь связями по линии земельных органов и другими связями.]

Каменев. Каков объем земельных участков у этих помещиков?

Шверник. В большинстве случаев надел трудовой. Но есть случаи, например, в Московской губернии, когда они арендуют совхозы, и этим самым, благодаря аренде, у них трудовые нормы земли значительно выше. Это также вызывает целый ряд недовольств. Помещики устроились в своих имениях под видом охраны музейных ценностей, получив охранные грамоты.

Большей частью эти имения никакой ценности не представляют, но помещики продолжают владеть имениями на основе ранее выданных охранных грамот. Музеи при бывших монастырях являются местом, где сосредоточивается религиозная и антисоветская пропаганда. Многие музеи в имениях, имеющих историческую ценность, управляются бывшими владельцами или липами, близко к ним стоящими. Таково положение, например. в музее при совхозе «Астафьево» Московской губ., в котором управляющим является сын бывшего владельца — графа Шереметева. При нем проживает вся его семья.

Таково же положение в имениях-музеях «Останкино». «Абрамцево» и других.

Эти обстоятельства и приводят местные комиссии к мысли о необходимости упорядочения этого дела. Эти комиссии рассматривали, какое значение имеет оседание и возвращение помещиков в свои усадьбы. Поскольку у нас, в особенности в пограничных губерниях, например, в Псковской, имеется значительное оседание, то комиссии определенно говорят (эти сведения идут не только по линии комиссий, которые занимались обследованием, но и по линии ОГПУ) о том, что помещичьи имения есть те оазисы, которые ведут пропаганду против Советской власти, и, вследствие близости своей к границе, там оседает тот элемент, который перебегает эту границу.

Поэтому мнение ОГПУ по этому вопросу сводится к тому, чтобы на это обстоятельство обратить серьезное, особое внимание и предпринять какие-то меры, которые дали бы нам возможность, во-первых, обезопасить с политической точки зрения пограничные губернии и, во-вторых, чтобы от помещиков, которые пользовались в прошлом и продолжают пользоваться и в настоящее время своими усадьбами и имениями, — отобрать эти имения, потому что это обстоятельство вносит большое недовольство в среду крестьян. Если посмотреть, что делается в Белорусском районе, — то там картина примерно такая же, причем обращает на себя внимание то обстоятельство, что в Смоленской губ., например, было засилье помещиков в губернском земельном аппарате. Произведенное нами обследование обнаружило, что в губернском земельном отделе имеется большое количество помещиков, причем среди них имеются такие, как Полуэктов, бывший земский начальник, потомственный дворянин, бывший владелец 900 десятин земли, Воронский — бывший вице-губернатор и др.

Сталин. Это местные люди?

Шверник. Это местные люди, которые и раньше были в земельных органах той же губернии.

Но надо оговориться, что благодаря мерам, принятым нами и А.П. Смирновым,эти земельные органы удалось почистить, но чистка эта не коснулась всех земельных органов, — она сейчас только начинается и проводится с помощью А.П. Смирнова. Но засилье таких людей, которые раньше были землевладельцами или работали в земельных органах, как, например, Воейков, бывший статский советник, земский начальник, исполнял должность вице-губернатора, а сейчас сидит в земельном органе, это засилье вызывает недовольство среди крестьян. Когда крестьяне обращаются со своими земельными нуждами, земельными жалобами в местные земельные органы, их там не поддерживают, но поддерживают тех помещиков, которые обращаются к ним с разными жалобами, и им земельные органы всячески потворствуют. Эти моменты невольно обращают на себя внимание и заставляют комиссии внести этот вопрос для того, чтобы его урегулировать.

Мы обследовали положение по Московской губ. Здесь по 13 уездам насчитывается до 272 случаев пользования бывшими владельцами своими бывшими имениями, причем большинство их ведут обработку земли (даже той, которая получена по трудовой норме) при помощи наемного труда. Крестьяне, видя это, говорят: «Опять сидят в своих имениях, имеют трудовой надел, а обрабатывают его наемным трудом... шипят, ведут агитацию против Советской власти».

Сталин. Это все Калинин... (смех).

Шверник. Вот эти все обстоятельства должны обратить на себя внимание Политбюро. В Московской губ. имеется, например, Корольков, бывший помещик, который пользуется 132 десятинами, затем Соколов — 51 десятиной. Земли эти арендованы ими у земельных органов.

Обращает на себя внимание также и очень скверное положение в совхозах, там, где управляют помещики.

По Московской губернии, например, имеются данные по 100 совхозам. Бесхозяйственность в совхозах поражающая. Продукты часто гниют. В ряде совхозов хлеб и корнеплоды не убираются вовремя и пропадают под снегом. Покосы не используются. Обработка земли неумелая. Племенной скот часто идет на убой для нужд администрации.

Обращение с рабочими отвратительное, рабочие живут в скверных условиях в то время, когда заведующие, бывшие помещики часто ведут барский образ жизни.Там, где сидят в совхозах и управляют ими бывшие дворяне, дело во многих случаях доходит до мордобития. Бывшие помещики бьют рабочих. Это, естественно, вызывает недовольство среди рабочих. Поэтому в отношении совхозов надо предпринять меры в смысле их чистки. У нас теперь много коммунистов-агрономов, оканчивающих различные курсы, имеется много людей, которых надо двинуть на эту работу. Потом имеется много людей, имеющих местный опыт, которые могли бы оздоровить аппарат.

