Интервью т. Литвинова. (Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 3.Х.1929 г.). Приложение № 2-ОП к п. 61 пр. ПБ № 101.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1929.10.03
Источник: 
http://sovdoc.rusarchives.ru
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 7. Л. 173-175.
Приложение № 2-ОП
к п. 61 пр. ПБ № 101.

Интервью т. Литвинова.

(Утверждено Политбюро ЦК ВКП(б) 3.Х.1929 г.).

В беседе с представителем ТАСС΄а т. Литвинов выразил свое удовлетворение по поводу того, что вторая поездка т. Довгалевского в Лондон, в отличие от его первой поездки закончилась успешно, подписанием протокола, содержание которого вполне соответствует позиции Союзного правительства в данном вопросе.

Советское правительство, сказал т. Литвинов, неизменно держалось и держится той точки зрения, что абсолютно необходимой предпосылкой разрешения каких-либо спорных между Советским Союзом и другими государствами вопросов является предварительное восстановление между ними нормальных отношений. Советский Союз не имел и в данный момент каких-либо оснований отказаться от этой своей точки зрения. Союзное правительство идет на обсуждение таких вопросов, исходя из своего твердого стремления к миру к установлению нормальных политических и экономических отношений с другими странами. Для подобного разрешения вопросов требуется, однако, полное равноправие сторон, а этого равноправия не может быть там, где одна сторона питается навязывать другой предварительные условия или предлагает вести переговоры в обстановке ненормальных или даже враждебных отношений.

Последовательно отстаивая эту точку зрения, Союзное правительство добилось, начиная с 1924 г., юридического признания со стороны значительного числа как мелких, так и крупных стран, в том числе со стороны Англии, Франции и Италии, причем все эти государства согласились на обсуждение всех спорных вопросов после восстановления нормальных отношений.

Внезапный разрыв отношений между Великобританией и Советским Союзом не был вызван и не может быть оправдан какими-либо действиями Союзного правительства и его органов. Этот разрыв и сопровождавшие его обстоятельства создали претензии для СССР, а не для страны, по инициативе которой этот разрыв произошел.

Союзное правительство считало себя вправе ожидать, что пришедшее к власти в июне новое правительство Великобритании, заявлявшее публично о своем стремлении к восстановлению прерванных в 1927 г. консервативным правительством отношений с СССР, осуществит это стремление единым актом, без каких бы то ни было предварительных переговоров между обоими правительствами. Тем не менее, Союзное правительство, идя навстречу пожеланиям английского министра иностранных дел г. Гендерсона, приняло предложение последнего, изложенное в его ноте от 17 июля о посылке в Лондон представителя для согласования процедуры того обсуждения спорных вопросов, которое будет иметь место после восстановления нормальных отношений. В своей ответной ноте от 23 июля Союзное правительство подчеркнуло, что речь может идти при предварительных переговорах исключительно о вопросах процедуры, а отнюдь не по существу спорных вопросов.

Когда т. Довгалевский в первый раз встретился в Лондоне с г. Гендерсоном, он, к сожалению, неожиданно столкнулся с такими предложениями, которые отнюдь не были предусмотрены в упомянутом мною обмене нот, а более того, были даже заранее отклонены в ноте Союзного правительства. Принятие этих предложений шло бы в разрез с позицией, на которой Союзное правительство стояло в течение ряда лет. НКИД, конечно, не мог согласиться даже на обсуждение этих предложений и заявил, что не может менять принципиальную позицию Союзного правительства, многократно одобренную Съездами Советов, и что он вынужден будет весь вопрос о восстановлении отношений с Великобританией передать на усмотрение Президиума ЦИК СССР. НКИД при этом ни на минуту не сомневается в том, что ЦИК подтвердит прежнюю позицию Союзного правительства, решительно отвергнув какое-либо обсуждение вопросов по существу до восстановления нормальных дипломатических отношений.

Когда, однако, г. Гендерсон в своем женевском интервью заявил и потом повторил в своем официальном приглашении на имя Союзного правительства, что он желал бы вновь встретиться с нашим представителем для обсуждения процедуры, то мы это приглашение приняли, указав при этом еще раз, что согласование процедуры ни в коем случае не может быть превращено в обсуждение вопросов по существу. Тов. Довгалевскому были даны соответственные директивы, которых он строго держался во все время лондонских переговоров с г. Гендерсоном. Выработанный и подписанный в Лондоне протокол является изложением процедуры, которой обе стороны обязуются следовать при том обсуждении спорных вопросов, которое последует за полным восстановлением нормальных отношений и обменом послов.

Установленный список вопросов, подлежащих в дальнейшем обсуждению, не заключает в себе ничего нового, ибо те же вопросы были предметом обсуждения между обоими правительствами в 1924 г. и нашли известное разрешение в подписанном тогда г. Макдональдом договоре, который, однако, был затем отвергнут сменившим кабинет Макдональда консервативным правительством. Ми сочли целесообразным предложить начать обсуждение всех вопросов с выяснения отношения обоих правительств к договору 1924 г. в целом или к отдельным его частям и поэтому поставили этот вопрос на первое место списка.

Согласно протокола, г. Гендсрсон обязался внести в самом начале сессии парламента, открывающейся 29 сего месяца, предложение английского правительства о немедленном восстановлении нормальных отношений и об обмене послами. Мы максимально шли навстречу предложениям великобританского правительства, поскольку они не затрагивают нашей принципиальной позиции. Нам остается теперь лишь спокойно выжидать дальнейших шагов английского правительства в духе его многократных публичных заявлений и в соответствии с только что подписанным представителями СССР и Англии протоколом.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.