Копия ответа Л.Д. Троцкого на письмо Я.Э. Рудзатака от 8 октября 1926 г. по поводу Главконцесскома. 12 октября 1926 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1926.10.12
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.185 Л. 159-166

Ответ т. Троцкого на письмо

т. Рудзутака от 8.Х.26 г.

 

(Разослано 18.Х.26 г.).

12.Х.26 г.

№ 108/с

В ПОЛИТБЮРО

(Для всех тех товарищей, которым было разослано письмо т. Рудзутака по поводу Главконцсскома).

В течение последней недели разосланы письма тов. Молотова, т. Рудзутака и т. Квиринга, касающиеся моей работы в советских учреждениях. Я ограничусь необходимым минимумом, в смысле разъяснения действительного положения вещей.

1. Об отпуске. Отпуск был мне дан на полтора месяца. Начался отпуск не с начала августа, а с середины его. 12 августа я был на Политбюро. 13 и 14 августа я руководил заседаниями Особого Совещания по качеству продукции. В Кисловодске я пробыл месяц, так как 7 сентября, на мой телеграфный запрос о положении дел в Главконцесскоме, получил следующую телеграмму: «Полагаю, в виду моего отъезда, особенно в связи с отчетом Главконцесскома правительству, Ваше присутствие здесь не позже 15-го необходимо. Иоффе Бутов». 16 сентября я прибыл в Москву, с тем, чтобы в течение двух последних недель отпуска подготовить доклад Главконцесскома, не входя в руководство текущими делами. 30 сентября, т. е. в день истечения отпуска, я подписал приказ о вступлении в работу.

2. Недоразумение с отпуском т. Скобелеву и временным заместительством т. Сапронова, несомненно, имело место и возможно, известная вина за формальное недоразумение ложится на меня. Я полагал, что т. Скобелев оформил в соответственных высших учреждениях вопрос о своем отпуске, и не проверил этого. Но здесь дело шло все же о формальной неправильности, а не о невнимании к сущности дела.

3. О штатах Главконцесскома. Неверна мысль, будто инициатива расширения штатов Главконцесскома принадлежит мне. До моего назначения над вопросами концессионной политики работала комиссия т. Рыкова. Существо ее резолюции, одобренной Политбюро 10 июня 1925 г., сводилось к следующему: а) расширить концессионную политику, б) проявить самим инициативу в выдвигании объектов концессии, в) организовать наблюдения над действующими концессиями, для чего г) соответственно укрепить Главконцесском. Результатом этого постановления явилось: создание двух новых отделов, экономического и наблюдательного, и расширение информационного отдела, превращенного затем в п/отдел. Вопрос о необходимости расширения штатов Главконцесскома, на основе постановления Политбюро, был мною в основе согласован с тов. Рыковым.

4. Беглые замечания т. Рудзутака по поводу фактической работы Главконцесскома совершенно неправильны. Доклад о концессионной политике в Совнаркоме отложен на 14 декабря. Письменный доклад, разработанный во второй половине сентября под моим руководством, далеко не завершен, так как ведомства не представили еще многих необходимейших сведений. Тем не менее, и этот доклад решительно опровергает картину, данную тов. Рудзутаком.

а) Указание на то, что заключено значительное количество мелких концессий, вырабатывающих предметы домашнего обихода, совершенно правильно. Инициатива в этих вопросах принадлежала ВСНХ и местным хозяйственным органам. Главконцесском считал такую политику правильной, — как в интересах повышения товарной массы, притом в виде наиболее необходимых товаров, так и в целях борьбы с контрабандой, главным объектом которой являются именно эти товары. Жестокий торгово-промышленный кризис в ряде европейских стран создал благоприятные условия для перенесения к нам таких сравнительно небольших предприятий. Хозяйственное значение их, в том числе и с точки зрения валюты, отнюдь не маловажно, если принять во внимание, что контрабанда измеряется у нас многими десятками миллионов рублей.

Во всяком случае, все эти концессии проходили через Совнарком и Политбюро, и никаких указаний на неправильность заключения этих концессий Главконцесском не получил.

