«Партийно-политическая характеристика на лиц, привлеченных к суду по делу об убийстве С.М. Кирова»

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Период: 
1961
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 31. Л. 98-110. Копия

[1961 г.]

I. КОТОЛЫНОВ Иван Иванович, 1905 года рождения, отец — до революции портной, образование — студент V-гo курса Ленинградского индустриального института, член КПСС с 1921 года.

На XV съезде партии в декабре 1927 года исключен из ВКП(б) как активный деятель троцкистской оппозиции.

I. XII.1928 года Партколлегия ЦИК постановила о т. Котолынове:

«а) признать заявление т. Ларина удовлетворяющим требованиям съезда;

б) поставить вопрос на окончательное решение через 6 месяцев со дня подачи им заявления (согласно постановлению XV съезда), т.е. в январе 1929 года».

4-го января 1929 года Котолынов был восстановлен в партии с указанием перерыва в стаже.

Котолынов, вместе с Румянцевым и Тарасовым, подавал в декабре 1928 года заявление в ЦКК, которое было опубликовано в печати, об отходе от оппозиции. В заявлении было указано:

«В момент обострения борьбы внутри комсомола и партии мы вели фракционную работу, перешли допустимые партийные границы и совершили ряд ошибок, нарушив устав и дисциплину партии и Союза...

Наш путь — только с партией Ленина и в ее рядах. Все свои силы мы отдаем партии и комсомолу для борьбы за ленинизм.

Мы безусловно подчиняемся решениям XV съезда и руководящих органов партии и комсомола. Подчиняясь постановлению XV съезда ВКП(б), мы снимаем свои подписи под документами 13 и 83...».

В 1931 году Котолынов поступил на II курс индустриального института и к моменту ареста 5.XII. 1934 года был студентом института и еще 4 декабря 1934 года сдал два последних экзамена. Как видно из характеристики парткома института, данной Котолынову в 1933 г., он за время пребывания в институте, «проявил себя как выдержанный, дисциплинированный член ВКП(б), принимает активное участие в работе общественных организаций...».

23 ноября 1934 года Котолынов был избран делегатом с правом решающего голоса на Первую конференцию ВКП(б) Ленинградского индустриального института.

Решением КПК от 15.XII.1934 г. Котолынов исключен из партии в связи с настоящим делом (дело рассматривалось заочно).

II. РУМЯНЦЕВ Владимир Васильевич, 1902 года рождения, из рабочих, образование низшее, член КПСС с 1920 года, перерыв в партийном стаже с декабря 1927 г. по август 1923 года. Решением 15 партийного съезда 19.XII. 1927 года за фракционную деятельность был исключен из партии; секретарь Ленинградского губкома комсомола, секретарь ЦК ВЛКСМ.

6.1.1926 г. Румянцеву был объявлен ЦКК выговор, он был снят с работы секретаря губкома комсомола и откомандирован в распоряжение ЦК ВКП(б) за то, что, работая секретарем губкома, дал разрешение на подбор и отпечатание аппаратом губкома тенденциозно подобранных статей для слушателей семинара Зиновьева. Дал согласие на снабжение этих статей анонимными примечаниями, в духе указаний на несостоятельность теоретических взглядов отдельных членов ПБ ЦК ВКП(б) и скрывал эти свои поступки, дал распоряжение об уничтожении этих материалов т.н. «Синяя папка».

В 1925 году т. Румянцев, будучи секретарем Ленинградского губкома и секретарем ЦК ВЛКСМ, выступал с докладом «Об очередных вопросах работы ВЛКСМ» на Сев. Западном совещании комсомольских работников, и этот доклад опубликовал в ленинградской газете «Смена». В докладе содержались серьезные политические ошибки, и этот вопрос был предметом обсуждения в ЦК ВЛКСМ.

11.1.1926 года Президиум ЦКК усилил меру партийного наказания т. Румянцеву, объявив ему строгий выговор с предупреждением, запретил ему занимать в течение одного года ответственные должности и откомандировал его в распоряжение ЦК ВКП(б).

В декабре 1927 года т. Румянцев, работая в Вологодском губфинотделе в должности губернского ревизора, допустил по существу антипартийные разговоры оппозиционного характера во время его командировки в г. Каргополь. По этому делу в ЦК ВКП(б) было прислано Вологодским губкомом ВКП(б) заявление группы коммунистов, которые сообщали об антипартийных разговорах Румянцева с пассажирами поезда, направлявшегося из Вологды в Каргополь. В этих разговорах Румянцев рассказывал о своей поддержке взглядов зиновьевской оппозиции.

