№ 227. Циркуляр № 57057 ГУГБ НКВД СССР об агентурно-оперативной работе по меньшевикам от 29 апреля 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.04.29
Период: 
1937
Источник: 
Через трупы врага, на благо народа. «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг.
Архив: 
ОГА СБУ. Ф. 9.Д. 672. Л. 78-84. Типографский экземпляр

29 апреля 1937 г.

Совершенно секретно

ЦИРКУЛЯР
ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НКВД СССР от 29 апреля 1937 года № 57057

СОДЕРЖАНИЕ:
Об агентурно-оперативной работе по меньшевикам

Совершенно секретно
Циркулярно

МОСКВА - 1937 г.

ВСЕМ НАРОДНЫМ КОМИССАРАМ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗНЫХ РЕСПУБЛИК, НАЧАЛЬНИКАМ УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ, НАЧАЛЬНИКАМ ОКРОТДЕЛОВ И ГОРРАЙОТДЕЛОВ УНКВД

За последнее время в 4 отдел ГУГБ поступил ряд агентурных и следственных данных, свидетельствующих о том, что меньшевистским подпольем в СССР развернута активная нелегальная работа, направленная к воссозданию меньшевистской партии.

В ряде краев и областей (Московская область, Азово-Черноморский, Западно-Сибирский, Красноярский, Кировский края, Казахская ССР, Башкирская АССР) вскрыты и ликвидируются нелегальные меньшевистские организации и группы.

Агентурными данными и показаниями арестованных установлено, что в СССР существует Всесоюзный меньшевистский центр.

Начало разворота нелегальной меньшевистской работы относится к периоду 1933-1934 гг., когда из политизоляторов и ссылки был освобожден по окончании сроков ряд видных меньшевиков.

В 1934 г. в Казани бывшими членами ЦК меньшевиков Либером и Ежовым-Цедербаумом был образован Всесоюзный центр в составе: Либера, Ежова-Цедербаума, Хайкинда, Кучина-Оранского, Бяловского, Петренко и Зарецкой. Центр установил связь с так наз. «Заграничной делегацией» ЦК меньшевиков в Париже.

В 1935 г. работа этого центра была частично вскрыта, члены центра арестованы и направлены в ссылку.

В настоящее время показаниями Либера, арестованного НКВД Казахстана, устанавливается, что, несмотря на проведенную в 1935 году операцию, Всесоюзный центр остался неликвидированным. Члены центра, находясь в ссылке, продолжали вести активную работу и создали организации меньшевиков по месту своего нахождения, в частности, Либер создал организацию меньшевиков в г. Алма-Ата.

Нелегальный меньшевистский центр стоял на позициях пораженчества и признания террора против руководства ВКП(б).

В 1936 г. в Москве было создано «Союзное бюро» меньшевиков, в состав которого вошли бывш. члены ЦК: Колокольников (г. Иркутск), Плесков (г. Москва), Липкин-Череванин (г. Актюбинск).

«Союзное бюро» наладило связь с «Заграничной делегацией» меньшевиков (в Париже), откуда получало директивные указания и «Социалистический вестник».

В отдельных областях и городах Союза для руководства нелегальной работой были организованы областные и городские меньшевистские комитеты (Москва, Тула, Рязань, Коломна, Томск).

Как установлено следствием, «Союзное бюро» в основу своей контрреволюционной деятельности положило следующие программно-тактические установки:

1. Вооруженное свержение советской власти при поддержке антисоветской интервенции.

2. Переход к террору как к наиболее действенному методу борьбы.

3. Вербовка новых кадров и расстановка их в наиболее важных областях промышленности (в особенности оборонного характера) в целях развертывания диверсионно-подрывной работы.

Особого внимания заслуживает тот факт, что и «Союзное бюро», и низовые меньшевистские организации в своей практической контрреволюционной работе ориентировались на установление блока с правыми, троцкистами, эсерами и стремились использовать легальные возможности, предоставляемые новой советской Конституцией в целях разворота контрреволюционной деятельности.