Можно еще привести пример Петрова-Слогова, бывшего князя, который заведует артелью в 16 чел. Нужно сказать, что они идут на все, создают фиктивные артели, коммуны с родственниками, бывшими помещиками и т.д., и на деле, конечно, все эти бывшие князья являются фактически активными лицами и зачастую бывают просто администраторами, пользуясь наемным трудом. Несколько типичных в этом отношении коммун имеется в Смоленской губернии. В Суриковской волости имеется коммуна «Бородино», организованная семьей бывшего владельца Звягина в своем бывшем имении. В состав коммуны входят: жена бывшего владельца. 3 сына и их жены, бывший приказчик его и бывшие рабочие. В распоряжении коммуны имеется 80 десятин земли, много скота и инвентаря. Все это, конечно, вызывает возмущение в крестьянской массе.

Обращает на себя внимание Воронежская губ. Надо принять во внимание, что Воронежская губерния пережила много нашествий: немцев, гайдамаков, Краснова, Мамонтова, Шкуро и др., а также все ужасы бандитизма. Большинство помещиков активно выступало на стороне белых. Деятельно помогали белогвардейцам и оставшиеся кулаки, а в настоящее время эти помещики из крестьян, создавая сильные, кулацкого типа хозяйства, всякими способами обходят советские законы. Крестьяне чрезвычайно враждебно относятся к бывшим помещикам. Это видно по постановлениям партийных ячеек, сельсоветов, ВИКов, которые дышат глубокой ненавистью к помещикам. Вот несколько отзывов местных организаций: бывший помещик Усманского уезда Нагибин — до революции злостно эксплуатировал чужой труд, порол розгами рабочих. Население относится к нему враждебно. Конюков занимается эксплуатацией чужого труда, занимается скупкой и продажей скота. Скот потравляет крестьянские полосы посева. Обухов во время революции скрылся, проживая неизвестно где до 1919 г. В 1919 г. вернулся в свое имение. Таких случаев много. В то время как в Псковской и других губерниях оседают бывшие дворяне-помещики, в Воронежской губернии оседают бывшие землевладельцы. И очень часто, благодаря тому, что у нас не урегулирован вопрос о наделе землей, их земля вклинивается в крестьянскую, и бывают случаи, когда скот, попавший на их участки, задерживается по 3 недели, голодает и худеет. И крестьяне указывают, что вот были паны на нашей земле и остаются до сих пор. Так что по Воронежской губернии стоит вопрос о том, чтобы урегулировать вопрос о пользовании землей бывших землевладельцев.

Можно привести еще один характерный случай по Воронежской губернии. В селе Шаталовка было имение, принадлежавшее гражданке Харкевич, которая сама жила в г. Воронеже в собственном доме и никогда в Шаталовке не жила, а только эксплуатировала крестьян. В 1922 г., когда село Шаталовка было поражено голодом и вся деревенская беднота отправилась в поиски за хлебом, гражданка Харкевич явилась в Шаталовку на сход. На этом сходе присутствовали все зажиточные слои населения. Руководящий собранием бывший земский начальник Лукашев при содействии кулаков провел постановленце о возвращении Харкевич усадьбы.

Бывший помещик Мамонтов активно выступал против Советской власти, выдавал активных работников белым, а теперь занимает огромный дом с надворными постройками в бывшем имении. Ведет подпольную агитацию против Советской власти. Отношение крестьян к Мамонтову весьма враждебное.

Приведенные мною примеры показывают, что это явление приняло значительные размеры и необходима решительная борьба с дворянско-помешичьим засильем. ЦК партии должен поднять вопрос о пересмотре тех статей существующего законодательства о земле, которые оставляют многочисленные лазейки для проникновения помещиков в свои быв. имения. Вместе с тем необходимо заняться пересмотром всех помещичьих имений и земорганов. в которых засели бывшие помещики.

Т. Шверник оглашает предложения ЦКК (см. приложение).

Крупская. В прошлом году в Наркомпросе стали появляться крестьяне по просвещенским делам, которые говорили: «Так как теперь старые имения отходят к бывшим помещикам, то... и т.д.». Потом приходят другие и говорят о каких-то [паршивых] пунктах в земельном кодексе5, благодаря которым крестьянам податься некуда. Поэтому, когда я узнала, что в ЦКК имеются документы в связи с этим вопросом, то я с особенным интересом с ними знакомилась.

Надо сказать, что материалы, которые имеются в ЦКК по этому вопросу, неодинаково равноценны. По некоторым губерниям материал чрезвычайно богатый, имеются приговоры крестьян, постановления больших собраний, которые очень ярко рисуют болезненное переживание крестьян в связи с этим вопросом. Такой богатый материал имеется по Воронежской, Псковской и Смоленской губерниям. По центральным — имеется частичный материал. Получается картина не везде одинаковая. В Псковской губернии, например, несмотря на то, что эта губерния пограничная, наблюдается совершенно недопустимое явление, на своей бывшейземле сидят бывшие помещики-дворяне, имеющие связи с белогвардейщиной. Трудовой надел получается ими часто на мертвые души, и потому бывает несоответственно велик. Конечно, против прежнего их сильно урезали, но все же у них вместо одной души имеется надел на пять, а то и на десять душ, находятся какие-то фиктивные родственники и т.д. А в особенности они себя хорошо обставляют там, где в земельных органах сидят помещики. Так, например, в Смоленской губернии сидели в земельном органе земские начальники, вице-губернаторы, прокуроры судебных палат. Потом, когда выгнали их оттуда, они перешли в судебные органы, где защищали интересы помещиков.

