Заключение

РМ – глобальный российский культурно-цивилизационный и геополитический проект, целью которого является «собирание земель и народов» – реинтеграция постсоветских стран и русскоязычной диаспоры дальнего зарубежья на основе общих традиций и ценностей: русского языка и культуры, исторического прошлого, православной веры. В настоящее время попытки реализации идей РМ осуществляются, главным образом, через инструменты «мягкой силы»: такие неполитические институты, как религия, культура, образование и т.п. В то же время заявленное культурно-цивилизационное содержание РМ в сочетании с ожидаемой политической формой его воплощения ставит вопрос потенциальных роли и функций РМ в современных политических процессах, в том числе в контексте строительства Союзного государства Беларуси и России, других интеграционных проектов с участием Республики Беларусь. Анализ нормативных документов, политической и конфессиональной риторики, научной литературы и полученных эмпирических данных по рассматриваемой теме позволяет сделать следующие выводы.

1. К числу качественных характеристик в структуре основных теоретико-методологических подходов РМ относятся: а) критерии идентификации и принадлежности к РМ; б) его транснациональный, надтерриториальный и надгосударственный характер; в) реальные и потенциальные территориальные границы, тип и характер взаимосвязей внутри РМ, т.е. возможная политическая форма его воплощения.

Соответственно ключевыми признаками принадлежности к РМ являются: в культурно-цивилизационном подходе понятие «общности» – единства народов и этносов на основе общих цивилизационных традиций и духовных ценностей, русского языка и культуры, общих (конвенциальных) представлений об историческом прошлом; в религиозном подходе – православие и РПЦ как базовые ценности, культуро- и государствообразующие факторы становления и развития российской цивилизации; в геополитическом подходе – языковая принадлежность и идентификация с общей исторической Родиной (Российская Империя, СССР, Россия). Выделенные ключевые признаки принадлежности к РМ в различных подходах дают основание рассматривать его в качестве:

а) модернизированного варианта «русской идеи»;

б) религиозно-политического проекта РПЦ;

в) инструмента «мягкой силы» Российской Федерации.

2. Культурно-исторический генезис концепта РМ в контексте формирования и развития «русской идеи» характеризуется, с одной стороны, внутренней неоднородностью и противоречивостью, с другой – наличием ряда устойчивых идеологем. К положениям, на разных этапах развития «русской идеи» характеризующихся противоречивыми позициями, относятся:

а) определение источника российской государственности: религиозного (Византийская империя и наследие Константинополя, Крещение Руси) и политического (Монгольская империя и наследие Чингисхана);

б) характер социально-политических взаимосвязей между субъектами РМ в части наличия или отсутствия статусной и ролевой иерархичности в структуре взаимоотношений «центр-периферия»;

в) определение приоритета внешнеполитического развития России: славянского, западноевропейского, евразийского.

К устойчивым идеологемам, составляющим «русскую идею» и оказавшимся востребованными современной российской идеологией, относятся: сакральность истоков российской государственности и обусловленные сакральностью ее происхождения вселенский характер РМ, мессианство, «особый путь», противопоставление России Европе (культивирование оппозиции «свой–чужой»), конструирование образа «врага». Перечисленные идеологемы, укорененные в российском общественном сознании, легли в основу религиозно-политического проекта РМ, функция институционализации которого осуществляется РПЦ.

3. РМ в конструкции РПЦ характеризуется следующими особенностями: разграничением понятий РМ и России (Российской Федерации), являющейся лишь одной из составляющих «Святой Руси» (Беларуси, России и Украины) и равноправным субъектом РМ; отсутствием упоминания особой роли России в процессах возникновения и развития РМ и российской цивилизации; сочетанием культурного плюрализма и религиозного монополизма, цивилизационного измерения и ожидаемой политической формы воплощения РМ; вселенским характером, предполагающим вторичность русского языка и культуры по отношению к православию, позволяющим говорить о конструировании РПЦ не «русского», а «православного» мира; многофункциональностью концепта (модели) и вариативностью признаков РМ в зависимости от целевой аудитории (социальной группы или общности).

4. Реализация функционального потенциала концепта РМ в первую очередь через такие неполитические институты, как РПЦ, образование, культура, дает основание рассматривать его в качестве одного из инструментов «мягкой силы», основными целевыми функциями которого являются:

а) формирование новой идентичности, прежде всего, в странах бывшего СССР, во-первых, для поддержания статуса русского языка и российского культурного влияния, и, во-вторых, легитимации политических решений, направленных на реинтеграцию стран постсоветского пространства (культурная, гуманитарная составляющая);

б) усиление внешнеэкономических, торговых, финансовых и иных межсубъектных связей, направленных на максимальное развитие интеграционных процессов (экономический базис).

Основными инструментами реализации РМ как «мягкой силы» выступают РПЦ, Россотрудничество и Фонд «Русский мир». Деятельность указанных институтов развивается по трем основным направлениям: взаимодействие с диаспорой, поддержка русского языка, формирование позитивного имиджа России, и осуществляется через ряд государственных целевых программ и систему грантовой поддержки развития русского языка, культуры и международного имиджа России.

