Препроводительная Пом. Секретаря ЦК (И.П. Товстухи) с приложением копии письма Л.Д. Троцкого и Г.Е. Зиновьева от 30.08.27 г. о группе Урбанса-Маслова и ответа Политбюро ЦК ВКП(б) на это письмо. 1 сентября 1927 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1927.09.01
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.188 Л.6-46

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

СТРОГО СЕКРЕТНО.

 

ВСЕСОЮЗНАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ (БОЛЬШЕВИКОВ).

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ КОМИТЕТ.

 

№ 13056/с.  1 сентября 1927 г.

ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ ЦК, ЧЛЕНАМ ЦКК И

ПРЕЗИДИУМА ИККИ.

Тов. МОЛОТОВУ.

 

По поручению тов. Сталина посылается Вам для сведения письмо т. т. Троцкого и Зиновьева от 30.VIII. с. г. и ответ Политбюро на это письмо.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ: экз. № 36 на 38 листах.

 

Пом. Секретаря ЦК:  [подпись]

 

* * *

 

Экз. № 36

Исх. № 13056/с.

Копия.

Сов. секретно.

30.VIII. 27 года.

№ 98/с.

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (б).

Копии: Всем членам и кандидатам ЦК, ЦКК, Президиуму ИККИ.

На ваше письмо от 23 августа мы отвечаем с некоторым запозданием, так как заключающиеся в вашем письме цитаты из органа группы Урбанса показались нам с самого начала сомнительными, что вызвало необходимость собирания и просмотра всего комплекта изданий этой группы. Результаты этой проверки немаловажны: они свидетельствуют, что те цитаты, которые показались нам сомнительными, являются на деле фальшивыми цитатами. Факт этот может показаться невероятным, но это тем не менее факт. В целях обвинения оппозиции, в целях сближения ее взглядов с действительно пораженческими взглядами, авторы письма, подписанного высшим учреждением нашей партии, не остановились перед ссылкой на фальшивые цитаты.

Письмо Политбюро гласит:

«Какова «точка зрения» группы Маслова — Рут Фишер — Урбанса, это видно хотя бы из следующих всем известных заявлений этих господ на страницах их органов:

1) «С того момента, как в России создался новый экономический базис, с того момента, как находящаяся у власти партия ввела капитализм для того, чтобы удержать монополию власти, русский пролетариат должен относиться к этой власти так же, как к любому капиталистическому государству» («Миттайлунгсблатт» № 28).

2) «Фактически большевики это — управляющие, это — исполнительный орган имущих классов, которые благодаря введению капитализма бескровным путем пришли к власти» (там же).

Только эти две цитаты и имеют значение для характеристики действительно пораженческих, действительно контрреволюционных, действительно ренегатских взглядов авторов приведенных строк.

Две следующие за этим цитаты, даже в том искусственно урезанном виде, в каком их приводит письмо Политбюро, ни в каком случае не являются доказательством контрреволюционных взглядов их авторов: в третьей и четвертой цитате дана резкая оппозиционная критика нынешнего руководства ВКП. В третьей и четвертой цитате Сталин и Бухарин обвиняются в том, что, благодаря их ложной политике, контрреволюция завоевывает легальные позиции, ослабляется СССР, облегчается работа Чемберлена и пр. В этих цитатах, при всей их резкости, объясняющейся, конечно, и тем, что группу Урбаниса недобросовестно травят в нашей печати, как «ренегатов», «агентов Чемберлена» и т. п., никак нельзя найти враждебного отношения к ВКП и к СССР, если не смешивать критику по адресу Сталина и Бухарина с враждебным отношением к ВКП и СССР. Наоборот, если взять в целом те статьи, из которых выдернуты и искусно усечены третья и четвертая цитаты, то окажется, что резкая критика политики Сталина — Бухарина исходит из признания того, что СССР является рабочим государством, достоянием международного пролетариата, и что защита его является первейшим долгом каждого честного революционера.

Таким образом, между третьей и четвертой цитатой и между первыми двумя нет ничего общего ни по содержанию, ни по духу. Третья и четвертая цитаты получают подозрительный оттенок только потому, что следуют непосредственно после первой и второй, действительно враждебных нашей партии и нашему государству. Таким образом, четыре приведенные в письме Политбюро от 23 августа 1927 г. цитаты расположены так, как будто политику Сталина — Бухарина объявляют негодной те самые лица, которые объявляют СССР капиталистическим государством. Именно это искусное расположение цитат и вызвало наше подозрение и побудило нас собрать наличные в Москве издания группы Урбанса, чтобы убедиться, что в этих изданиях приписанных Урбансу, Маслову, Рут Фишер цитат нет и в помине.

Одновременно мы обратились в Секретариат ЦК с просьбой прислать нам цитируемые издания. Мы получили № 13 и № 14 издания группы Урбанса «Ди Фане дес Коммунизмус» и №28 издания «Миттейлунгсблатт» от 2 октября 1926 г. Третья и четвертая цитаты, направленные против политики Сталина — Бухарина, действительно заимствованы, — хотя и с очень своеобразными усечениями, — из органов Урбанса. Что же касается двух первых цитат, объявляющих наше государство капиталистическим и нашу партию — буржуазной, то обе эти цитаты заимствованы из органов Ивана Каца, который ничего не имеет общего с группой Урбанса — Маслова. Это может показаться совершенно невероятным, — тем не менее это факт!

Каким образом могла быть произведена такого рода подмена?

Правда, орган группы Урбаниса до мая этого года тоже назывался «Миттейлунгсблатт», что означает информационный листок. Под этим именем выходят в Германии многочисленные издания, которые отличаются друг от друга названием группы и именем издателя. На всех информационных листках группы Урбанса напечатано в заголовке крупными буквами: «левая оппозиция КПГ. Издатель: Хуго Урбанс, Берлин». Что же касается информационного листка группы Каца, то местом его издания показан Хановер, а в конце 4-й страницы имеется подпись: «ответственный издатель и редактор Иван Кац, Хановер».

Каким образом могло получиться такое «смешивание»? Ведь Политбюро было причастно к исключению группы Урбанса — Маслова из партии. Группа эта возбудила потом вопрос об ее обратном приеме в партию. Политбюро выражает об этой группе вполне категорические суждения, называя ее ренегатской и контрреволюционной. Эти суждения Политбюро может основывать, очевидно, только на знакомстве с деятельностью группы Урбанса — Маслова. Главная деятельность ее выражается именно в издании сперва информационного листка, затем — еженедельного журнала. Выходит, в лучшем случае, что ни один из членов Политбюро не отличает издания действительного ренегата Ивана Каца от издания группы Урбанса. Но какое же значение, какой вес могут иметь суждения Политбюро о группе Урбанса — Маслова, если эти суждения основаны на смешении двух разных органов, двух разных групп, находящихся в самой резкой борьбе друг с другом?

Во время расширенного Пленума Исполкома в поправках, внесенных т. т. Троцким и Вуйовичем к резолюции о борьбе против войны, сказано:

«Отсечение таких элементов, как Кац, Корш, Шварц является очищением рядов Коминтерна. Но в корне неправильно смешивать и отождествлять с ними группу Урбанса».

Это наш взгляд сложился не вчера. Всякий, кто действительно следит за жизнью немецкой партии и немецкого рабочего класса, а не просто полагается на доклады безыдейных и безответственных чиновников, знает, что смешивать воедино гановерский информационный листок Ивана Каца с берлинским информационным листком Урбанса можно либо по полному незнакомству с вопросом, либо по злой воле. Когда-то с.-д. вождь Эберт никак не мог различить «листков», издававшихся за границей большевиками и меньшевиками. Для него все это были одинаковые «группки», между которыми почти нет разницы. Но мы не можем идти по этому пути.

В тех же поправках Троцкого и Вуйовича (от 21 мая) говорится:

«Важнейшим критерием действительной революционности отдельных рабочих организаций и группировок является их отношение к СССР, их готовность и способность дать отпор капиталистической и социал-демократической клевете и травле, а затем и военному наступлению».

