Из протокола № 5 общего собрания партийной организации Ленинградского института истории ВКП(б) по вопросу отказа Л.В. Николаева от командировки на транспорт

Реквизиты
Направление: 
Государство: 
Датировка: 
1934.04.08
Период: 
1934
Метки: 
Источник: 
Lenoe, Matthew. The Kirov Murder and Soviet History. Ch. 5. Doc. 20
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Архивное уголовное дело № Н-11144 по обвинению Николаева Л.В. и других в убийстве С.М. Кирова. Т. 24. Л. 320—324. Заверенная копия

8 апреля 1934 г.

ПРИСУТСТВОВАЛО:
членов ВКП(б) — 36
кандид.      —

Порядок дня: 2) Об отказе НИКОЛАЕВА от командировки на транспорт.

II. СЛУШАЛИ: т. АВВАКУМОВ информирует собрание об отказе т. НИКОЛАЕВА от мобилизации на транспорт и зачитывает заявление НИКОЛАЕВА.

т. НИКОЛАЕВ — Я работал в ОблКК, откуда был направлен в ИКП. Благодаря слабому здоровью и по другим причинам учебы я не смог поднять и был перекинут на работу в Институт истории партии, где я думал политически подрасти. Работу инструктора сектора истпарткомиссии я выполнял, как будто, удовлетворительно, замечаний по работе не получал. 1 апреля я должен был поехать в очередную командировку в область. Когда я 31 марта пришел на работу, т. БУРТ вызвал меня для переговоров; (Зав. сектором т. БЫСТРОВА почему-то не была приглашена), т. БУРТ спросил меня, на какой партийной работе я был, потом мне была дана карточка и с напутствием было предложено итти в Райком для работы на транспорт. Я карточки не хотел брать. Тогда БУРТ предложил экстренно созвать партком. Я оделся, хотел итти, но меня задержали. На парткоме я на болезнь не ссылался, я еще с ума не сошел и от командировки на транспорт не отказывался. Тут вопрос стоял о жизни или смерти: кому ехать — АВВАКУМОВУ и БУРТУ или мне. Нельзя строить формулировку об антипартийном поведении НИКОЛАЕВА на одних впечатлениях, как это делает оппозиция. После заседания парткома я пошел в райком. ЗОЛИНА была уже в курсе дела, так как ей позвонили из Ин-та по телефону, но, несмотря на это, дала мне заполнить карточку. В Райкоме я был у инструктора и секретаря, мне предложили подать заявление. Заявление мое разбиралось на парткоме. Я думал, что его будут разбирать заочно, но меня вызвали. На парткоме ЛУРЬЕ предложил не разбирать моего заявления, а подтвердить прежнее решение об исключении. И это предложение ЛУРЬЕ, который сам был забракован, потому что имеет пятна в прошлом. На парткоме я сказал, что в работе мне никто помощи не оказывал, т. ЛИДАК на мою просьбу дать мне отпуск ответил тем, что уволил меня из Института. Говорят, что из Горкома звонили в райком, чтобы оставить в Ленинграде АВВАКУМОВА, который очень боялся мобилизации, а знают ли в Горкоме, кто такой АВВАКУМОВ, который был исключен из ИКП, а теперь занимает ответственное место в Институте и работает по истории партии. Если проверяют меня, то надо проверить и ЛУРЬЕ с АВВАКУМОВЫМ. Я знаю, что Обком бы меня все равно не мобилизовал по болезни. От мобилизации я никогда не отказывался, со мной поступили слишком сурово. Я прошу снисхождения.

Вопросы:

т. КИРИЛЛОВ — Почему ты говорил: «Я не поеду, я не безработный»?

т. НИКОЛАЕВ — Я никогда этого не говорил.

т. СЕНЧЕНКО — Ты утверждаешь, что т. АВВАКУМОВ все неправильно изложил.

НИКОЛАЕВ — Я сказал так: возможно, что из-за реорганизации в Институте от меня хотят избавиться, а я и сам работу найду.

ШИДЛОВСКИЙ — Кто тебе дал повод говорить, что от тебя хотят избавиться.

НИКОЛАЕВ — Мне так казалось. К тому же в стенгазете не поместили моей заметки.

АВВАКУМОВ — Ты, НИКОЛАЕВ, говорил на парткоме, что в течение нескольких месяцев под него подводили подкоп, хотели снять с работы и узнал об этом от т. КОРОЛЯ.

КОРОЛЬ — Как я мог что-нибудь говорить НИКОЛАЕВУ, когда сам ничего не знал.

МАЙОФЕС — Нормально ли психическое состояние НИКОЛАЕВА.

БЕЛОБОРОДОВ — Считаешь ли ты мобилизацию на транспорт почетной.