В Воронежской губернии прежних дворян нет, там — крестьяне-помещики, купцы, которые, пользуясь всеми способами, эксплуатируют крестьян старыми кабальными приемами, пускают землю в аренду и т.д. Крестьяне знают, что все эти помещики были на стороне белых во время Гражданской войны, а теперь они возвратились в имение и вместе с кулаками старыми кабальными путями допекают крестьян. Никаких культурных способов ведения хозяйства у них нет, наоборот, они имеют самые отсталые кабальные формы. Отношения на этой почве создаются, конечно, невозможные. Наблюдается крайне грубое отношение к крестьянам, это с одной стороны. С другой — вокруг таких лиц сохраняется часто прежняя рабская атмосфера, — это наш прежний помещик, от него и раньше был заработок, он наш благодетель.

Особо срочных мер требует пограничная полоса, где имеется большая опасность, что в случае войны белогвардейщина [станет против нас] будет иметь в бывших имениях прочную опору.

В некоторых губерниях, где раньше в аппарате Наркомзема имели засилье особо махровые помещики, яркая печать этого засилья сказывается на всех земельных отношениях, и там нужно сейчас бороться с последствиями этого засилья.

[Нужно сказать, что эти земские начальники, помещики перекочевали сейчас из земельных органов в судебные.]

Те приговоры, которые имеются в Воронежской губернии, говорят о том, что положение там не совсем благополучно, все это учитывается населением и ставится в минус Советской власти.

Тов. Смирнов совершенно не прав, настаивая на том, чтобы выселять только бывших помещиков, лиц дворянского происхождения, не прав потому, что мелкопоместные землевладельцы из крестьян и купцов еще больше прижимают, чем старые дворяне. К ним такое же озлобленное отношение со стороны крестьян. Поскольку у них отняли основную землю, оставив небольшие клочки, постольку они озлоблены и являются не менее опасным элементом, чем бывшие дворяне. Тут мы не должны смотреть на прошлое, и ко всем этим землевладельцам надо принимать общие меры, а не разделять по сословиям. Ведь есть дворяне, у которых хорошие отношения с крестьянами, а к бывшим крестьянам и купцам отношение озлобленное.

В этом отношении надо принять целый ряд последовательных мер, но оставлять дело в таком положении, как сейчас, вряд ли целесообразно. Крестьянами все это учитывается, и они толкуют, что Советская власть, мол, о них не заботится.

Смирнов А.П.* (* Имеются три варианта выступления Смирнова А.П. с различной правкой.) Я хочу указать отдельные моменты, чтобы у Политбюро не создалось впечатление катастрофы [которая была, например, 2 октября].

В союзном масштабе вся эта группа помещиков в хозяйственном отношении имеет пустяковое значение, но политическое ее значение очень большое. Может создаться впечатление, что все эти недоразумения являются массовыми и происходят по всему Союзу. Но на самом деле это отдельные случаи, происходящие в отдельных местах, в отдельных губерниях.

Всей земли отдано мужикам 100 млн десятин, в нее включены также и кулацкие, частновладельческие земли, которые ушли в уравнительное разделение между мужиками. Эти частновладельческие земли я не беру, поскольку речь идет только о помещичьих землях. Из помещичьей земли мы отдали крестьянам 50 млн, исключая 2 300 000 десятин.

Крупская. Вы какую землю считаете — дворянскую или совхозовскую*? (*Так в документе)

Смирнов. Мы берем группу помещичьих дворянских имений, которые в данном случае нас интересуют. Из этих 2 300 000 десятин 1 600 000 (включая и Украину) находятся у совхозов и разных государственных объединений. На память (я не помню точно), кажется, тысяч 200 десятин находится в мелких объединениях местного значения. По-видимому, распылено между отдельными помещиками, как трудовой надел, тысяч 100 десятин, не больше.

Экономически вопрос пустяковый. Они получили 100 тыс. десятин трудового надела, но так как они распылились и не составляют большой группы, то этот вопрос имеет только большое политическое значение.

Каменев. А количество народу, сидящего на этих 100 тыс. десятин земли?

Смирнов. Всего учтено 2 тыс. помещичьих хозяйств, но на самом деле их больше, вероятно, тысячи 3. Местные власти в начале очень пассивно относились к этому делу.

Я начал борьбу, когда пришел в наркомат, не с точки зрения экономики, а с точки зрения политики. Жалобы были ко мне со стороны мужиков.

[Но сначала губком относился очень инертно. Так что политика эта имеет большое значение, так как эти 3 тыс. хозяйств широко распылены, и предлагаемые меры будут своевременными.]* (*В стенограмме с авторской правкой этот абзац автором оставлен, но при подготовке стенографического отчета снят редактором.)

Зиновьев. Как у вас, в комиссии ЦКК, не ставился вопрос о том, чтобы провести решение этого вопроса через ВЦИК, с тем чтобы посовещаться с крестьянами и т.д.?

