Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) № 60/1 о детальном обсуждении решения Политбюро от 7 октября 1926 г. с приложением письма т. т. Бухарина, Рыкова и Томского. 11 октября 1926 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1926.10.11
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 151-158

Пост. ПБ пр. № 60 п. 1 от 11.Х.26 г.

и приложение к нему —

письмо т. т. Бухарина, Рыкова и Томского.

ПРОТОКОЛ № 60

ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б) ОТ 11-ГО ОКТЯБРЯ 1926 ГОДА.

 

ПРИСУТСТВОВАЛИ:

Члены ПБ ВКП:  т. т. Ворошилов, Калинин, Молотов, Рудзутак, Рыков,

Сталин, Томский, Троцкий.

Канд. в члены ПБ:т. т. Каменев, Микоян, Петровский, Угланов.

Члены Ц.К.В.К.П:т. т. Артюхина, Бауман, Догадов, Зиновьев, Квиринг,

Кржижановский, Косиор Ст., Куликов, Лобов, Михайлов,

Пятаков, Рухимович, Смилга, Смирнов А.П., Сокольников,

Толоконцев, Уханов, Цюрупа, Шверник, Шмидт.

Канд. в члены ЦК:т. т. Калыгина, Киселев, Ломов, Любимов, Матвеев,

Мельничанский, Чаплин.

Члены През. ЦКК: т. т. Сольц, Шкирятов, Ярославский.

 

Слушали:

1. Детальное обсуждение решения Политбюро от 7.Х. с. г. (протокол № 58, п. 1).

Постановили:

1. Принять предложение т. т. Бухарина, Рыкова и Томского от 11.Х.26 г. (см. приложение № 1) со следующими поправками:

1) Пункт 2-й редактировать следующим образом: «Открыто признать, что фракционная работа оппозиции за весь период с XIV съезда до последних ее выступлений в Ленинграде и в Москве в октябре этого года была недопустимой и безусловно ошибочной с точки зрения интересов партии и создавала угрозу срыва творческой работы партии и советской власти в трудных условиях строительства».

2) В пункте 7-м исключить конец со слов: «сигнал к чему дан был...».

(Пункты 1-ый, 4-ый и 8-ой приняты единогласно; п. п. 2-ой, 3-ий, 6-ой и 7-ой всеми голосами против т. Троцкого и п. 5-ый тоже всеми голосами при отказе т. Троцкого участвовать в голосовании. Резолюция в целом принята всеми голосами против т. Троцкого).

 

--------------

Приложение № 1

к п. 1 пр. ПБ № 60

Принято Политбюро ЦК

ВКП (б) 11.Х.26 г.

В ПОЛИТБЮРО Ц.К.

После получения документа от 5-го октября, в котором шесть членов Центрального Комитета, принадлежащих к оппозиции, вынуждены были после своего поражения внести заявление о необходимости прекращения «внутрипартийной распри», мы выработали конкретны предложения, которые, по нашему мнению, должны были бы быть проведены в жизнь для обеспечения нормальной жизни партии. Эти наши предложения были приняты Политбюро в основе 7 октября, и т. Зиновьев от имени всей оппозиции заявил, что, по мнению оппозиции, они могут быть приняты, как почва для прекращения их фракционной работы.

После этого произошли два новых факта: 1) выступление т. т. Зиновьева, Евдокимова и группы их единомышленников в Ленинграде с попыткой навязать партии дискуссию и продолжать борьбу против партии и ее Центрального Комитета, и 2) новый документ, подписанный шестью членами ЦК и оглашенный Каменевым на заседании Политбюро от 6-го октября.

Как выступление т. т. Зиновьева и Евдокимова в Ленинграде, так и новый документ означают продолжение фракционной борьбы оппозиции. Это выступление т. Зиновьева имеет тем более возмутительный характер, что оно произошло 1) после решения Политбюро относительно выступления в Москве на ячейке «Авиаприбора», и 2) после того, как от имени всей оппозиции, за подписью в том числе и Зиновьева, было внесено предложение в Политбюро о прекращении фракционной борьбы и было заявлено согласие прекратить эту фракционную борьбу на основе принятия тех предложений, которые были нами внесены и приняты Политбюро в основу 7 октября. Что касается нового документа оппозиции от 8 октября, то он явным образом преследует задачу дискредитирования партии, а не обеспечения единства в партии.

Эти обстоятельства вынуждают нас войти в Политбюро с новым заявлением и уточнить изложенные ранее условия обеспечения единства в партии.