В настоящее время вскрыты и находятся в стадии ликвидации следующие нелегальные меньшевистские организации и группы.

МЕНЬШЕВИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

УНКВД по Московской области вскрыло и ликвидирует «Московское бюро» организации меньшевиков.

«Московское бюро» было создано в 1934 г. бывшими членами ЦК меньшевиков Кузовлевым и Плесковым при участии кадровых меньшевиков Кейзмана и Горчакова.

«Бюро» создало ряд меньшевистских организаций и групп в Москве, Туле, Рязани, Коломне и Истринском районе Московской области.

В гор. Туле во главе меньшевистской организации стояло бюро, в состав которого входили меньшевики Кушников, Дегтярев, Шатров и Потапов.

В гор. Рязани был создан меньшевистский комитет, работой которого руководили меньшевики Мещерин и Логинов.

В гор. Коломне в состав меньшевистского комитета входили меньшевики Сазонов, Козлов, Игнатов.

«Московское бюро» и низовые меньшевистские комитеты развернули активную нелегальную работу по созданию боевых террористических групп для организации террористических актов над руководителями ВКП(б) и советского правительства.

«По вопросу о новых методах борьбы с советской властью на заседании «Московского бюро» (декабрь 1935 г.) докладывал Кейзман. Он указывал, что приход фашизма к власти в Германии, сложившаяся в связи с этим международная обстановка в ближайшее время может получить свое реальное выражение в войне против Советского Союза. Внутри страны диктатура пролетариата переродилась в диктатуру одного человека. Обманутые рабочие, интеллигенция и крестьянство при первой же возможности во имя коалиционного правительства и свобод демократической республики поднимутся против существующего режима. В такой обстановке насильственное устранение руководства ВКП(б) путем террора может явиться средством к развязыванию всех антисоветских сил, к немедленному свержению коммунистической диктатуры, к умиротворению Европы и обеспечению возможностей парализовать все попытки организовать новую мировую войну.

Считалось, что террор может в данном конкретном случае явиться величайшим актом мира, поскольку основным стимулом к войне служит борьба с коммунизмом, а раз этот вопрос будет снят, то и необходимость войны отпадает. Во имя мира и спасения миллионов рабочих от ужасов мы можем пойти на террор, — заявил Кейзман.

Горчаков утверждал, что нам необходимо пойти на террор своими силами, осуществление же террористических актов он относил к моменту интервенции. Плесков сразу же занял позицию Кейзмана. В результате была принята установка Кейзмана и Плескова. Им же была поручена и организация террористической деятельности меньшевиков».

(Из показаний Кузовлева от 4/І?-37 г.)

Участники ликвидированной в гор. Туле меньшевистской организации стремились проникнуть на наиболее ответственные участки оборонной промышленности в целях развертывания диверсионно-подрывной работы.

«Исходя из задачи подготовки вооруженного восстания, мы стремились насадить своих людей, т. е. участников организации, в арсенале и на складах готовой продукции военных заводов с тем, чтобы обеспечить беспрепятственный захват оружия и боеприпасов из арсенала и складов оружейного и патронного заводов или, по крайней мере, облегчить захват арсенала и складов в свои руки. Считая необходимым и обязательным обеспечить дезорганизацию военных заводов если не целиком, то, по крайней мере, важнейших его цехов в момент возникновения войны, мы ставили перед собой задачу добиться занятия наиболее важных руководящих постов участниками организации, главным образом, в таких цехах, как 4 и 5 на оружейном заводе и снаряжательный на патронном.

Кроме того, в эти цеха имелось в виду стянуть как можно больше членов организации с тем, чтобы эти люди в момент возникновения войны могли бы провести массовый вывод из строя станков и наиболее ценного производственного оборудования с таким расчетом, чтобы парализовать работу этих цехов и остановить выпуск наиболее важных видов оружия и боеприпасов».

