Доклад В.М.Молотова о поездке на Украину, Урал и в Башкирию по делам хлебозаготовок. 25 января 1928 г.

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1928.01.25
Метки: 
Архив: 
РГАСПИ Ф. 82, Оп. 2, Д. 136 Л. 1-55

ЦК ВКП(б), СТО.

Копия НКТоргу – тов. Микояну.

ДОКЛАД

О ПОЕЗДКЕ НА УКРАИНУ, УРАЛ и в БАШКИРИЮ ПО ДЕЛАМ ХЛЕБОЗАГОТОВОК

Начну с предварительных замечаний.

Мои поездки по делам хлебозаготовок были весьма кратковременны. Командировка на Украину заняла 9 дней, с 28-го декабря до 6-го января; командировка на Урал и в Башкирию – 8 дней, с 11-го января до 19-го января. Во второй командировке большую половину времени отняла дорога. За время поездки мне пришлось быть в следующих городах и селениях: г.Харьков, г.Мелитополь, и в Мелитопольском Округе, ст.Пришиб, с.Цареводаровка, с.Прислав, с.Второпокровка и проездом беседовать в вагоне по 1-2 часа с руководителями партийно-советской работы и практическими руководителями хлебозаготовительных организаций в г.г.Запорожье, Кривой Рог, Кременчуг, Полтава; на Урале останавливался в г.г.Свердловске и Челябинске и в Башкирии в г.Уфе.

Вся обстановка и, прежде всего, крайняя недостаточность времени, оставшегося для хлебозаготовительной кампании, требовали особой ударности работы. Исходя из необходимости этой ударности, я и стремился добиться соответствующего отношения к делу хлебозаготовок со стороны местных партийных организаций и самих хлебозаготовителей. Этой работе во многом помогли сопровождавшие меня товарищи: ответственные инструктора ЦК т.т. Гриневич и Яковлев и присоединившийся к нам председатель Хлебопродукта тов.Лобачев.

В связи со сказанным выше (кратковременность поездки, ударность работы), мне не приходится претендовать на полноту своих замечаний и выводов. Тем не менее, имевшаяся у меня возможность ознакомиться с многими фактами местной работы дает основание остановиться не только на ряде важнейших вопросов для хлебозаготовительной кампании, но и на отдельных существенных вопросах из области практической работы партийных, советских и кооперативных органов в целом.

Доклад разделяю на три части: а) замечания о поездке на Украину; б) замечания о поездке на Урал и в Башкирию, и в) выводы (из наблюдений от обеих поездок).

I. ЗАМЕЧАНИЯ О ПОЕЗДКЕ НА УКРАИНУ.

1. Ход хлебозаготовок. Украина в общем плане хлебозаготовок СССР в этом году занимает исключительно важное место, выполняя 37% общего плана. Это составляет 265 миллионов пудов (в том числе 15 м.п. масло-семян). Ход хлебозаготовок за полугодие июль-декабрь в сравнении с прошлым годом виден на следующей диаграмме

Таким образом, начиная с октября, хлебозаготовки из месяца в месяц падали. Ход хлебозаготовок за декабрь месяц показал особенно яркое падение, при чем пятая декабрьская пятидневка, которую мы получили уже, приехав в Харьков, была наихудшей в декабре. На первое декабря было выполнено всего 51% годового задания против 64% в предыдущем году.

По отдельным культурам – относительно лучше шли заготовки по пшенице, особенно плохо было с кукурузой. Несмотря на катастрофическое падение хлебозаготовок в октябре – декабре, большинство руководящих работников Украины не придавало этому факту должного значения. В успокоительном смысле влияли, между прочим, следующие обстоятельства: во-первых,  то, что абсолютный размер хлебозаготовок на первое декабря превышал  соответствующую цифру прошлого года, а, именно, достигал 136  миллионов пудов против прошлогодних 125 миллионов пудов; во-вторых – и это особенно важно – украинские руководящие органы исходили из своего ноябрьского постановления об уменьшенном плане хлебозаготовок до 245 миллионов пудов (с масло-семенами),а установленное в связи с этим самой Украиной частное задание на 25-е декабря по их данным было выполнено

 в размере 115%, т.е. с превышением на 15%. Между тем за этими цифрами внешне неплохими цифрами скрывалось совершенно неудовлетворительное положение с хлебозаготовками.

Отсюда вытекало, что одной из первых моих задач было добиться вместе с руководящими работниками ЦК КП(б)У правильного и вполне ясного представления о действительном положении с хлебозаготовками на Украине и, в связи с этим, разъяснения партийной организации Украины совершенно недопустимого положения, создавшегося в этом деле.

1. Годовой план хлебозаготовок. Вопрос о годовом плане (задании) хлебозаготовок естественно является основным и первым вопросом всей кампании. По приезде в Харьков я выяснил, что с этим вопросом на Украине дело обстоит явно неблагополучно. В то время, как Наркомторг СССР исходит из плана в 265 миллионов пудов, руководящие партийные и советские органы Украины установили еще в ноябре свой план в 245 миллионов пудов, при этом Наркомторг УСССР тов.Чернов в первом же разговоре со мной заявил, что от Наркомторга СССР он, в сущности, не имеет точного задания. В подтверждение этого тов. Чернов представил мне письмо члена коллегии Наркомторга СССР тов. Вейцера от 30-го ноября (см. приложение № 1). Должен признать, что это письмо тов. Вейцера не представляет из себя достаточно твердой директивы о годовом плане хлебозаготовок на Украине. Других же директив Наркомторг УССР по вопросу о годовом плане не получил, несмотря на то, что ЦК КП(б)У и УЭС приняли другой упомянутый выше уменьшенный план и руководствовались в своей работе этим последним, а не планом Наркомторга СССР.

Входить в подробный экономический анализ основания той или другой цифры годового задания я, в виду указанных выше обстоятельств, конечно, не мог. Мне приходилось, прежде всего, исходить из установленного для Украины Наркомторгом СССР плана, который на мой запрос из Харькова был подтвержден в размере 265 миллионов пудов. Однако, помимо формальной обязательности Директив союзных органов, у меня имелся ряд соображений в пользу настаивания на годовом задании Наркомторга СССР. Эти соображения были высказаны мною и заключались в следующем.

Во-первых. На совещании с хлебозаготовителями 30-го декабря, при участии т.т.Чернова, Чубаря, и Кагановича, выяснилось, что из подлежащих дополнительному разверстанию между хлебозаготовителями 20 миллионов пудов один Хлебопродукт согласился взять на себя дополнительное задание в 5 миллионов пудов. Это значит, что один Хлебопродукт брал на себя выполнение 25% дополнительного задания в то время, как роль Хлебопродукта в общем плане хлебозаготовок на Украине была ограничена всего 12% общего плана. Соответствующие заявления представителя Украинской Конторы Хлебопродукта тов. Горовского и председателя Хлебопродукта хорошо знающего Украину тов. Лобачева свидетельствовали о безусловной возможности повысить план хлебозаготовок, принятый на Украине.

Во-вторых. Само составление хлебо-фуражного баланса и определение хлебных излишков не могло не вызывать ряда существенных сомнений в правильности и полноте соответствующих данных. Это сомнение было целиком подтверждено фактами, как только мы сделали первую попытку разобраться на месте в конкретных данных по одному округу - Мелитопольскому. Забегая несколько вперед, остановлюсь на мелитопольском примере. По приезде в Мелитополь мы установили, что утвержденный в августе хлебо-фуражный баланс исходил из излишков в округе по ржи и пшенице в 15,5 миллионов пудов и из недостатка по остальным хлебам около 4-х миллионов пудов. Оказалось, дальше, что принятый осенью мелитопольскими органами план хлебозаготовок в 14,1 миллионов пудов был ко времени нашего приезда (1-е января) уже полностью выполнен, причем выполнен фактически самотеком. Затем выяснилось, что, с своей стороны, украинские центральные органы возлагали, исходя из общего плана в 245 миллионов пудов, на Мелитопольский Округ задание в 21 миллионов пудов. Это задание вызывало в Мелитополе решительные возражения, а соглашались на план в 17,5 м. пуд. А после этого мне, правда, не без значительного настояния, удалось добиться согласия Мелитопольского Окружкома на принятии плана в 23 миллиона пудов, что было установлено ЦК КП(б)У исходя из последнего плана (265). Из этого видно, насколько неправильными и при том грубо преуменьшенными были на Украине (и очевидно не только там) исчисления хлебо-фуражного баланса, и, в частности, исчисления хлебных излишков.

В результате обсуждения с руководящими работниками ЦК КП(б)У годового плана хлебозаготовок на Украине, Политбюро ЦК КП(б)У пришло 30-го декабря к единогласному решению, приняв план в 265 миллионов пудов.

Ознакомление с вопросом о годовом плане хлебозаготовок на Украине подчеркнуло следующие моменты: а) крайнюю неудовлетворительность хлебо-фуражных балансов и, в частности, явное преуменьшение в них излишков; б) отсутствие элементарной четкости и дисциплины в работе советских органов в области хлебозаготовок (отсутствие четкого задания со стороны Наркомторга СССР; ”свои” планы заготовок по Украине; а кроме того, ”свои”, не связанные не только с союзными заданиями, но и с решениями украинских центров, окружные планы заготовок).

