Приговор по делу Вели Ибраимова

Именем Российской Социалистической Федеративной Советской Республики 1928 года, г. Симферополь, апреля 28 дня, выездная сессия Верховного суда Рос. Социалистической Федер. Советской Республики по Уголовно-Судебному Отделу в составе: председательствующего т. А. Сольц, заседателей т.т. Измайлова Османа и Кудрявцева Дмитрия, секретаря т. Примакова, рассмотрев в открытом Судебном Заседании дело по обвинению:

1. Ибраимова Вели, 40 лет, с 1906 года служившего в кофейне, образования низшего, бывшего члена ВКП(б) с 1918 года, бывшего члена ВЦИК и кандидата в члены Совета Национальностей СССР, бывшего Председателя ЦИК Крымской Автономной Социалистической Советской Республики, по ст. 588, 593 и 2 ч. 116 УК.

2.  Факидова Афуз Мухтара, 35 лет, из крестьян, по профессии моряка, образования низшего, беспартийного, по ст.ст. 17 и 588 УК.

3. Абдуллы Исмаила (Алимка), 45 лет, торговца-мясника, малограмотного, беспартийного, по ст.ст. 17 и 588 УК. 4. Шпан Садыка Мустафы, 34 лет, из крестьян, плантатора, малограмотного беспартийного. 5. Аджи-Эмир Усеина, 32 лет, из крестьян, образования низшего, беспартийного, зажиточного. 6. Меджитова Сеит Амета, 32 лет, из крестьян, винодела, неграмотного, беспартийного. 7. Чолбаша Сулеймана, 35 лет, малограмотного, из крестьян, по профессии шорника, беспартийного, всех поименованных последних 4-х по ст.ст. 17, 136 и 593 УК.

8. Меджитова Мустафа, 42 лет, из крестьян, малограмотного, беспартийного. 9. Сейдали Meмета (Чикчи), 37 лет, из крестьян, неграмотного, беспартийного. 10. Османа Курт Сеита. 20 лет, из крестьян, неграмотного, беспартийного, по ст. ст. 17 и 593 УК.

11. Усейнова Аппаза (Гжик), 39 лет, бывшего заведующего постоялым двором Ялтинского Дома Крестьянина, малограмотного, беспартийного, по профессии извозчика, и вышеуказанного Чолбаша по ст. 5812 УК.

12. Мустафы Абдуллы, 34 лет, образования низшего, из крестьян, бывшего члена ВКП(б) с 1921 года, бывшего заместителя председателя КрымЦИК'а, бывшего ответственного секретаря КОППР'а, по ст.ст. 17, 593 и 2 части 116 УК.

13. Кулянэ Эдем Эмир Асана, 24 лет, из крестьян, беспартийного, учителя татарской 9-тилетки и студента Педагогического Института. 14. Мустафы Шевкета, 27 лет, низшего образования, из крестьян, бывшего кандидата ВКП(б), бывшего заведующего Центральным Домом Крестьянина в Симферополе. 15. Аджи Абдуллы Meмет, 31 года, бывшего приказчика, грамотного, беспартийного, турецкого подданного. 16. Аппазова Аблякима, 40 лет, малограмотного, беспартийного, рабочего плантатора, по ст. ст. 17 и 593 УК.

Заслушав объяснения подсудимых и показания свидетелей, выслушав стороны и последние слова обвиняемых, ознакомившись с материалами, считает установленным:

Вели Ибраимов, связанный в прошлом во время гражданской войны с темными преступными антисоветскими и контр-революционными элементами, с момента вступления в коммунистическую партию и постепенного занятия целого ряда ответственных и руководящих советских должностей, не только не порвал с этим прошлым, но находился в постоянной связи с этими элементами и, пользуясь своим служебным положением, ставил их на ответственные посты (чрезвычайные тройки, приемная КрымЦИК'а и др.), где они имели возможность как продолжать свою преступную и контр-революционную деятельность, так и подрывать этой деятельностью авторитет Советской власти.