(Из показаний Кушникова от 10/ІІІ-37 г.)

Касаясь террористической деятельности тульской меньшевистской организации, тот же Кушников показал, что:

«Вопрос о применении террора был включен в перечень практических задач контрреволюционной деятельности нашей организации. Убийство Кирова рассматривалось как дело, которое оправдало себя, несмотря на понесенные жертвы, и нам было предложено создать одну боевую группу из числа наиболее энергичных и самоотверженных членов организации. Эта группа должна была держаться в резерве на случай приезда в Тулу видных большевистских деятелей или членов правительства».

Следствием по делу вскрытой в гор. Рязани меньшевистской организации установлено, что участники этой организации заключили блок с подпольной белогвардейско-офицерской группой, действовавшей в Рязани, и, опираясь на эту группу, вели подготовку к вооруженному восстанию.

МЕНЬШЕВИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В ЗАПАДНО-СИБИРСКОМ КРАЕ

В гор. Томске Западно-Сибирского края вскрыта и ликвидирована нелегальная меньшевистская организация, во главе которой стоял «Томский комитет» в составе меньшевиков Пильникова, Муравьева и Колмакова.

Следствием установлено, что «Томский комитет» поддерживал в своей нелегальной работе тесный контакт с контрреволюционной группой правых, существовавшей в типографии Томской газеты «Красное знамя».

Член «Томского комитета» Муравьев в одну из своих поездок в Москву установил связь с лидером к-p организации правых Томским, от которого получил указания о необходимости развертывания нелегальной работы.

Томская меньшевистская организация была через бывш. ссыльного меньшевика Цейтлина С. организационно связана с бывшими членами ЦК Броунштейном-Валериановым и Цедербаумом-Ежовым, отбывавшими ссылку на территории ЗСК, в данное время арестованными.

Меньшевик Пильников показал, что Томский меньшевистский комитет был связан с представителем меньшевистского центра Цейтлиным Семеном, от которого получал указания о необходимости развертывания нелегальной меньшевистской работы. С Цейтлиным Пильников связался в 1931 г. Эти показания Пильникова подтверждаются показаниями арестованного меньшевика Калмакова.

По агентурным данным, полученным от УНКВД по Западно-Сибирскому краю, меньшевик Цейтлин С. был организационно связан с бывшими членами ЦК Броунштейн-Валериановым и Цедербаумом- Ежовым.

Томская меньшевистская организация проводила подрывную работу в редакции и типографии газеты «Красное знамя», протаскивая на страницах газеты контрреволюционную меньшевистскую контрабанду и искажая в к-p целях статьи и рисунки, помещаемые в газете.

МЕНЬШЕВИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В АЗОВО-ЧЕРНОМОРСКОМ КРАЕ

По сообщению УНКВД по Азово-Черноморскому краю, в гг. Ростове-на-Дону и Таганроге через агентуру вскрыта подпольная меньшевистская группа, нелегальной деятельностью которой руководят меньшевики Борисенко Г. К. (вернувшийся из ссылки в 1934 г.) и Оборин (бывший член Петербургского комитета и Центрального бюро ссыльных меньшевиков в Нарымском крае).

По заявлению Борисенко, меньшевистская организация в СССР продолжает существовать, имеет связь с ЦК меньшевиков, от которого получаются соответствующие директивы. Нелегальная группа, существующая в Ростове-на-Дону и Таганроге, получает из Москвы «Социалистический вестник».

Вскрытая меньшевистская группа ликвидирована. Ведется следствие.

МЕНЬШЕВИСТСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ В КРАСНОЯРСКОМ КРАЕ

УНКВД но Красноярскому краю агентурно разрабатывается нелегальная меньшевистская организация в гор. Минусинске, в состав которой входят ссыльные меньшевики: Якубсон Р. С., Кранихфельд А. С., Брук М. М., Авилов Б. В., Шор Н. Б., Иванов П. А., Губергриц Р. О.