Смирнов. Тут совещаться с мужиком нечего, потому что можно заранее сказать, крестьянин скажет: гони их всех в шею. И характерен здесь именно политический момент, но характерно, конечно, и то, что для крестьянина нужен этот кусок земли, ведь характерно, что жалобы эти усилились в последнее время. Первое время, когда крестьяне делили 50 млн, они заняты были этой дележкой, а сейчас они уже начинают подчищать. Так что временами они и на совхозы поглядывают. На юге, где земли много, там этого нет, а в центральных губерниях они поглядывают и на совхозы.

Калинин. Я считаю, что доклад от начала до конца тенденциозен. Мне кажется, что так, как поставил вопрос т. Шверник, его ставить нельзя было. Ведь по каждому отрицательному явлению в нашей советской действительности можно всегда найти целый ряд фактов. Возьмем, например, воровство в наших советских органах, — я мог бы представить целый доклад относительно ужасного положения в этом направлении.

Так вот доклад был составлен односторонне. Были вырваны отдельные факты о таких-то и таких-то помещиках. Сделать из этих отдельных фактов общее явление было неправильно. Во-первых, неправда относительно местной власти. Местная власть не так уж плохо и невнимательно относится к этому делу, наоборот, всюду, где возможно, местная власть душит, выселяет, отнимает землю у этих помещиков. А в докладе рисуется такая картина, что будто бы местная власть за помещиков, что будто бы весь наркомземовский аппарат способствует этому. Это, конечно, абсолютно неверно. Наоборот, весь решительно аппарат идет против этого.

С другой стороны, упущен определенный политический момент. Конечно, говорить о том, что у нас есть отдельные жулики среди помещиков, которые даже выступают против нас, об этом говорить не приходится, но в то же время у нас есть огромное количество людей, которые связаны с нами, и которые благодаря вносимым вами предложениям будут лишены земли. Я для примера могу привести вам следующее явление, с которым я столкнулся. Нужно сказать, что эта линия, взятая ЦКК, уже проводится в жизнь. Ко мне, напр., обратилась помещица, дворянка, которую выгоняют с трудового надела. Дворянка эта в Тверской губернии была 42 года учительницей, о ней ходатайствует ряд коммунистов, в том числе и питерский Шаров. Крестьяне, конечно, выгоняют потому, что они хотят получить ее 6 десятин. Ей 60 лет, сестре ее 75 лет.

Голос. Ну, ей и возвратят надел.

Калинин. Нет, на основании принимаемого вами постановления мы должны ее выгнать, она дворянка, а все дворяне лишаются земли.

Если бы вы отметили такие явления, я бы не стал говорить. На основании этого постановления мы должны ее выгнать, потому что она дворянка, а все дворяне, по директиве, которая теперь оглашена, земли лишаются.

Другой инцидент. Сын дворянина, участвовал в Красной армии добровольцем, имеет военные заслуги, его недавно демобилизовали; семь лет у его семьи был участок земли, который ему выделили. А теперь он просит нас, чтобы ему эту землю оставили, потому что пришла бумажка и его выгоняют. По закону мы должны его выгнать. Это, конечно, белая ворона... Но к нам не приходят крестьяне с жалобами на таких вот помещиков, как этот демобилизованный. Я считаю, что такое огульное избиение... (с места: младенцев... (смех))... совершенно неправильно.

Удивительно сентиментальный подход: крестьяне, мол, жалуются и прочее. Да крестьяне будут жаловаться на самого святого человека, если с этого святого человека есть что сорвать (смех). Я убежден, что будь то хоть сам апостол Петр, но раз у него 7 десятин земли, — так вы думаете, что эту землю крестьяне ему оставят? Будьте спокойны, они шкуру с него снимут за эти 7 десятин (смех). Здесь какой-то сентиментальный подход к крестьянам. Крестьяне молятся богу, а попов обобрали! (Смех.) Поэтому аргумент о том, что крестьяне «жалуются», никуда не годится. Крестьяне всегда жалуются, жалуются же они и на совхозы. А когда жалуются на совхоз, то я говорю: врете вы, неверно это! Поэтому я и думаю, что этот вопрос надо основательно рассмотреть.

Мысль о том, что большинство дворянских хозяйств являются отсталыми, отчасти верна, но те хозяйства, в которых кулаки сидели, это действительно оазисы, это одни из лучших хозяйств, приносящие доход с этого количества земли. Если мы пойдем в деревню — Надежда Константиновна со своими сантиментами, а я со своими аргументами — то крестьяне скажут: тут конечно Калинин прав, они скажут, что я подхожу правильно, а она по-интеллигентски в данном случае рассуждает. Поэтому я думаю, что к огульному выселению нельзя прибегать. Я прямо скажу: местная власть ведет линию более жесткую, чем центральная, потому что у нее стимулов к этому больше, на нее давят люди, заинтересованные в захвате лишнего клочка земли. На эту помещичью землю всегда имеется несколько претендентов.

Я хочу сказать, что факты, которые осветил Шверник, не общее явление, а он на почве этих единичных фактов осветил дело так, как будто бы это общее явление. На этих фактах мы не сможем сделать «политики». [Когда я в местный исполком написал письмо относительно этой учительницы — смотрите, она 42 г. учительницей, а вы ее выгоняете, они говорят: так мы заплатим за эту землю, есть такой приказ, закон. Нельзя этого сделать. И поэтому я написал: вопреки закона, по политическим мотивамоставить.]

Я думаю, что такое постановление, не дающее возможности проявить гибкости и не отвечающее с точки зрения политической целесообразности, принимать без коррективов нельзя. Мое предложение, что надо произвести перерегистрацию, осторожную перерегистрацию всех помещиков.