Когда в связи с делом Муслюмовых стали появляться живые свидетели (Чолак, Сейдаметов), изобличавшие связанных с Ибраимовым преступников (братьев Муслюмовых. Хайсерова и др.) и стал носиться упорные слухи о причастности к их преступлениям самого Ибраимова, последний решил одним ударом положить конец этим слухам, организуя расправу над осмелившимися выступить с изобличением против находившихся под его покровительством лиц и желая этим самым отбить в дальнейшем охоту у кого бы то ни было поднять завесу как над темным прошлым Ибраимова и его сторонников, так и над его настоящими преступлениями. С этой целью Ибраимов поручает Чолбашу передать Гжику о необходимости уничтожить Сейдаметова. Чолбаш это поручение выполняет. Но Гжик медлит и за дело берется Хайсеров. При содействии и участии Эмир Усеина, Ахтема, Садыка и Меджитова Сеит Амета, при чем роль каждого из них в точности не выяснена, Хайсеров 29 мая 1927 года по дороге из Ялты в деревню Дерекой подстерег Сейдаметова и несколько раз выстрелил в него, но привести в исполнение задуманного убийства не успел. Вследствие поднятого сопровождавшим Сейдаметова мальчиком шума, злоумышленники вынуждены были скрыться. Прятались они в лесу, где к ним еще пристали Меджитов Мустафа, Сейдали Мемет и Осман Курт Сеит, которых преступники насильственно и обманным образом задерживали из опасения, чтобы те их не выдали.

А через некоторое время, 12 июля, за уничтожение второго свидетеля их контр-революционных подвигов—Чолака Ибраима—берется сам Ибраимов Вели. Воспользовавшись тем, что Чолак обратился к нему с просьбой, он зовет его к себе и с помощью скрывавшегося у него от органов следствия Факидова убивает Чолака, завертывает его в войлок и в одеяло Факидова и отправляется в Дом Крестьянина добывать подводу у Чолбаша. Но Чолбаша нет, он там встречает Алимку и просит его дать подводу. Алимка соглашается и подъезжает к дому Ибраимова. Последний выносит труп Чолака Оттуда Ибраимов и Алимка заезжают за Факидовым, который успел уже перебраться из квартиры Ибраимова, и тут под наблюдением и руководством Ибраимова Вели Алимка и Факидов отвозят труп за город, на свалку, где слегка закапывают в землю. Суд считает необходимым указать, что за несколько дней до убийства Чолака Ибраимов угостил у себя обедом Факидова и Алимку.

Покончив с Чолаком, Ибраимов Вели возвращается к своим заботам о скрывающихся соучастниках по делу Сейдаметова. Мысль о них его беспокоит, ведь они действовали по непосредственному его поручению, его подгоняют и их настойчивые требования о том, чтобы он их выручил, требования, подкрепляемые вполне естественным опасением, что в противном случае они его могут изобличить, как организатора нападения на Сейдаметова (ведь контр-революционер и бандит Хайсеров был известен, по признанию самого Ибраимова, как ближайший друг и «любимый сын» Вели, которому последний не постеснялся подарить маузер с золотой монограммой от председателя КрымЦИК'а Вели Ибраимова). К нему с требованием денег и организации помощи от скрывающихся бандитов является два раза Ахтем Софу и последнему вручаются и деньги и неизвестно в каком количестве оружие. Сначали Вели сам верит и обнадеживает их, что ему удастся через амнистию ликвидировать их преступления. Когда это ему не удается, он решает во что бы то ни стало скрыть их в укромное местечко в пределах СССР или за границу. С целью организации такого побега их решено предварительно всех (Хайсерова, Усеина,