3. План кампании и заготовители. Основную роль в хлебозаготовках этого года на Украине выполняет кооперация, на которую приходится 66% всех заготовок против 40% в прошлом году. Более детальное распределение плана (245) между заготовителями таково:” Сельский господарь” – 36%,” ВУКС” – 30%, ”Укрхлеб” – 21% и ”Хлебопродукт” – 12%. Здесь важно отметить, что кооперация производит заготовки по ее подсчетам примерно, через 4 тыс. низовых кооперативов (1.500 сельско-хозяйственных и 2.500 потребительских) а фактически теперь гораздо больше; ”Укрхлеб”  производит заготовки, главным образом через свои мельницы; ”Хлебопродукт”- при помощи принадлежащих ему элеваторов. Каждый из госзаготовителей (” Хлебопродукт”, ”Укрхлеб”) значительную часть заготовок ведет также на основе договоров с кооперацией.

Все это ставит хлебозаготовки в огромную зависимость от работы кооперации. Эта зависимость для данного момента (года) на Украине чрезмерно велика. Это видно, хотя бы, из следующего. Осенью кооперативные центры упорно дрались за максимальное расширение своего заготовительного плана. С другой стороны, когда теперь вопрос о дополнительных 20 млн. к принятому на Украине годовому плану, наибольшее сопротивление оказывала этому именно кооперация, как сельско-хозяйственная, так и потребительская.

Нет нужды доказывать, что при всей необходимости и целесообразности постепенного усиления роли кооперации в хлебозаготовках, работа кооперации в этой области имеет в настоящих условиях и свои огромные специфические трудности. К этим последним относятся: сравнительная молодость и большая слабость многих местных кооперативных организаций; демократический (выборный) характер руководящих органов при отсутствии зачастую элементарной кооперативной дисциплины; и, наконец, сам классовый характер (преобладание середняков, а иногда прямое влияние зажиточно-кулацких элементов) кооперации, дающий себя знать на каждом шагу в таком деле, как хлебозаготовки.

Поэтому, при несомненном улучшении работы кооперации в деревне иногда уже ведущем к совершенно недопустимому самодовольству у кооперативных работников, в этом году да и на ближайшие еще несколько лет огромное значение в деле хлебозаготовок будут и должны иметь государственные хлебозаготовительные органы.

Между тем, положение государственных заготовителей на Украине далеко нельзя признать нормальным. Во-первых. На Украине существуют д в е государственных организации (”Хлебопродукт” и ”Укрхлеб”), ведущие между собой бешеную конкурентную борьбу. Во-вторых. Вся политика и практика руководящих украинских организаций такова, что для работы местной организации (”Укрхлеб”) систематически создаются все бо́льшие преимущества и, с другой стороны, для общесоюзной организации, ”Хлебопродукта”, уже создалась совершенно ненормальная обстановка. Не говоря уже о том, что роль ”Хлебопродукта” на Украине в этом году крайне понижена (до 12%  в общем плане против прошлого года), вокруг всей работы ”Хлебопродукта” создалась недоброжелательная атмосфера со стороны местных заготовителей, конкурирующих между собой, но выступающих против ”Хлебопродукта” более или менее объединенно и вместе с Наркомторгом. Должен еще отметить, что согласие” Хлебопродукта” на увеличение своего плана хлебозаготовок на 5 млн. пудов из дополнительных 20 млн. пудов во всяком случае не способствовало улучшению отношения местных заготовительных и регулирующих органов к нему. После этого со стороны отдельных руководящих работников в отношении” Хлебопродукта” нападки дошли до обвинений в авантюризме, Дезорганизации хлебозаготовок и т.п. (напр., случай с т.Сафроненко, о чем дальше):

Несмотря на все это, мне не пришлось ставить вопроса о коренном изменении этого ненормального положения в настоящий момент разгара хлебозаготовок. Но будущей хлебозаготовительной кампании, несомненно, необходимо свести работу в области хлебозаготовок к  д в у м  основным руслам: кооперативному и государственному. При этом по кооперативной линии необходимо добиться единства на определенных условиях в работе с-х и потребительской кооперации. По государственной же линии необходимо создание единой общесоюзной организации с участием и обеспечением в ней интересов мест. Тогда легче будет добиться и столь необходимых нормальных взаимоотношений между гос. и кооп. органами. Скажу еще два слова о второстепенных заготовителях - МСПО и ЛСПО, которые ведут свои заготовки через принадлежащие им мельницы, а также через низовые кооперативы. Должен, однако, сказать, что в Мелитопольском округе мне пришлось наблюдать факты совершенно ненормальной работы мельницы МСПО на станции” Плодородие”, которая в погоне за хлебом немало способствовало дезорганизации рынка, повышению цен и т.п. Следует поставить вопрос о прекращении с будущего года заготовительной работы подобных организаций. Считаясь с невозможностью крупных изменений в деле организации хлебозаготовок, я считал своей задачей, наряду со всяческой поддержкой работы кооперации, особо подчеркнуть роль госзаготовителей в настоящий момент. Именно потому, что госзаготовители непосредственно и целиком подчинены Советской власти и обладают более четким и дисциплинированным аппаратом, а потому и могут быстрее и энергичнее взяться за выполнение ударного задания по решительному усилению хлебозаготовок, я всемерно настаивал на усиленной поддержке работы госзаготовителей. В связи с этим должен особо подчеркнуть правильность следующего решения Политбюро ЦК КПУ:” Политбюро ЦК КП/б/У особо подчеркивает, что немедленное усиление работы госзаготовителей должно способствовать поднятию и подхлестыванию кооперативных органов, отстающих в работе по хлебозаготовкам” (из постановления ПБ от 30 декабря 27 г.)

Наконец, должен отметить одно весьма существенное обстоятельство. При обсуждении годового плана хлебозаготовок, со стороны руководителей хлебозаготовительных организаций (особенно кооператоров) было крайне скептическое отношение к выполнению плана даже в 245 млн. пудов. У меня создалось твердое убеждение, что в данном случае в сильной степени сказывалась оторванность хлебозаготовительной работы от партии. И самом деле. По крайней мере, пару последних лет хлебозаготовители вели свою работу, так сказать, за свой страх и риск, т.е. более или менее самотеком. Участие партии в этом важнейшем деле было за эти годы крайне недостаточно. Быть может, у некоторых товарищей, в связи с этим сложилось такое представление, что это” вполне естественно”, что” так и должно быть”. Видно было, что кое-кто из хлебозаготовителей смотрел на мобилизацию партийных сил и сосредоточение партийного руководства на хлебозаготовках, как на временную ”шумиху”. Важнейший факт - факт значительного экономического подъема деревни за последние три урожайных года особенно требовал усиления действия ряда важнейших экономических и отчасти административных рычагов соввласти, а также кооперации. При этом у большинства работников хлебозаготовительных организаций сквозило явное” неверие” в возможность решительного перелома в хлебозаготовках. В этом сказалась известная оторванность практических советских и кооперативных работников от партии. Надо думать, текущие месяцы внесут серьезные” поправки” в эти настроения коммунистов-практиков, да и сами партийные организации ближе от общих директив, а, нередко, и просто от общих фраз, подойдут к делу, к практической советской и кооперативной работе.

4. Меры для усиления хлебозаготовок. Вопрос о мерах для достижения решительного перелома в хлебозаготовках теснейшим образом связан с вопросом о причинах их провала в последний квартал 27 года. При этом, я считаю, что вопрос о причинах неудач с хлебозаготовками в целом выходит за пределы моего доклада. Поэтому ограничиваюсь здесь только самыми общими замечаниями по этому вопросу. Исходя из того положения, что проводимая партией экономическая политика правильна (что, однако, не исключает наличия ряда неувязок в области практического проведения хозяйственной политики), я считаю, что в создавшиеся крупные затруднения в области хлебозаготовок объясняются следующим: Необходимые для проведения большого плана хлебозаготовок рычаги советского кооперативного аппарата бездействовали или действовали плохо и иногда даже прямо не в том направлении, а партийные организации стояли в стороне от этого важнейшего дела.