Скрыпник*. (*Авторская правка выступления Н.А. Скрыпника отсутствует, имеются только редакторские пометы.) Я уверен, что члены Политбюро не убеждены речью крестьянского старосты, высказывавшегося против выселения всех помещиков, ибо ссылка его на недоказательность предложений ЦКК уже опровергается тем, что 3 тыс. помещиков учтено, а сколько их не учтено? Так что из этой цифры получается некоторый политический факт общего характера, а не отдельные факты, как говорил Калинин.

Мне кажется, что к этому делу надо было бы подойти более серьезно и прямолинейно, чем подошла ЦКК. Нужно сказать, что на Украине этот закон проведен, но мы подошли к выселению помещиков несколько иначе. Мы выселяем всех тех помещиков, для которых факт землевладения являлся основанием для получения при старом режиме политических прав, т.е. когда помещик имел определенное количество земли и получал соответствующие политические привилегии. Этот факт вызывал особенное озлобление среди крестьян. Так что нужно принять постановление о выселении тех землевладельцев, которые имели право выбора, например, в земское самоуправление. Во-вторых, надо выселять всех тех, для которых земля являлась орудием экономического закабаления крестьянства.

Когда мы эти два элемента помещиков выселим, то если и останутся отдельные помещики, их можно уже перерегистрировать. Оставлять же вообще дальше помещиков на земле, это значит узаконить новое оседание помещиков и давать свободу устанавливать связь этих помещиков из деревни с за границей и обратно, из-за границы с деревней.

Ведь когда у нас была открыта недавно значительная контрреволюционная монархическая организация на Юге, то кто являлся главным лицом этой организации? Помещик, оставшийся на земле. Так что не думайте, что это так просто — оставить их на земле.

Калинин выступал здесь против избиения 60-летних младенцев. Мне думается, что отдельные исключения из общего постановления всегда могут иметь место, и жалующиеся в приемной ВЦИК всегда могут иметь персональное освобождение.

Но этот декрет подлежит проведению, причем нужно будет дополнить постановление относительно выселения их из деревень. Здесь говорится о выселении из своих землевладений. Это означает, что они остаются в том же самом селе и будут дальше ковать оковы вместе с кулачьем. Нужно выселять из сел. У нас на Украине 5 февраля 1920 г. был издан закон6, по которому) все бывшие землевладельцы и их арендаторы подлежали выселению. Этот закон был приостановлен в своем исполнении декретом 23 сентября 1923 г. В некоторых местах бывших помещиков подводили под этот закон. Нужно указать на необходимость выселения из сел всех помещиков и лишить их землевладения.

Калинин. Я протестую против вмешательства «иностранного гражданина» в РСФСРовские дела (смех). Он всегда у нас нотации читает (смех).

Каменев. Прекратите советскую склоку (смех). Когда был издан это декрет, и когда проведен?

Скрыпник. В 1920 г.

Каменев. Сколько же вы выселили?

Скрыпник. Мы выселили почти всех, остались отдельные лица, они сохранились больше под видом коллективов, артелей и т.п. Единоличных землевладений имеется не больше 100.

Каменев. Слово имеет т. Рыков.

Рыков. Я вношу три предложения в связи с этим докладом:

Первое. Провести в качестве закона это предложение на сессии ЦИК. Скрывать это нам совершенно нечего, так что надо его внести, как крупный политический вопрос, на ближайшую сессию ЦИКа.

Второе. Предоставить губисполкомам право входить в союзные ЦИКи с ходатайством об исключении в отношении отдельных лиц, потому что есть отдельные лица, которые осоветились очень сильно. Эти исключения редки, но, во всяком случае, их надо принять во внимание.

Третье. В 4-й статье сказано, что «всем выселяемым бывшим помещикам может быть предоставлено право переселения в районы, намеченные для колонизации, с наделением их землей в пределах трудовой нормы». По-моему, вместо «может быть» нужно сказать «должно быть предоставлено...». Они стекутся в города, что было бы нехорошо, так как здесь увеличится безработица. Выбора нет. Пустых земель у нас много, можно эти земли выделить в таких местах, где бы от этих выселяемых не грозило никакой политической опасности. Раз мы выселяем, то государство должно признать своей обязанностью предоставить им землю в каких-нибудь переселенческих районах — где-нибудь в Средней Азии и т.п.

Крупская. Дело изменилось значительно после издания земельного кодекса, потому что кодекс дал помещикам право собственности на все постройки, на скот и орудия производства. Это сразу дало уверенность помещикам в том, что они восстанавливаются в своих правах. В Земельном кодексе сказано, что ни земля, ни постройки никем не могут быть отняты. Этим давалась уверенность помещику в том, что он пустил корни глубоко; и от этого произошел резкий перелом в отношениях крестьян к помещикам, крестьяне говорят: возвратились помещики.

Теперь относительно того, что т. Калинин говорит, что хорошо купцы и крестьяне обрабатывают землю. Я сомневаюсь в этом. Когда ЦКК производил обследование совхозов, то он установил, что 38% совхозов не могут вести хозяйство, а переходят в аренду, в исполу и т.д. Так что никаких образцовых хозяйств там нет. А уж если не налажены советские хозяйства, то думать, что купеческие и помещичьи хозяйства являются образцовыми — громадная ошибка.