Будучи исключенным 15 партсъездом в декабре 1927 года из партии, Румянцев в июле 1928 года подал заявление в ЦКК об отходе от оппозиции и о восстановлении его в партии.

20 августа 1928 года Партколлегия Ленинградской ОблКК приняла решение о восстановлении Румянцева в партии ввиду его полного отхода от оппозиции.

26 октября 1928 года Партколлегия ЦКК ВКП(б) согласилась с решением Ленинградской ОблКК о восстановлении Румянцева в рядах ВКП(б).

В заявлении об отходе от оппозиции, подписанном, кроме Румянцева, Котолыновым и Тарасовым, к которому впоследствии присоединились еще 11 бывших оппозиционеров, в том числе Ханик, указывалось:

«С XIV до XV съезда ВКП(б) мы боролись, как в партии, так и в комсомоле, в рядах ленинградской оппозиции...

В момент обострения борьбы внутри комсомола и партии мы вели фракционную работу, перешли допустимые партийные границы и совершили ряд ошибок, нарушив устав и дисциплину партии и Союза».

Оппозиционную работу вел с 1925 по 1928 год.

В 1930 г. Румянцев по партмобилизации работал ответственным исполнителем по учету и распределению кадров на Магнитострое и характеризовался как настойчивый и энергичный работник. С 1.IV. 1931 г. по 21. IV. 1934 года работал счетоводом на фабрике им. Слуцкой в Ленинграде, вел себя замкнуто и общественную работу не вел.

Решением КПК от 15.ХII.1934 г. Румянцев был исключен из партии в связи с настоящим делом.

III. ШАТСКИЙ Николай Николаевич, 1899 г.р., член КПСС с 1923 года, партбилет № 0157689, образование высшее, рабочий. С 1915 по 1917 г., по его словам, состоял членом организации анархистов-коммунистов, за что высылался в 1916 г. в Туруханский край, член ВЛКСМ с 1917 по 1923 год, с 1918 по 1920 г. служил в Красной Армии. Занимал разные выборные должности в комсомольских и профсоюзных организациях.

26.1.1926 года имел строгий выговор за нетактичное поведение на производстве и дискредитирование парторганизации и отдельных членов.

Решением Выборгской районной Контрольной Комиссии г. Ленинграда исключен из рядов ВКП(б) за фракционную работу. Ленинградская областная Контрольная Комиссия ВКП(б) 17.ХII.1928 г. рассматривала заявление Шатского, в котором он просит восстановить его в партии, указывая, что он целиком согласен с заявлением Румянцева, Котолынова и Тарасова об отходе от оппозиции, подчиняется решениям XV съезда. На вопрос, верна ли была линия партии до XV партсъезда, прямого ответа не дает.

По заявлению Шатского было принято решение воздержаться от восстановления его в партии и считать возможным пересмотреть вопрос при возбуждении ходатайства коллектива.

По апелляции Шатского Партколлегия ЦКК приняла 10 мая 1929 года решение отклонить его ходатайство о восстановлении в партии.

В решении Выборгской районной КК от 7.Х.1927 года об исключении Шатского указано, что он обвиняется в ведении фракционной, раскольнической работы на заводе, распространении оппозиционной литературы, отказывался указать Контрольной Комиссии, от кого он получал оппозиционную литературу.

С августа 1933 года проживал в Челябинске и до 8.II. 1934 г. работал на Челябинском тракторном заводе, после чего возвратился в Ленинград и 27.III. 1934 г. поступил работать на завод «Прогресс». Через 2,5 месяца с завода уволился и поступил инженером по нормированию и планированию в Ленинградский электротехнический институт.

При вступлении Шатского в партию 11.IX. 1923 г. одну рекомендацию ему давал Ханик, а вторую — бюро Выборгского РК ВЛКСМ, где секретарем в то время был И. Котолынов.

В партийном деле Шатского имеются отпечатанные на гектографе оппозиционные документы, распространяемые Шатским на заводе им. Ильича.