Садыка, Ахтема и Меджитова Сеит Амета) вернуть в Симферополь. Трех случайно приставших к беглецам (Меджитов Мустафа, Сейдали Мемет и Осман Курт Сеит) можно будет разместить по разным другим местам. В первую очередь организуется переезд Хайсерова, которого Вели скрывает у себя на квартире. Два раза он лично за ним едет в автомобиле КрымЦИК'а. Первый раз, по нераспорядительности Кулянэ, Хайсерова не встретили. Второй раз встреча была удачна и Хайсеров целых полтора месяца прожил у Вели. Содействие в перевозке как Хайсерова, так и других (Ахтема, Садыка, Меджитова Сеит Амета и Усеина) оказывали Алимка, Кулянэ и Аппаэов Абляким. Начинаются длительные, довольно многолюдные и частые совещания, как и куда сбыть скрывающихся. Ибраимов сам два раза сговаривается с яличником Кадыром, которого он вызывает через Абдулла, о возможности перевезти Хайсерова в Турцию, разговор ведется в присутствии Факидова и Шевкета, но яличник отказывается. Тогда Ибраимов решает взять с собой Хайсерова в свой вагон при поездке на сессию ЦИК'а СССР, но поездка в этом же вагоне т. Гуляева расстраивает этот план. По отъезде Вели, главная роль по отправке бандитов переходит к Мустафе Абдулла, которому из перечисленных обвиняемых деятельно помогает Алимка. Все попытки выпроводить Хайсерова из дома Вели Ибраимова и из Крыма на лошадях или в автомобиле КрымЦИК'а не удаются и приходится ждать приезда Вели с сессии. О том, что в доме Вели скрывается Хайсеров, становится известно все большему и большему количеству людей, не сомневается в этом даже бывший Наркомюст Ногаев, но никто не решается и не хочет об этом открыто заявлять. А пока Мустафа Абдулла организует отправку Шпана Садыка, Меджитова Сеита, Эмир Усеина и Ахтема Софу. В качестве проводника с ними едет Абдулла, знавший город Гори на Кавказе, где он должен был помочь им устроиться. При аресте Шпана Садыка и Меджитова Сеит Амета первого октябри 1927 года на ст. Синельниково у них были обнаружены значительные средства, золотые монеты и турецкие лиры. Через несколько дней в г. Гори были арестованы Эмир Усеин и Абдулла, как об этом предупредили Шпан Садык и Меджитов, заранее арестованные в Синельниково. За ними проследить, насколько благополучно кончилась их поездка, выезжал на Кавказ Мустафа Абдулла, но, заподозрив неудачу, вернулся обратно. Мустафа всех скрывавшихся все время снабжал деньгами; дал, например, Эмиру Усеину и Ахтему по 500 руб., а Абдулле 50 руб., Ахтем Софу вернулся и впоследствии был убит. По приезде Ибраимова, в середине октября Хайсеров, снабженный, по предложению Ибраимова, документами через Мустафу Шевкета, заведующего Домом Крестьянина, под руку с женой Ибраимова вышел из дома Ибраимова, а последний в сопровождении волкодава в отдалении сопровождал их. Хайсеров сел на линейку и скрылся.

Но на все эти дела и на личные расходы, а также на поддержку окружавших Ибраимова преступных элементов нужны были деньги, и одним из источников извлечения средств, который удалось выяснить за 1927 год, являются средства крымского общества помощи переселенцам и расселениям, так называемого КОППР'а.

Из этого КОППР'а Ибраимов и Мустафа черпали деньги, как из своего кармана, на свои надобности и нужды своих преступных сообщников, не останавливаясь ни перед подлогами, ни перед ложными записями. Вместо 14.000 руб., исправив по указанию Мустафы Абдуллы, ответственного секретаря КОППР'а, «0» на «Р», записывалось 1400 руб., не имевшие места взносы вносились в запись, как фактические взносы. Таких денег набралось свыше 37000 руб. Небольшие деньги черпались и из кассы Дома Крестьянина, откуда заведующий Шевкет выдавал их по велению Ибраимова, который, между прочим, распорядился отпустить двух лошадей: одну—Алимке, а другую— Шевкету, без какой-либо с их стороны уплаты, так сказать, на мелок. Из КОППР'овских же вышеуказанных средств были выданы определенные суммы заимообразно, как объяснял Ибраимов, разным ответственным работникам, а 5000 р. даже на уплату векселя спекулянта-торговца Али Мулаева. Из операций КОППР'а следует отметить лимонную операцию, как преступную в самом своем зародыше. «Крымскому обществу помощи переселенцам и расселением» разрешается на льготных условиях лицензия на покупку и продажу лимонов. Общественная организация втягивается в неизвестное ему коммерческое дело и по существу торгует лишь полученным им разрешением, неся в то же время массу накладных расходов.

На основании всего вышеизложенного изобличаются:

1. Вели Ибраимов в том, что он организовал и сам руководил убийством революционера-партизана гражданской войны Чолака Ибраима, а также организовал покушение на убийство активиста бедняка Сейдаметова, что предусматривается статьей 588 УК, что в сообществе или при содействии Шпана Садыка, Эмира Усеииа. Факидова, Алимки. Меджитова Сеит Амета, Чолбаша, Мустафы Абдуллы, Хайсерова, Ахтема Софу, Кулянэ, Мустафы Шевкет, Аблякима Аппазова и Абдулла, организовал как покушение на убийство, так и принимал всяческие меры для сокрытия этого, что предусматривается 593 УК, и что растратил, совместно с Мустафой Абдулла, из находившихся в их распоряжении сумм по КОППР'у более 37000 руб., а также распорядился выдать двух лошадей и незначительные суммы из кассы Дома Крестьянина, что предусмотрено 116 ч. 2 УК.