Калинин. По сравнению с совхозами, кулацкие хозяйства, конечно, образцовые.

Крупская. Факты говорят за то, что [положение вообще не из блестящих, что продолжается только закабаление в старой форме] помещики-недворяне кабалят крестьян не меньше помещиков дворян, даже много хуже кабалят. Я совершенно не понимаю, с какой стати поддерживать и выделять этих помещиков [в особенности, когда крестьяне против этих восстают]. Они были, как и помещики дворяне, на стороне белых, и против них крестьяне не меньше озлоблены. А культурных форм хозяйствования у них никаких нет, напротив, это отсталые хозяйства, держащиеся на безмерной эксплуатации.

Относительно изменений кодекса, это сделать, конечно, будет необходимо.

Янсон. Я совершенно не могу понять оригинальной точки зрения т. Калинина. Ведь никакого переворота предложения ЦКК не предполагают. Указывается только на один из недостатков, который у нас еще существует и который доказан фактами. Работа по изживанию этого недостатка до настоящего времени уже велась Наркомземом7. Наше постановление является подкреплением линии НКЗема.

Другие товарищи [говорили] полагают: удобно ли громко говорить теперь об этом, раз столько лет прошло, а мы это явление терпели. Но [экономически этот факт был] экономическое значение данного вопроса было сравнительно незначительно, и заняться им раньше просто не было времени.

Поправки, которые требуют изменения земельного кодекса, мы предлагаем провести через ЦИК СССР, остальные директивные предложения провести прямо в административном порядке. [Для меня стоит вопрос] Я сомневаюсь, нужно ли вообще все предложения выносить на сессию ЦИК? Стоит ли придавать этому такое большое значение? Я думаю, что, внося поправки к кодексу, можно попутно подчеркнуть политическое значение данного вопроса, но самого постановления ЦИКа о выселении не нужно.

[Теперь есть у нас расхождения, у большинства ЦКК, и с Надеждой Константиновной. Она указывала на второй пункт, о понятии, что такое помещик. Мы главным образом наш удар намечаем против помещиков дворянского происхождения. Помещиков мы лишаем земли во всех случаях, а их лишаем права и земли в том случае, если окрестное население настроено против него, если же он доказал полезность своего существования, если он культурно ведет свое хозяйство, то мы его оставляем на месте. Наш пункт более приемлем, более широк.

Рыков говорит относительно того, что им должно быть предоставлено право переселения в районы, намеченные для колонизации, с наделением их землей в пределах трудовой нормы. По-нашему так: мы у них землю отнимаем, желательно, чтобы они уехали в другое место, мы, пожалуй, сможем в этом случае помочь им. Но зачем же брать на себя обязательство во что бы то ни стало предоставить им землю и помощь при переселении? Это сопряжено с большими расходами. Желает — мы дадим ему возможность ехать в Туруханский край и т.д.

Рыков. «Должны»это и означает.

Янсон. Необходимо ехатьпоедет, а мы, может быть, поможем ему в этом. Я полагаю, что Политбюро имеет все основания утвердить все предложения, которые нами вносятся.] Затем у нас имеются расхождения, у большинства членов Президиума ЦКК, с т. Смирновым и с т. Крупской. Она считает нужным внести в постановление примечание с пояснением, кого понимать под словом «помещик». Мы думаем, что этого делать не надо, поскольку мы в соответствующих пунктах конкретно говорим, с каким землевладельцем и как следует поступить.

Зиновьев. Пункт 1-й предложения т. Рыкова о внесении вопроса на сессию ЦИКа, по-моему, бесспорен. Я бы предложил принять за основу предложения комиссии, принять пункт первый предложений т. Рыкова и пока этим ограничиться; а до сессии мы будем иметь время прощупать.

Каменев. Голосую за прекращение прений. Прения прекращены.

Есть предложение одобрить в основном предложения, представленные комиссией, и провести законопроект через сессию ЦИКа. Подтвердить также директивы НКЗема об очистке аппарата от помещичьих элементов.

[Скрыпник. Действия сессии ЦИК СССР на НКЗ не распространяются.

Каменев. Будет принято определенное предложение и передано по Наркоматам.]

Политбюро ЦК принимает следующее постановление:

а) В основном решение большинства Президиума ЦКК по вопросу о бывших помещичьих имениях — одобрить.

б) Внести весь законопроект в целом на рассмотрение ближайшей сессии ЦИК СССР8.

в) Все внесенные к проекту поправки перенести на обсуждение сессии ЦИК.

г) Признать необходимым немедленное проведение в жизнь директивы НКЗему об очистке аппарата совхозов от помещичьих элементов9.

Приложение 1.

Постановление Президиума ЦКК о бывших помещичьих имениях

1. Констатировать, что обследование помещичьих имений с несомненностью установило многочисленные факты возвращения бывших помещиков в свои имения и закрепления бывшими помещиками под различными предлогами за собой земельных участков и усадеб своих прежних имений.

Наблюдаются многочисленные факты ведения помещиками в разных формах на прежней земле или ее части своего хозяйства (например, под видом коммун, артелей из своих родственников, бывших лакеев и проч.) — частью с фактическим применением наемного труда; наблюдаются, наконец, факты оседания в своем бывшем имении под предлогом устройства музеев, охраны памятников старины и проч. Все эти явления вызывают в широких слоях бедняцкого и середняцкого населения естественное раздражение, а у менее сознательной части крестьянства поддерживают сохранившуюся еще от периода крепостнического феодализма старую рабскую психологию, пользуясь которой, иной раз реставрируются старые кабальные отношения между помещиком и крестьянином.