Мы не дожидались, таким образом, клеветы насчет нашего «условного оборончества» или «пораженчества», чтобы выдвинуть в международном масштабе важнейший критерий, который — при правильном и честном применении — действительно может помочь определить, по какую сторону баррикады стоит та или другая группа в рабочем движении. Цитаты, приведенные Политбюро из органа Каца (выданного за орган Урбанса) показывают, что эта группа действительно стоит по другую сторону баррикады. Мы в этом нисколько и не сомневались. Именно поэтому мы говорили на VIII-м Пленуме ИККИ: «Отсечение таких элементов, как Кац, Корш, Шварц является очищением рядов Коминтерна». Но мы тут же предупреждали о том, что в корне неправильно смешивать с Кацем и Ко группу Урбанса. Между тем все письмо Политбюро построено на этом смешении. Если б хоть один из членов Политбюро следил за этим изданием или вообще имел сколько-нибудь отчетливое представление о политической физиономии обеих групп, он не допустил бы этой скандальной истории с фальшивыми цитатами в письме высшего органа партии. Мы снова повторяем: какой же вес имеют обвинения Политбюро о нашем единомыслии с якобы контрреволюционной и якобы ренегатской группой, если Политбюро, — как теперь доказано с полной бесспорностью, — не имеет об этой группе никакого понятия?

Да, группа Урбанса жестоко критикует линию Сталина — Бухарина, как ложную, не ленинскую, не дающую должного отпора термидорианским силам в стране и своими ошибками ослабляющую СССР по отношению к иностранному империализму. Ели отождествлять Сталина с ВКП, СССР и Коминтерном, тогда критика группы Урбанса — Маслова является «ликвидаторской», «ренегатской» и пр. Но группа Урбанса такого отождествления не делает. И в этом она совершенно права. Каково же ее отношение к защите СССР? Об этом говорится хотя бы на первой странице того же самого № 13 «Знамени Коммунизма», откуда Политбюро приводит свою 4-ю цитату. В передовице, посвященной убийству Войкова, говорится:

«Руки прочь от Советской России — это легко сказать. Этот клич обязывает к тяжелой и лихорадочной, международной, пропагандистской и организационной работе, которая даже и не начата, несмотря на то, что уже давно было ясно, как будут обостряться конфликты.

Мы, левые коммунисты, повторяем в эти ответственные часы те предложения и те требования, которые мы делали 1 марта по поводу ноты Чемберлена: немедленно восстановить единство Коминтерна... Немедленное международное сплочение рабочих транспорта, военных и химических заводов под лозунгами: ни одного судна, ни одного поезда с солдатами, оружием или амуницией против Советской России; ни одного солдата, ни пушки, ни газа, ни самолета против Советской России; немедленная революционная пропаганда, проникнутая ленинским наступательным духом против империализма, против войны, при беспощадном вскрывании того, что есть, т. е. бездеятельности всех левых реформистских «друзей» Советской России и путем организации революционного отпора. Руки прочь от Советской России».

Такие статьи, заявления, призывы имеются буквально в каждом номере изданий группы Урбанса. В этом может убедиться каждый. Мы не приводим здесь дальнейших цитат, чтобы не загромождать письма. Такие заявления составляют линию группы Урбанса.  Утверждение, будто эта группа ведет ренегатскую борьбу против Советского Союза, объявляя его буржуазным государством, является просто ложью, — которой в Германии не верит ни один сознательный рабочий. В своем заявлении XI-му съезду германской компартии группа Урбанса писала (как раз в момент, когда ее несправедливо, под нажимом Сталина и Бухарина, исключали из партии):

«Мы-то уж наверно будем стоять за Советскую Россию всеми нашими силами — совсем по-иному, чем «друзья» из лагеря реформистов».

В открытом письме к последнему съезду германской компартии группа Урбанса — Маслова — Рут Фишер писала:

«Точно так же мы отклоняем ложные, некоммунистические воззрения, развиваемые в русском вопросе, например, Кацем, Коршем или Шварцем.

Мы видим в Советской России первое пролетарское государство мира и отвергаем всяческие разговоры о «буржуазном» характере русской революции (Корш), или о подготовке «настоящей пролетарской революции» в России (Шварц), как ликвидаторские. Поддержку пролетарской России против всякого империалистического нападения и против клеветнической кампании меньшевиков мы считаем, как и всегда, само собой разумеющейся обязанностью каждого коммуниста».

Таким образом, открытое письмо Урбанса — Маслова от 1-го марта 1927 г. (№ 5–6 информационного листка) заключает в себе ясное и категорическое отмежевание от «ложных некоммунистических воззрений, развиваемых в русском вопросе Кацем, Коршем или Шварцем». Отмежевание это делалось представителями группы Урбанса — Маслова и с трибуны парламента и на ряде открытых рабочих собраний, где доходило до самой ожесточенной борьбы между группой Урбанса и сторонниками Каца, Корша и Шварца, именно из-за вопроса об отношении к СССР. Каждый, кто имеет хоть какое-нибудь представление о группировках в немецком рабочем движении, знает, что как раз в вопросе об отношении к СССР прошла основная линия водораздела между группой Урбанса и группой Каца. Группа Урбанса объявила группу Каца некоммунистической. Группа Урбанса еще полтора года тому назад порвала и с Розенбергом, прежним «ультралевым», предсказав, что он перейдет к с.-д. Еще во время VI расширенного Пленума ИККИ Сталин и Бухарин с большим трудом «отвоевали» на свою сторону этого Розенберга, который затем через несколько месяцев действительно перекочевал к с.-д.

Мы в свою очередь объявили отсечение группы Каца, Корша, Шварца необходимым очищением Коминтерна. Теперь Политбюро для доказательства того, что группа Урбанса — Маслова — «ренегатская» группа, приводит писания Ивана Каца, выдавая их за писание Хуго Урбанса! Трудно себе представить более возмутительную несправедливость и политическую неряшливость. А между тем, в руках нашего Политбюро фактически судьба многих групп Коминтерна.

Письмо ПБ от 23-го августа осыпает руководителей группы Урбанса и личной бранью, вроде «пройдохи» и проч.

Ввиду этого приходится напомнить следующее:

1. Урбанс является старым революционером, руководителем Гамбургского восстания. Он, по общему признанию, геройски держался на суде и получил каторгу. Не раз при Ленине участвовал на конгрессах Коминтерна, где пользовался полным уважением, избирался на ответственнейшие посты и т. д.

2. Про Маслова распространялись после 1921 г. неблагоприятные слухи. Эти слухи (как и всю биографию Маслова) разбирала тогда же специальная комиссия из представителей 7 партий. От ВКП входили Сталин, Уншлихт, Пятницкий. Сталин был председателем этой комиссии. Комиссия, после вызова ряда свидетелей, тщательнейшей проверки всех слухов и т. п., оправдала Маслова и отправила обратно в Германию, как признанного вождя КПГ на самую ответственную руководящую работу. Тельман и его группа были самыми горячими защитниками Маслова. В 1925 году Сталин писал Маслову очень лестные для последнего письма. Травля против Маслова началась лишь тогда, когда он солидаризировался с оппозицией.

3. Рут Фишер была выбрана на V Конгрессе единогласно в Исполком КИ. Никаких личных обвинений ей не предъявлялось. Преданность ее рабочему движению вне всяких сомнений. Когда она была в Москве, Сталин, Бухарин, Мануильский всеми силами старались завербовать ее на свою сторону против оппозиции.

Действительными «пройдохами» и просто авантюристами являются типы вроде Гейнца Неймана, подслуживавшиеся и к Брандлеру, и к Рут Фишер, предававшие и правых и левых, типы, у которых ничего нет за душой, которым в Германии не верит ни один рабочий, но которые в «Правде» выдаются за «представителей» германского пролетариата.