б) О крупных концессиях. Разумеется, центр тяжести работы Главконцесскома должен лежать и лежит в области крупных концессий. Но, как свидетельствует вся история нашей концессионной политики, переговоры по крупным концессиям тянутся очень долго, — по причинам, которые лишь в малой степени зависят от Главконцесскома. Во всяком случае, по своему масштабу заключенные договора 1925 года являются самыми крупными из всех заключенных до сего времени.

в) Однако, работа Главконцесскома определяется не только заключенными договорами, но и теми, которые находятся в разработке, и теми, которые отвергнуты. За 1925 год Главконцесском рассмотрел 253 концессионных предложения. За первые восемь месяцев 1926 года Главконцесском проработал 400 предложений. Оживление концессионной работы в 1926 году по сравнению с 1924 и 25 г. г. очень резкое, и число находящихся в разработке крупнейших предложений очень значительно (среди общего количества свыше двухсот концессионных дел, которые находятся сейчас на разработке Главконцесскома и ведомственных концессионных комиссий).

г) Здесь не место давать перечень и характеристику разрабатываемых и заключенных концессий. Отмечу лишь, что сейчас в разных стадиях разработки находятся: два больших американских концессионных предложения, касающиеся алтайских полиметаллических месторождений; два крупных предложения золотопромышленного характера; американские предложения нефтяной концессии (Нефтедаг); американские (Феркуэра) предложения на переустройство Макеевского завода (связаны с вопросом о займе в 36 милл. долларов); предложение крупнейшей австрийской фирмы «Альпинс Монтангезельшафт» о перенесении части чугунолитейных заводов к нам; переговоры с крупной шведской электротехнической фирмой «АССЕА» о постройке нового завода (с инвестицией капитала в 15 милл. рублей); переговоры с Фордом о постройке тракторного завода; предложение фирмы «Ундервуд» о постройке завода пишущих машин; в начальной стадии находятся переговоры с германским химическим концерном «И.Г.» на постройку большого завода искусственного шелка; с английской фирмой — на постройку прядильного и ткацкого завода на 150.000 веретен. Я не перечисляю здесь ряда других крупных и серьезных дел, в частности, в области технической помощи. Обо всем этом совершенно точно сказано в докладе Главконцесскома. Повторяю лишь, что такого количества крупных и серьезных дел, какое имеется в ГКК в настоящее время, за все предшествующие годы не было и в отдаленной степени.

Само собою разумеется, что аппарат Главконцесскома рассчитан не только на те более мелкие дела, которые удалось завершить в сравнительно короткий срок, но и на те крупнейшие предложения, которые находятся в разработке и в стадии переговоров, длящихся нередко год, два и более (достаточно вспомнить Уркварта, который, кстати сказать, снова появляется на сцене).

5. Указание на мой секретариат, как на обременительный для Главконцесскома, совершенно правильно. Но обстоятельство это вызвано тем, что я был одновременно назначен на ряд работ одна с другой совершенно не связанных. Позволю себе перечислить обязанности, возложенные на меня в течение полутора лет: а) Член Политбюро, б) Председатель Главконцесскома, в) Член Президиума ВСНХ, г) Начальник Главэлектро, д) Председатель НТО, е) Председатель Особого Совещания по качеству продукции, ж) Председатель комиссии по Днепрострою. В этих условиях можно было либо раздробить секретариат между всеми означенными учреждениями, что означало бы крайнее распыление сил, либо создать один общий секретариат, обслуживающий мою работу по всем этим учреждениям. Должен опять таки сказать, что по обоим этим вопросам — правда, в частных беседах — я советовался в свое время и с т. Рыковым и с т. Сталиным и пришел к выводу, что наиболее целесообразно создать один секретариат, приурочив его к Главконцесскому. С точки зрения Главконцесскома здесь несомненно получилась штатная перегрузка, но с общегосударственной точки зрения получился скорее плюс, чем минус.

ПРИМЕЧАНИЕ:

Т. Рудзутак, столь обстоятельно сообщающий о моем секретариате, не указывает, что до его ознакомления с этим вопросом мною произведена была радикальная реорганизация секретариата, сведшая его к пяти работникам. Разумеется, с таким секретариатом уж совершенно невозможно руководить несколькими учреждениями на началах совместительства.