НИКОЛАЕВ — Да.

СУЛИМА — Отвергаешь ли ты ход событий и правильно ли ты сделал, когда отказался взять карточку, а потом без нее пошел в райком. Правильно ли АВВАКУМОВ изложил ход событий.

НИКОЛАЕВ — АВВАКУМОВ просто вылил на меня ушат помоев. Карточку я действительно отказался взять.

КРОМ — Какие у тебя основания полагать, что АВВАКУМОВ и БУРТ послали тебя вместо себя.

НИКОЛАЕВ — Люди дрались за то, чтобы не ехать, а кого-нибудь послать вместо себя, я оказался жертвой. Если вопрос о жизни и смерти, брать ли директора или НИКОЛАЕВА послать, то берут и ссылают НИКОЛАЕВА.

ФЕДОРОВ — Кто подбирал кандидатуры.

АВВАКУМОВ — Райком отобрал 2 карточки: АВЕРЬЯНОВА и мою, так как моя была возвращена, то РК предложил парткому подобрать кандидатуру, и партком остановился на НИКОЛАЕВЕ как на единственно подходящем кандидате, так как все остальные уже направлялись в РК и по тем или другим причинам были оставлены.

П Р Е Н И Я :

т. БЫСТРОВА — т. НИКОЛАЕВ, я была о тебе наилучшего мнения как о работнике, но сейчас ты меня просто удивляешь. Ты должен знать обязанности члена партии. Член партии должен итти на любую мобилизацию, если даже это ему не нравится, если даже его посылают не на такую почетную работу, как на транспорт, а даже на любую малую работу в глушь. Ты должен по-честному признать свою ошибку перед партией, перед которой ты глубоко виноват.

т. КОРНАТОВСКИЙ — подтверждает все сказанное т. АВВАКУМОВЫМ.

НИКОЛАЕВ и до заседания парткома, и на парткоме все время говорил: «бросьте, я не пойду, я не безработный». Я несколько раз это категорически подтвердил и поэтому экстренно был созван партком. Поведение НИКОЛАЕВА на парткоме как и на сегодняшнем собрании было антипартийное. Сводить все к личным счетам глупо и по-обывательски. Конкретная фигура НИКОЛАЕВА — мещанин-обыватель, шкурник, который все порвал с партией. Решение Парткома об исключении НИКОЛАЕВА из партии надо подтвердить, ему не место в партии.

т. КОРОЛЬ — Я слышал, как НИКОЛАЕВ нервно кричал, «что БЫСТРОВУ снимают и от него хотят избавиться». НИКОЛАЕВ ссылается на меня, будто от меня узнал, что его хотят снять, но я не знаю, из каких источников я мог это узнать. Партком поступил совершенно правильно, поставив вопрос об исключении НИКОЛАЕВА из партии.

т. ШИДЛОВСКИЙ — НИКОЛАЕВ, выйдя из заседания парткома, был взволнован и кричал, что от него хотят избавиться. Лучше дали бы ему раньше карточку и он сам нашел бы себе работу. Когда на втором заседании парткома НИКОЛАЕВУ дали высказаться, я думал, что он осознает свою ошибку, но он этого не сделал. Считаю решение парткома правильным.

т. БЕРЕЗИНА — На парткоме дело было именно так, как сообщил т. АВВАКУМОВ. На этом заседании к НИКОЛАЕВУ подошли очень мягко,

т.т. ЛИДАК, АВВАКУМОВ, БУРТ убеждали его одуматься, подумать, что он делает, отказываясь от мобилизации. НИКОЛАЕВ вел себя недостойно члена партии. Вел как озлобленный обыватель, на двух заседаниях вел себя как двурушник: на втором заседании парткома заявил, что он хотел итти в райком, а его не пустили. В заявлении все пишет неправильно, не так, как было. На парткоме он все время скулил, что ему нужна работа полегче и пообеспеченнее. Предлагаю подтвердить решение парткома.

т. БЕЛОБОРОДОВ — Мы старики знаем такие случаи. Сегодня НИКОЛАЕВ отказался итти работать на транспорт, на таких почетных условиях, а можно ли рассчитывать, что он пойдет в случае войны на фронт или тоже откажется. Скверно, что такой случай произошел в Институте истории партии. Партком поступил правильно исключив НИКОЛАЕВА из партии. Я предлагаю из этого случая сделать политическое дело и дать заметку в прессу.