2. Факидов в том, что принимал участие в убийстве Чолака, в содействии сокрытию участников покушения на Сейдаметова, что предусматривается ст.ст. 17, 588 и 593 УК. 3. Алимка в том, что непосредственно участвовал в сокрытии убийства Чолака и в содействии сокрытию участников покушения на убийство, что предусматривается ст.ст. 17, 588 и 593 УК. 4. Шпана Садык. 5. Эмир Усеин. 6. Меджитов Сеит Амет в том, что они участвовали или оказывали содействие покушению на Сейдаметова, что предусматривается через 17 ст.ст. 593 УК. 7. Чолбаш в том, что он участвовал или оказывал содействие покушению на Сейдаметова, получил поручение Гжику о необходимости убить Сейдаметова и не сообщил об этом, что предусматривается ст.ст. 17, 593 и 5812. 8. Гжик в том, что, получив поручение убить Сейдаметова, не сообщил об этом, что предусматривается ст. 5812 УК. 9. Мустафа Абдулла в том, что, совместно с Вели Ибраимовым, растратил более 3.000 р. и оказывал активное содействие в сокрытии участников в покушении на Сейдаметова, что предусматривается ст.ст. 17, 593 и 2 ч. 116 УК. 10. Кулянэ. 11. Мустафа Шевкет. 12. Абляким Aппaзов и 13. Абдулла в том, что оказывали содействие в сокрытии участников покушения на Сейдаметова, что предусматривается ст.ст. 17 и 593 УК.

Руководствуясь вышеуказанными статьями Уголовного Кодекса, по которым вышеуказанные обвиняемые изобличаются, и считаясь со степенью вины каждого из них в совершенном ими преступлении. Верховный Суд приговорил:

      1.  Вели Ибраимов а по ст.ст. 588 593 и 2 ч. 116 УК. и 2. Мустафа Абдулла по ст.ст. 593 и 2 ч. 116 УК, как бывших членов партии, стоявших на ответственных постах, преступления которых самым фактом своего проявления подрывали власть рабочих и крестьян и доверие к ней, тем более, что преступления эти происходили в сообществе с целым рядом других лиц, которые вызывались сами на преступления только благодаря участию в них таких ответственных и руководящих работников, и исходя из пунктов 9 и 10 Манифест; Центрального Исполнительного Комитета СССР—к высшей мере социальной защиты—расстрелу.

3. Факидова Афуза Мухтара и 4. Абибуллу Исмаила (А л и м к у) по ст.ст. 17, 588 и 593, принимая во внимание, что в это преступление их втянул ответственейший представитель Советской власти,— к 10 годам лишения свободы со строгой изоляцией.

5.    Эмир Усеина по ст.ст. 17 и 593 УК—к 10 годам лишения свободы со строгой изоляцией.

6.    Шпана Садыка и 7. Чолбаша Сулеймана, первого по ст.ст. 17, 593 и 5812—к 5 годам лишения свободы со строгой изоляцией и высылке в Соловки на три года по отбытии основной меры социальной защиты.

8.    Меджитова Сеит Амета по ст ст. 17 и 593 УК—к трем годам лишения свободы со строгой изоляцией.

9.    Усеинова Аппаза (Гжик) по ст. 5812 УК—к пяти годам лишения свободы со строгой изоляцией и высылке в Соловки на три года по отбытии основной меры социальной защиты.

10.  Аппазова Аблякима по ст. ст. 17 и 593—к трем годам лишения свободы со строгой изоляцией.

11.  Мустафу Шевкета по ст. 17, 593 УК, —принимая во внимание службу в Красной армии и то, что совершенные им преступления имели в значительной мере своим источником разлагающее влияние Вели Ибраимова,— к одному году меры социальной защиты

12.  Кулянэ Эдема и Аджи Абдуллу (Абдулля) по ст.ст. 17, 593 УК, принимая во внимание их незначительное участие в совершенных сообща с другими преступлениях и имея в виду боязнь невыполнения велений Ибраимова,—к трем годам лишения свободы условно.

Меджитова Мустафу, Сейдали Мемета (Чикчи) и Осман Курт Сеита, за недоказанностью предъявленных им обвинений считать оправданными по суду.

По отношению ко всем, кроме первых двух, зачесть время предварительного заключения. Ко всем, кроме первых двух, применить амнистии 10-й годовщины, а потому Шевкета Мустафу из под стражи освободить.

Ходатайство В. Ибраимова и Мустафы о помиловании отклонено

Приговор приведен в исполнение.

Президиум ВЦИК отклонил ходатайство о помиловании Вели Ибраимова и Мустафы и оставил в силе приговор выездной сессии Верхсуда по которому Ибраимов и Мустафа приговорены к высшей мере социаль ной зашиты —расстрелу.                

В ночь на 9-е мая приговор над Вели Ибраимовым и Мустафой Абдуллой приведен в исполнение.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.