IV. ХАНИК Лев Осипович, 1902 года рождения, член ВЛКСМ с 1918 по 1926 год, член КПСС с 1920 г., служил добровольцем в Красной Армии с 1919 по 1920 год, окончил командные курсы. С конца 1920 г. по 1926 г. был на комсомольской работе в Ленинграде. С мая 1927 г. по март 1928 г. работал секретарем торгпредства в Турции.

В июле 1927 года за фракционную работу был исключен из партии (заочно без вызова) Харьковской окружной КК. 29 июля 1928 года подал заявление о присоединении к письму Румянцева о подчинении решениям 15 съезда и снятии своей подписи от платформы ленинградской оппозиции.

21 июля 1928 г. решением парттройки ЦКК Ханик после личного объяснения и принимая во внимание его отход от оппозиции, был восстановлен в партии с отметкой перерыва в его партийном стаже 10.VII.1927 года по 21.VII.1928 года.

В партийном деле имеется докладная записка по делу Ханика, написанная б. секретарем Бюро заграничных ячеек при ЦК ВКП(б) Проскуряковым 11.VI. 1928 г. и в связи с рассмотрением вопроса на Б.З.Я.

В записке указано, что Ханик за оппозиционную деятельность был выслан из Ленинграда и попал на заграничную работу в Турцию.

В Б.З.Я. свою оппозиционность отрицал и наглым способом нес всякую чепуху в оправдание, прикидываясь «невинным ягненком», приводятся выдержки из писем Ханика, характеризующие его крайне отрицательно. Например, в одном из писем в Константинополь Ханик писал:

«Ведутся переговоры о высылке меня в Кзыл-Орду (дыру) или Дальний Восток... мытарили меня в каках и цеках и прочих органах, искали во мне фракционные бациллы..., не гнушаясь провокационными методами».

За границей Ханик показал себя также с отрицательной стороны, его связь с рядом белогвардейцев, покупка большого числа ценных вещей и т.д.

В Турцию Ханик был командирован Наркомторгом СССР и им же был отозван и направлен в распоряжение Харьковского окружкома.

В июне 1929 года Ханик был откомандирован в Выборгский РК ВКП(б) г. Ленинграда.

18.Х.1929 г. парттройка Выборгского РК ВКП(б) объявила Ханику за выпивку и половую распущенность выговор.

23.XII.1929 г. Выборгская РайКК объявила Ханику строгий выговор с предупреждением и снятием с работы зав. орготделом Союза строителей и направлением на производство за связь с чуждым элементом и устройство его на работу, «за склоку, а также нетактичное поведение на заседании Контрольной Комиссии».

С 1930 по 1932 г. Ханик в счет парттысячи учился в Ленинградском технологическом институте. С 1932 по 1934 г. работал зам. директора Ленинградского института инженеров промышленности и транспорта. По общественной линии Ханик с 1931 по 1934 г. был членом президиума и бюро боевого землячества по истории комсомола при филиале Института истории партии.

Имел нагрудный значок б. красных партизан и красногвардейцев.

По прошлой комсомольской работе Ханик избирался в состав райкомов, был на двух Всероссийских съездах РКСМ.

15.XII.1934 года решением КПК при ЦК ВКП(б) Ханик из партии был исключен (заочно).

V. МАНДЕЛЬШТАМ Сергей Осипович, 1895 г. рождения, в 1916 году он примыкал к межрайонцам, член КПСС с 1917 года, п.б. № 0301715, служащий, образование среднетехническое, в Красной Армии был с 1918 по 1921 год, в 1922—1923 гг. работал организатором коллектива Путиловского завода, с 1923 по 1926 год — начальник политотдела дивизии и военный прокурор, 1927—1928 гг. работал в г. Архангельске зам. зав. гублесотделом. 13.XI.1927 г. ячейкой ВКП(б) бюро горрайкома и Архангельской ГКК исключен из партии за принадлежность к оппозиции и неискренность перед ГорКК.

Мандельштам принадлежал к зиновьевской оппозиции и подписывал платформу «83».

В первые годы революции был на активной комсомольской работе. В 1925 году Ленинградский губком РКП(б) возбуждал ходатайство перед ЦК партии о демобилизации Мандельштама из рядов Красной Армии, где он к этому времени служил 6 лет, но ЦК отклонил ходатайство. 1926 по 1928 г. работал зам. зав. Архангельским губернским лесным отделом. С 1928 по 1929 г. — экономист в тресте «Севзаплес», с 1930 по 1932 г. работал в Магнитогорске — помощником управляющего строительством, с 1932 г. — в Ленинграде и к моменту ареста в декабре 1934 г. заведовал сектором оргпроектирования «Гипромеза».

