Копия записки Г. Шкловского, В. Каспаровой, Н. Овсянникова в ЦК и ЦКК ВКП(б) с просьбой разрешить присутствовать на заседании объединенного Пленума ЦК и ЦКК. 20 июля 1927 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1927.07.20
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.186 Л. 149-159

Копия.

Экз. № 33

Исх. № 12332/с

От         27 г.

В ЦК и ЦКК ВКП (б).

Приближается пленум ЦК и XV партсъезд, на которых партия должна будет принять ряд важнейших решений в связи с происходящим тяжелым внутрипартийным кризисом.

В настоящий ответственный момент нижеподписавшиеся не могут быть безучастными зрителями переживаемого партией кризиса и считают необходимым высказать свое мнение по поводу происходящего, тем более, что изложенные в заявлении взгляды разделяются самыми широкими слоями нашей партии.

Заявление было написано до последних событий в Китае (измена Фына, Тан-Шен-Чи и левогоминдановского ЦК), до получения сведений об итогах берлинского профсоюзного совещания и до ряда других фактов, усложнивших международную обстановку СССР. Эти последние факты еще больше побуждают нас передать партии настоящее заявление.

Мы считаем крайне желательным в добавление к нашему письменному заявлению дать личные объяснения и потому просим ЦК допустить двоих из нас т. т. Овсянникова Н.Н. и Каспарову В.Д. на заседание соединенного Пленума ЦК и ЦКК, тем более, что подобного рода прецеденты допущения инициаторов коллективных заявлений на заседания высших парторганов неоднократно имели место в нашей партии.

 

Г.Л. ШКЛОВСКИЙ.

В.Д. КАСПАРОВА.

Н. ОВСЯННИКОВ.

20 июля 1927 г.

 

Копия.

В ЦК и ЦКК ВКП (б).

Товарищи!

События последнего времени — измена Чан-Кай-Ши, нападение на наше полпредство в Пекине, налет на Аркос в Лондоне, разрыв дипломатических и торговых отношений консервативного правительства Англии с нами и ряд других фактов — сделали наше международное положение особенно серьезным. Вспышка же хулиганского белого террора и целый ряд других обстоятельств почти с несомненностью указывают на то, что период передышки подходит к концу, и мы стоим, быть может, перед непосредственной опасностью военного нападения на нас.

Эти опасности войны всей партией в целом недостаточно осознаны, недостаточно осознаны они даже рабочим классом и лучшей частью крестьянства и поэтому не чувствуется соответствующей тревоги по поводу готовящегося военного нападения на наш Союз. Война может застигнуть страну врасплох.

Перед лицом военной опасности мы считаем, что молчать в такой трудный момент недостойно большевика-ленинца.

Перед угрозой серьезнейших внешних осложнений необходимо внимательно и трезво проверить основные рычаги нашей партии, нужно смело и честно вскрыть недочеты и изъяны — и тем самым помочь оздоровлению и укреплению партии. Мы глубоко убеждены, что настоящее наше обращение — глубоко партийный шаг, ленинский шаг, вызванный здоровой тревогой за нашу партию и нашу революцию, за судьбу мировой революции.

Внутрипартийные потрясения последних 2-х лет не могли не оказать своего пагубного влияния на нашу партию. Мы были свидетелями, как во внутрипартийной борьбе дело дошло до того, что в большевистской партии виднейшие члены ее открыто нарушали партийную дисциплину. На собраниях нет той живой активной работы мысли, нет того глубокого внимания и интереса, которые пронизывали любое собрание ячейки еще 2–3 года тому назад. На собраниях часто царит безразличие, часть уходит до конца, другая часть голосует механически.

В частной товарищеской беседе сплошь и рядом высказываются сомнения, обнаруживаются неясности, несогласия и мнения прямо противоположные тем, которые были проголосованы на собрании.

А на собрании: «все ясно», «все понятно», «никаких сомнений», «полностью согласны». Стопроцентное голосование за предложенную председателем резолюцию.

Мы с глубокой тревогой отмечаем, вызываемый неправильностью режима, рост пассивности даже в рабочей части партии. Простая партперепись в сравнительно сложной обстановке привела к «отсеву» десятков тысяч членов партии. Ушли главным образом рабочие — в главнейших промышленных центрах. Приток в партию рабочих, за последнее время, почти приостановился.

