О работе угольной промышленности Донбасса. Постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б). Приложение № 1 к п. 2 пр. ПБ № 135. от 8.IV.1933 г.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1933.04.08
Источник: 
http://sovdoc.rusarchives.ru
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 920. Л. 8-13.
Приложение № 1
к п. 2 пр. ПБ № 135.

О работе угольной промышленности Донбасса.

Постановление СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б).

Совнарком Союза и ЦК ВКП(б) устанавливают, что несмотря на непрерывный рост технической вооруженности Донбасса и улучшения рабочего снабжения, план добычи не только не выполняется и добыча угля не только не возросла. а наоборот — упала за 1‑й квартал 1933 года до 10.371 тыс. тонн против 10.912 тыс. тонн за 1‑й квартал прошлого года.

СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) считают, что главной причиной этого позорного движения назад является все еще не изжитый, окончательно обанкротившийся канцелярско-бюрократический метод руководства угольной промышленностью, начиная от шахты и кончая Главтопом Наркомтяжпрома.

Пока добыча угля шла, главным образом, ручным способом и существовали давно установленные простые шаблоны в работе, можно было еще терпеть канцелярско-бюрократический метод руководства, так как он не мог еще дать столь ощутительных отрицательных результатов в работе. Можно было терпеть такие вопиющие факты, как сосредоточение лучших технических и организаторских сил в трестах, а не на шахте. Можно было терпеть такие вопиющие факты, как большая обеспеченность зарплатой и прочими удобствами служащих в тресте и меньшая обеспеченность рабочих и служащих на шахтах. Но теперь, когда основная часть добычи производится при помощи машин, когда механизированная добыча решает судьбу угольного Донбасса, когда отмеченные выше отрицательные факты в условиях ликвидации безработицы приобретают тревожно-острый характер, терпеть дальше эти безобразия нет никакой возможности.

Следует учесть, что условия на шахтах изменились в корне. Изменился состав рабочих на шахте — он стал более квалифицированным. Изменился труд на шахтах — он стал более сложным. Изменились требования шахты — шахта нуждается в опытных инженерах и техниках в гораздо большем количестве, чем это имело место при ручной добыче. Теперь лучшие инженерно-технические силы, лучшие организаторы должны быть сосредоточены на шахте, а не в тресте. Но сосредоточить их на шахте одним лишь административным распоряжением нельзя. Для этого надо изменить в корне организацию зарплаты: ее надо организовать так, чтобы более высокую зарплату получали не трестовские канцеляристы, а работники на шахте. Если раньше можно было руководить из треста путем простой дачи директив, то теперь этого совершенно недостаточно. Теперь главное в руководстве со стороны треста состоит в фактической повседневной проверке исполнения директив на конкретной работе в шахтах.

Основной недостаток в работе угольных трестов Донбасса и Главтопа Наркомтяжпрома также, как и парторганизации Донбасса, состоит в том, что они не поняли этого коренного изменения в условиях добычи угля при ее механизации и продолжают рассматривать шахту, как место работы простых землекопов, тогда как шахта превратилась уже в настоящий завод со сложными механизмами, требующий серьезного труда и серьезного отбора людей для освоения новой техники, требующий наличия постоянных (не текучих) кадров более квалифицированных рабочих, более опытных организаторов, более инициативных инженеров и техников, требующий лучшего обеспечения подземных рабочих, в сравнении с надземными.

Основной недостаток в работе угольных трестов Донбасса, Главтопа Наркомтяжпрома и Донецкого обкома достоит в том, они не поняли всего этого и не позаботились о том, чтобы по новому организовать зарплату и соответственно перестроить ряды работников угольного Донбасса с упором, на шахту.

Этим недостатком страдают особенно те из руководящих работников трестов и рудоуправлений, которые пытаются болтовней о “нереальности” планов прикрыть свою беспомощность и бюрократизм. Это в особенности относится к руководителю треста “Сталинуголь” т. Абакумову, являющемуся наиболее ярким выразителем старых канцелярско-бюрократических и антимеханизаторских настроений.