Из такой оценки положения с хлебозаготовками вытекают и мероприятия для скорейшего исправления создавшегося положения. Эти мероприятия, проводившиеся нами и на практике, можно разбить на следующие три группы: 1) меры поощрения (усиленное снабжение деревни промтоварами), 2) меры понуждения (усиленное взыскание платежей и недоимок в деревне, а также усиленное привлечение крестьянских средств в кооперацию) и 3) исправление неувязок в практике цен (улучшение соотношения цен между хлебными и не хлебными продуктами в пользу первых). К этим экономическим и отчасти административным мерам следует прибавить еще одну важную меру непосредственно по линии партии, а именно; мобилизация сверху донизу лучших партийных сил для дела хлебозаготовок. О важности этой меры можно судить, хотя бы по тому факту, что уже ко времени окончания нашей работы на Украине было переброшено на дело хлебозаготовок, по крайней мере, 7-8 тысяч партийных работников во главе почти со всеми руководящими работниками ЦК КПУ. В чем конкретно заключались меры по усилению хлебозаготовок, можно лучше всего судить из подробного постановления Политбюро ЦК КПУ, принятого совместно со мной 30 декабря. Это постановление, в основной его части разосланное для руководства окружным парт’организациям, прилагаю к докладу (см. приложение №2). Перечислю кратко лишь основные мероприятия из этого:

По линии снабжения деревни промтоварами было решено:

а) не менее 80% всех товаров, поступающих в ближайшие месяцы, отправлять на село, при чем из этой массы не менее 70% направлять в 15 основных хлебозаготовительных округов;

б) использовать для этого также имеющиеся товарные ресурсы на складах райсоюзов, Госторга и местной промышленности;

в) принять меры к максимальному расширению выработки местной государственной и кустарной промышленности для деревни;

г) выделить особый фонд сложных с-х машин и двигателей в размере 40% общего их количества для продажи за наличный расчет;

д) Наркомторг и кооперативные органы обязать распределять товары по районам в прямой зависимости от количества заготовляемого хлеба (не допуская товарообмена). Соответственно с принятым решением в январе из назначенного по плану завоза промтоваров на Украину на сумму 64 млн. рублей, в деревню направляется несколько больше 50 млн. рублей (около 80%). В первую декаду января отгрузка хлопчатобумажных тканей была назначена только для сельского сектора. Суконно-шерстяные товары, обувь, стекло (за исключением бемского), в январе также целиком направляются в деревню. Из всей массы дефицитных товаров во втором квартале в деревню пойдет на сумму 83,5 млн рублей.  Необходимо теперь внимательнейшим образом следить за точным проведением в жизнь принятых директив по снабжению деревни промтоварами. Несомненно, что будет много попыток смазать принятые директивы из нежелания обидеть” свои” города. Даже план НКТорга УССР, как это видно из его же данных, уже неточно осуществляет принятые Политбюро ЦК КПУ решения, там и тут урезывая назначенное снабжение деревни промтоварами.

По вопросу о товарообмене в ЦК КПУ с самого начала была совершенно определенная отрицательная линия. На этой позиции партийные и советские органы и остались, что позволило в дальнейшем избежать внесения поправок в принятые с самого начала решения.

По линии финансовых мероприятий и кооперации решения сводились в основном к следующему:

а) срочное взыскание всех причитающихся с крестьянства платежей (сельхозналог, госстрах, недоимки);

б) срочное проведение самообложения на местные нужды деревни на основе нового декрета;

в) всемерное распространение” Займа укрепления крестьянского хозяйства” в деревне;

г) повышение размера паев в кооперации до 10 рублей и срочное их взыскание;

д) усиленный сбор авансов в деревне под закупку промтоваров и с-х машин, а также собирание крестьянских средств для организации кооперативных предприятий по переработке с-х. сырья

е) ограничение в текущем квартале выдач ссуд по сельхозкредиту размером, необходимым для кредитования бедноты и колхозов, а также усиленное взыскание просроченных ссуд.

Этот ряд финансово-кооперативных мероприятий в настоящих условиях играет громадное значение в деле усиления хлебозаготовок. Это видно хотя бы из того, что все эти мероприятия, по далеко неполным подсчетам НКФина УССР, могут обеспечить в ближайшие три месяца привлечение в государственные и кооперативные органы крестьянских средств до 65 млн рублей, причем, по заключению того же НКФина, свободная денежная масса у украинской деревни определяется, примерно, в 130-150 млн рублей. На примере соответствующей работы органов НКФина, кооперации, а также НКЗема и сельхозкредита, особенно наглядно можно было видеть бездеятельность многих и многих наших советских и кооперативных учреждений. Только по линии сельхозналога, размер которого оказался в этом году явно низким, имеется нормальный приток платежей. Зато по линии госстраха, семссуды, сельхозкредита и т.п. имеются значительные недоимки. Совсем слабо в кооперации по части сбора паев, их увеличения, сбора авансов под товары, сбора крестьянских средств для кооперативной промышленности и т.д.

Особое значение имеет сейчас энергичное проведение в жизнь декрета о самообложении. На Украине и до декрета практика самообложения была довольно распространена и достигла в некоторых случаях размеров 100 и даже выше процентов по отношению к сумме сельхозналога. При низком сельхозналоге и при огромной нужде крестьян в развитии культурных и хозяйственных местных мероприятий, не только возможно, но и необходимо сейчас максимально нажать на рычаг самообложения. Следует отметить, что в декрете о самообложении ЦК КПУ (в отличие от РСукр) сделал важный шаг вперед по линии усиления прогрессивности в обложении деревенской верхушки. Это видно из того, что эта прогрессивность по декрету о самообложении на Украине, примерно, в три раза больше соответствующих норм по сельхозналогу.

Важнейшее значение будет иметь и распространение крестьянского займа. Нет никакого сомнения, что этот заем будет иметь большой успех, в частности, на Украине.

Наконец остановлюсь на вопросе о ценах.  В связи с этим вопросом я больше остановлюсь и на росте материального благосостояния крестьянства. При твердо проводимой партией политике снижения цен на промтовары, важнейшее значение имеет вопрос о соотношении цен на хлебные и нехлебные продукты крестьянского хозяйства. Вне сомнения, что в интересах интенсификации сельского хозяйства целесообразно и необходимо такое соотношение хлебных и нехлебных с-х цен, при котором, по сравнению с довоенным периодом, некоторое преимущество было-бы на стороне цен на продукты животноводства и на технические культуры. Поэтому соответствующая политика, в частности, НКТорга СССР в основном правильна. Однако, на практике осенью этого года сказался явный перегиб в этом вопросе, имевший вредные последствия между прочим и для хлебозаготовок.

Не входя в подробный анализ этого важного вопроса, я ограничусь здесь только некоторыми иллюстрациями.

Известно, что в результате более благоприятных цен на продукты животноводства, крестьянство в этом году значительную часть своих платежей государству уплачивало за счет продажи этих продуктов. Это и понятно. Благодаря усиленным государственным заготовкам мяса, свинины, яиц и т.п. и значительно повышенным ценам на эти продукты, - ценам, которые даже в период сезонного снижения в этом году нередко снижались меньше обычных размеров, доходы крестьянства по этой линии совершенно необычно скакнули вверх. Для примера приведу данные по Мелитопольскому округу. Из этих данных видно, что во второе полугодие 1926 г. Местные крестьяне от заготовки яиц получили 264 тыс. рублей, а за то же полугодие 1927 г. 660 тыс. рублей. Соответствующие данные по заготовкам скота – 390 тысяч и 1.078 тыс. рублей. Наконец, данные по заготовке масла за последние кварталы этих двух лет: 28 тыс. рубл. и 264 тыс. рублей. Это только одна из частных иллюстраций роста доходов крестьянства от заготовок с-х нехлебных продуктов. Мне говорили также, что на недавно построенную беконную фабрику в Полтаве настолько велик приток беконной свинины, что против всяких ожиданий она в последнее время не справлялась с привозом даже местного сырья. Привожу по памяти еще данные о свекле. Доходы крестьянства свекловичных районов, как мне говорили в Харькове, по сравнению с прошлым, в два раза (примерно, с 35 млн до 70 млн рублей). И еще одно замечание: на рынке не хлебных с-х товаров все еще продолжает играть роль частник-спекулянт. В результате, по заявлениям ответственных товарищей, например, десяток яиц в Мелитополе доходит на базаре до 75 коп., а в Кременчуге до 1 руб. 10 коп. Ясно, как подобные цены отражаются на хлебозаготовках при наличии в общем жесткого регулирования хлебных цен. Поэтому Наркомторг СССР, хотя и с запозданием, но правильно, дал 21 декабря директиву о снижении цен на мясо и на продукты животноводства.

ЦК КП/б/У провел решение о снижении конвенционных цен на мясопродукты и живой скот на 10%. Ввиду же того, что на практике заготовители зачастую значительное превышали конвенционные цены, то проведение директивы о снижении цен на 10% должно было привести к большему, чем на 10% снижению, о чем мною и были получены первые сведения из отдельных округов уже в конце первой декады января. Впредь нельзя допускать столь значительного отрыва в повышении не хлебных с-х продуктов, как это было в прошлом году. Отмечу еще одно неблагоприятное обстоятельство для хлебозаготовок из практики регулирования хлебных цен. Как раз на октябрь месяц, месяц начавшегося решительного ухудшения в хлебозаготовках, приходится, согласно директивы Наркомторга СССР, небольшое снижение хлебных цен. Эта мера не могла не иметь своих отрицательных последствий на дальнейший ход заготовок. К концу 1927 г. Практика местных органов и указания НКТорга частично выправили это положение. Само собой разумеется, что подобные второстепенные ошибки совершенно неизбежны в исключительно сложном у нас деле регулирования с-х цен. Важнейшим фактором дезорганизации хлебного рынка все еще остается конкуренция заготовителей и сбивание ими на почве конкуренции установленных хлебных цен. Наряду с указанными выше мерами по усилению хлебозаготовок, огромное значение имеет установление на местах единого фронта заготовителей, устранение нездоровых форм конкуренции и беспощадная борьба с дезорганизаторами, срывающими разными способами установленные конвенционные цены. Большое практическое значение в этом отношении должна иметь посылка руководящих работников на места, так как только таким путем, принимая при этом на месте решительные меры обязательно и по партийной линии, можно добиться порядка в работе хлебозаготовительных органов и вообще правильного проведения принятых для усиления хлебозаготовок решений.