8 сентября 1928 г. решением Партколлегии Ленинградской ОблКК Мандельштаму было отказано в восстановлении в партии.

По его апелляции решением ЦКК от 15.XI.1928 г. Мандельштаму в восстановлении в партии отказано.

8 апреля 1929 г. постановлением Ленинградской областной партколлегии Мандельштам был восстановлен в правах члена РКП(б), отметив в партийных документах о пребывании его вне рядов партии с января 1928 года по апрель 1929 года.

При аресте Мандельштама 11.XII. 1934г. у него была найдена записка «Мысли о Сталине», в которой он Сталина ставит в один ряд с Марксом, Энгельсом и Лениным, но здесь же отмечает: «Конечно, он не лишен некоторых кавказских, совершенно специфических черт — некоторой доли коварства в борьбе, личной хитрости. Но все это не столько индивидуальные качества этого человека, которые определяют его физиономию как политического деятеля, руководителя и просто человека и члена партии, сколько следы некоторой самобытности, — отпечаток принадлежности к определенной нации». В этой записке Мандельштам отдает должное борьбе Сталина за укрепление хозяйственного и политического положения в стране, его твердости, решительности и непреклонности. Из записки видно, что Мандельштам полностью порвал с оппозицией, что он резко критикует Каменева, Зиновьева и Бухарина. «Сегодня не только по формальным соображениям готов поддерживать где угодно авторитет Сталина как вождя, но и готов это делать по глубокому внутреннему убеждению». Ни о каких террористических намерениях, ни о какой борьбе против партии в этой записке не говорится, а наоборот, в ней Мандельштам признает себя целиком сторонником генеральной линии партии.

VI. ЛЕВИН Владимир Соломонович, 1897 г. рождения, образование среднее, по специальности фармацевт, член партии с марта 1917 года, до революции принимал активное участие в профсоюзе служащих-фармацевтов. В октябре 1917 года был назначен комиссаром городских больниц от Военно-революционного комитета в Петрограде. С 1918 по 1926 год был в рядах Красной Армии, где вел партийно-политическую работу: комиссаром санчасти 7-й армии, начальник военно-политического Института им. Толмачева, секретарь редакции газеты «Красная Звезда», нач. политотдела в ряде дивизий и помощником прокурора Украинского военного округа. Избирался делегатом на 12 и 14 съезды партии, делегатом Всероссийских съездов Советов.

Решением ЦКК от 27.IX.1926 г. Левин был исключен из партии. Он обвинялся в том, что вместе с рядом других военных работников вел подпольную фракционную работу в военных частях Ленинградского военного округа. Левин заявил на заседании ЦКК, что методы подпольной работы против большинства партии одобряет и будет такую работу вести, если ему представится к тому возможность.

После этого решения Левин подал заявление в ЦКК, в котором признал свои ошибки и осудил фракционную работу, он постановлением ЦКК 2.III.1927 г. был восстановлен в партии со строгим выговором с предупреждением. Однако фракционную деятельность не прекратил и решением XV съезда партии снова был исключен из рядов ВКП(б).

3.1.1928 года Левин подал заявление в ЦКК, в котором, солидаризируясь с заявлением «23-х» об идейном и организационном разоружении, и на этом основании был в партии восстановлен со следующей формулировкой:

«Принимая во внимание, что т. Левин В.С. сделал заявление, в котором он признал свои принципиальные ошибки, отмежевался от платформы троцкистов, осудил фракционную деятельность троцкистской оппозиции, прекратил эту деятельность и заявил о полном подчинении всем решениям ВКП(б) и Коминтерна, на основании постановления XV съезда ВКП(б) об оппозиции, принятого 18 и 19 декабря 1927 года, восстановить его в рядах ВКП(б) с прежним партстажем, отметив в личном деле перерыв в его пребывании в партии со времени исключения».

При аресте у Левина была отобрана написанная им автобиография на 3 листах, в которой он излагает свои прошлые ошибки и утверждает, что он полностью порвал с оппозицией. Он пишет:

«На протяжении всех лет с момента восстановления меня в партии в 1928 году я как в своей практической хозяйственной работе, так и в работе общественной руководствовался решениями партии, горячо их отстаивал в твердом убеждении, что эти решения являются единственным путем, гарантирующим победу социализма в нашей стране, что всякое уклонение от этой линии приводило и приводит к скатыванию на путь контрреволюции».