Наиболее ярким показателем безрукости, беспомощности и беспримерной отсталости хозяйственного и партийного руководства угольного Донбасса нужно считать царящую на шахтах так называемую текучесть рабочих и служащих. По данным учетных организаций за 1933 год ушло из шахт 423 тысячи рабочих и служащих и принято на работу за тот же период 408 тысяч рабочих и служащих, а за январь 1933 года ушло 32 тысячи и принято на работу 35 тысяч рабочих и служащих. Это значит, что значительная часть рабочих и служащих, если не большинство, не столько работает, сколько бродит “без устали” от шахты к шахте, из шахты в деревню, из деревни в шахту, взваливая всю тяжесть работы по добыче угля на наиболее честных и постоянных рабочих и служащих угольного Донбасса. Понятно, что при такой “текучести” немыслимо осуществить сколько-нибудь удовлетворительное освоение новой техники, новых механизмов. А освоение новой техники составляет, как известно, ключ для подъема хозяйства всего угольного Донбасса.

Не менее ярким показателем безрукости и беспримерной отсталости хозяйственного и партийного руководства угольного Донбасса следует считать нынешнее организационное построение органов управления шахтой. Проверка показала, что вместо сосредоточения дела управления шахтой (добыча и вывозка угля) в руках заведующего и его заместителя (главного инженера) руководство шахтой рассредоточено и разбито на ряд искусственно выделенных функций со множеством совершенно ненужных отделов и секторов, ввиду чего исчезает как возможность действительного руководства шахтой, так и ответственность за это руководство. Получается не управление шахтой, а обезличка управления и обезличка ответственности. На многих сколько-нибудь крупных шахтах, в одном лишь управлении (на поверхности), имеются, например, следующие сектора и должности: 1) заведующий шахтой, 2) главный инженер, 3) заведующий горными работами, 4) заведующий капитальными работами, 5) заведующий рационализацией, 6) заведующий технормированием, 7) заведующий сектором проектирования производственных процессов, 8) заведующий тарифно-экономическим сектором, 9) заведующий плановым отделом, 10) заведующий техникой безопасности, 11) заведующий механизацией, 12) заведующий маркшейдерским бюро, 13) заведующий обогащением, 14) заведующий техпропом, 15) заведующий вентиляцией, 1б) заведующий движением, 17) заведующий финансовым отделом, 18) главный бухгалтер, 19) заведующий жилищно-коммунальным отделом, 20) заведующий конным двором, 21) заведующий хозяйством, 22) заведующий кладовой. Если добавить к этой организационно-“функциональной” путанице тот факт, что все эти заведующие работают не в шахте, а на поверхности, что многие из них имеют своих уполномоченных в шахте, которые не столько помогают заведующему участком, сколько мешают ему и тормозят его работу, то можно считать картину организационного построения управления шахтой, или вернее — картину его организационного неустройства — более или менее полной. Понятно, что при такой организационной неразберихе шахта не может быть управляема сколько-нибудь удовлетворительно.

Не может быть сомнения, что указанные безобразия с “текучестью” и организационной неразберихой в управлении шахтой не имели бы места, если бы руководители шахт за немногими исключениями — являлись действительными руководителями, а не пустыми регистраторами “происходящих на шахте событий”, если бы управление шахтой было построено не по функциональному, а по производственному принципу с сосредоточением руководства в руках заведующего шахтой и заведующих участками, если бы аппарат управления шахтой работал с упором на оперативное руководство подземными работами, а не на канцелярскую волокиту, если бы руководители шахт и рудоуправлений проводили в жизнь закон против прогульщиков и летунов о лишении продовольственных карточек и права на жилплощадь прогульщиков, летунов, рвачей и всякого рода “бродячих людей”, а не засоряли глаза никому ненужными речами и резолюциями, если бы тресты и Донобком занимались, как следует, организацией передвижки сил и средств и улучшением системы зарплаты с упором на шахту, а не канцелярскими упражнениями вокруг трестов и нескончаемой кампанией огульной “массовой вербовки” рабочих, усиливающей, а не ослабляющей “текучесть”, если бы руководители трестов, рудоуправлений и шахт стали сами во главе работы по распределению кадров и систематической проверки исполнения, а не взваливали эти решающие дела на второстепенных работников.

СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) постановляют:

1. Для улучшения хозяйственного руководства трестами по добыче угля, разукрупнить Главтоп Наркомтяжпрома СССР, организовав взамен его Главное управление по углю и сланцам (“Главуголь”) и Главное управление по нефти (“Главнефть”), а сектор топливораспределения и “Союзторф” подчинить непосредственно НКТП.