В заключение, еще раз считаю нужным поддержать принятое, по моему предложению, решение ЦК КП/б/У об импорте сложных с-х машин и тракторов на сумму стоимости 5 млн пудов хлеба, при условии” выполнения полного плана хлебозаготовок в 265 млн пудов на Украине”. Ввиду того, что план в 265 млн пуд. в теперешних условиях, когда пропущено драгоценное для хлебозаготовок время последних месяцев прошлого года, несомненно, является весьма напряженным и действительно трудным, эта мера (импорт) будет иметь большое значение для стимулирования местных организаций к полному осуществлению установленного задания.

4. Практическая работа на местах. О практическом проведении принятых мер по усилению хлебозаготовок я могу сказать, лишь в весьма ограниченном смысле. Отмечу только то, что мог наблюдать на протяжении 5-ти дней пребывания на Украине, после принятых ЦК КП/б/У решений 30 декабря. Вот несколько примеров из живой практики по Мелитопольскому округу.

В первое же утро по прибытии в Мелитопольский округ, я натолкнулся на следующий факт при остановке на ст. Пришиб. На этой станции имеется элеватор” Хлебопродукта”; тут-же мельница” Укрхлеба” (она же ссыпной пункт” Хлебопродукта”!); тут-же ЕПО” Смычка”, ведущая заготовки хлеба (между прочим, для мельницы МСПО, находящейся в 12-ти верстах на ст. Плодородие!). Мы обошли элеватор и амбары мельницы” Укрхлеба” и” Смычки”, - везде с зерном почти пусто. Однако, какая на одной маленькой станции богатая путаница с хлебозаготовителями, сбивающая с толку не только сколько-нибудь нормальную заготовительную работу, но и самих крестьян. Стоит, например, спросить себя, для чего на ст. Пришиб при наличии элеватора ведется заготовка ЕПО” Смычка”, когда всю заготовку великолепно в этом районе мог-бы выполнить один элеватор и когда заготовка, как это мы проверили на месте, только элеватором ведется нормально (с соответствующей при приеме записью натуры, влажности и сорности).

Но этот пример со ст. Пришиб любопытен еще в одном отношении. Здесь мы непосредственно познакомились на практике с тем отношением, которое на Украине создалось к” Хлебопродукту”. Оказалось, что заведующий элеватором беспартийный т. Буюрос-Кириленко был отдан Мелитопольской прокуратурой под суд и устранен от должности за нарушение конвенционных цен в прошлом, 1926-27, году. Однако, это было явной несправедливостью в отношении т. Буюроса, - в прошлом году заведующим элеватором был не он, а коммунист (фамилию не помню), а т. Буюрос был только заместителем заведующего. Однако, Мелитопольская прокуратура оставила в покое коммуниста и привлекло к суду беспартийного Буюроса, явно нарушая советские законы. Еще любопытнее, как т. Буюрос и Украинская контора ”Хлебопродукта” изворачивались при создавшемся для них положении. Оказывается, хотя тов. Буюрос считается привлеченным к суду и снятым с должности, он, как в этом мы и убедились на месте, благополучно продолжает работать на этом же элеваторе, но под фамилией Кириленко, воспользовавшись тем, что он имеет двойную фамилию (Буюрос-Кириленко). Разве не видно из этого, в какой ненормальной обстановке работает ”Хлебопродукт”?

Все это заставило меня в Мелитополе иметь серьезный разговор с местной прокуратурой. Последняя, как настоящая Фемида с завязанными глазами, была уверена, что она такими мерами” борется со спекуляцией”, ” карает злостных врагов соввласти” и долго никак не могла понять всего бюрократического безобразия, которое она проделала в отношении Бауюриоса. Между тем т. Буюрос, по данным” Хлебопродукта” и моим личным впечатлениям действительно хороший честный работник. Мне пришлось, с полного одобрения, приехавшего со мной члена ЦК КП/б/У тов. Демченко и секретаря Мелитопольского окружкома т.Фесенко, прямо приказать (ввиду непреодолимого затруднения по части убеждения) помощнику Мелитопольского прокурора т.Шапсиной немедленно прекратить дело Буюроса. Исполнение этого распоряжения я получил на другой день после от’езда из Мелитополя.

В Мелитополе же местные железнодорожники-коммунисты обратили мое внимание на следующий факт: сюда за последнее время стало приезжать за хлебом огромное количество членов семей железнодорожников из центральных губерний. Целые поезда были переполнены ими, причем они по, так называемым, разовым билетам брали на каждую персону по 2 пуда хлеба в багажный вагон и по 2 пуда с собой в пассажирский вагон. Можно представить себе положение, которое создалось на железной дороге, когда нередко, якобы, от семейства одного железнодорожника приезжали по 4-5 членов семьи с разовыми бесплатными билетами. По моему настоянию НКПС, вместе с ЦК железнодорожников, дал распоряжение о воспрещении провоза муки и зерна по разовым билетам (за исключением 35 кило багажа – независимо от количества персон данной семьи), а также отменил до 1 марта проезд по провизионкам в места хлебозаготовок. Это, несомненно, существенная мера для борьбы со спекуляцией в ряде хлебозаготовительных районов. Мне пришлось санкционировать и одно местное” самоуправство”. Дело касается напечатания в Мелитополе” временных квитанций” по сбору предварительной подписки на крестьянский заем. Благодаря энергии местных работников, на другой день после нашего приезда в Мелитополь (2 января), товарищи, поехавшие по командировкам окркома в районы, уже повезли с собой эти” временные квитанции”. Мне известно, что, на мой запрос по этому вопросу в НКФин СССР, последний, возражал против этих временных квитанций. Однако, еще до получения этого мнения НКФина Союза, я санкционировал пользование этими временными квитанциями впредь до получения из центра соответствующих квитанций и этого распоряжения не отменял. За то проведение этой меры, видимо, способствовало тому, что НКФин СССР очень быстро разослал свои временные квитанции. Последние, конечно, немедленно заменят квитанции местного производства. Мне известно, однако, что Зам.НКФина УССР т.Арсон весьма грозился сурово наказать заведующего Мелитопольским окрфином т.Кислицына за” самоуправство”. С своей стороны, как заявлял на Политбюро ЦК КП/б/У, так заявляю и сейчас, что полностью беру на себя ответственность за эту меру. В целях борьбы с расхлябанностью, обывательщиной и бюрократическим отношением к делу, по моему настоянию, были проведены, в частности, репрессивные меры в отношении трех товарищей: в Мелитополе в отношении члена бюро окркома и заведующего окрземотделом т.Чайковского, и председателя Второ-Покровского рик’а т.Аксеновича, при проверке работы которых в селе Второ-Покровка мною была констатирована бездеятельность и явная нераспорядительность. В Харькове я вынужден был сдать в ЦКК вопрос о заведующем хлебным отделом НКТорга УССР т.Сафроненко. Последний явно по-обывательски и с бюрократическим невниманием отнесся к нашей работе в Мелитополе и мое требование выполнить с строжайшей точностью наряды на отгрузку хлеба для центра, стал изображать перед Харьковскими руководящими органами и перед НКТоргом Союза, как дезорганизацию и наведение террора на местный заготовительный аппарат. В отношении указанных трех товарищей было вынесено осуждение, - в первом случае Мелитопольской ОКК, во втором ЦКК КП/б/У с предупреждением указанным товарищам об исключении из партии за повторение подобного отношения к делу.