6. Указание на то, что я не входил систематически в текущую, так сказать, канцелярскую работу ни одного из подведомственных мне учреждений, совершенно правильно. Но это и физически было невозможно. Основной своей работой я считал работу в Политбюро. Каждый член Политбюро знает, сколько времени требует хотя бы беглое ознакомление с основными документами, рассылаемыми членам Политбюро. Кроме того, я вхожу в делегацию ВКП в Коминтерне и стараюсь знакомиться хотя бы с основными докладами важнейших иностранных коммунистических партий. К этому надо прибавить литературную работу (за указанный период вышли мои книги: «К социализму или к капитализму?» и «Куда идет Англия?» — второй выпуск.*)

7. Почти за все полтора года у меня, если не считать НТО, не было постоянных заместителей. По линии Главконцесскома заместителем являлся т. Иоффе, который в течение этого времени дважды тяжело болел. По линии Главэлектро заместителем был т. Гольцман, который не пользовался никаким доверием со стороны ВСНХ и особенно т. Дзержинского. В распоряжении Секретариата ЦК имеется переписка по поводу основного кадра работников Главконцесскома. Уже при моем назначении я решительно и настойчиво возражал против столь сложного совместительства, как явно нецелесообразного. Для руководства небольшим учреждением требуется не меньше дела, чем для руководства самым большим. Управление одной кооперативной лавкой требует не меньше времени, чем управление кооперацией в целом. Вот почему одно и то же лицо не может управлять несколькими кооперативными лавками в одно и то же время. Естественно, если при тех условиях, в какие я был поставлен, я не мог заниматься вопросами штатов, канцелярского прохождения дел и пр., а сосредоточивал свое внимание только на существе разбиравшихся вопросов.

8. Об НТО. Совершенно правильно, что за последний период я почти не имел возможности входить в дело НТО. НТО является административным центром, объединяющим двадцать шесть научно-технических институтов, из которых каждый представляет собою очень сложный самостоятельный организм. Действительно руководить НТО можно лишь в том случае, если войти в непосредственное соприкосновение с каждым институтом в отдельности, чтобы обеспечить ему надлежащее место в системе нашего хозяйства. В первый период я сделал такую попытку. Но за полным недостатком времени не мог ее довести до конца. Я не поднимал снова вопроса об освобождении меня от обязанностей председателя НТО, ввиду намечавшейся реконструкции ВСНХ, при каковой реконструкции должен был разрешиться и этот вопрос.

9. О Днепрострое. Вопросу о Днепрострое было посвящено много времени и сил, как в интересах всесторонней законченной проверки самого проекта, так и в интересах привлечения иностранной техники и иностранного капитала. Несмотря на то, что комиссия по Днепрострою доклада своего не сдала и никуда ни с какими предложениями еще не входила, стали раздаваться в печати и в руководящих учреждениях авторитетные голоса в том смысле, что Днепрострой нам пока ни к чему, что зря расходуются деньги на проработку вопроса и пр. и пр. Это сразу создало в корне фальшивое положение для моей работы в комиссии, где я выполнял лишь данное мне высшими государственными органами поручение. Но независимо от этого, я считаю, что с получением экспертизы со стороны американской техники основная задача комиссии по Днепрострою завершена и дальше вопрос должен разрешаться в порядке ВСНХ, Госплана, СТО, Политбюро и пр., а также Главконцесскома, поскольку встает возможность привлечения к этому делу американских капиталов.

ВЫВОДЫ:

1. В своем изложении я совершенно не касался вопроса о подборе сотрудников, который во всех перечисленных выше учреждениях фактически проходил почти полностью помимо меня. Между тем, руководство учреждением есть прежде всего подбор сотрудников.

2. Совместительство в работе создает не экономию, а расточение сил: можно руководить одним небольшим или одним большим делом, но нельзя с успехом руководить несколькими, не связанными между собой делами.

Об этом т. Рудзутак мог бы правильнее судить, если бы подсчитал, сколько часов в неделю он уделял НКПС.

3. Неправильным является перенесение в общую печать и даже на собрания вопроса о штатах Главконцесскома и выгодности концессионной политики без попытки проверить данные и заслушать мое сообщение в Политбюро или другом соответственном учреждении.

__________________

*) Вся эта работа, разумеется, также в той или другой степени ложится на секретариат.

 

Л. ТРОЦКИЙ.

12 октября 1926 г.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.