Ссыльные меньшевики Якубсон, Кранихфельд и Иванов высказываются за необходимость заключения блока меньшевиков с эсерами, троцкистами, правыми и выдвигают идею создания «единой демократической партии» с вхождением в нее всех «оппозиционно настроенных» по отношению к советской власти партий и группировок.

По заявлению ссыльных меньшевиков Шора и Кранихфельда, в СССР существует ЦК меньшевиков.

Ссыльный меньшевик Кранихфельд поддерживал связи с бывшими членами ЦК Цедербаумом-Ежовым, Цедербаумом-Левицким (до их ареста) и переписывается с одним из лидеров меньшевиков в Париже Даном и его женой Гурвич, от которых получает денежную помощь и иностранную литературу.

Ссыльный меньшевик Брук переписывается с бывшим членом «Заграничной делегации» Бройдо (отбывает ссылку в гор. Ой-рат-Тура687, ЗСК), в свое время переброшенным в СССР из-за границы для восстановления нелегальных меньшевистских организаций.

МЕНЬШЕВИСТСКИЕ ГРУППЫ В УФЕ, КИРОВЕ И ЛЕНИНГРАДЕ

В гг. Уфе, Кирове и Ленинграде ликвидированы нелегальные меньшевистские группы, состоявшие из ссыльных меньшевиков.

В Уфе арестованы меньшевики: Цедербаум-Левицкий, Васильев, Дудаков; в Кирове — Замель, Перец, Гильденбрандт, Аркин, Кахно, Рабинович; в Ленинграде — Дудакова, Сафронов, Ровинский.

Упомянутые нелегальные меньшевистские группы высказывались за необходимость заключения блока с эсерами, правыми и троцкистами и вели активную работу по консолидации и собиранию меньшевистских кадров.

ТАКТИКА МЕНЬШЕВИКОВ В СВЯЗИ С ВВЕДЕНИЕМ НОВОЙ СОВЕТСКОЙ КОНСТИТУЦИИ И ИХ БЛОК С ПРАВЫМИ, ТРОЦКИСТАМИ И ЭСЕРАМИ

Полученными IV отделом ГУГБ агентурными данными установлено, что в последнее время, как в «Заграничной делегации» меньшевиков, так и в меньшевистских организациях в Союзе, весьма оживленно обсуждается вопрос о тактике, в связи с новой Советской Конституцией.

Члены «Заграничной делегации» Дан и Югов считают необходимым использовать новую Советскую Конституцию в целях разворота активной контрреволюционной работы.

«Дан заявил, что, по его мнению, новая Конституция должна активизировать массы и что наиболее передовые элементы попытаются использовать права, предоставленные Конституцией. В связи с этим он, Дан, считает, что наступила пора, при которой открываются возможности для разворота политической борьбы.

Далее Дан делает вывод из этой установки и высказывается за необходимость заключения избирательных соглашений с другими антисоветскими организациями в СССР в момент выборов в Советы.

Касаясь вопроса о возможности блокирования с другими антисоветскими группами и, в частности, троцкистами, Дан указал, что он считает возможным заключение такого рода соглашения для проведения наиболее желательного кандидата при очередных выборах или для других совместных акций.

На аналогичного рода позициях в отношении заключения блока с другими антисоветскими организациями стояло как «Союзное бюро», так и низовые меньшевистские группы.