Партийные директивы плохо проводятся в жизнь. Лучшим доказательством этому служат важнейшие партийные лозунги последнего времени — режим экономии, рационализм, снижение цен. Большевистский лозунг был всегда для всей партии законом, который проводился не за страх, а за совесть, безоговорочно и с полным сознанием ответственности каждого коммуниста перед своей партией, а сейчас мы являемся свидетелями того, как важнейшие и нужнейшие лозунги не только слабо проводятся коммунистами, но очень часто встречают с их стороны сопротивление, как об этом свидетельствуют виднейшие члены партии на заседании СТО при обсуждении результатов кампании по снижению цен.

Наша партия сильна, крепка, непобедима не только благодаря своей дисциплине, но, что гораздо важнее, благодаря своей внутренней спайке, основанной в свою очередь на высокой сознательности ее членов. Последнее приобреталось свободным обсуждением всех вопросов, стоящих в данный момент перед партией. Нередки бывали случаи, когда перед партийным съездом или конференцией происходили «дискуссии по платформам», т. е. когда выступали официальные ораторы двух или более точек зрения, с различными тезисами, различными платформами (две платформы большевиков в вопросе об участии или бойкоте выборов во 2-ю государственную думу, под знаком которых происходила предвыборная кампания на партийную конференцию, брестская дискуссия в 1918 году, в 1921 г. и т. д.). И в этом не только никто ничего предосудительного не усмотрел, мало того — инициатива в подобных случаях исходила обычно от самого тов. Ленина. Ибо никто так, как он, не понимал значения сознательности членов партии, а эта сознательность выковывается на основе свободного всестороннего обсуждения всех вопросов, волнующих в данный момент партию. Только при открытом и широком обсуждении всех основных партийных вопросов, при выявлении всех партийных точек зрения, при подлинной свободе высказывания и защиты своей позиции всеми партийцами — только при этих условиях можно обеспечить железную дисциплину, большевистское воспитание масс, отсюда и та беззаветная преданность и самодисциплина, которой всегда отличалась наша партия.

А сейчас. Дискуссия на XIV съезде свалилась для партии как снег на голову. Сама партия в этой дискуссии участия не принимала. Не было дискуссии в партии и после съезда. Партии были предложены съездовские решения, в подготовке которых она не могла принять участия и должна была поэтому без всякой критики их подтвердить. Незачем говорить, что вследствие отсутствия предварительной проработки ценность этих решений, плохо понятых и слабо усвоенных, значительно, к сожалению, понизилась.

Чрезвычайно вредное влияние на партию имели наши методы борьбы с оппозицией, путем дискредитирования ее вождей. Тут было проявлено явное излишество. Мы забыли при этом, что, дискредитируя их, мы дискредитировали ближайших помощников Владимира Ильича — тех, кого партия в течение десятков лет считала в числе своих вождей, верила им, ловила каждое слово их, как слово учеников Ленина; мы дискредитировали также того, кто был одним из главных руководителей Октября, кто по поручению партии стоял во главе победоносной Красной Армии в самые тяжелые годы гражданской борьбы.

Мы боролись против вождей оппозиции и в пылу борьбы не заметили, что били по авторитету партии, по многим из ее старых вождей, по тем, которые вместе с партией вели рабочий класс к победе.

И результаты сказались! Печальные, грозные результаты. Мы не заметили, что в борьбе с критикой оппозиции мы мало помалу задушили в партии всякую критику, отучили партийную массу высказывать вслух свои сомнения, равно как и свои мнения. Все это ушло далеко вглубь. На партийной же поверхности неизменно царит единомыслие и единогласие. Незачем говорить, что это единогласие бывает часто призрачным и показным. Не находящие выхода сомнения и недоумения разъедают изнутри партийную толщу, подрывая ее активность и волю, и мешают партийному воспитанию комсомольской смены.

Мы не можем скрыть от центральных органов партии и нашей тревоги по поводу китайских событий. Они вызывают сомнения в правильности руководства партии и Коминтерна в Китае. Эти сомнения разделяются многими товарищами из большинства.

Тревожные сомнения представителей оппозиции опасавшихся неизбежного и близкого предательства Чан-Кай-Ши, многие из нас считали, полагаясь на решительный и успокоительный тон «Правды», неосновательными. Поэтому переворот Чан-Кай-Ши и неожиданная для многих измена национальной буржуазии глубоко потрясли партийную толщу и посеяли бесчисленные сомнения и вопросы. Разобраться в этих вопросах широкая партийная масса не может, не зная взглядов оппозиции по китайскому вопросу и плохо поэтому понимая ответную критику и директивы руководящих органов партии и Коминтерна.

Если в Китае была сделана серьезная ошибка, то почему нельзя откровенно по-большевистски раскрыть перед всей партией эту ошибку, учиться на ней и исправить ее. Ведь так всегда было при Ленине. Почему же сейчас наше партийное руководство избегает обсуждения вопроса, упрямо повторяя: политика в Китае верна.