Особо необходимо остановиться на вопросе о выполнении Украинским НКТоргом нарядов на отгрузку хлеба для центра (в том числе для Средней Азии и Закавказья). С этим дело обстояло явно неблагополучно. Когда по приезде в Мелитополь, я обратил на это внимание и предложил уполномоченному ЦК КП/б/У т.Демченко решительно нажать на выполнение нарядов по отгрузке хлеба, а т. Демченко великолепно взялся за выполнение этой задачи, то со стороны НКТорга УССР проявилось крайнее недоверие к целесообразности принятых мер. Тов.Демченко быстро установил, что Мелитопольские организации наряды на отгрузку не выполняли, а, между тем, хлеба в Мелитополе было для этого вполне достаточно. Оказалось, что наряды на отгрузку были у одних организаций, которые имели мало хлеба и не имелись у тех, у которых хлеба было много. Ясно, что тов. Демченко должен заставить выполнить наряды те организации, которые имели хлеб. Для этого было дано указание, чтобы организации, имеющие наряды, взаимообразно получили хлеб от других организаций, с обязательным возмещением этого хлеба из ближайших заготовок, а также был произведен нажим на местные мельницы, имевшие большие запасы зерна. Вот это-то и было сочтено т.Сафроненко за дезорганизацию хлебозаготовительной работы, за террор по отношению к советскому и кооперативному аппарату и т.д.  Впрочем, такое отношение вытекало из прежней политики Наркомторга УССР. В данном случае тов.Сафроненко, быть может, лишь в наиболее сильной степени повторил ошибку тов.Чернова. Во время моего второго приезда в Харьков ЦК КП/б/У отметил в своем постановлении значительное невыполнение нарядов на отгрузку для центра. Однако, несмотря на критическое положение в центре, Наркомторг УССР не принимал мер для полного выполнения своих нарядов при полной возможности выполнить эти последние. Не могу, в связи с этим, не считать простой отговоркой ссылку на недопустимость вывоза с Украины зерна. Эта ссылка была бы законна только в том случае, если бы Украина точно выполняла свои наряды и, если бы она могла удовлетворить эти наряды полностью мукой. Однако, если центральные союзные органы находятся в крайне затруднительном положении с хлебом, то ясно, что обязанностью Наркомторга УССР является, безусловное выполнение всех нарядов центра, в том числе и нарядов на зерно. Больше этого, создавшееся для центра положение безусловно требовало в случае задержки с отгрузкой муки выполнять наряды, в крайнем случае, отгрузкой зерна. Между тем за НКТоргом Украины, как уже сказано, числилось значительное отставание в выполнении нарядов. Иначе, как местничеством, такое отношение к делу со стороны т.Чернова я не мог назвать. Это я и сделал в телеграмме в Москву, с копией в Харьков, 3-го января (см приложение №3). Несмотря на всяческий мой нажим еще на Украине Политбюро ЦК ВКП(б) вынуждено было 8 января принять особое решение, строжайше обязывающее НКТорга УССР тов.Чернова немедленно выполнить недогруз за прошлое время и впредь точно выполнять наряды центра.

С своей стороны, считал и считаю, что наблюдение центра за строгим выполнение нарядов на отгрузку хлеба является одним из важнейших рычагов усиления хлебозаготовок. Это в особенности было важно в первый период борьбы за решительный перелом в хлебозаготовках. К стремлению, со стороны НКТорга Союза в этом отношении не проявлялось да, пожалуй, и теперь не проявляется должного внимания. После об’езда ряда округов, мы на один день вернулись в Харьков и на заседании ЦК КП/б/У был принят ряд дополнительных мер по усилению хлебозаготовок. Во все основные решения ЦК от 30 декабря

6.-Работа партийных организаций. Во время поездки нам везде приходилось убеждаться в том, что партийные организации, а, следовательно, и практические работники советско-кооперативного аппарата были совершенно не в курсе общего критического положения с хлебозаготовками. Несомненно, это вина, в первую очередь, ЦК ВКП(б). В связи с предс’ездовской обстановкой внимание партийных организаций было отвлечено в сторону оппозиции. Вопросу о хлебозаготовках не уделялось серьезного внимания и даже уже после двукратных решительных директив ЦК ВКП(б) от 14-го и 24-го декабря настоящей раскачки не произошло. А кое-где на них, видимо, смотрели не как на важнейшие директивы, а как на” агитацию” со стороны ЦК. Пришлось, начиная с Харькова, добиваться крутого поворота внимания к хлебозаготовкам во всей работе. С своей стороны, мною делалось все для того, чтобы как можно резче подчеркнуть перед партийным активом трудность положения и недостатки в работе партийных, советских и кооперативных органов. Несмотря на упомянутые декабрьские указания ЦК ВКП(б), внимание местных партийных организаций в декабре (а предполагалось и в январе) в значительной мере отвлекалось перевыборными кампаниями в советах и кооперативах. Партийные организации, ведя текущую работу, обычно ограничивались” общими директивами” по вопросу о хлебозаготовках и подготовляли ”свои” кампании (перевыборные).

В печати уже сообщалось, что и в середине декабря месяца в таком важном хлебозаготовительном округе, как Запорожский, на пленуме Окружкома вопрос о заготовках стоял в текущих делах. Его поставили в порядок дня только по предложению приехавшего тов.Хинчука. В том же Запорожьи уже 3-го октября заседал пленум Окрисполкома, в порядке дня которого вовсе не было вопроса о хлебозаготовках. Это выяснилось, при проезде через Запорожье, в моей беседе с секретарем Окружкома тов.Тараном и др.

Пришлось везде проводить решения об отложении перевыборов до лета (это было до решения ЦИК’а Союза о перенесении выборов в советы на осень), об отложении пленумов и т.п. Так, в Мелитополе с’езд комвнезамов провели, по моему предложению, в течении двух заседаний, вместо предполагавшихся трех дней. Эти меры способствовали перенесению внимания парторганизаций на хлебозаготовки.

Особенно бросалась на местах в глаза ведомственность в работе советских и кооперативных органов. ”Ведомственность”, как видно из сказанного, бросалась в глаза и в работе парторганизации. Ярко ведомственная узость сказалась в работе по хлебозаготовкам. Работники этих органов идут на всякие ухищрения, а иногда и противозакония для выполнения своих заданий, при этом мало думают об обязанности единства действий, о советской и кооперативной дисциплине, о точном выполнении директив центральных органов. Впрочем, и работа самих центральных органов пропитана этой ведомственностью, что, очевидно, и отражается, только в более грубой форме, в практике местных органов.

Партийные организации, как будто, должны бы вести с этой ведомственностью решительную борьбу. Однако, у них нередко” своя” ведомственность. Эта ведомственная узость сказалась ярко в том, что такому важному делу, как хлебозаготовки, парткомы уделяли незначительное внимание, стоя нередко в сторонке от этого дела. Считать за настоящее партийное руководство, так называемые, общие директивы, похожие обычно на общие фразы, конечно нельзя. В результате и получилось то, с чем приходилось встречаться при проезде на места на каждом шагу: у хлебозаготовителей, оторванных от партии, оставленных без надлежащей поддержки и руководства, - неверие в выполнимость возложенных на них заданий, а у руководителей партийных организаций – незнание дела и писание” общих” малополезных директив. На примере хлебозаготовок особенно ярко можно наблюдать, что настоящей пружиной советского и кооперативного аппарата в наших условиях является партийная организаций и, когда эта пружина ослабевает, то расслабляется и кооперативно-советская работа.

При всей многочисленности фактов обывательско-благодушного отношения и расхлябанности, которые приходилось в среде коммунистов наблюдать во время поездки, необходимо сказать, что со стороны подавляющей части руководителей организаций и основной части партийного актива наше сообщение о трудном положении с хлебом заставляло по большевистски встряхнуться эти основные кадры партии. Как только основные работники местных организаций узнавали о действительном положении дела, то обыкновенно быстро сказывалось, что они действительно проникались боевыми революционными интересами и принимались по-настоящему за работу. Считаю, что факт мобилизации на дело хлебозаготовок 7-8 тысяч коммунистов, во главе с руководителями центральных органов, в течение недели доказывает, что за это время КПВУ встала крепко на этом боевом посту.

Теперь о методе работы. Метод диктовался ударностью задачи. После проведенной в Харькове работы и принятия решения ЦК КП(б)У от 30-го декабря, там, где нам приходилось быть, многие местные руководящие работники партийного, советского и кооперативного аппарата работали не только днем, но нередко и ночью, не только в будни, но и в праздники. Встряска получилась порядочная. Необходимо было в первую голову добиться четкости в заданиях и строгова наблюдения за выполнением директив. Прежде всего, необходимо было установить по месяцам, а для января и по декадам выполнение плана хлебозаготовок. Потребовалось и другие задания по работе советского и кооперативного аппарата (госсельхозналог, страховка, кооперативные паи, распространение крестзайма, проведение самообложения и т.п.) в большинстве случаев разбивать на определенные части с указанием примерных сроков их выполнения. Меры, вроде календарных сроков, цифровых заданий и т.п., применялись в некоторых организациях весьма широко, от Округа до района и дальше.

Конечно, на этой почве возможны ошибки и перегибы и, во всяком случае, требуется внимательнейшее наблюдение за практикой проведения таких заданий и немедленное исправление неизбежных ошибок. Кое-где, в связи с этим, приходилось встречаться с замечаниями, что подобные методы работы напоминают Наркомпрод, ”военный коммунизм” и т.п. Мне кажется, это ошибочное мнение. На партийном совещании всех руководящих работников ЦК, Совнаркома, ВУСПС, ЦК КЛСМУ и Бюро Харьковского Окружкома мне пришлось остановиться на поставленном мне в таком роде вопросе с указанием не только на роль Наркомпрода в прошлом, но и на то, что некоторые элементы работы Наркомпрода (четкость, дисциплина и т.п.) в высшей степени полезно проводить и теперь и что в слабость этих качеств у советских и кооперативных органов теперь один из основных их недостатков. При этом мнении я остаюсь и сейчас.