2. Перестроить систему управления на шахте таким образом, чтобы: а) сосредоточить непосредственное управление добычей и вывозкой угля в руках заведующего шахтой и его заместителя — глазного инженера, возложив на них всю ответственность за работу шахты; б) сократить общее количество служащих в управлении шахтой и упразднить ряд ненужных функциональных отделов и должностей, в первую очередь плановый отдел, бюро рационализации, должность заведующего механизацией, должность заведующего техпромом, должность заведующего капитальными работами (при отсутствии крупных капитальных работ) с тем, чтобы освобождающихся инженеров и техников перевести на работу в шахты; в) руководство в шахте построить по территориально-производственному принципу, передав заведующему участком все производственные функции на его участке и возложив на него всю ответственность за работу участка; г) соответственно перестроить работу рудоуправлений и трестов, сократив их аппарат, сосредоточив их целиком на непосредственном оперативном руководстве шахтами и каждодневном исправлении вскрываемых недостатков в заботе по добыче угля; д) ряд крупных шахт, примерно, три-четыре шахты на каждый трест, изъять из ведения рудоуправлений и подчинить их непосредственно трестам.

Поручить Наркомтяжпрому (Главуголь) разработать в декадный срок конкретный план ликвидации организационного неустройства на шахтах на основе настоящих организационных указаний и доложить Политбюро.

3. Считать важнейшей боевой задачей Главугля, трестов, шахт, партийных и профсоюзных организаций Донбасса ликвидацию неслыханной текучести рабочих кадров Донбасса, для чего: а) поставить организованный прием и увольнение рабочих с назначением на это дело крупных работников; б) ликвидировать огульный обезличенный подход хозяйственных и профсоюзно-партийных работников к принимаемым и уходящим рабочим и провести организованную массово-политическую работу среди рабочих о принятии ими на себя самообязательства по работе на данной шахте в течение двух-трех лет, обеспечив их жилищами и помощью в обзаведении домашнего хозяйства, индивидуальных огородов и т. п.; в) ликвидировать недопустимую пассивность в деле проведения декрета о борьбе с прогулами и повести борьбу не на словах, а на деле с летунами, разлагающими производство, мобилизуя все рычаги идейно-политического и хозяйственного воздействия (общественный, бойкот, непринятие на работу в других шахтах и т. д.).

4. Ликвидировать уравниловку в системе зарплаты, для чего: а) обеспечить более высокую зарплату для подземных рабочих по сравнению с надземными; б) признать существующую прогрессивку недостаточной и обратить весь отпущенный фонд прибавки зарплаты на увеличение прогрессивной оплаты с тем, чтобы за каждую дополнительную выработку сверх нормы рабочий получал все более возрастающую надбавку; в) увеличить премирование за сохранность механизмов и бесперебойность их работы; г) увеличить фонд зарплаты инженерно-технического персонала угольного Донбасса на 10% с тем, чтобы работники в аппарате управления шахтой получали, как правило, больше, чем соответствующие работники в тресте и рудоуправлении, а работники на подземных работах получали больше, чем соответствующие работники на поверхности.

Поручить Наркомтяжпрому (Главуголь), ЦК союза угольных рабочих и Донобкому в декадный срок разработать, на основе настоящих указаний, конкретные мероприятия в области зарплаты рабочих и инженерно-технического персонала.

5. Главуглю сосредоточить на шахтах лучших хозяйственников и инженерно-технических работников, производя необходимую переброску из аппаратов трестов, рудоуправлений и других учреждений, а внутри шахт — с надземных работ на подземные.

Донобкому и секретарю по углю т. Терехову обеспечить подбор лучших партийных и профсоюзных организаторов для шахт за счет районных партийных организаций и областных органов.

Укрепление кадров работников шахт проводить не в порядке общих мобилизаций и огульных обезличенных перебросок, а путем персонального отбора работников, в первую очередь, для крупнейших 72 шахт, давших около половины всей добычи угля.

Ввести систему парторганизаторов на шахтах, а Оргбюро ЦК в декадный срок разработать положение о парторганизаторах.

6. Ввиду Особого значения дела распределения кадров и проверки исполнения, изъять это дело из ведения второстепенных работников и подчинить его непосредственно заведующим шахтами, управляющим рудоуправлениями и директорам трестов, возложив на них всю ответственность за работу по кадрам и проверке исполнения.

+ + +

СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) уверены, что партийные, комсомольские, хозяйственные к профсоюзные организации Донбасса сумеют по-боевому организовать борьбу за выполнение настоящего постановления, поднимут среди рабочих новую волну социалистического соревнования и ударничества и добьются полного выполнения плана добычи угля.

Председатель СНК СССР — В. Молотов (Скрябин).

Секретарь ЦК ВКП(б) — И. Сталин.

8 апреля 1933 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.