Часто встречаются товарищи, очень ответственные товарищи, которые заявляют: да, в китайском вопросе допущены серьезные ошибки. Но нельзя говорить об этом вслух, так как этим «воспользуется» оппозиция. Мы считаем такую установку глубоко фальшивой и вредной. Что значит скрывать и тем самым закреплять ошибки, из боязни перед «выгодами» оппозиции. Это значит ложно понятый авторитет ставить выше интересов партии, выше интересов китайской революции, выше интересов мировой революции.

Это значит искусственно обособлять две части единой партии, объективно толкая партию на раскол, а всякий шаг к нему глубоко вреден, и мы убеждены, что каждый член партии, независимо от разделяемых им взглядов по спорным вопросам, должен прежде всего помнить об этой страшной угрозе раскола, о возможности которой в своих предсмертных дневниках предостерегал Ленин.

Замалчивание ошибок из боязни «использования» их партийным меньшинством таит опасность закрепления фракций и усиливает угрозу раскола. Раскол можно избежать, если ЦК и ЦКК решительно повернут от старых методов борьбы с оппозицией в сторону изживания разногласий, постепенного смягчения их и сплочения партии, тем самым заставив оппозицию пойти по тому же пути, ибо в конечном счете ЦК отвечает за ошибки всей партии, он отвечает и за ошибки оппозиции.

Трезвый анализ международного и внутреннего положения заставляет прийти к выводу, что партийное руководство было ослаблено тем, что оно было лишено т. т. Зиновьева, Каменева, Троцкого, Радека, Пятакова, Преображенского, Серебрякова, Ив.Н. Смирнова, Крестинского, Раковского и др. Многие из нас в свое время, как сторонники большинства, голосовали за выведение Зиновьева и Троцкого из Политбюро. Партия произвела опыт — обновила руководство. Ныне, подытоживая опыт истекшего года, мы приходим к выводу: наше решение было неудачным и вредным. Втройне вредным это решение может оказаться в условиях военной опасности. Мы были бы преступниками перед рабочим классом и Интернационалом, если бы упорствовали в совершенной ошибке. Не этому учил нас Ленин. Мы говорим партии и прежде всего партийному большинству: мы ошиблись, жестоко ошиблись, разгромив ядро ленинского ЦК и Политбюро.

Наша ошибка уже принесла нам и международному рабочему движению ряд затруднений. Нужно ее исправить как можно скорее.

Именно сейчас, когда наша страна вступает в период исключительно тяжелых международных испытаний — именно сейчас нам нужен в руководящем штабе нашей партии и Интернационала опыт и тех товарищей, которые при Ленине являлись частью живой ткани интернационализма и которые теперь вынуждены стоять в стороне.

Отметая от руководства Зиновьева, Каменева, Троцкого, Радека и других, мы механически лишаем партию, рабочий класс и весь Интернационал громадного опыта этих товарищей в международном революционном движении и их знания наших врагов. Ленин в свое время и в своем месте критиковал ряд товарищей из ЦК и Политбюро, но вместе с тем он требовал, чтобы они работали вместе и коллективно руководили партией.

В условиях надвигающихся трудностей такое искусственное самоослабление нашей партии и нашей страны — вредно, опасно и недопустимо. Мы должны исправить сделанную нами тяжелую ошибку: должны восстановить ядро ленинского ЦК и Политбюро. Нужно до решающих боев, заблаговременно реорганизовать и укрепить штаб нашей партии и революции. Нужно восстановить единство и мир в ленинской партии на основе подлинной внутрипартийной демократии и ленинской боевой дисциплины. Мы убеждены, что подавляющая часть партии думает и стремится к этому же.

