Выступление В.М. Молотова о Г.М. Маленкове на январском пленуме ЦК КПСС 1955 года

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1955.01
Архив: 
РГАСПИ Ф. 82, Оп. 2, Д. 50 (Л.142-154)

Товарищи!

Мы выслушали предложение о товарище Маленкове, которое вносит Президиум Центрального Комитета на утверждение Пленума. Выслушали также две речи товарища Маленкова по этому вопросу.

И первая и вторая речь товарища Маленкова неправдивы, не совсем честны. Попросту говоря, и первая и вторая речь товарища Маленкова фальшивы.

Между тем, обсуждаемый вопрос о товарище Маленкове имеет политическое значение. Мы должны извлечь уроки из этого дела и учесть их на будущее.

В предложении Президиума указываются главные недостатки товарища Маленкова. Если коротко сказать об этом, то следует признать, что недостатками товарища Маленкова являются:

во-первых, беспринципность в политике и

во-вторых, беззаботность в вопросах теории.

Всем нам ясно, что такие недостатки – это не какие-то отдельные, случайные ошибки, а нечто большее. Коммунист не может быть беспринципным в политике. Руководящий деятель не может быть беззаботным в вопросах теории.

Здесь выступал товарищ Маленков. Сколько раз он повторял при этом насчет своей слепоты, слепоты в вопросах, имеющих серьезное политическое значение. Но в действительности это не слепота, а беспринципность. Речь идет не просто о слепоте, когда мы говорим о том, что товарищ Маленков больше, чем десяток лет был связан особой, тесной дружбой с таким проходимцем, как Берия. Он ведь не случайно так сильно спаялся с Берия и столь много лет считал его своим лучшим другом. Именно поэтому, прежде всего, он и получил пост Председателя Совета Министров, когда и Берия (Л. 142) и Маленков в начале марта 1953 года, сразу же после смерти И.В. Сталина, попытались захватить руль государственной власти в свои руки.

Связь товарища Маленкова с Берия не была такой наивной. Тогда, знаете ли, было не такое простое предприятие: Лаврентий Берия и Георгий Маленков. Долгое время Лаврентий и Георгий были неразлучны. Друг без друга – никуда. Во всем поддерживали друг друга.

Мы знаем, что и пониже, чем в ЦК, иной раз бывает спайка между теми или другими руководящими работниками на беспринципной основе. Это бывает и в обкомах и в райкомах, и в ЦК в таких случаях приходится вмешиваться, чтобы навести партийный порядок и восстановить в организации правильное понимание коммунистической принципиальности в работе. Беспринципность же у руководящих деятелей партии, а значит, и в руководстве государством – это опасное дело.  И то, что товарищ Маленков не замечал преступных тенденций в работе Берия, несмотря на близость к нему, - это не случайность, это не просто слепота.

Мы, члены Президиума ЦК, все несем ответственность, что проявили подслеповатость насчет Берия, хотя мы и считали Берия карьеристом и ненадежным коммунистом, который охулки на руки не даст, но во-время не разглядели, насколько это был бесчестный и чужой человек. Даже в день ареста Берия, когда еще Берия сидел вместе с нами за столом Президиума ЦК, я еще считал Берия буржуазным перерожденцем, то есть человеком, который когда-то был коммунистом, а потом превратился в гнилье. Товарищ Хрущев, который ближе знал Берия, оказался тогда более прав, сказав, что Берия - не коммунист, что он не был коммунистом. И это правильно.

Голос с места: Правильно! (Л.143)

Тов. Молотов: Да, это был не коммунист. Это был проходимец, пролезший в нашу партию благодаря тому, что это был способный человек, хороший организатор и большой ловкач, который искусно подстроился и стал угодным товарищу Сталину. Его роль была очень опасной, не говоря уже о том, что она была подлой и грязной. Но ведь товарищ Маленков и Берия были связаны настолько тесной дружбой, были вместе каждый день и устраивали совместно многие вещи, о которых товарищу Маленкову совестно сейчас говорить, да мы и не просим его сейчас об этом.