Плесков особенно подробно останавливался на вопросе о возможности блокирования с троцкистами и правыми из ВКП(б). Он указывал, что нас, меньшевиков, сближает с троцкизмом неверие в возможность построения социализма в одной стране; борьба троцкистов против ВКП(б), требование троцкистов о допущении фракции, группировок, а следовательно, и партий. Плесков указывал, что нас, меньшевиков, сближает с правыми борьба правых против ВКП(б), борьба Рыкова против темпов индустриализации и коллективизации сельского хозяйства, утверждение Бухарина о том, что с ростом социалистического строительства ослабляется, замирает классовая борьба. Установки правых для нас особенно были выгодны потому, что они ослабляют бдительность коммунистов, амнистировали меньшевиков, эсеров и всех представителей других антисоветских партий и организаций. Ставя вопрос о необходимости блока с эсерами, Плесков обосновывал это необходимостью вооруженного свержения советской власти и доказывал, что эсеры имеют большой опыт в организации массового вооруженного восстания и повстанческих отрядов на случай интервенции. Мы должны умело использовать влияние эсеров на крестьянство в нужном нам направлении, заявил в конце Плесков. Указанные основные установки Плескова нами были приняты как решения».

(Из показаний арестованного меньшевика Кузовлева А. В. от 4/І?-37 г.)

Касаясь тактики меньшевиков в условиях новой Советской Конституции, тот же Кузовлев показывает:

«В одном из номеров “Социалистического вестника”, полученном от Плескова и мною у него прочитанном, было помещено открытое письмо от “Заграничной делегации” РСДРП, адресованное Всесоюзному Съезду Советов. Открытое письмо, наряду с приветствием начинаний советского правительства в области демократизации Советского государства, давало нам директиву организовывать политические стачки, требуя от советского правительства предоставления легальных возможностей для существования антисоветским партиям и группам. Как открытое письмо, так и статья Абрамовича, помещенные в том же номере “Социалистического вестника”, ставят перед нами задачу использовать в связи с новой Конституцией все легальные возможности для форсирования борьбы против советской власти».

(Из показаний от 4/ІV-37 г.)

Член центра антисоветской организации правых Бухарин, находясь в Париже, вел переговоры с членами «Заграничной делегации» меньшевиков о заключении блока для совместной борьбы с советской властью.

«После возвращения Бухарина из-за границы (в 1936 году), он сообщил Томскому, что имел встречу и беседу с Ф. Даном, в процессе которой он рассказал ему о существовании организации правых и попросил его высказать свое мнение о возможных формах связи или сотрудничества».

(Из показаний арестованного участника к-p организации правых Шмидта В. В. от 23/11-37 г.)

Установлено, что меньшевистские организации практически реализовывали эти директивы «Союзного бюро» и «Заграничной делегации».

«В Ташкенте я был в ссылке с мая 1933 года по февраль 1934 года и продолжал свою контрреволюционную деятельность.

По приезде в Ташкент я наладил связи по преимуществу с меньшевиками и троцкистами. Я связался с меньшевиками Галоппом, Гухманом и Зелингером. Обсуждая с Гухманом вопросы нашей дальнейшей к.-р. работы, мы сходились на том, что на данном этапе у правых и у меньшевиков нет серьезных разногласий и обстановка такова, что необходимо поддерживать друг друга и блокироваться в борьбе против руководства ВКП(б). Наиболее реально и подробно вопрос о блоке обсуждался в одной из бесед в январе 1934 года. Гухман мне тогда сказал прямо, что пора практически осуществлять “блок” — деловой контракт правых с меньшевиками в антисоветской работе. При этом Гухман сообщил, что на этот счет уже существует прямая директива руководства правых (Бухарин, Рыков, Томский)».

(Из показаний арестованного участника к-p организации правых Лукницкого от 22/ІП-37 г.)

По делу вскрытой в гор. Туле к.-р. меньшевистской организации установлено, что участники организации для более успешного развертывания нелегальной борьбы объединились с существовавшей в Туле подпольной эсеровской группой.

По делу ликвидированной в г. Уфе к.-р. меньшевистской группы, состоявшей, главным образом, из ссыльных меньшевиков, установлено, что меньшевики (Цедербаум-Левицкий) вели переговоры с ссыльными эсерами (Дравер и др.) о заключении блока.