5. Основными тенденциями в интерпретации концепта РМ в украинском научном и общественно-политическом дискурсе являются: критическая оценка РМ в отношении: исторических источников и концепций, предлагаемых российскими авторами; мировоззренческой составляющей РМ, обусловленной императивным выбором Россией конкретной модели исторического прошлого; использования концепта РМ в качестве инструмента российской пропаганды. Соответственно отличительными признаками украинского варианта РМ выступают:

а) понимание РМ как российского геополитического проекта, характеризующегося имперской направленностью, жесткой иерархией субъектов взаимодействия по схеме «центр–периферия», игнорированием исторических и социокультурных особенностей развития украинской государственности и рассматриваемого в качестве угрозы национальному суверенитету и независимости Украины;

б) преобладание конструктивистского и инструменталистского подходов к рассмотрению РМ над институциональным либо структурно-функциональным;

в) переориентация основной целевой функции концепта РМ с интеграционной на дезинтеграционную.

6. В работах по идеологии белорусского государства непосредственное обращение к концепту РМ отсутствует. Что касается таких основных признаков РМ, как общее историческое прошлое, общие традиции и ценности, а также приоритеты геополитического развития, то их место и роль в структуре идеологии белорусского государства характеризуются:

а) компромиссной позицией относительно общих представлений об историческом прошлом – в частности, совмещением и синтезом положений двух концепций: племенной и «древнерусской», связывающих генезис формирования белорусского этноса с расселением племен, а белорусской государственности – с фактом Крещения Киевской Руси;

б) влиянием на формирование традиционной белорусской культуры обеих ветвей христианства: как православия, так и католичества, обусловивших в итоге ее синтетичный и эклектичный характер;  

в) отсутствием традиционного для «русской идеи» мессианства, культа цивилизационного противостояния «Запад–Восток», терпимым отношением к различным аксиологическим системам, религиозным и культурным традициям, государствам и политическим образованиям;

г) выбором в качестве основного приоритета внешней политики строительства Союзного государства Беларуси и России при стремлении к эффективному и многостороннему взаимодействию со всеми странами и регионами.

7. В коллективном сознании белорусского общества представления о РМ в настоящее время в значительной степени разрозненны и фрагментарны, что является следствием недостаточной разработанности самого концепта РМ в части неопределенности его основной целевой функции и обусловленного ею перечня стратегических задач. К специфическим чертам восприятия идей и оснований РМ в коллективном сознании белорусского общества можно отнести:

а) высокую значимость советского периода и периода независимости в сравнении с иными, более ранними этапами исторического развития белорусской государственности;

б) осознание, с одной стороны, консолидирующей роли общих традиций и ценностей славянских народов, с другой – собственной самобытности и самостоятельности пути развития;

в) позитивное восприятие как западноевропейских либеральных (конституционно-правовых), так и традиционных ценностей: целостность аксиологического фундамента, отсутствие внутренней противоречивости национального менталитета, а также тенденций противопоставления культур и религий;

г) целерациональный прагматичный подход выстраивания системы межсубъектного взаимодействия, основанный на приоритете социально-экономических интересов белорусского государства и принципе равноправного партнерства во внешнеполитических интеграционных процессах.

Основные положения идеологии белорусского государства (компромиссная позиция относительно общих представлений об историческом прошлом; отсутствие противопоставлений и антагонизмов; признание влияния на формирование белорусской государственности и национального менталитета различных культур и религий; приоритет на связи с Россией в сочетании с принципами добрососедства и многовекторности развития внешнеполитических связей) соответствуют социальным ожиданиям и представлениям, сложившимся в белорусском обществе.

8. Во всех существующих к настоящему времени подходах к РМ основной выступает идея (идеология) объединения, включающая в себя перечень:

а) оснований РМ (русский язык и культура, общие традиции и представления об историческом прошлом, православная вера и др.);

б) признаков (условий) принадлежности к РМ (осознание общности к общей исторической Родине, лояльность России и др.) и в ряде случаев, –

в) возможной политической формы его реализации (сетевая структура, империя, «государство-мир» и т.п.).

Однако, при всем многообразии подходов к РМ, основной проблемой является неразработанность и отсутствие единых представлений о его главной составляющей – целевой функции (создание нового «полюса силы», экономическая интеграция, консолидация русскоязычных диаспор, развитие русского языка, воссоздание Византийской империи и др.) и обусловленного ею перечня стратегических задач.

Вариативность уже сформулированных оснований, признаков и условий принадлежности и включения в пространство РМ предполагает дифференциацию общества по ценностно-мировоззренческим установкам и сферам интересов той или иной группы. В зависимости от целевой аудитории, на которую распространяется информационное воздействие, в концепт РМ закладываются различные основания и механизмы реализации. РМ может быть представлен геополитической стратегией, религиозным проектом, «русской идеей», моделью исторического прошлого, ценностно-философской категорией и т.п. Многофункциональность концепта РМ дает возможность использовать его в качестве инструмента политического управления, что необходимо учитывать при оценке его возможного влияния на политическую ситуацию в Республике Беларусь.

РМ как идея объединения может быть востребована белорусским обществом на тех основаниях и условиях, при которых Республика Беларусь в полной мере сохранит свою независимость, суверенитет, право на собственное развитие и многовекторность внешнеполитических связей. Заинтересованность в реализации идей РМ, в первую очередь, российской стороны, предоставляет Республике Беларусь стратегические преимущества в выборе оснований и условий потенциального участия в возможных перспективных интеграционных проектах и соглашениях, укреплении ее роли на мировой политической арене.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.