Не могу пройти мимо работы судов и прокуратуры. По нашим местным впечатлениям это-органы, где особенно мало чувствуется партийный дух. Заела бумага и казуистика, даже коммунистов. Обстоятельства заставили меня в каждом новом пункте (и не только на Украине) уделять особое внимание работе судебных органов и резко подчеркивать, что их работа должна быть направлена не только на ограждение тех или иных формальных прав отдельных граждан, но в не меньшей мере и даже в первую голову на ограждение интересов советской власти. К сожалению, практика судебных органов не редко такова, что даже коммунисты здесь отлично” помнят” о статьях закона, якобы защищающих спекулянта, кулака, разгильдяя и т.п., и нередко” забывают” о законах соввласти против спекуляции, против нарушителей революционной законности, против разгильдяев и бюрократов. Приведенный выше пример с тов. Боюрисом-Кириленко можно было бы дополнить рядом других, похожих на него. Нет сомнений, что такое положение с судебными органами требует решительных партийных мер не только на Украине.

К методу работы относится также боевая критика недостатков советско-кооперативного аппарата, а также и парторганизаций, на что во всей работе в связи с хлебозаготовками нами было обращено большое внимание. В этом деле большую роль стала играть печать, правда, не всегда еще умеющая по-настоящему зацепить конкретные недостатки с указанием точных имен, учреждений и т.д. Неизбежно было и более применение” показательных” репрессивных мер в партийном и советском порядке. Но особое значение приобрел вопрос о политическом подходе В проведении кампании. Усиленное снабжение деревни промтоварами проводится теперь в зависимости от значения районов в деле хлебозаготовок. Необходимое преимущество крестьянам, сдающим хлеб, в том числе и некооперированным крестьянам, кое-где вызывало настороженность бедноты и деревенских коммунистов. С другой стороны, необходимость увеличенной продажи сельско-хозяйственных машин за наличные также требовала особых мер по защите интересов колхозов и бедноты. Соответствующие указания были даны. Везде также обращалось внимание на то, чтобы колхозы немедленно сдавали свои  «излишки». Однако, главным вопросом естественно был и остается вопрос о сдаче хлеба середняками и верхушкой деревни.

Теперь, во второй половине сельско-хозяйственного года, приобрел особое значение вопрос о хлебе зажиточно-кулацкой части деревни. Последняя же, ввиду сравнительно низких государственных платежей этого года и ввиду больших доходов от других статей, занимала до последнего времени явно выжидательное положение с продажей хлеба. Лучше, чем кто-бы то ни было в деревне, зная затруднения советской власти с хлебом, кулачество, с одной стороны, развило спекуляцию на хлебном рынке, с другой – придерживало основную массу хлеба в расчете на повышение цен. Ясно, что для достижения перелома в хлебозаготовках необходимо было совокупностью мероприятий крепко нажать именно на кулацкую верхушки. Только этим путем и решительной борьбой за устойчивые цены и единый фронт плановых заготовителей можно было добиться необходимого перелома. Только совокупностью этих мер, требовавших в отдельных случаях жестких репрессий (арестов, штрафов, суровых судебных кар) в отношении кулацких элементов, и был достигнут довольно быстро известный перелом. Однако, и по поводу этих мер против кулачества прямо или косвенно, но нередко выдвигались возражения местных товарищей. Кроме формальных возражений против ускорения сбора платежей и недоимок, ускорения проведения самообложения и т.п., выдвигались и соображения политического свойства, сводившиеся в конце-концов к тому, чтобы не делать решительного нажима на кулацкие элементы из-за опасения насчет середняков. На деле в такой постановке ясно отражалось вопиющее извращение партийной линии. Совершенно необходимая и безусловно обязательная осторожность в подходе к середняку вовсе, конечно, не может оправдать не принятие решительных, в том числе и суровых репрессивных мер, против кулацких элементов, занимающихся спекуляцией, числящихся в недоимщиках, угрожающих активным советским работникам в деревне и т.п. Наоборот, такое отношение на практике представляет из себя потакание кулачеству, при котором невозможно создание и самого единого фронта бедноты и середняков против кулака. Больше того, неизбежный в создавшихся условиях нажим (” меры понуждения”) на деревню при отсутствии ясности в вопросе о кулачестве непременно в большей чем необходимо степени направится в сторону середняка и даже бедняка (что и получилось напр., в белебеевском кантоне еще до нашего приезда в г. Уфу). Поэтому, учитывая наличие таких настроений, мне на Мелитопольском активе, а затем и в других местах приходилось особо останавливаться на том, что подобное отношение к вопросу о кулачестве есть ничто иное, как кулацкий уклон, с которым партия всегда вела борьбу.

Нельзя, с другой стороны, закрывать глаз на то, что ударность работы, а вместе с тем и недостаточная предварительная подготовка в отдельных случаях проведения этого нажима на кулака приведет к ошибкам и перегибам. Исправлять эти минусы хлебозаготовительной кампании необходимо как можно быстрее. И все же следует сказать, что в данный момент основной ”перегиб” в хлебозаготовительных районах несомненно и теперь будет скорее обратный, а именно в сторону недостаточного вялого,  нерешительного нажима на кулацкие элементы в хлебных местах.

Само собой разумеется, что та порядочная встряска, которая теперь обычно живительной струей проходила через партийные организации и которая нередко основательно коснулась советских и кооперативных органов, должна быть закреплена дальнейшей планомерной работой. Она должна дать свой немалый толчок к поднятию партийной и советской работы. Вместе с тем следующие хлебозаготовительные кампании мы должны заранее подготовить и провести более нормальным порядком. Не только советские и кооперативные органы, но и партийные организации должны уже в ближайшее время серьезно начать подготовку к хлебозаготовкам будущего года.

7. Результаты. Первые результаты усилившейся кампании видны из следующих данных, приведенных в таблице и диаграмме по пятидневкам за декабрь-январь:

Движение хлебозаготовок по Украине за декабрь м.1927 г. и январь 1928 г. (в тысячах пудов).

 

 

Декабрь 1927 г.

Январь 1927 г.

1-я пятидневка          

2244,0           

3215,0

2-я         ”         

2543,0       

3004,0

3-я         ”     

2490,0    

4241,0

4-я         ”      

1763,0           

5443,0

5-я         ”            

1582,0

 

6-я         ””            

2373,0

 

 

Эти же цифровые данные представлены в нижеследующей диаграмме:

Только при самой упорной работе ничуть неослабевающей и в дальнейшем – только при этом условии можно закрепить первые еще совершенно недостаточные успехи хлебозаготовок и добиться значительно больших в оставшееся весьма незначительное для хлебозаготовок время. Приведенные данные говорят за то, что намеченный план, при действительно напряженной работе всей КП(б)У и соответствующих советских и кооперативных органах, вполне выполним.

II. ЗАМЕЧАНИЯ О ПОЕЗДКЕ НА УРАЛ И В БАШКИРИЮ.

В виду совершенной кратковременности пребывания на Урале и в Башкирии, и в виду того, что до меня на Урале был т.Фрумкин, а в Башкирии т.Лобов, ограничусь краткими замечаниями, имеющими, главным образом, характер дополнения к вопросам, затронутым в первой части доклада.

1.- Ход хлебозаготовок, годовой план и заготовители. О ходе хлебозаготовок на Урале достаточно привести следующие показатели. К 1-му января заготовки достигли, примерно, 35 % годового задания Наркомторга СССР. При этом и первая половина января дала дальнейшее ухудшение против декабрьских заготовок. В Башкирии к 10-му января было заготовлено всего 32 % годового задания. За первую половину января и здесь произошло ухудшение заготовок. Таким образом, ход заготовок до последнего времени в обоих районах был крайне неудовлетворительным. Годовой план на Урале был принят в 41 милл. пудов и из этого исходили местные органы вплоть до нашего приезда, тогда как в плане Наркомторга СССР для Урала назначено 44 миллиона пудов. После немалых возражений, Бюро Уралобкома приняло решение о плане в 44 милл. пудов. Насколько неосновательны были возражения некоторых местных руководящих работников против этой цифры, нам наглядно удалось установить лишь на другой день после совместного обсуждения этого вопроса в Уралобкоме. Оказалось, что Бюро Уралобкома еще 21 октября приняло следующее решение по вопросу о плане хлебозаготовок:

1. Отметить, что хлебозаготовительный план на 27/28 г. намечен в размере 41 млн.пудов…

2. Бюро Обкома считает, что увеличение плана хлебозаготовок на 3-4 млн. пудов может быть произведено только при значительном увеличении снабжения промтоварами”.