Факты возвращения помещиков представляют собой особо большую опасность в пограничных губерниях и уездах. Местами бывшие помещики ведут агитацию против Соввласти, за неуплату сельхоз. налогов и т.д.

2. Вселение помещиков на старые пепелища происходило под разными предлогами. Широко был использован, в частности, циркуляр Наркомзема от 16 сентября 1918 г., дававший право бывшим помещикам вести хозяйство в своих бывших имениях по норме трудового землепользования без применения наемного труда. Хотя впоследствии указанный циркуляр был отменен Наркомземом (декабрь 1923 г.), но бывший помещик, успев окопаться в своем бывшем имении на основе циркуляра 1918 г., обычно постепенно расширял свое влияние и нередко становился фактическим хозяином имения.

3. Отмечая, что решительные меры, предпринятые НКЗемом РСФСР, начиная с 1923 г., для борьбы с помещичье-дворянским и другим враждебным Соввласти элементом, проникшим в Земорганы, дали уже положительные результаты, констатировать все же, что в этой области предстоит и в дальнейшем большая работа для Наркомзема, так как обследование установило, что вышеуказанные элементы еще сохранились в аппарате служебных органов НКЗема.

Исходя из вышеприведенных положений и в целях радикального разрешения этого вопроса признать необходимым:

а) Выселение всех бывших помещиков из хозяйств, принадлежавших им до издания декрета о земле и находящихся ныне полностью или частично в их фактическом пользовании.

б) Признать, что это выселение должно быть распространено и на бывших частных землевладельцев недворянского сословия, однако лишь в том случае, если они в силу крепостнической эксплуатации окрестного населения сыскали ненависть с его стороны, с предоставлением им возможности ведения трудового хозяйства на общих основаниях в других губерниях.

Особое мнение тов. Крупской.

Под словом «помещик» нужно подразумевать не только частного землевладельца дворянского сословия, но и вообще всякого бывшего крупного земельного собственника, независимо от его сословного происхождения.

в) Признать необходимым усилить начатую работу по выселению бывших помещиков из их имений, причем немедленно в первую очередь должны быть выселены: а) помещики, ведущие хозяйство (или проживающие) в своих прежних имениях в пределах губерний, входящих в пограничную полосу, или уездов, непосредственно соприкасающихся с ней, и б) все бывшие помещики, близкие родственники коих проживают за границей или принимали участие в борьбе с Советской властью в рядах белых или занимали крупные должности при старом режиме (бывшие земские начальники и т.д.).

Работа по выселению помещиков, как-то: а) бывшие помещики, ведущие хозяйство в своих прежних имениях, незаконно оставленных в их пользовании или нарушившие законность этого пользования, б) бывшие помещики, проживающие в усадьбах музеях, находящихся в ведении или под охраной учреждений НКПроса и НКЗема, в) все остальные бывшие помещики, ведущие хозяйство в своих прежних имениях на правах единоличного трудового пользования или в составе артелей, коммун, колхозов, в качестве руководителя или его рядового члена, а в равной мере и ближайшие родственники бывших помещиков, если они ведут их хозяйства или даже проживают в них. Работа должна быть начата тоже немедленно, но окончена к 1 января 1926 г.

4. Всем выселяемым бывшим помещикам может быть предоставлено право переселения в районы, намеченные для колонизации, с наделением их землей в пределах трудовой нормы.

5. В целях рационального использования освободившихся после выселения земли, инвентаря, построек и проч., предложить НКЗемам Союзных Республик совместно с подлежащими органами срочно разработать план передачи части этих поместий для коллективного использования ККВ, часть под разного рода школы, в том числе школы крестьянской молодежи, с.-х. техникумам и вузам, часть для показательных хозяйств НКЗема. Предложить Наркомпросам Союзных Республик срочно разработать план и порядок использования усадеб-музеев и памятников старины, которые будут в них обнаружены.

6. Считать необходимым через ЦИКи Союзных Республик внесение в Земельный кодекс следующих поправок:

а) в § 9, где говорится о праве на землю трудового пользования («граждане, желающие получить землю в трудовое пользование, наделяются землей или земельными обществами, в состав которых они входят, или земельными органами, если в распоряжении последних имеется запасная земля, предназначенная для трудового пользования») прибавить: «за исключением бывших помещиков в пределах той губернии, где находятся их бывшие имения».

б) в § 25 («Все сооружения, постройки, посевы и растения и вообще все соединенное с участком земли, находящимся в пользовании землепользователя, принадлежит ему»). Надо добавить «за исключением национализированных в свое время помещичьих усадеб и инвентаря, которые считаются общественной собственностью».

в) в § 28, где разрешается «сдача всей или части земли в аренду за уплату деньгами, продуктами или другими видами вознаграждения», — сделать оговорку, что это право не распространяется на бывших помещиков;

г) к § 39, где говорится о разрешении пользоваться наемным трудом, следует добавить, что постоянным наемным трудом не могут пользоваться бывшие помещики за исключением потерявших трудоспособность.