Другая часть письма Политбюро, посвященная опубликованию группой Урбанса документов оппозиции ВКП, является столь же неосновательной и нелояльной, хотя и в другом отношении. Группа Урбанса опубликовала часть тех документов по китайскому вопросу, которые раздавались во время последнего VIII Пленума Исполкома в десятках экземпляров на трех языках. Факт этот был уже известен до последнего Объединенного Пленума ЦК и ЦКК. Ряд документов, до их появления в виде сборника, был напечатан на страницах еженедельника Урбанса «Знамя Коммунизма». Объявление о предстоящем выпуске сборника предшествовало Объединенному Пленуму и комментировалось на нем. Таким образом, выход заранее объявленного сборника в свет не прибавляет ни одного нового факта к тому, что было известно Объединенному Пленуму. Вопрос о нашем отношении к группе Урбанса играл крупнейшую роль при обсуждении четвертого пункта порядка дня. Пленум поставил нам в отношении группы Урбанса определенный вопрос. Мы на этот вопрос дали определенный ответ в своем заявлении от 8 августа. Что же прибавилось с того времени? Почему и для каких целей вопрос поднимается заново?

На Пленуме давалась о группе Урбанса заведомо ложная информация, которую мы не могли тут же на месте проверить и опровергнуть. Мы дожидались выхода в свет стенографического отчета о Пленуме, чтобы в той или другой форме доказать членам ЦК и ЦКК и всей вообще партии, что «Правда» дает заведомо ложную информацию о группе Урбанса. Ложные цитаты в письме Политбюро обнаруживают теперь это полностью и целиком. Мы отказались на Объединенном Пленуме признать группу Урбанса — Маслована — на основании ложных цитат и ложной информации — контрреволюционной и ренегатской группой. Наоборот, мы считаем, что эта группа включает в свой состав сотни и тысячи прекрасных пролетарских элементов. Симпатии к этой группе внутри КПГ быстро растут. Мы об этом заявили на Пленуме. Разумеется,  поскольку группа Урбанса исключена — к великому вреду для германской компартии и Коминтерна, — мы вынуждены с этим считаться и, подчиняясь дисциплине, вынуждены воздерживаться от организационной связи с нею. Политбюро поступает, однако, в корне неправильно, когда вскоре после Пленума, не приводя ни одного нового факта или обстоятельства, — ибо фальшивые цитаты не могут быть признаны новым фактом, — требует от нас такого заявления, какого мы не дали и не могли дать на Объединенном Пленуме, ибо оно противоречило бы фактам и нашим взглядам. Для каких целей все это делается?

Столь же неправильным является обращенное к нам требование «протестовать против публикации не подлежащих опубликованию» наших статей и речей и «не допускать впредь печатания» их. Факт их опубликования был известен Пленуму. Опубликованы именно те документы, которые раздавались на Пленуме как нами, так и аппаратом Коминтерна. Так стенограммы наших речей, произносившихся на Коминтерне, не попали в сборник. Уже это одно указывает на те пути, по каким материал мог дойти до группы Урбанса. Сама группа заявила в печати, что она получила эти материалы на французском языке от одного из лиц, бывших на VIII Пленуме ИККИ. «Не допускать» опубликования наших заявлений, документов и пр. означало бы в данной обстановке отказываться от раздачи этих документов на Пленумах ЦК, на Пленумах Исполкома Коминтерна и пр. Мы не собираемся отказаться от этого своего неотъемлемого права ни в малейшей степени. Разумеется, глубоко ненормально, что документы, не опубликованные в нашей партийной печати, публикуются группой Урбанса. Но сколько-нибудь серьезное знакомство с этими документами говорит, что ответственность за этот ненормальный факт лежит полностью и целиком на политике Политбюро ЦК. После небывалого банкротства линии Сталина — Бухарина в китайской революции и в Англо-Русском Комитете все мыслящие, все революционные, все честные элементы нашей партии и Коминтерна ждут и требуют марксистского анализа событий и совершенных ошибок вместо той гнилой трухи, которая преподносится миру в «Правде» и в изданиях Коминтерна, в писаниях Мартынова, Слепкова, Гольденберга, Пеппера, Д. Петровского, Мануильского и др. Односторонняя дискуссия по вопросам, от которых зависит судьба мирового пролетариата и национально-революционного движения, идет полным ходом. Меньшевистские тупицы, вроде Мартынова, изрыгают прокисшую мудрость, осужденную опытом трех революций. От оппозиции же требуется абсолютное молчание — под тем насквозь лживым предлогом, будто дело идет о великих государственных тайнах. Эта ссылка позорна и недостойна вдвойне: во-первых, при налете на наши учреждения в Китае захвачено много секретных документов, не говоря уже о том, что секреты эти известны нашим «друзьям» Чан-Кай-Ши, Фын-Юй-Сяну и Ван-Тин-Вею, ибо все связи шли через них; во-вторых, потому, что мы, оппозиционеры, ни единым словом, ни единым звуком не затрагивали и не собираемся затрагивать те секреты, которые, как сказано, и без того уже известны всему свету. Во всех наших документах и речах дело идет исключительно о вопросах политической линии. Дело идет о защите большевизма от мартыновщины, дело идет о критике линии Сталина — Бухарина, которую в основных вопросах китайской революции целиком поддерживает Дан. Ложной политикой китайская революция была обречена на поражение. Но нет и не может быть таких средств, которые помешали бы пролетарскому авангарду понять, обсудить и оценить причины поражения, чтобы подготовить себя к победам. ВКП, китайская компартия, Коминтерн в целом должны узнать правду и они узнают ее.

Резюмируем:

1. Свою характеристику группы Урбанса письмо Политбюро основывает на ложных цитатах.

2. Требование, обращенное к нам, опирается, с одной стороны, на эти именно ложные цитаты, с другой стороны — на факты и обстоятельства, по которым мы давали ответ перед Объединенным Пленумом в своем заявлении от 8 августа.

3. Вместо того, чтобы требовать от нас отмежевания от будто бы «ренегатской» и «контрреволюционной» группы Урбанса, Политбюро должно было бы изменить свою характеристику этой группы, основанную на неосведомленности и подсунутых кем-то фальшивых цитатах.

4. Вместо того, чтобы требовать от нас приостановки распространения наших взглядов на Пленумах ЦК, конференциях, расширенных Исполкомах Коминтерна и пр., Политбюро должно само опубликовать к сведению всей партии и дать возможность опубликовать всем другим партиям наши основные документы по вопросам китайской революции, Англо-Русского Комитета, внутреннего положения в СССР, словом, по всем тем вопросам, по которым группа Сталина потрясает партию и Коминтерн за последние годы непрерывной дискуссией, главными элементами которой является ложная информация, травля и зажимание рта.

 

30-го августа 1927 г.Г. ЗИНОВЬЕВ.

Л. ТРОЦКИЙ.

 

Верно: Сермукс.

Копия верна: [подпись].

 

* * *

 

Совершенно секретно.

 

ВСЕМ ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ ЦК, ЦКК И ПРЕЗИДИУМА ИККИ.

(По поводу письма т. т. Троцкого и Зиновьева о группе

Урбанса — Маслова от 30 августа 1927 г.).

 

1. Отдельные замечания.

ЦК отмечает прежде всего недопустимый антипартийный тон всего письма т. т. Троцкого и Зиновьева, заостренный против руководящих органов Коминтерна и ВКП и отдельных работников этих организаций. Авторы письма хотят, очевидно, превратить настоящую переписку по важнейшему вопросу о судьбе Германской компартии в пустую и склочную перебранку с ЦК, стараясь таким образом замазать существо вопроса. ЦК отметает этот недостойный метод полемики и с презрением проходит мимо тех мелких «уколов», выходок и выпадов, которыми переполнено письмо т. т. Троцкого и Зиновьева.