Совершенно неправильно заявление документа оппозиции от 8-го октября о том, что «отказ Политбюро немедленно приступить к совместному обсуждению нашего предложения несомненно должен был привести к ухудшению положения». Никакого отказа со стороны Политбюро не было. Заявление было внесено оппозицией во вторник поздно вечером, причем заявление это не содержало никаких конкретных мер по обеспечению мира в партии. Заявление это, по специальному решению Политбюро в среду, не опротестованному членами оппозиции, было рассмотрено в четверг на очередном заседании Политбюро в качестве первого вопроса порядка дня. Насколько «спешным» считала оппозиция свое заявление, видно из того, что окончательное решение вопроса, по предложению самой же оппозиции, было отложено с четверга на следующее заседание Политбюро в пятницу. Немедленное и окончательное рассмотрение заявления было отклонено, таким образом, по предложению самой же оппозиции.

Совершенно неправильно заявление документа оппозиции от 8-го октября о том, что Центральный Комитет «запретил», будто бы, «нам, (т. е. оппозиции) выступать перед партией с изложением своих взглядов». Подписавшие оппозиционный документ, как и все другие оппозиционеры, имели и имеют полную возможность, высказывать свои взгдяды перед всей партией в наших партийных журналах. Один из самых ярых оппозиционеров, тов. Преображенский, несколько раз выступал в «Большевике» и в особой книге («Новая экономика») с изложением своих взглядов. Другой оппозиционер, В. Смирнов, также выступал с изложением взглядов оппозиции в журнале «Красная Новь». Союзник нынешней оппозиции, тов. Шляпников, всего только несколько недель тому назад имел случай выступить в «Большевике» с изложением своих взглядов. Если подписавшие оппозиционный документ от 8-го числа не использовали своего права выступать с изложением своих взглядов в партийных теоретических журналах, то винить надо в этом не партию, а авторов этого документа. Мы уже не говорим о само собой подразумевающемся праве каждого члена партии защищать свои взгляды на собраниях своей ячейки с критикой недостатков партийной работы, каковое право всегда осуществлялось и должно осуществляться впредь при полном его ограждении со стороны центральных органов партии.

Совершенно неправильно заявление документа о том, что призывом Московской организации, поддержанным Центральным Комитетом, против дискуссии «реальные разногласия оказались замененными единственным вопросом о дисциплине». Принципиальные разногласия с оппозицией и ее составными элементами партией рассмотрены и разжеваны в полной мере. Принципиальные разногласия с троцкизмом (строительство социализма, крестьянство, партия и государство, организационный вопрос и т. д.) рассмотрены партией на XIII-м съезде и позиции троцкизма дана исчерпывающая характеристика в специальной резолюции, принятой на XIII-м съезде. Принципиальные же разногласия с новой оппозицией (в основном те же вопросы) рассмотрены партией на XIV-м съезде и исчерпывающая характеристика этой оппозиции дана в резолюции XIV съезда по отчету ЦК. Что касается разногласий по конкретным практическим вопросам (зарплата, вопрос об Англо-Русском Комитете, о свободе фракций и внутрипартийной демократии и т. д.), — то эти вопросы рассмотрены и разрешены на пленуме ЦК в апреле и в июле этого года, а также активами и широкими массами членов наших партийных организаций на местах. Всесоюзная дискуссия признана нецелесообразной партией, потому что рассматривать вновь уже рассмотренные и вырешенные вопросы партия считает непозволительной растратой сил и угрозой срыву строительной работы партии и советской власти в нынешних трудных условиях внутреннего и внешнего положения. Правильность этой политики партии целиком подтвердилась тем дружным отпором десятков и сотен тысяч членов партии по Москве, Ленинграду и по всей стране, который встретила оппозиция, сорвавшая решение партии о нецелесообразности дискуссии и частично навязавшая партии дискуссию. Оппозиция не может отрицать, что на дискуссионных собраниях, имевших место в Москве и Ленинграде, она имела полную возможность изложить свои взгляды, что десятки и сотни тысяч рабочих, выносившие резолюции против оппозиции, исходили не только из формальных соображений о нарушении партийной дисциплины со стороны оппозиции, но и по существу отвергли принципиальные взгляды оппозиции по важнейшим вопросам разногласий.

Мы отметаем заявление документа оппозиции о том, что «партия, поставленная перед необходимостью выбирать между внутрипартийной демократией и дисциплиной, отказалась на данной стадии входить в обсуждение спорных вопросов по существу». Мы считаем, что это противопоставление внутрипартийной демократии партийной дисциплине не имеет ничего общего с организационными принципами ленинизма. Мы заявляем, что это противопоставление выдает оппозицию с головой, ибо оно говорит о том, что внутрипартийная демократия нужна оппозиции не для укрепления партии и ее дисциплины, а для разрушения партии и партийной дисциплины. Оппозиция не может отрицать, что попытки оппозиции, представляющей ничтожное меньшинство, навязать подавляющему большинству партии дискуссию не имеют ничего общего с внутрипартийной демократией, что дружный отпор этим попыткам со стороны десятков и сотен тысяч членов партии от станка является величайшим актом наглядного проявления действительной внутрипартийной демократии.