Как было товарищи? Я говорю о последних днях и часах жизни товарища Сталина и о дне его смерти. Мы стоим у постели безнадежно больного человека, пришла смерть. Надо думать о дальнейшем, надо поговорить между собой, но никто не берется за это, так как двое – товарищ Маленков и Берия, изображая из себя наиболее близких И.В. Сталину людей, уже что-то готовят в том доме, где умер Сталин. Они вдвоем в течении последних двух-трех дней, пока продолжалась агония больного человека, удалились на второй этаж, не желая ни с кем иметь дело, подготовляя решение организационных и политических вопросов, связанных со смертью Сталина, вдали от всех других руководящих деятелей. Сразу после смерти И.В. Сталина они вносят готовые, сформулированные ими предложения, включая текст Обращение ЦК, Совета Министров, Президиума Верховного Совета СССР, а также состав Правительства, реорганизацию министерств и прочее.

Все эти вопросы были в основном предрешены Берия и товарищем Маленковым только вдвоем, причем товарищ Маленков помогал во всем (Л.144) в этом деле Берия, который фактически диктовал большинство принятых в эти дни решений ЦК. Товарищ Маленков не просто помогал во всем этом деле, но и получил за это пост Председателя Совета Министров. Дело дошло до того, что Берия захватным образом присвоил себе право выступать в Верховном Совете СССР с предложением о новом Председателе Совета Министров. Мои попытки предложить Берия, чтобы кандидатуру на пост Председателя Совета Министров выдвинул в Верховном Совете не Берия, а Секретарь ЦК товарищ Хрущев, были отклонены со стороны Берия. Поскольку никто другой не ставил такого рода вопросов, пришлось молчаливо согласится с этим. Ведь все это было именно так. Но и теперь у товарища Маленкова не хватает храбрости по-честному рассказать обо всем этом. В этом нельзя не видеть политической беспринципности товарища Маленкова. У него, так сказать, личная выгода, желание занять высокий пост перевесило все остальное. Из-за этого он пошел на сделку с Берия и при том в такое время, когда принципиальность в политике имела для коммуниста, для партии, для государства особо важной значение.

Сегодня нам говорит товарищ Маленков: я склоняю голову перед партией. Однако, так не может говорить человек. Спрашивается, кто ты, склоняющий голову перед партией? Беспартийный что-ли? Ты боец партии и не можешь просто склонять голову перед партией. Как коммунист, ты должен не о том говорить, что склоняешь голову, а о том, что ты готов честно бороться за дело партии, так как это полагается настоящему коммунисту. Кому нужна такая голова – на словах «склоненная», а на деле беспринципная? Кому это нужно?

Так может говорить беспартийный, который не является членом партии, для которого партия, как-никак, постороннее дело. Тут дело и в не в том, чтобы бить себе в грудь, говорить о своей слепоте, о том, что склоняешь голову перед партией. Это, во всяком случае, не тон, на котором должен говорить честный коммунист и тем более член Центрально Комитета партии на Пленуме ЦК.  Нам нужны не эти жал (Л. 145) кие слова. Нам, членам партии, нужна правдивость, честность, принципиальность в политике.

Товарищ Маленков работал больше, чем полтора десятка лет Секретарем ЦК партии, стал Председателем Совета Министров СССР, а теперь мы должны перед всей партией, перед всем народом сказать: ошиблись, снимаем его с поста Председателя Совета Министров. Вот до чего доводит беспринципность в политике, а в этом отношении он зашел слишком далеко.

Сила нашей партии заключается в том, что она в конце концов сумеет справиться с любой беспринципностью, которая зародится в ее рядах, будь то в низовой организации, будь то в верху. И на этот раз партия до конца разберется и сделает все необходимые выводы.

Другой серьезный недостаток товарища Маленкова – беззаботность в вопросах теории.

Товарищи! Для руководящих работников партии беззаботность в вопросах теории недопустима. Недопустимо для руководящего работника партии, чтобы он не различал между марксизмом и антимарксизмом, чтобы он при решении серьезных политических вопросов не разбирался, ведет ли его предложение к коммунизму, или, наоборот – к капитализму. Если ты не разбираешься в такого рода вопросах, то какой же ты руководящий деятель партии? Какой же ты Секретарь ЦК партии? Такого коммуниста, которой не разбирается в основных политических вопросах, нельзя держать не только Секретарем ЦК, но нельзя оставлять и секретарем обкома и райкома, его не согласятся держать и секретарем ячейки.