ЦК не находит также нужным вдаваться в разбор смехотворных утверждений авторов письма, вроде того, что «после небывалого банкротства линии Сталина — Бухарина в китайской революции и в Англо-Русском Комитете все мыслящие, все революционные, все честные элементы нашей партии и Коминтерна идут и требуют марксистского анализа событий», каковой анализ будто бы представлен в фракционных писаниях т. т. Троцкого и Зиновьева. Если считать, что высшим судьей в этих вопросах является Коминтерн и ВКП, а не меньшевики Дан и Абрамович, то надо признать, что небывалое банкротство действительно потерпели именно т. т. Троцкий и Зиновьев, несколько раз уличенные и Коминтерном и руководящими органами ВКП в отходе от ленинизма в вопросах международной политики, в вопросах о китайской революции, Англо-Русском Комитете и т. д. Т. т. Троцкий и Зиновьев думают, очевидно, иначе, полагая, что высшим судьей в этих вопросах являются не Коминтерн и ВКП, а меньшевики Дан и Абрамович, вслед за которыми они охотно повторяют фальшивые фразы о «провале» большевистской политики, о «крахе» линии Коминтерна и т. д. и т. п.

Не стоит также останавливаться на совершенно неожиданном заявлении т. т. Зиновьева и Троцкого о том, что «группа Сталина потрясает партию и Коминтерн за последние годы непрерывной дискуссией», заявлении, представляющем «высший образец» шутовства и клоунства. «Убедительность» этого шутовского заявления можно было бы установить хотя бы на основании известных решений XIII, XIV, XV конференций ВКП, XIII и XIV съездов партии и из таких фактов, как «инциденты» на «Авиаприборе», на «Красном Путиловце», где каждый раз оппозиция во главе с тов. Троцким оказывалась стороной, навязывавшей партии «непрерывную дискуссию», а партия оказывалась вынужденной бить за это оппозицию. Мы уже не говорим о том, что всего только 9 месяцев назад, в октябре 1926 г., сама оппозиция, во главе с т. т. Троцким и Зиновьевым, вынуждена была признать, что именно она является виновницей беспрерывных дискуссий в нашей партии. Вот что говорила она в своем заявлении от 16 октября 1926 года: «Одновременно мы признаем, что своими выступлениями в Москве и Ленинграде в октябре мы нарушили постановление ЦК о недопустимости всесоюзной дискуссии, начав ее вопреки постановлениям ЦК».

Нет нужды также разбирать заявление т. т. Троцкого и Зиновьева, взятое у ультралевых ренегатов, о том, что «группа Урбанса жестоко критикует линию Сталина — Бухарина, как ложную, не ленинскую, не дающую должного отпора термидорианским силам страны и своими ошибками ослабляющую СССР по отношению к иностранному империализму». Если мы все же упоминаем об этом заявлении т. т. Троцкого и Зиновьева, то лишь для того, чтобы подчеркнуть следующее обстоятельство. В нашей партии имеется одна единственная группа, которая действительно отражает напор термидорианских сил на диктатуру пролетариата, развязывает на деле своей раскольничьей и антипартийной работой антисоветские силы, выращивает и укрывает действительных перерожденцев вроде Оссовского — Дашковского, Маслова — Рут Фишер и проч. и тем «ослабляет СССР по отношению к иностранному империализму». Эта группа есть фракция Троцкого. Возможно, что ЦК не всегда давал «должный отпор» группе Троцкого, которая «становится объективно центром, вокруг которого собираются антипартийные и антисоветские силы и на разлагающую деятельность которого уже теперь рассчитывает внутренняя и зарубежная контрреволюция» (см. постановление Объединенного Пленума ЦК и ЦКК в августе 1927 г.). Во всяком случае нет оснований сомневаться в том, что партия в дальнейшем учтет этот пробел в работе ЦК.

ЦК не может пройти мимо ряда совершенно недопустимых и явно антипартийных выходок т. т. Троцкого и Зиновьева против Коминтерна и ВКП, направленных на то, чтобы подменить Коминтерн и его решения «линией Бухарина — Сталина», ЦК ВКП и его решения «группой Сталина», «линией Бухарина — Сталина». ЦК считает, что эти антипартийные выходки, проходящие красной нитью через все фракционные писания т. т. Троцкого и Зиновьева в последнее время, имеют свой целью замалчивать и игнорировать решения Коммунистического Интернационала и ВКП, изобразить эти решения не как решения Коминтерна и ВКП, а как индивидуальную линию отдельных товарищей и тем облегчить себе раскольничью политику по подрыву и нарушению этих решений. Не решаясь открыто и честно критиковать решения Коминтерна и ВКП, трусливо увертываясь от разбора решений этих организаций, т. т. Троцкий и Зиновьев на деле ведут систематическую антипартийную работу по подрыву авторитета Коминтерна — ВКП и срыву их решений под видом нападок на «линию Сталина — Бухарина», хорошо зная, что никакой «линии Сталина — Бухарина» не существует, а есть линия Коминтерна и ВКП, которую защищают и проводят Сталин и Бухарин. Клеймя этот трусливый и меньшевистский метод «критики» линии руководящих органов Коминтерна и ВКП, пытающейся («критики») подменить принципиальную борьбу борьбой отдельных лиц, ЦК считает, что только полное идейное банкротство группы Троцкого и беспринципность ее лидеров могли продиктовать им такие приемы борьбы, совершенно неуместные для членов партии, но характерные для беспочвенных интеллигентов-одиночек.

 

2. «Левые коммунисты» в Германии и их русские адвокаты.

ЦК считает совершенно ложными, рассчитанными на обман партии заявления т. т. Троцкого и Зиновьева о «фальшивых цитатах» из печатного органа «левых коммунистов», о «неосведомленности» ЦК насчет оттенков и течений среди «левых коммунистов», о «политической неряшливости» и т. д. На самом деле первые две цитаты в нашем письме от 23 августа взяты из печатного органа одной группы «левых коммунистов» (группы Каца), что вынуждены признать в своем письме и т. Троцкий с т. Зиновьевым, вторые же две цитаты взяты из печатного органа другой группы «левых коммунистов» (группа Маслова — Урбанса), что также вынуждены признать т. Троцкий с т. Зиновьевым, причем, как это мы покажем ниже, между этими группами в их борьбе против Коминтерна и ВКП нет никакой принципиальной разницы. Т. т. Троцкий и Зиновьев разглагольствуют о «водоразделе» между различными группками и течениями среди «левых коммунистов» (группа Каца, группа Маслова — Урбанса, группа Корша, группа Шварца и т. д.), утверждая, что оттенки и оттеночки между этими антикоммунистическими группами могут иметь серьезное принципиальное значение. Но так могут смотреть на дело лишь чиновники-формалисты, рассматривающие эти группки не с точки зрения интересов коммунизма, а с точки зрения адвокатской их защиты против Коминтерна и ВКП. Очень может быть, что для фракционных интересов т. Троцкого может иметь «большое значение» разница между одной антикоммунистической группой, скажем, группой Каца или группой Корша, и между другой антикоммунистической группой, скажем, Маслова или Шварца. Для Коминтерна же и его секций в Германии разница между этими группами бледнеет и стушевывается перед той общностью интересов всех этих антикоммунистических групп, которая выражается в объединенной раскольничьей работе всех этих групп против Коминтерна и КПГ. Вполне понятно поэтому, что для Коминтерна все эти группы представляют одну общую антикоммунистическую банду, один общий антикоммунистический лагерь, члены которой, правда, грызутся между собой по своим «внутренним» делам, но которые выступают всегда единым фронтом, когда дело идет о борьбе против «главного врага», против Коминтерна и ВКП.