Таким образом, Бюро Уралобкома в конце октября месяца само признало выполнимым план в 44-45 млн. пудов при увеличении снабжения промтоварами. Так как последнее (усиление снабжения промтоварами), как раз теперь имеет место, то ясно, что возражения некоторых членов Уралобкома против цифры 44 млн. были совершенно несостоятельны и прямо противоречили решению Бюро Уралобкома, принятому задолго до нашего приезда. Между тем, приехавший до меня т.Фрумкин отстаивал то мнение, что Урал может заготовить только 39 млн. пудов и об этом т.Фрумкин договаривался с местными товарищами. С этой позицией я никак не мог согласиться и считал ее вредной с точки зрения успеха дела. Как уже сказано выше, Уралобком со мной согласился. В Башкирии годовой план был определен в 18 млн. пудов и пересмотру не подвергался. Особо остановлюсь на вопросе о роли отдельных заготовителей на Урале. Здесь основным заготовителем является” Хлебопродукт”, куда недавно влилась местная государственная организация” Мельтрест”. На долю” Хлебопродукта”, таким образом, приходится на Урале 86 % годового плана. Конечно, немалую часть (около половины) заготовок” Хлебопродукт” ведет через низовые кооперативы. Однако, нельзя считать нормальным, что так называемые централизованные кооперативные заготовки составляют на Урале меньше 14 %. При всей целесообразности в настоящий момент преобладающей роли” Хлебопродукта” в уральских заготовках ( в целях твердого обеспечения снабжения местных рабочих), нельзя не признать, что непосредственно кооперативные заготовки здесь чрезмерно урезаны. За это местные кооперативные центры отплачивают тем, что обеспечивают выполнение своих небольших заготовок и совершенно несерьезно до последнего времени относились к выполнению заданий для” Хлебопродукта”. Пришлось товарищам-кооператорам указать на совершенную недопустимость такого отношения к делу, которое в данном случае явно страдало из-за ведомственного самолюбия.

В Башкирии явно ненормально обстоит с количеством заготовителей. Их оказалось целых семь:” Хлебопродукт”, ”Хлебоцентр”, Центросоюз, МСПО, ”Башхлеб”, ”Электротод”, винокуренный завод. И это фактически всего на три кантона (Бирский, Уфимский, и Белебеевский), на которые приходится 9/10 хлебозаготовок. Один этот факт наглядно свидетельствует об отсутствии настоящего руководства хлебозаготовками в Башкирии.

2. Мероприятия по усилению хлебозаготовок. В основном принятые здесь мероприятия были сходны с соответствующими мерами на Украине. Всемерно было усилено снабжение хлебозаготовительных районов промтоварами с соответствующим пересмотром планов. Как на Урале, так и в Башкирии еще в большей мере, чем на Украине, сказывались недостатки в деле взимания государственных платежей и накапливания недоимочности в деревне. В связи с этим и здесь были составлены ускоренные календарные планы сбора платежей и недоимок. Также, как и в других местах, здесь значительно повысились доходы крестьянства от продажи нехлебных продуктов, а именно: мяса, свинины, масла, пушнины и т.п. Благодаря ненормально повышенным ценам на эти продукты, с заготовительными планами на них дело обстояло, конечно, совсем не так как с хлебом. Так, годовой план мясных заготовок выполнен с превышением на 30-40% и т.д. На Урале особо отмечали доход крестьянства от ловли т.н.” водяных крыс” (кротов), которые сбываются по 30 коп. штука и некоторой части хозяйств дают весьма значительный доход. И наряду с этим такой факт, как цена на овес, стоящая даже по номиналу почти на 10% ниже довоенной, а именно – 56 коп. против довоенной цены в 61 коп.!

Понятно, что это обстоятельство имело свое влияние на тот факт, что Урал в этом году совершенно не справляется с заготовительным планом на овес. В данном случае допущена явная ошибка в цене. Наряду с другими общими и частными мерами по усилению хлебозаготовок здесь, в особенности в Башкирии, приобрел острое значение вопрос о борьбе с самогоном. Самогон, по словам местных товарищей, заливает деревню Башкирии, вытесняя хлебное вино государственного производства. Борьба с самогоном явно запущена, лишний раз отражает расхлябанность советского аппарата. О расхлябанности советского и кооперативного аппарата можно судить по такому вопиющим фактам, как работа по хлебозаготовкам в Пермском и Кунгурском округах. Хотя эти округа играют незначительную роль в хлебозаготовках, однако, все же характерно их отношение к возложенному на них заданию. За истекшие полгода Пермь выполнила 2,1 %, а Кунгур 3,8 % годового плана. По нашему предложению Бюро Уралобкома поставило на вид всему составу бюро обоих окружных комитетов халатное отношение к делу и предупредило, что ”в случае, если не будет достигнуто в ближайшую неделю действительного перелома в хлебозаготовках, Уралобком вынужден будет поставить вопрос о снятии с постов секретарей этих парторганизаций”. Другим примером является факт, на который мы натолкнулись в Башкирии. Несмотря на большую нужду во временных квитанциях по крестзайму, последние пролежали неделю до нашего приезда в Госбанке в Уфе, и об этом не знали даже управляющий башкирской конторой банка и его заместитель. Им обоим, по-нашему предложению, Башобкомом об’явлен строгий выговор с предупреждением об исключении из партии и с опубликованием этого постановления в печати.

Как на Урале, так и в Башкирии мы добились в дополнение к командированным на места товарищам поездки туда же основных руководящих работников.  Но в Башкирии мне пришлось прибегнуть к особым мерам. Установив из бесед с работниками Башобкома, что низовой советский и кооперативный аппарат здесь исключительно слаб, я договорился с Башобкомом о посылке в три основных заготовительных кантона специальной группы наиболее активных местных рабочих, преимущественно железнодорожников. По составленному в Башобкоме списку было выделено 21 рабочих, в некоторой части непосредственно с производства, и в ту же ночью большинство из них было отправлено на места для работы в районах. Перед поездкой они присутствовали при обсуждении вопроса о хлебозаготовках на Бюро Башобкома с нашим участием. Помимо обычных мер, я счел себя вынужденным снабдить их особыми мандатами отдельно по партийной и по советской линии (с тождественным содержанием), на которых кроме местных советских и партийных органов поставил и свою подпись, на одном – в качестве уполномоченного ЦК ВКП, на другом – в качестве уполномоченного СТО. Копию мандата прилагаю (см. приложение №6).

На Урале и в Башкирии нам пришлось встретиться – в первом случае с решением Уралобкома об обеспечении сдатчиков хлеба промтоварами в размере 50% к хлебу, а во втором – с постановлением Башобкома о прямом товарообмене для сдатчиков хлеба. Не буду доказывать нецелесообразности этих мер. Остановлюсь только на том, как политически эти меры преломились на местах. Такой подход означал ставку только на промтовары (меры поощрения) и тем самым отодвигала на задний план значение остальных советско-кооперативных мер (мер понуждения). При такой недопустимой однобокости эта мера уж совсем не могла иметь положительного практического значения, политически же на местах она преломилась, как в виде нежелания нажать на зажиточно-кулацкую часть деревни. Это особенно наглядно было нам видно в Башкирии.

3.Работа парторганизаций. Что касается парторганизаций, то на Урале, надо думать, теперь значительно усилится их работа в области хлебозаготовок. Такие работники, как Шверник и Локацков поехали уже при нас в два основных хлебозаготовительных округа (Курган и Челябинск). Ряд других руководящих товарищей также, в дополнение к уже командированным ранее, выехали на места. Парторганизации начали серьезно подтягиваться. Гораздо хуже в Башкирии. Здесь явно ненормально положение в самом Башобкоме. Так Бюро Башобкома состоит из следующих товарищей: Юревич (секретарь Башобкома), Исмагилова (зам.секретаря), Горелов (зав.Орготделом), Кушаев (пред.Баш.ЦИК”а), Пожилов (Наркомторг), Опарин (Б.С.П.С.), Мамаев (секретарь 2-го райкома), Бычков (пред.Кантисполкома), Гисматулин (Наркомпрос), Касымов (Наркомюст), Мухаметкулов (Предсовнаркома) и 6 кандидатов. И все таки заведующий АПО Башобкома тов.Уразаев не входит в состав Бюро. Показательно и то, что секретарь Башобкома тов. Юревич не мог в свое время провести своего предложения о введении заведующего АПО в состав бюро ОК. Что касается руководства хлебозаготовительной кампанией, то оно было чрезвычайно слабо. Дело ограничивалось “общими директивами”, а не дававшими положительных результатов. Между тем здесь, при катастрофическом положении с хлебозаготовками, Обком больше чем где бы то ни было обязан был поставить систематическую проверку на деле всех мероприятий, заданий, цифр и т.п. советских и кооперативных органов в этой области. Отсутствие этого привело к тому, что здесь в хлебозаготовительной работе было особенно много безобразий. Наконец, необходимо остановиться на одной существенной политической ошибке Обкома.  В ответ на наше предложение покрепче и побыстрее нажать на кулака, чтобы заставить его скорее сдавать хлеб и тем самым показать пример остальной части деревни, имеющей хлеб, члены Башобкома стали уверять, что в Башкирии кулачество представляет из себя совершенно незначительный процент. При этом делалось заявление (которое, как это затем выяснилось, раньше было выдвинуто на областной партконференции), что в Башкирии всего 2,6% кулаков. Конечно, это совершенно не соответствует действительности. Башкирия принадлежит к числу значительно расслоенных районов, что можно видеть хотя-бы из одной цифры, а именно: здесь, по данным ЦСЦ, 4,5% хозяйств, нанимающих сроковых рабочих, т.е. хозяйств, которые в подавляющей части являются кулацкими. Допущено товарищами из Башобкома преуменьшение, по крайней мере, в два раза, процента кулачества в Башкирии пришлось особо раз”яснять. Между тем это грубое преуменьшение кулачества явно вредно отразилось на политическом подходе организации к своим задачам в деле хлебозаготовок. Вместо решительного нажима на кулака по линии всех мер понуждения, а теперь в частности, по линии самообложения, в этом направлении не было принято никаких мер. Вся ставка здесь была на промтовары, которая при принятой Обкомом линии была заранее и целиком обречена на неудачу. Пришлось на этом вопросе (о кулаке) заострить внимание местной организации. Вопрос о кулачестве тем более приобретает теперь значение, что, например, на Урале кулачество пытается кое-где перейти в контр-наступление, доходя до заметного учащения избиений активных советских работников в деревне. И этот факт указывает на необходимость покончить с расхлябанностью советского аппарата и местных парторганизаций, которые должны немедленными решительными мерами прекратить всякие попытки сопротивления советской власти со стороны кулаков. Несомненно, что твердая линия и должный отпор вылазки кулачества теперь особенно необходимы и окажут свое благоприятное воздействие на хлебозаготовки.