т. СМИРНОВ — НИКОЛАЕВ поступил бессовестно не только как партиец, но и как человек, все отрицая и сводя все к личным счетам. НИКОЛАЕВ имеет нахальство говорить, что его не пустили в райком. НИКОЛАЕВ тип обывателя, который как-то прошел чистку, видно, глубоко таив в себе свое разложение. НИКОЛАЕВ испугался пойти в райком для переговоров, хотя вопрос о нем совсем еще не был решен. НИКОЛАЕВ должен сам себе сказать, что не достоин быть в партии, не нужен партии. На собрании выяснилось ясно, что НИКОЛАЕВ отказался от партмобилизации и партком поступил совершенно правильно, исключив его из партии.

т. ОРЕХОВ — Нужно проверить психическое состояние НИКОЛАЕВА и, если он здоров, то нужно создать политическое дело и показать на его примере, что такие члены не нужны партии.

т. ЛИДАК — Это первый в нашем Ин-те чрезвычайно печальный случай, который кладет пятно на весь Ин-т. Стыдно даже говорить, что такой случай мог произойти в Ин-те истории партии, но нельзя и молчать.

Я знаю НИКОЛАЕВА только как работника и был о нем наилучшего мнения, но мало знал как партийца и не знал, что он такой обыватель. Я не думал об откомандировании НИКОЛАЕВА и только что подписал ему командировку в Череповец, об увольнении его совершенно не было разговоров. У НИКОЛАЕВА манера обывателя объяснять все личными счетами и пытаться прикрывать свои ошибки ошибками других, но это дело склочника в н/коллективе не удалось. Кол-в оказался крепким и сплоченным и не нашлось щели, через которую склока могла бы пролезть.

Когда меня вызвали на экстренное заседание парткома, я не поверил, что НИКОЛАЕВ действительно отказывается итти в райком для переговоров. Мы старались ему растолковать, что стоит вопрос об его пребывании в партии, а он заявляет: бросьте трепаться, из-за таких пустяков из партии не исключают, а я согласен пойти на другую работу. Было ясно, что он не может оставаться в партии, партком постановил исключить его, о чем ему тут же объявили. После заседания он идет в райком говорить о транспорте и не говорит об исключении. После этого мне стало ясно, что НИКОЛАЕВ не может остаться в Ин-те. Я первый раз вижу в партии такого озлобленного обывателя. Заявление его меня страшно возмутило, т.к. все он изложил обратно тому как было в действительности. За неискренность и обман партии, за отказ от парт. мобилизации он должен быть исключен, на втором заседании парткома он заявлял, что никакой ошибки у него нет, и предлагал считать инцидент исчерпанным. НИКОЛАЕВ большую мобилизацию на транспорт превратил в фарс и изображает как наказание. Этот печальный случай принес все же пользу партии тем, что помог ей очистить свои ряды и тем самым укрепить ее.

НИКОЛАЕВ — А вы хотели, чтобы я смолчал, скрылся и поехал.

т. ФЕДОРОВ — То, что в нашей организации нашелся такой член, кладет пятно на весь Институт. Решение парткома об исключении НИКОЛАЕВА совершенно правильно, и это прекрасный урок для других. Ошибка только та, что партком не сумел достаточно изучить НИКОЛАЕВА, работавшего главным образом по области, и рекомендовал для работы на транспорт.

НИКОЛАЕВ должен признать свой поступок неправильным и просить райком послать его на транспорт.

т. БУРТ — говорит о тех членах партии, которые честно относятся к тому, что партия их мобилизовала. Он и т. АВЕРЬЯНОВ в числе 300 т.т. мобилизованных на транспорт проходят сейчас учебу, переключаются на новую работу и стараются как можно лучше выполнить ударное задание, порученное им партией.

Слова т. БУРТА покрываются аплодисментами.

НИКОЛАЕВ — Я сделал ошибку. Товарищи меня обвинили правильно. В 1925-26 г.г. я крепко боролся за генеральную линию партии. Я не заслужил такого сурового приговора. Здоровье у меня расшатано. Партком подошел ко мне не по-товарищески, очень жестко, может быть, я одумался бы и пошел в райком. Сами решайте вопрос.

ПОСТАНОВИЛИ: Подтвердить решение парткома об исключении т. НИКОЛАЕВА из партии за отказ от парт, мобилизации и за поведение на заседаниях парткома и на партсобрании, показавшее лицо НИКОЛАЕВА как озлобленного обывателя, чуждого ленинской партии.

Принято единогласно.

III. СЛУШАЛИ: Разное.

т. КРОМ просит поспешить со сдачей книг для подшефного колхоза.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ — АВВАКУМОВ
СЕКРЕТАРЬ — ЯМПОЛЬСКАЯ

Верно:                        [подпись]

Печати/штампы: треугольная печать «КОМЕНДАТУРА Управление Нар. Ком. В.Д. по Ленинградской обл.»; прямоугольный штамп «Центральный архив ФСБ РФ».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.