Мы привели первые две цитаты (см. наше письмо от 23 августа) из печатного органа одной группы «левых коммунистов», группы Каца, потому что Кац является наиболее последовательным и ярким выразителем контрреволюционных взглядов всего совокупного лагеря «левых коммунистов». Мы привели именно эти цитаты потому, что то, что говорит группа Маслова — Урбанса в дипломатически завуалированной форме, то открыто и без прикрас высказывает группа Каца. Кац говорит (см. первые две цитаты в нашем письме), что ВКП ввела в России капитализм и потому к нынешней власти в России надо относиться как к власти капиталистической. Это ясно и определенно. Другая группа «левых коммунистов», группа Корша, которая находится «во враждебных отношениях» с группой Каца, говорит то же самое, но не так открыто, хотя и довольно определенно, что «все марксисты-коммунисты во всех секциях Коминтерна и в коммунистическом движении всего мира должны объединиться с целью самой большой поддержки отчаянной борьбы, которую повела сейчас левая пролетарская оппозиция внутри нашей братской русской партии против классовых сил капиталистической реакции, которые в СССР и в ВКП экономически, социально, политически и идеологически с огромной силой выступают вперед» («Коммун. Политик», № 15–16, сентябрь 1926 г.). Третья группа «левых коммунистов», группа Маслова — Рут Фишер, которая иногда словесно «отмежевывается» от других «левых коммунистов», говорит, по сути дела, то же самое, но в более дипломатически завуалированной форме, утверждая, что «вся русская политика теперешних руководителей СССР выращивает контрреволюцию», что нынешние руководители СССР «через короткое время пойдут так далеко по своему контрреволюционному пути, что они будут уже думать и о ... чисто термидорианских актах» (см. вторые две цитаты в нашем письме от 23 августа из «Фане дес Коммунизмус», 3 13–14).

Разве не ясно, что «водораздел» между этими антикоммунистическими группами существует лишь в воображении Троцкого и Зиновьева?

Т. т. Троцкий и Зиновьев уверяют, что «между третьей и четвертой цитатой и между первыми двумя нет ничего общего ни по содержанию, ни по духу», что в последних двух цитатах «при всей их резкости... никак нельзя найти враждебного отношения к ВКП и СССР, если не смешивать критику по адресу Сталина и Бухарина с враждебными отношениями к ВКП и СССР». Но так могут говорить только мелкие адвокаты, глубоко враждебные всему духу Коммунистического Интернационала и диктатуры пролетариата. Во-первых, с каких это пор стали у нас утверждать члены ЦК ВКП, что фраза контрреволюционного щенка Маслова: «вся русская политика теперешних руководителей СССР выращивает контрреволюцию», — не является выражением «враждебных отношений к ВКП и СССР, что бесчисленное количество таких же и худших квалификаций группы Маслова — Рут Фишер в отношении к Коминтерну, ВКП и Советской власти являются выражением «сочувственного» отношения, а не явной ненависти к этим организациям? Почему в таком случае Троцкий и Зиновьев не решились повторить подобные «сочувственные» квалификации в своем заявлении от 8 августа? Во-вторых, как можно вести контрреволюционную политику и выращивать контрреволюцию в СССР, не реставрируя капитализм и буржуазный строй против социализма и пролетарской диктатуры, не вводя капитализм вместо социализма? Группа Каца в своем органе о том именно и говорит, что большевики ввели капитализм, ввиду чего и отношение рабочих к власти большевиков должно быть, как отношение к власти капиталистической. А что говорит группа Маслова? Группа Маслова выражает ту же мысль другими словами, говоря, что нынешняя власть в СССР вдет контрреволюционную политику, стало быть, возрождает капитализм против социализма, ибо только при этом последнем условии можно говорить о контрреволюционной политике нынешней власти в СССР. Где же тут «водораздел» между группой Каца и группой Маслова? Разве не ясно, что цитаты из органа Маслова являются пересказом того, что содержится в цитатах из органа Каца, что цитаты эти логически связаны между собой, говорят об одном и том же и бьют в одну и ту же цель, объявляя существующее в СССР партийное и советское руководство антипролетарским, контрреволюционным, восстанавливающим, стало быть, капитализм против социализма.

В целях адвокатской защиты группы Маслова — Рут Фишер и оправдания их антикоммунистической борьбы против Коминтерна, Троцкий и Зиновьев старательно ищут «водораздела» между это группой и другими группами «левых коммунистов», утверждая, что группа Маслова — Рут Фишер «отмежевалась» от групп Каца, Корша, Шварца и т. д., что это иначе и не могло быть, так как они, Троцкий и Зиновьев, считают взгляды Каца и Корша «действительно пораженческими», «действительно контрреволюционными», действительно ренегатскими», так как Троцкий и Вуйович считают «отсечение таких элементов, как Кац, Корш, Шварц, очищением рядов Коминтерна», так как они, Троцкий и Зиновьев, утверждают, что «эта группа (группа Каца) действительно стоит по другую сторону баррикады». Что «левые» коммунистические группировки в Германии типа Каца, Корша, Шварца и т. д. являются контрреволюционными группировками, что они стоят по ту сторону баррикады, — об этом мы давно говорили, задолго до того, как нынешние лидеры оппозиции сомневались еще в их контрреволюционности. Беда нашей оппозиции состоит в том, что она искусственно сочиняет несуществующий «водораздел» между этими группами и группой Маслова — Рут Фишер, боясь признать, что все эти группы, включая и группу Маслова — Рут Фишер, составляют один контрреволюционный лагерь против Коминтерна и ВКП. Разве это не факт, что сама группа Маслова — Рут Фишер предпочитает оставаться в одном лагере с этими контрреволюционными группами, отказываясь на деле, вопреки своим словесным заявлениям, рассчитанным на обман Коминтерна, рассматривать их, как группы, стоящие по ту сторону баррикады.

Судите сами.

Если группы Каца, Корша, Шварца считаются «действительно контрреволюционными», «стоящими по ту сторону баррикады», то чем объяснить тот факт, что в середине марта 1927 года представители группы Маслова — Рут Фишер, перечислив всех иключенных из партии «левых коммунистов», в том числе Каца, Корша, Шварца и др., требовали (на Эссенском съезде КПГ) того, чтобы «исключенные, которые стоят на платформе коммунизма и требуют обратного приема при немедленной отмене их несправедливого исключения, опять получили свои полные права членов партии?» Разве неизвестно, что и Кац, и Корш, и Шварц считают себя «стоящими на платформе коммунизма»? Как можно требовать восстановления в правах членов партии людей, являющихся «действительно контрреволюционными», «стоящими по ту сторону баррикады», людей, исключение которых Троцкий и Зиновьев шумливо объявляют «очищением рядов Коминтерна» и взгляды которых Троцкий и Зиновьев считают «действительно пораженческими», «действительно контрреволюционными», действительно ренегатскими»? Не ясно ли из этого, что так называемое «отмежевание» группы Маслова — Урбанса от Каца, Корша, Шварца нельзя рассматривать иначе, как жульническую уловку, рассчитанную на обман германских рабочих и Коминтерна.

Если группы Каца, Корша, Шварца считаются «действительно контрреволюционными», «стоящими по ту сторону баррикады», то чем объяснить тот факт, что группа Маслова — Рут Фишер считала и продолжает считать «главным врагом» в своей работе не Корша, Каца, Шварца и др. контрреволюционеров, а Центральный Комитет Коммунистической партии Германии. Вот заявление Шолема и Рут Фишер на заседании комиссии VII расширенного пленума ИККИ в декабре 1926 г.: «Мейер: Из этой фразы вытекает совершенно ясно, что группа апеллирующих (т. е. Рут Фишер, Урбанс, Шолем) борется не против Корша, а против ЦК. Рут Фишер: Конечно! Шолем: ... Конечно, наш главный враг был не Корш, который представляет совершенно маленькую группку и который вообще лишь благодаря ЦК и его неправильной политике получил значение... Главный враг — это теперешний ЦК КПГ... Бороться против такого ЦК, пока он будет иметь официальное руководство партией, является главной задачей каждого оппозиционера». (См. протоколы комиссии). Как назвать людей, объявляющих главными врагами в своей работе не Корша, Шварца, Каца и т. д., являющихся «действительно контрреволюционными» и «действительно ренегатами», а руководящий орган КПГ, представляющий секцию Коминтерна? Троцкий и Зиновьев именуют таких людей «прекрасными революционерами». А мы думаем, что вернее было бы назвать их контрреволюционерами. «Водораздел» тут, действительно, имеется. Но «водораздел» этот проходит не между группой Урбанса — Маслова, с одной стороны, и группой Корша, с другой стороны, а между группой Урбанса — Маслова, с одной стороны, и Германской компартией, с другой стороны.

