Советский урбанизм. Наследие

1 сообщение / 0 новое
Юр Мишуткин
Советский урбанизм. Наследие

Очень многие знают о форсированной индустриализации 30-ых гг, но почти ничего о форсированной урбанизации 60-ых гг. Многие слышали о хрущевках, но мало кто понимает, что это был масштабный процесс урбанизации. Именно в 60-ых гг, большинство населения СССР стало жить в городах. И именно в этот момент окончательно надломились колхозы, а урбанизм приобретает свои особенные черты.

Особенности в тотальном переустройстве ландшафта: зарыть болота, срыть горы, прорыть новые русла рек. В преданности к пятиэтажкам, которыми застраивали сплошь и рядом все города Союза, получился своего рода «Лучезарный город» в пять этажей. В любви к микрорайону, объединение нескольких кварталов в один комплекс, и обязательно с пустырем по середине. Страсть к большим магистралям, где для проезда из одного района в другой нужно ехать через центральную улицу. И особенно одержимость в массовом строительстве жилья, никогда и нигде в мире такого размаха не было. Во всей этой алхимии городской застройки лежали экономические обоснования!

I — Город коммунизма
Для коммунистов города должны преобразоваться в единую всенародную коммуну. Города не только превратятся в коммуну, но и воспитают в человеке коллективный общественный быт. Поэтому коммунисты-большевики рассматривали город как организацию быта для рабочих. В сущности, идея коммуны выродилась в гигантскую казарменную пристройку около завода, где рабочие удовлетворяют свои потребительские нужды, коллективно.

В двадцатых годах идея коммунизма в городах выражалась в строительстве экспериментальных домов-коммун. Дом-коммуна спроектирован как конвейер коллективного быта, где учтены физиологические потребности человека, порой с перегибом, до минут. Но от таких домов отказались не из-за абсурда нормирований человеческого времени, а из-за высоких издержек помещений общего пользования. Столовая, библиотека, прачечная, ясли повышают себестоимость дома и увеличивают расходы на эксплуатацию при условии, что помещения используются нерегулярно, из-за небольшого числа жителей.

Идея дома-коммуны в итоге трансформируется в микрорайон, большой квартал-коммуна. Задача: повысить концентрацию населения, чтобы здания общественного обслуживания стали рентабельными. Например, театр размещается в городе с населением более 250 тыс, а кинотеатр — более 60 тыс. [1, стр 207] Но что, если есть пять городов с населением по 50 тыс и развит транспорт. В итоге мы получаем население в 250 тыс с транспортной доступностью, но ни кинотеатра, ни театра.

Размеры же объекта определялись плотностью населения в радиусе обхвата. Например, кафе-буфет, 4 посадочных места на 1000 человек, 18 куб.м. на 1 место, радиус обхвата 5-10 км. [12, стр 142] Если в радиусе 5 км проживает 30000 человек, то должно быть кафе-буфет на 120 мест и объем здания в 2160 куб.м.

Но вопрос не в том, стоит не стоит учитывать численность населения в радиусе обхвата, а в активности людей. Нормативное планирование не учитывало форму жизнедеятельности человека. Что жизнь граждан выстраивается на оси повседневных дел. Такая ошибка касалась не только СССР, она была общей для архитекторов того времени.

Книга Джени Джекобс «Смерть и жизнь больших американских городов» [6] открывает новый взгляд на роль улицы. Для города именно улица является генератором городской активности, и именно улицу игнорировали архитекторы. При застройке здания и дороги должны быть взаимодополняющими, заполняя улицы активностью на весь день людьми разного возраста, из этого создается рентабельность общественного обслуживания.

В соответствие же с советской планировкой объекты могли стоять на радиусе обхвата от дома, но это могло удлинять общий маршрут. Например, детский сад стоит на расстоянии 300-500 м, школа и столовая 5-10 км. [12, стр 142] Человек будет преодолевать изначально радиус до первого здания, а потом его маршрут будет прокладываться по окружности к другому зданию. Ведь человек, отведя первого ребенка в садик, не возвращается домой за вторым, которого поведет в школу, туда-сюда не ходят.

Заданный радиус обхвата определил строительство детских садов и школ в центре микрорайона. С одной стороны, чтобы оградить от активной уличной среды. С другой стороны, удобней рассчитывать плотность население. В своем радиусе детские сады и школы обрастали жилыми массивами. А в центре микрорайона детсады и школы должны были утопать в общественном саде. Но центр микрорайона жители не так активно используют, и со временем такое пространство превращается в пустырь, заполняемый мусором или ржавеющими гаражами.

На разных расстояниях также устанавливали магазины продуктовый и бытовой. Расстояние определялось по частоте использования магазинов. В итоге человеку приходилось прокладывать несколько маршрутов за покупкой разных вещей. Ведь человек не делит поход в магазин только за продуктами или только за товарами повседневного пользования, он совершает одну покупку, просто некоторые вещи покупает чаще, а другие реже. С позиции планирования хотели оптимизации: минимальной торговой площади и небольшое число работников к максимальному оказанию услуг.

Не учитывалось разнообразие при размещении зданий по обслуживанию населения. Люди идут туда, где есть разнообразие, поэтому городской центр преобладал над районным, а районный над центром микрорайона. И люди устремлялись в центр наибольшего разнообразия, пусть и потратив больше времени на путь.

В госпланировании городское разнообразие достигалось за счет концентрации разных объектов, а не разнообразием услуг. Кинотеатр, театр, цирк создавали разнообразие, но не разные репертуары в театрах, кинотеатрах, цирках.

В принципе советское градостроительство строило достаточно, но не там или не в той форме. В итоге в наследие достались большие здания с минимальным разнообразием, где чрезмерно большая площадь используется чересчур малым числом посетителей.

II — Все для людей
Советские города не строили сами себя, их строил закон распределения производительных сил. Производство — материальный базис коллективного быта, следовательно, город являлся надстройкой базиса.

Исходя из теории трудовой стоимости, заработная плата — это средства существования, на ежедневные нужды и мелкие повседневные потребности. И заработная плата ниже прибавочной стоимости, которую рабочие создают. Прибавочная стоимость является базисом расширения производства и улучшения быта рабочих, следовательно, развитие материального базиса идет за счет предприятий. По сути, на предприятие возлагалась социальная ответственность: строительство больниц, детсадов, школ, Домов Культуры и т.д.

Так как за предприятиями закреплялись основные функции по материальному обеспечению быта, городская территория соответственно делилась между предприятиями, точней закреплялась за ведомствами. А город должен был поддерживать муниципальную инфраструктуру в рабочем состоянии и следить, чтобы все строилось в соответствие с планом города, спущенного сверху.

Но ведомства не стремились взаимодействовать между собой, и повышать рентабельность уже используемой городской территории. Что соответственно увеличивало издержки на поддержание инфраструктуры, то есть темпы строительства и обновление муниципального хозяйства росли быстрей производственных мощностей. А чтобы наращивать производственные мощности нужны свободные финансовые средства, которых при такой расточительности всегда будет не хватать.

В итоге город не обладал экономической самостоятельностью, его налоговая база перекрывала расходы на поддержании в рабочем состояние инфраструктуры. Развитие же инфраструктуры было дело предприятий, которые действовали в соответствие с госпланом. ДАЛЕЕ>>>https://socplatform.blogspot.com/2018/11/sovetskiyurbanizm.html

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.