Но нельзя представить себе, чтобы товарищ Маленков настолько, например, не разбирался в германском вопросе, как это было летом 1953 года уже без Сталина, когда товарищ Маленков поплелся за Берия по такой дорожке, которая явно вела в сторону от коммунисти- (Л.146) ческих позиций, вела к капитализму. Кто не ошибается в решении тех или иных вопросов? Но ошибка ошибке рознь.

Для руководящего деятеля нашей партии недопустимо, чтобы он был настолько беззаботным в вопросах теории, чтобы он не понимал, что нам не безразлично, пойдет ли Германская Демократическая Республика по пути постепенного все большего сближения с Советским Союзом, то есть по пути социализма или, напротив, пойдет по пути все большего сближения с буржуазным миром, так называемым «западом», то есть по пути капитализма.  Ведь одно из двух: либо Германская Демократическая Республика, в борьбе за образование которой пролито столько крови советским народом, Советской Армией, - либо она пойдет по пути капитализма, либо – по пути социализма. И совершенно ясно, что определение дальнейшего курса Германской Республики зависит решающим образом от того, какого курса в этом вопросе будет держаться наша партия, Советский Союз.

Какой же курс мы поддерживаем в отношении ГДР?

Тов. Хрущев: Какой же курс?

Тов. Молотов: Разумеется, и здесь мы не могли поддерживать курса на капитализм. Если бы мы здесь поддерживали курс не на социализм, а на капитализм, то это означало бы, что и в странах демократии мы готовы сдать позиции социализма. А Вам, конечно, понятно, куда это ведет.

Обсуждение этого вопроса в мае месяце 1953 года показало, что в Президиуме ЦК Берия и товарищ Маленков отказываются поддерживать такой политический курс в отношении Германской Демократической Республики, который ведет ко все большему сближению ГДР с Советским Союзом и тем самым означает – курс на постепенное строительство социализма в ГДР. (Л.147)

После обсуждения этого вопроса в Президиуме ЦК была избрана комиссия: Берия, Маленков и Молотов. Нам, троим было поручено сформулировать проект решения по этому вопросу. Через пару дней от Берия и товарища Маленкова мне прислали на согласование проект решения по этому вопросу. В этом проекте прямо указывалось на то, что проводимый в Германской Демократической Республике курс на строительства социализма неправилен. Вижу, что дело приобретает плохой оборот.

Я звоню по телефону товарищу Маленкову и говорю, что такую формулировку в представленном проекте считаю неправильной, что, сказав о неправильности курса на строительство социализма в ГДР, мы тем самым признали бы правильность противоположного курса, то есть курса на восстановление капитализма, с чем нельзя согласится. Со своей стороны «я» предложил сказать, что ЦК нашей партии признает неправильным курс на форсированное строительство социализма в ГДР. Тем самым мы бы подчеркнули, что в условиях 1953 года, когда еще силы наших друзей в ГДР не окрепли, а Германия остается расколотой на две части, необходимо курс на строительство социализма в ГДР проводить с должной постепенностью, гибкостью и умением. Но, разумеется, ни о каком отказе от курса на строительство социализма не может быть речи.

Товарищ Маленков заколебался, но не сказал ни да, ни нет. Мне стало ясно, что он выжидает того, что скажет Берия. Пришлось позвонить Берия, которому я высказал те же соображения.  Берия, видимо, сообразив, что дело приобретает такой характер, что потребуется новое обсуждение в Президиуме ЦК, не стал долго спорить и дал согласие на мою формулировку.

Тов. Хрущев: Побоялся, что его разоблачат.

Тов. Молотов: Да, он побоялся, что его разоблачат и поэтому отступил. После этого и товарищ Маленков согласился с предложенной (Л.148) мною формулировкой.

Спрашивается, как понять товарища Маленкова? Он согласен остаться руководящим деятелем партии. Он согласен руководить Советом Министром СССР, но когда дело доходит до того, чтобы ясно сказать какую политику вести, например, в вопросе Германской Демократической Республике - вести ли политику в пользу социализма или в пользу капитализма, то тут он сбивается с пути и поворачивает от социализма к капитализму. Разве это достойно руководящего деятеля нашей партии? Разве это просто «слепота»?