Если группы Каца, Корша, Шварца и др. считаются «действительно контрреволюционными», «действительно ренегатскими» и «пораженческими», «стоящими по ту сторону баррикады», то чем объяснить тот факт, что лидеры всех этих групп объединились с группой Маслова — Рут Фишер в одну парламентскую фракцию в рейхстаге и ведут общую атаку против Германской компартии и Коминтерна. Вот состав этой парламентской фракции «левых коммунистов» в рейхстаге: Кац — руководитель «Союза Спартак»; Корш и Шлягеверт — группа «Коммунистическая Политика»; Шварц — «решительный левый»; Рут Фишер, Урбанс, Шолем, Шван, Шюц, Кенцлер, Пола, Фират, Шлехт — группа Маслова — РутФишер; Тидт — исключен за издание порнографического бульварного органа. Чем объяснить это объединение якобы «ничего общего не имеющих» между собой «лидеров» в одну парламентскую фракцию, противопоставляющую себя Коммунистической фракции Германской компартии в рейхстаге? Что их объединяет, если не ненависть к Германской компартии и к Коминтерну? Не ясно ли из этого факта, что все группировки «левого коммунизма» в Германии представляют одну общую банду, один общий лагерь ренегатов и врагов коммунизма против Германской компартии, против Коминтерна, против СССР? Нельзя отрицать, что мы имеем здесь некий факт «водораздела». Но несчастье Троцкого и Зиновьева состоит в том, что «водораздел» этот проходит не внутри общего лагеря «левых коммунистов», а между Компартией Германии и между ренегатами коммунизма от Каца до Маслова.

Судите теперь, можно ли хоть на одну минуту верить «заявлениям» антикоммунистической группы Маслова — Рут Фишер об ее «отмежевании» от всех этих Кацов, Шварцов и тому подобной дряни, ныне благополучно обретающейся в одной парламентской группе с Масловым и Рут Фишер.

В своем адвокатском рвении обелить черное и представить контрреволюционную группу Маслова — Рут Фишер, как группу революционную, Троцкий и Зиновьев приводят обрывок цитаты из № 13 «Знамени Коммунизма» (орган Маслова — Рут Фишер) с лживым заявлением о готовности защищать Советскую Россию, скрывая от партии действительное отношение этой группы к вопросу о безусловной защите СССР. Но они забывают, что обмануть нашу партию не удастся им. Во-первых, о какой защите СССР может быть речь со стороны группы Маслова — Рут Фишер, если эта группа считает нынешнюю власть СССР, как это доказано выше, «контрреволюционной», «термидорианской»? Во-вторых, кто, кроме обманщиков, могут считать «безусловными защитниками» СССР людей, утверждающих, что «руки прочь от Советской России нужно кричать не только против империалистов, но и против тех, которые претендуют руководить Советской Россией» («Знамя Коммунизма», № 14). Почему Троцкий и Зиновьев скрывают от партии эти и подобные им контрреволюционные взгляды группы Рут Фишер — Маслова? Не потому ли, что они сами стоят на почве этих взглядов?

Нет, положительно не везет русским адвокатам из рядов нашей оппозиции.

 

3. Коминтерн и Германская Компартия о группе Маслова — Рут Фишер.

Как смотрит на эту группу Коминтерн и его руководящие органы?

Возьмем период VI расширенного пленума ИККИ (февраль — март 1926 г.), когда группа Маслова — Рут Фишер впервые выявилась, как оформившаяся группа и когда председателем Коминтерна был еще тов. Зиновьев. Вот что говорится в специальной резолюции VI расширенного пленума ИККИ о «группе Маслова — Рут Фишер»:

«Группа Рут Фишер представляет собой самый шатающийся и бессодержательный элемент в КПГ. Идеологический базис этой группы — неверие в Коммунистическую партию, рабочее движение и пролетарскую революцию. На этом основании Маслов представляет развитие германской революции как процесс, который затянется на целые десятилетия, и даже пытался доказать (см. его показания на суде), что такая перспектива исключает возможность обвинения его в «государственной измене»...

... «Эта точка зрения (точка зрения Маслова — Рут Фишер) выражает упадочное настроение разоренной мелкой буржуазии, а отнюдь не начинающийся подъем германского рабочего движения и Коммунистической партии»...

... «Рут Фишер во многих важных политических вопросах близка к воззрениям Корша, а именно: в недооценке германского рабочего движения, в антибольшевистском анализе русской революции и международной политики СССР, в поддержке разлагающей легенды о мнимом «повороте» вправо, т. е. об оппортунистическом вырождении КПГ и Коминтерна»...

... «В интересах здорового развития, нормализации и роста КПГ необходима скорейшая ликвидация фракции Рут Фишер с ее политикой «двойной бухгалтерии» и расхождением между словом и делом»...

... «Фракция Рут Фишер обанкротилась политически, организационно и морально»...

... «Сторонники группы Маслова — Рут Фишер должны сделать выбор между политикой ЦК и методами беспринципной оппозиции».

Мы нарочно привели эти цитаты из резолюции VI пленума ИККИ, принятой под руководством тогдашнего председателя ИККИ тов. Зиновьева, чтобы показать, чем был тогда Зиновьев и чем он стал теперь.

Троцкий и Зиновьев пишут теперь в своем письме от 30 августа, что «травля против Маслова началась лишь тогда, когда он солидаризировался с оппозицией». Эти цитаты показывают, что Троцкий и Зиновьев говорят явную ложь, ибо «травля» Маслова и Рут Фишер, говоря словами Троцкого и Зиновьева, началась задолго до перехода этих ренегатов на сторону оппозиции.

Возьмем теперь период VII расширенного пленума ИККИ (ноябрь — декабрь 1926 г.). Вот что говорится в известной резолюции VII расширенного пленума ИККИ, называемой резолюцией «Об исключении Маслова, Рут Фишер, Урбанса и Швана из КПГ»:

«Политическая группа апеллянтов (т. е. группа Маслова — Рут Фишер, называемая здесь группой апеллянтов потому, что она апеллировала в декабре 1926 года в Коминтерн на предмет их обратного приема в Германскую компартию) уже несколько раз находилась в состоянии конфликта с Коммунистическим Интернационалом. Не говоря о прежней борьбе, нынешний конфликт уже особо обсуждался назначенной ИККИ осенью 1925 г. комиссией, по предложению которой ИККИ обратился ко всем членам и организациям КПГ с открытым письмом. Уже тогда представители важнейших партий указывали на то, что группа Маслова — Рут Фишер вступила на путь борьбы с Коминтерном. Между прочим, и т. Зиновьев сказал тогда о вождях этой группы, что они «взбесившиеся элементы, из которых некоторые завтра уже очутятся по ту сторону баррикады». VI расширенный пленум, заседавший в марте 1926 г., говорит в своей резолюции по германскому вопросу о группе Маслова — Рут Фишер, что она «является выразителем упадочных настроений разоренной мелкой буржуазии» и что она «политически, организационно и морально обанкротилась».

Развитие, проделанное группой Маслова — Рут Фишер со времени последнего расширенного пленума, в особенности их выступления в комиссии VII расширенного пленума, вполне подкрепили это утверждение. Апеллянты ни в одном пункте не отошли от своих антикоммунистических взглядов и от своих враждебных партии действий. Комиссия констатировала, что апеллянты предприняли попытку путем систематической фракционной работы дезорганизовать партию, помешать ей в ее революционной работе и срывать ее кампании в массах (в связи с плебесцитом и в связи с конгрессом трудящихся). Апеллянты в политическом и организационном контакте с группой Корша добивались раскола КПГ. После их исключения из КПГ апеллянты вопреки своему обещанию не сдали своих депутатских мандатов, а похитили их у коммунистической партии для того, чтобы формально объединиться в парламенте с Коршем, Шварцем и Кацом в одну фракцию под лживым названием «левых коммунистов». Выступление апеллянтов в комиссии как нельзя более отчетливо показало, что они являются не коммунистами и не бойцами рабочего движения, а просто ренегатами пролетарской революции, систематически обрушивающими самые низкопробные нападки на политику Коминтерна, Советского Союза и Коммунистической партии Германии. Апеллянты выступили в комиссии с безответственным заявлением, будто Маслов не может приехать в СССР, ибо ни он, ни они не питают никакого доверия к органам Советской власти»...

