Протокол допроса свидетеля бывшего шофера В.М. Кузина. 22 сентября 1937 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1937.09.22
Период: 
1937
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 96. Л. 127—129. Заверенная копия

22 сентября 1937 г.

1937 г., сентября мес., 22 дня. Я, оп. уполномоч. ОУ лейтенант ГБ Суконкин допросил в качестве свидетеля КУЗИНА Василия Михайловича.

Кузин Василий Михайлович 22 сентября 1937 г. об ответственности за дачу ложных показаний предупрежден по ст. 95 УК.

ВОПРОС: Вы на следствии в июне м-це с.г. дали показание, что авария машины, на которой 2 декабря 1934 г. везли в Смольный опер, комиссара Борисова, произошла не из-за исправности машины, а вследствие умышленного создания аварии сотр-м, сидевшим рядом с Вами, Малием. Подтверждаете Вы это?

ОТВЕТ: Да, я свои показания, данные на следствии в июне м-це 1937 г., полностью подтверждаю как правильные.

ВОПРОС: Кто Вас привез с места аварии машины в здание УНКВД?

ОТВЕТ: Меня с места аварии в здание УНКВД привез сотр-к оперода Гусев на машине нач-ка от-ния Бенюка, шофером на которой был Васильев.

ВОПРОС: Расскажите о действиях Гусева на месте аварии машины?

ОТВЕТ: Авария машины произошла приблизительно около 11 час. утра 2 декабря 1934 г. Убитый Борисов сразу был увезен Малием и Виноградовым на неизвестной для меня машине, и я остался около своей машины один. Минут через 8-10 после того, как уехали Малий и Виноградов, сюда подошла машина, из которой вышел Гусев. Подойдя ко мне, Гусев сказал: «Поедем со мной». Я ему заявил, что сейчас приедет инспектор ОРУДа, который был, по моей просьбе, вызван постовым милиционером. Тогда Гусев от меня пошел к постовому милиционеру, и вскоре подошла машина с инспекторами ОРУДа. Из машины вышел один инспектор, а второй, находившийся в машине, поехал дальше по направлению к Смольному. Гусев предложил инспектору поехать с ним, и когда тот сказал, что надо посмотреть машину, Гусев заявил, что сюда еще приедем. Взяв от меня ключ от машины и от милиционера револьвер, отобранный от меня, Гусев предложил мне и инспектору ОРУДа сесть в его машину, чтобы ехать в УНКВД.

ВОПРОС: Задавал Вам Гусев вопросы о причинах аварии машины?

ОТВЕТ: Нет, никаких вопросов мне Гусев не задавал. Инспектор ОРУДа также меня ни о чем не спрашивал.

ВОПРОС: Куда Вас привез Гусев и кому сдал?

ОТВЕТ: Приехав в здание УНКВД, Гусев меня сразу свел в 4-й этаж в кабинет, который находится напротив мраморной лестницы, и оставил в комнате около кабинета у секретаря Могилкиной. Сам Гусев с инспектором ОРУДа сразу отсюда ушли.

ВОПРОС: Вам известна фамилия инспектора ОРУДа, который выезжал на место аварии машины?

ОТВЕТ: Фамилия инспектора ОРУДа, выезжавшего на место аварии машины, мне не известна. Он приблизительно 40 лет, роста среднего, плотный, с черными волосами и бровями, бритый, нос с горбинкой, по внешности нерусский. Одет был в милицейской шинели и фуражке без знаков различия.

ВОПРОС: Кто с Вами первый разговаривал о причинах аварии машины?

ОТВЕТ: Когда я сидел в секретариате у Могилкиной, то сюда вошел неизвестный мне нач-к с четырьмя ромбами, который увел меня в другую комнату в этом же четвертом этаже, где опросил не об обстоятельствах аварии, а только по вопросам, кто я такой. После этого он опять меня привел к Могилкиной и здесь оставил. Часов в 17—18 я был сведен к дежурному коменданту, а отсюда направлен в ДПЗ. Через час-два я был вызван на экспертную комиссию.

ВОПРОС: Кто входил в состав экспертной комиссии?

ОТВЕТ: В состав экспертной комиссии входили: опрашивавший меня нач-к с четырьмя ромбами, инспектор ОРУДа, который приехал с нами с места аварии машины, второй инспектор ОРУДа, фамилии не знаю, в кожаном пальто с петлицами милиции с тремя прямоугольниками и один еще в штатском костюме, кто не знаю. Когда меня вводили в комнату, где находилась комиссия, то оттуда вышли нач-к гаража Гирин и нач-к мастерских Ионин Михаил. Во время опроса меня Гирин и Ионин не присутствовали.

ВОПРОС: Что Вы можете сказать о действиях Гусева на месте аварии машины, были ли они направлены к вскрытию причин аварии машины или, наоборот, к сокрытию?

ОТВЕТ: Действия Гусева были направлены к тому, чтобы скрыть действительную причину аварии машины. Этот вывод я делаю на основании того, что Гусев, приехав на место аварии машины, старался скорее меня увезти отсюда. Никаких вопросов мне о причине аварии не задал. Сам машины не смотрел и не дал осмотреть машину инспектору ОРУДа. Кроме того, были граждане, которые подходили и заявляли, что они видели, как произошла авария, но Гусев на них не обратил никакого внимания и не записал ни одного свидетеля.

Протокол записан с моих слов правильно и мною прочтен.

Кузин

Допросил: Оп. уполном. ОУ, лейтенант ГБ — Суконкин

Верно:         Батурин

Справка: «Подлинник находится в архивно-следственном деле № П- 59375 по обвинению Гусева и Поповицкого».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.