Собственноручные показания генерал-фельдмаршала Ф. Шёрнера. 25 сентября 1945 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1945.09.25
Источник: 
Генералы и офицеры вермахта рассказывают... Документы из следственных дел немецких военнопленных. 1944—1951. М.: МФД, 2009, стр. 91-92.
Архив: 
ЦА ФСБ России. Д. Н-21138. В 2-х тт. Т. 1. Л. 98—99. Заверенная копия. Машинопись. Подлинник на немецком языке — т. 1, л.д. 100—101.

25 сентября 1945 г.

Москва

Перевод с немецкого

В то время, когда мне совершенно неожиданно стал известен приказ о всеобщей капитуляции, все соединения моей армейской группировки, которые вели бои в восточном направлении, на основании приказа ОКХ находились в непрерывном, неудержимом отходе в направлении имперской границы. Новый приказ о всеобщей капитуляции находился в непримиримом противоречии со всеми приказами и указаниями, ранее полученными из ОКХ и разосланными в части[1].

Восстание в Чехословакии[2] углубляло положение отходящих частей, которые согласно приказу имели при себе только носимое оружие. Связь с армейским командованием 17-й, 4-й танковой и 7-й армий была только временами, с 1-й танковой армией ее почти не было. Поэтому я еще 5 мая передал полномочия командующим армиями для самостоятельного проведения операции по отходу.

Я полагаю, что никто не подумает, что я имел намерение один продолжать борьбу против союзников или предпринимать какие-либо активные боевые действия.

Мое решение было продиктовано тогдашней обстановкой, которую нельзя было изменить никакими приказами или насильственными средствами. Руководство войсками могло осуществляться только в плане дальнейшего отхода.

Любой другой приказ, который не мог быть своевременно доведен до частей армейской группировки, не мог все же привести к всеобщей капитуляции.

Если бы мои люди сложили оружие, они попали бы в еще большую опасность с[о] стороны восставших чехов, и это привело бы, знаю по опыту предыдущих дней, к огромным жертвам, а этого я хотел избежать.

В поражении Германии и прекращении существования национал-социалистического правительства у меня не было никаких сомнений. Я считал теперь своим единственным долгом заботу о моих людях, и с полным чувством ответственности в том, что я делаю, я поступил так, как считал единственно возможным.

Тогда, когда я издал приказ от 5.5.[19]45 года в соответствии со всеми основными приказами и ранее данными ориентировками ОКХ, сыграла определенную роль и немецкая пропаганда, по которой нужно было предпочитать англо-американский плен советскому. На мои действия 7.5.[19]45 г. это уже не могло иметь никакого влияния.

Мне незнакомо дальнейшее отношение Деница и Кейтеля к моему решению. Но мне кажется, я не ошибусь, если скажу, что они в эти решающие дни поняли мой образ действия.

ШЁРНЕР

25 сентября 1945 г.

Перевела: 

переводчик 4 отд[ела] 3 [Управления] ГУКР «Смерш» СССР

ст[арший] лейтенант ПОТАПОВА



[1] Немецкий историк Фрайгер Рут подробно описал ситуацию, сложившуюся в апреле—мае 1945 г. в районе дислокации группы армий «Центр». См.: Рут Ф. Вервольф: Осколки коричневой империи. С. 300—301.

[2] Речь идет о Пражском (или Майском) восстании в Чехии 1—9 мая 1945 г.

 

 

 

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.