... «Она (т. е. группа Рут Фишер — Маслова) имеет следующие общие с Коршем и всеми другими течениями левого антибольшевизма цели:

а) клевета на Советский Союз, политику которого она считает выражением крестьянско-капиталистических интересов и тормозом для международной пролетарской революции;

б) клевета и борьба с Коминтерном, который она обвиняет в «оппортунизме», в «ликвидаторстве», в «постоянном подлаживании к социал-демократии», в «упадке и разложении» (меморандум группы Маслова);

в) клевета и борьба с Коммунистической партией Германии, попытка разрушить, т. е. ликвидировать партию, причем Корш старается осуществить это путем нападения извне, а Рут Фишер и Маслов — путем разложения изнутри»...

... «В то время, как взгляды ее лишь немного, и то только в деталях, отличаются от точки зрения Корша, эта группа официально отмежевывается от Корша и всех крайних течений, чтобы лучше затушевать антикоммунистическую сущность своей политики и не лишиться окончательно влияния, на что она неминуемо была бы обречена, если бы открыто обнаруживала свои антикоммунистические устремления»...

... «Утвердить исключение Маслова, Рут Фишер, Урбанса, Шолема, и Швана из КПГ и Коминтерна; призвать всех сознательных, преданных делу коммунизма членов партии порвать всякую политическую и организационную связь с этими агентами классового врага и бороться с ними так же беспощадно, как со всеми прочими социал-предателями».

Из этой резолюции VII расширенного пленума ИККИ видно, во-первых, что Коминтерн расценивает группу Маслова — Рут Фишер, как «агентов классового врага», как группу «антикоммунистическую», «ренегатскую», «социал-предательскую», — в противовес адвокатам из нашей оппозиции, Зиновьеву и Троцкому, рассматривающим группу Маслова — Рут Фишер, как «прекрасных революционеров».

Из этой резолюции видно, во-вторых, что Троцкий и Зиновьев, поддерживающие и восхваляющие группу Маслова — Рут Фишер, нарушают самым грубым и нелояльным образом постановление VII расширенного пленума ИККИ, обязывающее членов партии «порвать всякую политическую и организационную связь с этими агентами классового врага и бороться с ними так же беспощадно, как со всеми прочими социал-предателями».

Мнение ЦК Германской компартии о группе Маслова — Рут Фишер (6 августа 1927 г.):

«Оппозиция открыто и тайно, всеми средствами и всеми путями поддерживает, укрепляет и воодушевляет исключенную из нашей партии группу, состоящую из контрреволюционных элементов, под руководством Маслова, Рут Фишер и Урбанса. Эта группа ведет беспощадную борьбу против нашей партии. Вся ее политика состоит из мелких дрязг и партизанских выступлений против массовой революционной работы Коммунистической партии Германии. Она пытается дезорганизовать союз красных фронтовиков — единственную боевую организацию Германского пролетариата. Ее информационный листок — «Знамя Коммунизма» представляет собой собрание клеветы на Советский Союз, собрание подлых нападок на Коминтерн, издевательства и предательства по отношению ко всем революционным движениям в других странах (Англия, Китай, Австрия и т. д.). Потеряв какое бы то ни было влияние среди членов партии и добившись того, что за ними не идет больше ни один коммунистический рабочий, группа Рут Фишер, Маслова и Урбанса превратилась в составную, правда ничтожную, часть могучей машины подготовки империалистической войны против СССР. Эта группа держится только благодаря поддержке двух факторов: с одной стороны, благодаря покровительственной поддержке ее буржуазным государством, юстицией и полицией, с другой стороны — благодаря непосредственному и постоянному сотрудничеству с оппозицией в ВКП, снабжающей исключенных ультра-левых всяким материалом, вооружающей его всякого рода аргументацией, руководящей тактикой этой группы и направляющей ее агитацию против нашей партии» (см. Заявление делегации КПГ на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП 6 августа 1927 г. — «Правда» от 7 августа 1927 г.).

Короче говоря, ЦК Германской компартии рассматривает группу Рут Фишер — Маслова, как группу антипролетарскую и контрреволюционную.

Мнение Политбюро ЦК Германской компартии о группе Маслова — Рут Фишер (23 августа 1927 г.):

«Политбюро Германской компартии решительно отвергает самую возможность обсуждения вопроса об обратном приеме в партию людей типа Маслова и Рут Фишер. Эти люди находятся в лагере контрреволюции. С ними у Германской компартии не может быть переговоров; для них не существует возможности быть принятыми обратно в партию». (См. «Правду» от 24 августа 1927 г.).

Кажется ясно.

Таковы факты.

Судите теперь, у кого собственно «ложная информация» и «неосведомленность» о группе Маслова — Рут Фишер, у Троцкого с Зиновьевым или у Политбюро ЦК ВКП?

Что могут противопоставить этим фактам и документам Коммунистического Интернационала и Германской компартии наши доморощенные адвокаты из оппозиции, т. т. Зиновьев и Троцкий?

Увлекшись своей адвокатской ролью, Зиновьев и Троцкий не останавливаются перед тем, чтобы набросать биографический эскиз Маслова и расхваливать его, как революционера, ссылаясь при этом на решения отдельных комиссий ИККИ, давших будто бы благоприятный отзыв о Маслове. Обратимся, однако, к документам. Маслова судили в Коминтерне два раза: первый раз в 1924 г. в специальной комиссии под председательством Сталина, где Маслов обвинялся в провокаторстве в связи с его неблаговидным поведением на допросе в полицейском управлении в Германии, и второй раз в 1926 г. в Интернациональной Контрольной Комиссии, где Маслов обвинялся в совершенно недопустимом поведении на суде в Германии.

Решение комиссии Сталина (1924 г.):

«На основе документов и показаний свидетелей, находящихся в распоряжении комиссии, комиссия постановляет:

1. Комиссия не имеет никаких оснований для подозрения т. Маслова в неблагонадежности и заявляет о го полной реабилитации.

2. Комиссия не имеет никаких причин для дальнейшего задерживания т. Маслова в Москве.

3. В то же время комиссия принимает во внимание те ошибки, которые совершил т. Маслов при допросе в Полицейпрезидиуме, ошибки, которые объясняются недостатком необходимого опыта и революционной твердости т. Маслова и ставит на вид т. Маслову недопустимость таких ошибок».

Из этого решения видно, что комиссия не имела документов, доказывающих виновность Маслова в провокаторстве, ввиду чего и реабилитировала его. Но из него видно также и то, что комиссия подчеркнула наличие ошибок Маслова при допросе в Полицейпрезидиуме, объясняемых отсутствием опыта и революционной твердости, ввиду чего и поставила ему на вид недопустимость таких ошибок.

Спрашивается, что тут хорошего для Маслова и чему радуются Зиновьев и Троцкий, если недопустимое и малодушное поведение Маслова на допросе в полицейском управлении навело целый ряд германских товарищей на мысль о провокаторстве Маслова?

Цитаты из решений Интернациональной Контрольной Комиссии (1926 г.):

«Поведение Маслова (на суде) было и остается недостойным члена Коммунистической партии и, особенно руководящего товарища, каковым Маслов тогда был, из следующих соображений:

Недостойным является для коммуниста добиваться милости буржуазного классового суда, или даже всего буржуазного общества, или по меньшей мере просить у этого суда «равноправности», ибо буржуазный классовый суд будет всегда рассматривать классового противника, как «мало достойного противника».

Недостойным является перед буржуазным классовым судом ссылаться на противоречия в партии и на оппозицию против ЦК партии и Интернационала, чтобы посредством этого отрицать или уменьшать собственную виновность»...