***

Видя всю опасность положения, мы считаем своим первейшим партийным долгом обратить внимание ЦК и ЦКК на него. Мы считаем, что политике братоубийственной войны должен быть положен конец. Перед лицом опасного врага, нового наступления империалистических хищников на нас, перед лицом великих задач, стоящих перед ВКП (б) должны быть забыты взаимные обиды, должны быть ослаблены моменты, разъединяющие нас, и усилено все то, что нас объединяет. Надо заставить оппозицию не только подчиниться решениям партии, но и проводить их в жизнь не за страх, а за совесть, как это всегда делалось в большевистской партии. Но этого нельзя достигнуть иначе, как путем свободного коллективного, но отнюдь не фракционного обсуждения, но и не путем репрессий, отсечений, отколов, а путем взаимного обмена партийного опыта и разумных компромиссов в пределах ленинизма, спорящие стороны должны собраться вместе и спокойно, по-товарищески, обсудить положение и выработать платформу объединенного действия. Инициативу в этом деле должна взять на себя созданная Лениным специально для предотвращения раскола в партии ЦКК. Она «не взирая на лица», и не только на тех, которые сейчас находятся в рядах меньшинства, но и не кивая на товарищей, руководящих большинством, со всей решительностью и твердостью должна добиться единства в партии. Чрезвычайное положение в партии должно быть снято. В нем нет надобности, когда партия едина. Партия должна вздохнуть полной грудью. Мы не сомневаемся, что такой шаг вызовет величайший энтузиазм в партии и в рабочем классе нашей страны и всего мира. Нижеподписавшиеся считают своим партийным долгом всемерно содействовать установлению этого внутрипартийного мира и объединению партийных сил. И если бы ЦК счел возможным дать нам какие-либо поручения в этом направлении, мы бы с радостью приняли их.

Единства нашей партии требуют все члены партии, весь рабочий класс. Единства нашей партии требует весь авангард международного пролетариата. Единство нашей партии завещал нам Ленин.

Только при единстве нашей партии мы сможем защитить СССР против всех врагов. Только при единстве нашей партии мы сможем сплотить рабочий класс и лучшую часть крестьянства вокруг партии. Единства нашей партии требуют самые глубокие интересы революции. Единство нашей партии мы должны отстаивать во что бы то ни стало.

За единство ленинской партии! Против раскола, против откола!

За коллективное руководство партией!

За мобилизацию всех сил партии и рабочего класса для отпора международным хищникам — империалистам!

За торжество республики Советов над своими врагами!

За мировую революцию!

 

  1. Г. ШКЛОВСКИЙ— член ВКП (б) с 1898 г.

  2. М. ОВСЯННИКОВ   ...........................1903 г.

  3. В. КАСПАРОВА        ...........................1904 г.

  4. СТАЛЬ Людмила      ...........................1897 г.

  5. В. ЛОСЕВ                  ...........................1902 г.

  6. ФИНН                         ...........................1903 г.

  7. МОВШОВИЧ (рабочий)...........................1903 г.

  8. П.П. ТЕПЛОВ (рабочий)...........................1904 г. 

9. В. ДЕГОТЬ                   ...........................1904 г.

10. К. СВЕРДЛОВА-НОВГОРОДЦЕВА...........................1904 г.

11. М. АТАБЕКОВ             ..........................1904 г.

12. Б.Я. БЕЛЕНЬКАЯ (работница)..........................1903 г.

13. ХАНКЕВИЧ (рабочий)..........................1905 г.

14. А. УСАГИН                ..........................1906 г.

15. А.Я. КЛЯВС-КЛЯВИН..........................1913 г.

16. А. БОДРОВ (рабочий)..........................1914 г.

17. АНДРЕЕВ (рабочий)..........................1917 г.

18. БАСОВ (рабочий)     ..........................1917 г.

19. А. БУРЛЕ                   ..........................1917 г.

20. Б. СЕВЕРНЫЙ          ..........................1917 г.

21. СОЛОДУНОВА (работница)..........................1917 г.

22. М.Л. ШИРВИНТ         ..........................1917 г.

23. С. ЛОТТЕ                   ..........................1918 г.

24. МИШИН                      ..........................1918 г.

25. Т.А. САРЕНКОВ         ..........................1918 г.

26. А.А. АНИКСТ              ..........................1919 г.

27. Л.С. БОГУСЛАВСКИЙ (рабочий)..........................1919 г.

28. ГУСЕВ (рабочий)        ..........................1919 г.

29. Д.И. ГРУБМАН (рабочий)..........................1920 г.

30. С.К. ШЕРЕР                ..........................1920 г.

31. ОГНЕВ (рабочий)       ..........................1920 г.

32. РАБИНОВИЧ В.          ..........................1917 г.

33. С. КАБАНОВ                ..........................1917 г.

34. КИЦИС М                    ...........................1918 г.

35. НАЙГУС                       ..........................1918 г.

36. ЕФИМОВ                      ..........................1919 г.

37. ШТЕЙБМАН Л.Б          ...........................1919 г.

38. КУПРИЯНОВ Д            ...........................1921 г.

39. ШТУХАТЕР В               ...........................1924 г.

40. НИКИТИН П. (рабочий)..........................1919 г.

 

С подлинным верно

Н. ОВСЯННИКОВ.

В. КАСПАРОВА.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.