Как видно из этого заявления, Левин к 1934 году отошел от всякой борьбы с партией и полностью разоружился, исключен он был из партии решением КПК (заочно) в связи с арестом по процессу убийства С.М. Кирова.

VII. МЯСНИКОВ Николай Петрович, 1900 г. рождения, образование н/среднее, член КПСС с мая 1917 года, служил в Красной Армии с 1918 по 1926 год в должностях комиссара полка и штаба дивизии, зам. нач. политотдела ЛВО, в 1927 году работал консультантом в Новосибирском крайплане, 1928г. в Ленинграде в поверочной палате — поверитель, 1928—1930 гт. — заведовал орготделом Московско-Нарвского райсовета г. Ленинграда и с 1930 по 1934 г. в Ленинградском горсовете. Перед арестом был зам. зав. орготделом Ленгорсовета.

В мае 1927 года Новосибирским ... был исключен из партии за фракционную работу по участию в зиновьевской оппозиции, восстановлен решением КрайКК. Второй раз в ноябре 1927 г. исключен по тем же мотивам. Восстановлен в июле 1923 года решением ЦКК с объявлением строгого выговора.

В своем заявлении на имя ЦК и ЦКК Мясников указывал:

«Солидаризируясь с заявлением 23-х товарищей (Л. Каменев, Г. Евдокимов, Г. Зиновьев и др.), поданным 15-му съезду партии 19 декабря о полном подчинении всем решениям съезда, я также присоединяюсь к просьбе указанных товарищей о возвращении в члены партии исключенных за оппозицию».

При рассмотрении 19.III.1928 г. в Ленинградской ОблКК вопроса о восстановлении в партии Мясникова было указано:

«В своих объяснениях, данных в Лен. Обл. КК и на заседании ПК ОблКК заявляет, что подчиняется решению съезда об идейном разоружении, обязуется проводить решения съезда в жизнь, но в то же время сказать, что окончательно переубедился, не может, т.к. это было бы лицемерием. Имеет ряд сомнений по вопросам построения социализма и китайской революции».

В связи с этим было принято следующее решение:

«Ввиду несознания полностью своих ошибок и имеющихся разногласий с партией по отдельным вопросам, считать невозможным восстановление т. Мясникова в правах членов ВКП(б)».

В дальнейшем по апелляции в ЦКК был в партии восстановлен.

2.VIII. 1933 г. Партколлегия ОблКК рассматривала вопрос о работе т. Мясникова в Ленгорсовете и установила, что он поверхностно относился к работе, допускал нарушения инструкции ВЦИК РСФСР от 1930 года «О порядке восстановления в избирательных правах», восстанавливались быв. торговцы, служители религиозного культа, предприниматели и т.п., за что Мясникову решением фракции ВКП(б) Ленсовета был объявлен строгий выговор.

Мясников был исключен из партии 22.XII.1934 года решением парткома завода им. Воровского как активный участник «контрреволюционной террористической группы бывшей зиновьевской оппозиции», «активный участник в организации убийства С.М. Кирова».

Следует сказать, что к этому времени еще не было закончено следствие и суд еще не осудил Мясникова.

VIII. СОСИЦКИЙ Лев Ильич, 1899 г.р., образование низшее, член КПСС с 1919 года, к моменту ареста директор авторемонтного завода Ленсовета. В Красной Армии служил на различных политических должностях с 1919 по 1926 год. Подписывал платформу «83».

В воинских документах на Сосицкого есть несколько аттестаций за время нахождения его в рядах Красной Армии. Так, 20.XII.1922 г., когда он был комиссаром санчасти 16 дивизии, указано: «энергия, воля в достаточной степени. Инициатива проявляется, но не в полной мере. Выдержан, дисциплинирован. С подчиненными обращение хорошее. Марксистски работает над собой не в достаточной степени. К склокам не расположен...».

В аттестации 12.V1.1924 г. указано, что Сосицкий был военным комиссаром 53 полка XX стрелковой дивизии:

«Сила воли есть, решительность в работе наблюдается, энергичен, проявляет инициативу. Собой владеть умеет. Выдержан... Общий уклад ума хороший. К склокам и группировкам не склонен...».