7. Считать необходимым продолжить работу НКЗема по очистке от помещичье-дворянских и других враждебных Советской власти элементов весь административный аппарат органов НКЗема, включая и производственные ячейки, как-то: совхозы, племхозы, опытные поля, коннозаводы, агропункты, сельтресты и т.д., допуская бывших помещиков, действительных специалистов той или другой отрасли сельского хозяйства, на неадминистративные должности лишь в виде исключения каждый раз по особому соглашению с НКЗемом.

8. Осуществление всех перечисленных мероприятий поручить произвести в указанные сроки НКЗемам Союзных Республик, а в части усадеб-музеев НКПросам, под общим наблюдением Наркомата РКИ СССР.

Председатель ЦКК Куйбышев

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 526. Л. 1—65 (стенограмма с авторской и редакторской правкой), Л. 67—70 (стенографический отчет). На заседании присутствовали: члены Политбюро — Н.И. Бухарин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, А.И. Рыков, И.В. Сталин, М.П. Томский; кандидаты в члены Политбюро — М.И. Калинин, В.М. Молотов, Я.Э. Рудзутак, М.И. Фрунзе; члены ЦК РКП(б) — А.С. Бубнов, А.И. Догадов, Л.М. Каганович, Г.М. Кржижановский, А.П Смирнов., Н.А. Угланов; кандидаты в члены ЦК РКП (б) — Н.А. Скрыпник; члены Президиума ЦКК РКП(б) — С.И. Гусев, А.А. Сольц, С.Е. Чуцкаев, М.Ф. Шкирятов, Н.М. Янсон, Е.М. Ярославский.

2 Вопрос о помещичьих землях не раз рассматривался на заседаниях Президиума и Секретариата ЦКК РКП(б). 20 сентября 1924 г. была создана комиссия в составе: Н.К. Крупская, А.И. Свидерский, С.Г. Саид-Галиев, которой было поручено суммировать все мнения, высказанные на этих заседаниях, в том числе и об организации республиканских и губернских комиссий для обеспечения проведения мероприятий по выселению помещиков. (РГАСПИ. Ф. 613. Oп. 1. Д. 22. Л. 156—157.) Комиссия выработала предложения, которые были утверждены как «постановления Президиума ЦКК о бывших помещичьих землях» 10 ноября 1924 г. и представлены на рассмотрение Политбюро. (РГАСПИ. Ф. 613. Oп. 1. Д. 23. Л. 88, 92-95.)

3 Имеется ввиду «Декрет о земле», принятый II Всероссийским съездом Советов 26 октября (8 ноября) 1917 г. (Декреты Советской власти. Т. I. М., 1957. С. 17—20.)

4 В период ликвидации помещичьего землевладения циркуляром Наркомзема от 16 сентября 1918 г. уездным земельным отделам в виде исключения давалось право наделять землей вновь, а также оставлять на месте в пределах бывших имений тех помещиков, которые не выступали против Советской власти. Одним из условий этого было ограничение землепользования бывших помещиков трудовыми нормами и отказ от использования наемного труда.

5 Первый Земельный кодекс РСФСР был принят 4-й сессией ВЦП К 9-го созыва 30 октября 1922 и введен в действие с 1 декабря 1922. Основой задачей Земельного кодекса было урегулирование крестьянского землепользования. В 1922—1929 гг. аналогичные земельные кодексы были приняты в других союзных республиках.

6 Декретом Всеукраинского ревкома от 5 февраля 1920 г. все бывшие помещичьи, казенные и монастырские земли переходили в пользование трудящихся (по 1,2—2 десятины на едока) для удовлетворения в первую очередь безземельных и малоземельных крестьян. Всего было передано в пользование селян 600 тыс. десятин.

7 Осенью 1924 г. Наркомземом СССР была образована комиссия из трех человек под председательством члена коллегии наркомата М.Я. Лациса. Комиссия должна была организовать проверку прав на землепользование бывших помещиков. За время работы ею были взяты на учет 6113 бывших помещичьих семей. При этом было установлено, что многие из них не оформили своих прав на землепользование. Часть бывших помещиков проживала в своих имениях с разрешения сельских обществ и пользовалась землей наряду с крестьянами чересполосно или на обособленных участках. Рассмотрев состояние хозяйств бывших помещиков, комиссия приняла решение о выселении 2465 семей из их бывших имений. Фактически было выселено около 1200 семей. Для урегулирования вопросов, связанных с выселением бывших помещиков, при губернских земельных управлениях были созданы особые комиссии.

8 Постановлением ЦИК и СНК СССР от 20 марта 1925 г. бывшие помещики и их семьи были лишены права на землепользование и проживание в хозяйствах, принадлежавших им до издания декрета о земле от 26 октября 1917 г. и находившихся все эти годы в их фактическом пользовании. Исключение было сделано для бывших земельных собственников трудового или полутрудового типа, которые приобрели землю в свое время в рассрочку через земельные банки и работали на ней со своими семьями с применением лишь добавочного наемного труда. Действие постановления также не распространялось на тех, чьи ближайшие родственники активно боролись за советскую власть в рядах Красной армии, и на лиц, заслуги которых были отмечены постановлениями ЦИК, СНК СССР и союзных республик. Лишенные прав бывшие помещики в соответствии с постановлением могли получить наделы в пределах трудовой нормы из колонизационно-переселенческого фонда тех административно-территориальных единиц, в которых они ранее не имели земельной собственности.

9 2 января 1925 г. на заседании Политбюро в § Г п. 9 были внесены изменения. См. дополнение 1.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.