... «В такой же мере недостойным является ссылаться с целью освобождения от обвинения в государственной измене на то, что в 1923 г. он верил не в немедленное восстание, а в то, что развитие должно «происходить медленнее» (в другом месте он говорил: «через 10 лет» и т. д.).

Недостойным является сообщать на буржуазном классовом суде о заседаниях Исполкома и секретных заседаниях комиссий, в которых он принимал участие против своей воли и в принудительном порядке и в качестве оппозиционера, тем более, что это показание он дает не в целях революционной агитации, а совершенно очевидно для того, чтобы защитить свою собственную шкуру»...

... «Это поведение Маслова на суде нанесло чрезвычайный вред партии и ее авторитету даже перед судом»...

... «ИКК воздержалась от собирания дальнейшего материала, потому что это не может абсолютно ничего изменить в ее мнении, так как оно основывается не на отдельных словах или фактах стенографического доклада, а на всем поведении тов. Маслова, как руководящего товарища, перед судом».

Мы уже не говорим о решении VII расширенного пленума ИККИ (декабрь 1926 г.) по делу Маслова и его группы, подтвердившим исключение Маслова из партии, так как об этом уже говорилось выше.

Еще раз: что может быть похвального для Маслова в этих красноречивых документах, о которых вспоминают теперь с таким апломбом доморощенные адвокаты из оппозиции?

Неужели после всех этих фактов и документов хватит «мужества» у Зиновьева и Троцкого защищать и впредь подозрительных типов и проходимцев, вроде Маслова и его друзей?

 

4. «Лояльные» Троцкий и Зиновьев и «нелояльное» Политбюро ЦК ВКП.

Т. т. Троцкий и Зиновьев удивлены тем, что Политбюро поставило им в своем первом письме ряд вопросов об их отношении к группе Маслова — Рут Фишер. Более того, они считают это «нелояльным» отношением со стороны Политбюро ЦК ВКП. Они пишут: «Пленум поставил нам в отношении Урбанса определенный вопрос. Мы на этот вопрос дали ответ в своем заявлении от 8 августа. Что же прибавилось с того времени? Почему и для каких целей вопрос поднимается заново?»

Нам кажется, что Троцкий и Зиновьев прикидываются удивленными. На самом деле они не могут не знать, что со времени объединенного пленума ЦК и ЦКК, собственно после появления на немецком языке сборника неопубликованных статей и речей Троцкого и Зиновьева, положение изменилось. Политбюро уже писало в своем первом письме, что в «предисловии» к этому сборнику контрреволюционная группа Маслова — Рут Фишер провозгласила тождество своей точки зрения с точкой зрения русской оппозиции. Эти два факта — факт появления на немецком языке в издании группы Маслова — Рут Фишер неопубликованных статей и речей Троцкого и Зиновьева и факт провозглашения тождества взглядов этой антикоммунистической группы со взглядами русской оппозиции, при отсутствии какого бы то ни было протеста со стороны Троцкого и Зиновьева — не могли не изменить положение. Раньше дело обстояло так, что оппозиция в ВКП, не отталкивая прямо от себя группу Маслова — Рут Фишер, отказывалась, тем не менее, от солидаризации с антикоммунистическими взглядами этой группы (см. заявление оппозиции от 16 октября 1926 г.). Теперь, после появления названного сборника статей на немецком языке и особенно «Предисловия» к этому сборнику, дело повернулось к тому, что оппозиция в ВКП склонна целиком и полностью солидаризироваться с антикоммунистическими взглядами этой группы, ибо она не протестует ни единым словом ни против появления своих неопубликованных статей в издании этой группы, ни против провозглашения тождества взглядов группы Рут Фишер — Маслова со взглядами русской оппозиции. Отсюда необходимость тех вопросов, с которыми обратился ЦК ВКП к Зиновьеву и Троцкому. Что же тут удивительного и как можно назвать, не желая насмешить людей, этот акт Политбюро актом «нелояльности в отношении Троцкого и Зиновьева. Можно ли терпеть, чтобы члены ЦК ВКП целиком и полностью солидаризовались с антикоммунистическими и ренегатскими взглядами группы Маслова — Рут Фишер, заклейменной решениями Коминтерна как группа «социал-предателей» и «агентов классового врага» пролетариата?

Ответ Троцкого и Зиновьева от 30 августа целиком подтвердил правомерность тех вопросов, с которыми обратился ЦК к т. т. Троцкому и Зиновьеву. В заявлении от 8 август нет прямых данных о том, что Троцкий и Зиновьев целиком и полностью солидаризуются со взглядами группы Маслова — Рут Фишер. Теперь эти данные имеются, ибо Зиновьев и Троцкий в своем письме от 30 августа оправдывают и защищают целиком и полностью антикоммунистические взгляды группы Маслова — Рут Фишер и контрреволюционные взгляды этой группы против Коминтерна, ВКП и Советской власти. В заявлении от 8 августа говорится о недопустимости организационных связей с группой Маслова — Рут Фишер. В своем же письме от 30 августа Троцкий и Зиновьев по сути дела подтверждают наличие таких связей с этой группой. Ибо отказ Троцкого и Зиновьева открыто протестовать против подобного рода публикации своих статей и речей через антикоммунистическую группу Рут Фишер — Маслова, так же, как и отказ не допускать впредь такой публикации — с несомненностью говорят о том, что эти статьи и речи появились с согласия и при содействии со стороны Троцкого и Зиновьева, что подобные факты недопустимого нарушения партийной дисциплины будут повторяться и впредь. Это называется у Троцкого и Зиновьева их «лояльным» отношением к ЦК ВКП! Мы уже говорим о том, что попытка Троцкого и Зиновьева изобразить законное требование ЦК отказаться от распространения своих статей и речей через антикоммунистическую группу, как запрещение распространять свои речи и статьи среди членов ЦК ВКП и ИККИ, — является насквозь фальшивой и явно лицемерной. Мы не сомневаемся, что все это придумано Троцким и Зиновьевым лишь для того, чтобы прикрыть новой клеветой свою нелояльность в отношении ЦК ВКП и ИККИ.

 

5. Выводы.

Мы думаем, что можно считать доказанными следующие положения:

1) различные группировки так называемых «левых коммунистов» в Германии, включая группу Маслова — Рут Фишер, представляют один общий антикоммунистический лагерь, направленный своим острием против Коминтерна, КПГ и ВКП;

2) оттенки и «внутренние» расхождения между этими группами не имеют существенного значения перед лицом их общего фронта борьбы против Коминтерна и его секций, чем, между прочим, и объясняется объединение этих группировок в одну общую парламентскую группу в рейхстаге.

3) собственно группа Маслова — Рут Фишер и ее лидеры квалифицируются Коминтерном, как «агенты классового врага» пролетариата, ввиду чего Коминтерн обязывает «всех сознательных, преданных делу коммунизма членов партии порвать всякую политическую и организационную связь с этими агентами классового врага и бороться с ними так же беспощадно, как со всеми прочими социал-предателями»;

4) новое в отношениях группы Троцкого к группе Рут Фишер — Маслова состоит, во-первых, в том, что группа Троцкого перешла от политической поддержки группы Рут Фишер — Маслова к позиции полной солидаризации с антикоммунистическими взглядами группы Рут Фишер — Маслова и, во-вторых, в том, что своим отказом не распространять впредь своих речей и статей через эту ренегатскую группу Троцкий и Зиновьев подтвердили наличие организационных связей с группой Маслова — Рут Фишер, став тем самым в явное противоречие как со своим собственным заявлением от 8 августа, так и с решениями Коминтерна и ВКП.

Все это говорит о том, что Троцкий и Зиновьев окончательно запутали себя, связав свою судьбу с судьбой социал-предательской группы Маслова — Рут Фишер.

Для того, чтобы выпутаться из этого положения, Троцкий и Зиновьев должны сделать выбор между Коминтерном и ВКП, с одной стороны, и группой Маслова — Рут Фишер, с другой: либо за Коминтерн и ВКП, либо за группу Маслова — Рут ФИшер.

 

ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП.

1.IX.1927 г.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.