Возьмите вопрос о «гибели цивилизации» в случае третьей мировой войны. И в этом вопросе товарищ Маленков сделал грубейшую теоретическую ошибку, не говоря уже о то, что это нанесло огромный вред нашей партии.

Теперь товарищ Маленков признает эту свою ошибку, говоря, что он «проглядел». Но разве допустимо для руководящего деятеля, хотя бы и по теоретической неграмотности, допускать такого рода ошибки, которые так выгодны буржуазии и наносят такой ущерб делу нашей партии, делу коммунизму. И теория нашей партии и вся политическая работа коммунистов направлены на то, чтобы превратить третью мировую войну в гражданскую войну рабочего класса против буржуазии, за свержение капитализма, за ликвидацию империализма. Не о «гибели мировой цивилизации», не о «гибели человеческого рода» должен говорит коммунист, когда дело идет о новой мировой войне, а о том, чтобы подготовить и мобилизовать все силы для гибели капитализма, для гибели буржуазии. Марксизм при правильном, революционном его понимании говорит именно об этом. Товарищ Маленков своим выступлением на избирательном собрании в марте 1954 года запутал дело, повторил запугивание буржуазии, он выступил с заявлением, что (Л. 149) третья мировая война ведет к гибели цивилизации. Что антинаучно и крайне вредно с точки зрения интересов мобилизации сил против новой мировой войны. После этого наши друзья за границей стали повторять эти же неправильные заявления.

Например, совсем недавно выступил Жолио Кюри с заявлением о том, что новая мировая война ведет к гибели человеческого рода. Нам пришлось против своей воли напечатать это заявление Жолио Кюри. Но мы пошли на это только потому, что оно уже было напечатано за границей. Напечатав же его, мы послали нашим французским товарищам письмо с разъяснением неправильности этого заявления и с просьбой больше не выступать с такого рода заявлениями.

Но дело не только в Жолио Кюри. Посмотрите газету «За прочный мир, за народную демократию» за 21 января этого года. Редактор этой газеты, член ЦК товарищ Митин находится здесь среди нас. В этом номере газеты «За прочный мир, за народную демократию» опубликована речь товарища Тольятти на последней конференции Коммунистической партии Италии. К сожалению, и товарищ Тольятти повторил нелепое для коммуниста заявление о гибели мировой цивилизации в случае новой мировой войны. А почему это случилось? Совершенно очевидно, что только потому, что товарищ Тольятти излишне доверчиво отнесся к заявлению товарища Маленкова, которое мы до настоящего времени публично не опровергли и которое многих наших друзей смутило и запутало.

Вот до чего доводит беззаботность к вопросам теории, которая характерна для товарища Маленкова. Между тем, уже более ста лет назад Маркс и Энгельс в «Коммунистическом манифесте» научно определили неизбежность краха капитализма и пути победы коммунизма. Неужели же теперь, когда мы живем в могучем Советском Союзе, имеем такую великую Коммунистическую партию и когда у нас столько друзей (Л.150) во всем мире, так прогнили все фундаменты капитализма – неужели мы теперь должны придти к таким нелепым выводам, будто будущая мировая война со всем ее атомным и водородным оружием может помешать победе коммунизма? Нет. До такой чепухи не может договорится руководящий деятель Коммунистической партии, если он не проявляет крайней беззаботности в вопросах теории и недопустимой беспринципности в политике.

Еще одно замечание. Мы слушали здесь две речи товарища Маленкова. Что он наговорил? Он сказал: вы обвиняете меня, что я правый. Не отрицаю. Вы говорите, что я хвостист. Согласен. Меня обвиняют в капитулянтстве. Я и с этим согласен.

В таком случае, кто же ты, если ты и правый, и хвостист, и капитулянт – коммунист ли ты? Конечно, неплохо, если товарищ покается в своих ошибках. Но если он легко соглашается, что он и правый, и хвостист, и капитулянт – то это не случайное явление.

После таких заявлений может показаться, что товарищ Маленков слишком уж себя принижает. Однако, это не так.