Ряд агентурных данных свидетельствует о том, что в некоторых колониях ссыльных меньшевиков заключение блока с другими антисоветскими организациями (эсеры, троцкисты, правые, сионисты и т. п.) мыслится в форме создания или «Российской демократической партии» (меньшевик Цедербаум-Левицкий — г. Уфа), или в виде «Единой рабочей партии» (ссыльный меньшевик Кранихфельд — Минусинск), или в виде «Единой социалистической партии» (член Всесоюзного центра меньшевиков Либер).

Изложенные в настоящей ориентировке данные с бесспорной очевидностью показывают, насколько возросла контрреволюционная активность меньшевиков, которые перешли к наиболее острым методам борьбы — к террору, диверсии и подготовке вооруженных выступлений против советской власти.

Между тем у ряда даже руководящих работников четвертых отделов и в центре, и на местах существовала явная недооценка роли и значения антисоветской деятельности меньшевистского подполья. Как следствие этого, агентурно-оперативная работа по меньшевикам была заброшена.

Обслуживание ряда виднейших членов ЦК меньшевиков и меньшевистского актива было поставлено из рук вон плохо, и настоящей агентурной разработки меньшевиков через квалифицированных агентов не велось.

Имеющаяся в ряде случаев довольно ценная агентура по меньшевикам не направлялась на вскрытие глубоко законспирированного меньшевистского подполья.

Новых вербовок агентуры из числа меньшевиков, как правило, не проводилось.

Учет основных меньшевистских кадров, наблюдение за их передвижением отсутствовали.

Все это, вместе взятое, привело к такому положению, что меньшевики могли безнаказанно развертывать свою контрреволюционную, террористическую и подрывную работу.

Подобное состояние оперативной работы по меньшевикам не может быть признано терпимым.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Немедленно приступить к быстрому и полному разгрому меньшевистского подполья. Особое внимание и в агентурной разработке, и в следствии обратить: а) на вскрытие террористической и диверсионно-подрывной деятельности меньшевиков и б) на выявление их связей с Союзным центром и зарубежными организациями, учитывая, что в данное время локальных меньшевистских групп быть не может.

2. Пересмотреть все имеющиеся, как действующие, так и архивные, агентурные дела и материалы по меньшевикам для выявления и быстрой оперативной разработки меньшевистского актива.

3. Перестроить всю агентурно-оперативную работу по меньшевикам как в центре, так и на местах, выделив на эту работу квалифицированных и проверенных работников.

4. Особое внимание в агентурно-оперативной работе по меньшевикам обратить на выявление и вскрытие попыток меньшевистского подполья развернуть контрреволюционную деятельность в связи с предстоящими выборами в Советы на основе новой Советской Конституции.

5. Немедленно приступить к вербовке новой агентуры по меньшевикам, учитывая при этом, что каждая вербовка должна быть тщательно продуманной, целеустремленной и направленной к проникновению в меньшевистское подполье.

6. Проверить всю имеющуюся и непроваленную агентуру по меньшевикам и включить ее в активную разработку меньшевистского подполья.

7. УНКВД, на территории которых отбывают ссылку меньшевики, обеспечить самую тщательную агентурную разработку ссыльных меньшевиков, ставя своей задачей своевременное вскрытие их антисоветской деятельности и связей.

8. Пересмотреть имеющийся учет меньшевиков и взять его в активную агентурную разработку.

9. Поставить агентурно-оперативную работу по меньшевикам таким образом, чтобы она гарантировала своевременное и, безусловно, полное вскрытие в самом зародыше каждой попытки меньшевистского подполья, направленной к возобновлению антисоветской деятельности.

10. О ходе выполнения этого приказа регулярно сообщать мне и в 4 отдел ГУГБ.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР
генеральный комиссар государственной безопасности Ежов

№ 57057, 29/1V - 37 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.