Мы отметаем, далее, заявление документа оппозиции о том, что «руководящие центры партии намерены в еще большей мере, чем ранее, сосредоточить огонь налево». Мы заявляем, что именно нынешняя объединенная оппозиция представляет реальное выражение правой оппортунистической опасности в нашей партии. Требование ЦК о том, чтобы объединенная оппозиция отгородилась открыто от правой, меньшевистской платформы Медведева-Шляпникова, от ренегата Оссовского, от контрреволюционной агитации Корша, Маслова, Рут Фишер, — это требование, по существу отвергнуто, в новом документе оппозиционеров, — с несомненностью говорит о том, что партия направляла огонь и продолжает направлять направо, а оппозиция не желает порвать с правыми, меньшевистскими элементами как в нашей партии, так и в других секциях Коминтерна.

Совершенно не соответствует действительности заявление оппозиции о том, что они, т. е. оппозиционеры, «поставленные перед перспективой раскола, считают своим долгом превыше всего поставить единство партии и сохранению этого единства подчинить свои действия», что, будто бы, из-за этого они идут ныне на «мир» в партии. Если бы оппозиция действительно дорожила единством партии, она не вела бы подпольной, антипартийной, фракционной борьбы за весь десятимесячный период от XIV съезда до последнего выступления т. Зиновьева в Ленинграде. Если бы оппозиция действительно дорожила единством партии, она бы не допустила того двурушничества, которое проявила всего лишь несколько дней назад, подавая одной рукой заявление о мире, а другой направляя т. Зиновьева для нарушения единства и взрыва Ленинградской организации. Если бы объединенная оппозиция действительно дорожила единством партии, она бы не дала документа от 8 октября в ответ на решение Политбюро о мире в партии, документа, представляющего новое нападение на партию и новую попытку дискредитировать центральные учреждения нашей партии. Очевидно, что объединенная оппозиция заговорила о «мире» не ради единства партии, а ради спасения своей «армии», ради того, чтобы вывести из-под огня партийных масс остатки своей «армии», куда она загнала своих сторонников последними выступлениями Москве и Ленинграде. Оппозиция заговорила о «мире» потому, что она, припертая к стене партийными массами, вынуждена капитулировать. Оппозиция заговорила о «мире» потому, что она, пытаясь сделать из нужды добродетель, вынуждена свою капитуляцию прикрыть разговорами о единстве.

Этими обстоятельствами и объясняется тот факт, что объединенная оппозиция, признав на словах в основе приемлемыми условия Центрального Комитета об обеспечении мира в партии, на деле пришла к тому, что она в своем документе от 8 октября, по сути дела, отвергла все эти условия. Ввиду вышесказанного, мы считаем необходимым уточнить изложенные в предыдущем документе условия обеспечения единства следующим образом.

Объединенная оппозиция должна обязаться:

1) Открыто заявить о безусловном подчинении всем решениям партии, XIV съезда, ее ЦК и ЦКК и о безоговорочном проведении этих решений в жизнь.

2) Открыто признать, что фракционная работа оппозиции за весь период с XIV съезда до последних выступлений в Ленинграде и в Москве в октябре этого года была недопустимой и безусловно ошибочной с точки зрения интересов партии и создавала угрозу срыва творческой работы партии и советской власти в трудных условиях строительства.

3) Открыто признать, что своими выступлениями в Москве и в Ленинграде в октябре этого года оппозиция грубо нарушила постановление XIV съезда и ЦК партии о недопустимости открытой всесоюзной дискуссии без специального постановления высших органов партии.

4) Немедленно прекратить всякую фракционную работу, рассылку фракционных работников по районам, рассылку нелегальной фракционной литературы по организациям ВКП и по секциям Коминтерна и безусловно распустить все фракционные организации объединенной оппозиции.

5) Открыто отгородиться ясным и недвусмысленным образом от ренегатской позиции Оссовского и меньшевистской платформы Медведева-Шляпникова, ликвидирующих Коминтерн и Профинтерн и проповедующих объединение с социал-демократией.

6) Открыто отгородиться от травли СССР, ВКП и Коминтерна, которую ведут Корш, Маслов, Рут Фишер, Урбанс, Вебер, открыто солидаризирующиеся с т. Зиновьевым, Каменевым и Троцким.

7) Открыто отгородиться от всяких аналогий со Стокгольмским съездом и прекратить все и всякие угрозы партийным расколом.

8) Признать абсолютно недопустимой какую бы то ни было, прямую или косвенную, поддержку борьбы фракционных групп в отдельных секциях Коминтерна против линии Коминтерна (Суваринцы во Франции, группа Урбанса-Вебера в Германии, группа Бордиги в Италии).

Что касается заявления документа оппозиции о пересмотре дел исключенных, то мы считаем, что партия может их пересматривать лишь в том случае, если исключенные признают свои ошибки.

 

БУХАРИН.

РЫКОВ.

ТОМСКИЙ.

11.Х.26 г.

 

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.