На этой основе мы должны закрепить блок бедноты и середняков против кулачества. Решительные меры против кулачества дадут понять и середнякам, имеющим хлеб, необходимость строгого выполнения обязанностей перед государством, устранят иллюзии о возможности спекулятивного вздутия цен о вообще будут способствовать поднятию авторитета советских органов в деревне.

4. Р е з у л ь т а т ы. Результаты хлебозаготовок на Урале и в Башкирии за январь месяц пока крайне неудовлетворительны. Если на Урале все-же за 4-ю пятидневку наметилось некоторое улучшение, то в Башкирии еще нет и намека на него. По сравнению с Украиной здесь заготовительный сезон кончается, примерно, на месяц позже и поэтому время еще не окончательно упущено. Однако, только при немедленном и бешенном нажиме в течение всего ближайшего периода и при длительном сосредоточении основных партийных сил на деле хлебозаготовок и связанных с ними мероприятий можно добиться серьезных успехов в выполнении намеченного плана. В частности, в Башкирию придется непременно теперь же командировать на более длительный срок представителя ЦК ВКП и СТО для усиления темпа работы. На других, более общих выводах специально в отношении Башкирии можно в данном докладе не останавливаться.

III. В Ы В О Д Ы. В отношении хлебозаготовок.

1. Падение хлебозаготовок в последние месяцы 1927 года прежде всего, было связано с недостатками руководства этим делом. Для исправления создавшегося положения необходимо будет проведение мер, главным образом, по двум направлениям: по линии поощрения (усиление снабжения деревни промтоварами) и по линии понуждения (усиление взыскания платежей и недоимок в деревне, а также усиление привлечения крестьянских средств в кооперацию). Только совокупность и одновременность этих мер двоякого порядка может дать и уже дает положительный результаты в области хлебозаготовок.

2. Особо следует отметить отрицательные последствия для Хлебозаготовок запоздания в проведении таких мер, как декрет о Самообложении и крестьянский займ. Необходимо всемерно ускорить распространение крестьянского займа в деревне. Особое значение в данный период имеет ускорение проведения в жизнь декрета о самообложении с полным обеспечением при этом интересов бедноты и укреплением блока бедноты и середняков против кулачества.

3. Значительно отразилось на неблагоприятном ходе хлебозаготовок неправильное соотношение цен между хлебными и нехлебными продуктами крестьянского хозяйства. Для исправления этой ошибки неизбежно было вначале 1928-го года некоторое снижение цен на продукты животноводства, что, в виду запоздания этой меры, требует вместе с тем дополнительных других мер по поднятию заготовок этих продуктов (в том числе по линии т.н. экономрегулирования).

4. Заметное отрицательное влияние имело то извращение политической линии в практике некоторых местных организаций, которое нашло себе выражение в непринятии должных мер решительного нажима на кулацкие элементы и спекулянтов из-за совершенно ложного опасения задеть середняка. На ошибочность этого политического подхода совершенно справедливо не раз указывал ЦК ВКП (в частности в директиве от 6-го января и в директиве от 14-го января). В виду имеющихся фактов прямых нападений со стороны некоторых элементов кулачества на наиболее активных советских работников в хлебозаготовительных районах, немедленно применить самые суровые судебные кары в отношении этих контр-революционных элементов.

5. Достигнутые результаты по усилению хлебозаготовок совершенно недостаточны. Необходимо не только не ослаблять, а во многих организациях значительно усилить темп работы. В виду ударности теперешней работы, внимательнейшим образом следить и немедленно исправлять неизбежные ошибки местных органов, отнюдь не допуская ослабления нажима.

6. В будущей хлебозаготовительной кампании (включая сюда весеннюю посевную кампанию) необходимо проводить подготовку уже в самое ближайшее время. В качестве важных практических мер для будущей хлебозаготовительной кампании необходимо иметь в виду следующие : а) более внимательно исправить соотношение цен на хлебные и нехлебные продукты в пользу первых, но с обеспечением известных преимуществ для продуктов животноводства и технических культур по отношению к довоенным; б) обеспечить будущие хлебозаготовки соответствующими массами промтоваров; в) свести, как правило, количество заготовителей к двум основным: единому государственному (Хлебопродукт – с обеспечением в этой госорганизации заинтересованности мест ввиде участий в …(неразборчиво)) и кооперативному с установлением на определенных условиях единства в работе по хлебозаготовкам между потребительской и сельско-хозяйственной кооперацией; г) укрепить органы Наркомторга, регулирующие дело хлебозаготовок, партийными силами и добиться здесь большей дисциплины и четкости в работе; д) подвергнуть серьезной научной проверке центральные и основные местные хлебо-фуражные балансы и сами принципы их составления с учетом экономического роста деревни, и возрастания товарного значения нехлебных продуктов и т.п. е) увеличить сельхозналог на 100-150 миллионов рублей.

В отношении советско-кооперативного аппарата и парторганизаций.

1. Принять решительные меры по борьбе с расхлябанностью и за укрепление советской дисциплины, за устранение несогласованности и узкой ведомственности в работе советских учреждений. В связи с этим добиться систематических длительных поездок на места руководителей центральных советских учреждений для проверки работы подчиненных местных органов. Возложить особую ответственность за проведение мер по усилению дисциплины в соваппарате на РКИ.

2. При быстро растущей роли кооперации в деревне, кооперативные органы не только страдают отсутствием элементарной кооперативной дисциплины, но и слабым развитием подлинно-кооперативной общественной работы (недостаточное привлечение паев, отсутствие инициативы в собирании крестьянских средств для развития кооперативных перерабатывающих предприятий, не говоря уже о совершенно недостаточном внимании к производственному кооперированию). Кроме того, стоит задача по достижению действительной согласованности работы государственных и кооперативных органов в деревне с обеспечением руководящего влияния за госорганами.

3. Необходимо решительно улучшить дело партийного руководства и добиться того, чтобы оно не сводилось к т.н.” общим директивам”. Необходимо, чтобы это руководство по существу обеспечивало партийную проверку работы кооперативно-советского аппарата и в том числе проверку всех основных заданий и цифр в таких важных хозяйственных делах, как хлебозаготовки капитальное строительство, колдоговоры и пр.

4. Необходимо, чтобы проводимая сейчас ударная кампания по хлебозаготовкам была использована парторганизациями для поднятия всей партийной, советской и кооперативной работы. Для достижения этого партийные комитеты должны усилить свой контроль в отношении работы всех кооперативных и советских учреждений, особенно выполняющих задания, связанные с хлебозаготовительной кампанией (суды и ГПУ, Финансовые и земельные, сельхозкредит и др.)

Отдельные предложения.

а) Установить, до конца февраля доклады Наркомторга о хлебозаготовках на каждом заседании Политбюро. Это крайне важно для совершенно еще необходимого дальнейшего подтягивания местных организаций.

б) Во изменение постановления Политбюро от ”5” января принять предложение Политбюро ЦККП(б)У об импорте сложных с.х. машин на сумму стоимость 5 мил.пудов хлеба при условии выполнения Украиной полного плана хлебозаготовок в 265 млн.пудов.

в) Поручить Наркомторгу в 3-х дневный срок урегулировать вопрос о цене на овес на Урале, допустив, в случае необходимости минимальное повышение цены.

г) Не позже 1-го февраля командировать в Башкирию на две недели уполномоченного ЦК ВКП и СТО. Кандидатуру поручить наметить Секретариату ЦК и утвердить в Политбюро.

 

25/1-1928 года                                                           В. МОЛОТОВ.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.