За полчаса до начала Пленума в Президиуме ЦК шло обсуждение вопроса о товарище Маленкове в связи с представленным на наше рассмотрение проектом резолюции. Товарищ Маленков был недоволен этим проектом. Он считал этот проект слишком резким. Он не возражал против того, что остается членом Президиума ЦК, но ввиду освобождения его от поста Председателя Совета Министров, он хотел снова стать Секретарем ЦК. Как видите, на деле он вовсе не всерьез говорит, что признает себя и хвостистом и капитулянтом, если он хочет стать Секретарем ЦК.

О чем это говорит? Это опять говорит о его беспринципности. На словах он все признает, а на деле чего стоят такие признания (Л.151).

Нет, товарищ Маленков должен пойти другим путем, если хочет быть честным перед партией. Если бы низовой коммунист наделал столько ошибок, да таких возмутительных ошибок, да проявил столько беспринципности, да запачкался бы так сильно в бериевской грязи, разве его не призвала бы партийная организация за это? Разве бы он мог претендовать на пост секретаря партийной организации после этого, не доказав, что он способен по-честному встать на действительно партийную позицию?

У товарища Маленкова только один путь – он должен по-новому взяться за работу и притом за любую работу, которую ему партия поручит, а не подбирать себе тот или иной высокий пост, как это он сделал, выдвинув предложение о своем назначение Секретарем ЦК.

Товарищ Маленков наделал такие возмутительные ошибки, из-за которых он не должен был бы остаться в Президиуме Центрального Комитета. Тем не менее, мы все считаем нужным, чтобы товарищ Маленков и дальше был членом Президиума ЦК, потому что такое решение в данном случае будет более осторожным и позволит партии легче перейти к очередной работе. У нас большое государство и много сложных вопросов. К каждому нашему решению наверху приглядываются и прислушиваются со всех сторон.  Смена Председателя Совета Министров в нашей стране не может не вызвать кучу вопросов, особенно ввиду того, что всему народу мы не можем сказать уже в данное время всю правду по этому вопросу. Мы обязаны беречь партию, беречь государство и, принимая то или иное острое решение, как и в данном случае, мы должны заботится о том, чтобы как можно меньше пострадали интересы партии, интересы государства. Наше решение о снятии товарища Маленкова с поста Председателя Совета Министров, при неизбежным минусах на первое время, должно в конце концов дать (Л.152) свои важные положительные результаты. Но, чтобы добиться наилучших результатов, мы должны, раскритиковав по-честному допущенные одним из наших товарищей ошибки, сделать так, чтобы само обсуждение этих ошибок и решение вопроса привели в конце концов к новому усилению партии, к дальнейшему усилению нашего государства.

Товарищ Маленков явно зазнался и пошел по плохому пути, использовав свои связи с Берия два года тому назад для того, чтобы попытаться чуть ли не овладеть руководством партии и государством, но зазнайство и самодовольство ни к чему хорошему не приводят.

Вспомните речь Ленина в день его пятидесятилетия. Она опубликована в собрании сочинений. В этой речи Ленин говорил о том, что самой большой опасностью для революционеров, для коммунистов является зазнайство.

Кстати сказать, тогда же, в 1920 году, в день пятидесятилетия В.И. Ленина была опубликована статья Сталина «Ленин, как организатор и вождь РКП». Эта статья также опубликована в собрание сочинений И.В. Сталина. В статье о пятидесятилетии Ленина нашел даже возможным упрекнуть Ленина в том, что в свое время он проявлял чрезмерную склонность к полемике и расколу – хотя с этим упреком нельзя согласится. К сожалению, выступая с критикой Ленина, к самому себе с некоторого периода он относился недостаточно критически, а если бы он более критически отнесся к самому себе, то многого бы не было из того, что случилось в последние годы.

Только этим можно объяснить, что Берия с его преступными замыслами получил возможность оказывать такое влияние на некоторые дела нашей партии и государства. К сожалению, товарищ Маленков не только не мешал в этом Берия, а нередко был его орудием.

Наша партия исправляет и исправит те ошибки, которые были (Л.153) допущены.

Товарищи, учтем уроки, которые мы получили, и будем иметь это в виду также на будущее.

Голос из зала: Правильно! (Л.154)

 

РГАСПИ Ф. 82, Оп. 2, Д. 50 (Л.142-154)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.