Постановлением Президиума Лен.ГубКК от 11.Х.1927 года Сосицкий был исключен из партии «за ведение активной фракционной работы, направленной к подрыву единства рядов ВКП(б)». В заявлении он осуждает путь фракционной борьбы, подчиняется решениям XV партсъезда и снимает свою подпись с платформы «13-ти» и заявления «83».

Постановлением ОблКК от 20.VII.1928 года он был восстановлен в партии с указанием перерыва в партстаже с 11.Х.1927 г. по 20.VII.1928 года.

В партийном деле имеется заявление члена партии Кузнецова от 29 января 1926 года о Сосицком, что якобы он после XIV съезда партии продолжал оставаться на ошибочных позициях. По решению Окружной Парткомиссии ЛВО от 9.II.1926 г. Сосицкому было поставлено на вид за то, что он после съезда партии продолжал фракционною деятельность.

Сосицкий апеллировал на это решение в КПК и решением КПК при ЦК ВКП(б) от 19 августа 1926 года постановление Парткомисси ЛВО было отменено.

20 декабря 1934 г. Сосицкий решением КПК при ЦК ВКП(б) был исключен (заочно) из партии, как контрреволюционер.

Никаких документов и материалов о фракционной деятельности Сосиц- кого после восстановления его в партии в июне 1928 г. и до декабря 1934 г. в архивах нет.

IX. ТОЛМАЗОВ Андрей Ильич, 1899 г. рождения, из рабочих, образование низшее, член КПСС с 1919 года, в комсомоле состоял с 1917 года, в Красной Армии служил с 1919 по 1920 г., после чего находился на руководящей комсомольской работе, 1920—1922 гг. — секретарь Выборжского РК комсомола г. Ленинграда, 1922-1924 гг. — член бюро Ленинградского губкома комсомола, 1924-1925 гг. — секретарь губкома комсомола, 1925— 1926 гг. — отв. секретарь партколлектива завода «Красный Выборжец», с 1926 по 1930 г. — член правления и зав. орготделом Псковского облпотребсоюза. К моменту ареста в 1934 году работал зам. директора по рабочему снабжению на заводе «Красный Путиловец».

Толмазов неоднократно избирался в руководящие органы комсомола и в 1924—1925 гг. был избран членом Бюро ЦК ВЛКСМ. В 1925 г. как делегат XXII Ленинградской губ. партконференции поддерживал связь с зиновьевской оппозицией, подписывал заявление «13» лидеров Зиновьевской оппозиции 16 октября 1926 года.

К этому времени он был секретарем парторганизации завода «Красный Выборжец».

После подписания заявления лидеров оппозиции Толмазов в ноябре 1926 года был послан в распоряжение Псковского губкома партии и продолжал некоторое время поддерживать связь с оппозиционерами и выступать в защиту оппозиции.

В январе 1928г. он подал заявление в Партколлегию Псковского окружкома партии об отказе от оппозиционных взглядов и решением ОкрКК Толмазов в рядах ВКП(б) был оставлен, а за организационную связь с оппозицией ему было поставлено на вид.

Решением Парттройки Смольнинского райкома партии г. Ленинграда от 11.Х. 1931 года партвзыскание с Толмазова было снято.

В характеристике от 1932 года на Толмазова в бытность его зам. председателя Правления Псковского Севзапсоюза указано: «Тов. Толмазов, чл. ВКП(б) с 1919 г., в прошлом в 1928 г. до 15 съезда был в оппозиции, участвовал в личной организационной связи с оппозиционерами, дал свою подпись под платформу “13”. Затем после 15 съезда партии подал заявление о своих ошибках. Псковская ОкрКК, разбирая это дело, оставила его в рядах партии, поставив на вид за организационную связь. За последующее время шатаний и колебаний в проведении генеральной линии партии за т. Толмазовым не отмечалось. Партвзысканий не имел. Принимает активное участие в партийной жизни коллектива — является членом бюро кол-ва ВКП(б). Обладает хорошими организационными способностями. Массовик. Живой, энергичный человек, с большой инициативой. Работой увлекается и ее любит... Теоретически подготовлен достаточно...».

Исключен из партии (заочно) 15 декабря 1934 года решением КПК при ЦК ВКП(б).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.