Копия записки Секретариата ЦК ВКП(Б) с приложением копии письма «15-ти». 23 октября 1927 г.

Реквизиты
Тема: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1927.10.23
Метки: 
Архив: 
РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.187 Л.167-166

23 октября 1927 года

ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ ЦК, ЧЛЕНАМ ЦКК И ЦРК

Рассылая членам Пленума документ «15-ти», Секретариат ЦК считает излишним сопровождать этот документ какими-либо замечаниями, так как совершенно антипартийный и антисоветский характер его слишком очевиден и далеко выходит за пределы допустимого в партии.

 

СЕКРЕТАРИАТ ЦК

ОБЪЕДИНЕННОМУ ПЛЕНУМУ ЦК И ЦКК ВКП (б)

Всем членам партии.

Товарищи,

Последние события в жизни партии – обыски и аресты оппозиционеров и беспартийных рабочих, сочувствующих оппозиции, а также приближение партийного съезда заставляет нас вновь обратиться к предстоящему пленуму ЦК с предостережением гибельности того пути, на который вступил ЦК, и ко всем членам партии с призывом организовать отпор политике руководящей верхушки, которая ставит под прямую угрозу завоевания Октябрьской революции.

В нашей платформе мы показали с достаточной ясностью, что ЦК «подходит к последним пределам сползания с пролетарских позиций», что ни в одной области он не способен уже вести выдержанной коммунистической политики. Он обанкротился в руководстве мировой революцией пролетариата. В Китае, откладывая каждый раз «до следующего этапа» провозглашение лозунга советов, он в течение всего периода подъема китайской революции так и не нашел подходящего момента для организации советов и тем самым отдал массовое движение пролетариата и крестьянства под руководство предательской партии Гоминьдана. Он поддерживал эту мелкобуржуазную партию даже тогда, когда она уже явно готовила контреволюционный переворот, поддерживал вплоть до того момента, когда правительство «революционного» Гоминьдана начало арестовывать и расстреливать коммунистов, которые при таких обстоятельствах не могли не оказаться бессильными организовать хоть какое-нибудь сопротивление этому перевороту. В Англии ЦК не хотел разорвать с Генсоветом в то время, когда этот генсовет предавал всеобщую стачку и стачку горняков – и дождался только того, что Генсовет теперь, через полтора года, сам разорвал с нами – в тот момент, когда это ему выгодно.

ЦК обанкротился и в экономической политике. План развертывания промышленности оказался недовыполненным – продукция ее увеличилась только на 15% вместо 20% предположенных по промплану, утвержденному СТО. Себестоимость продуктов промышленности не только не понизилась, но даже повысилась. Снижение цен провалилось. По признанию официальных органов до деревни оно не дошло. Каждый рабочий и работница знает, что, несмотря на некоторое понижение цен в кооперации (притом происшедшее исключительно за счет ее прибылей) жизнь в городе не стала дешевле: целого ряда продуктов (мануфактуры, мяса и даже муки) в кооперативных лавках найти нельзя и их приходится покупать втридорога у частника. Вновь появились очереди. Товарный голод вновь резко обостряется. Огромный выпуск денег в 3-ем квартале истекшего года (128 м.р. против 5 м.р. 25-26 г.) грозит новым повышением цен.  Заработная плата все еще находится почти на том же уровне, на котором она находилась два года тому назад – осенью 1925 г., хотя интенсивность труда рабочего с того времени значительно повысилась. Безработица сделала вновь резкий скачок вверх: за истекший год число безработных увеличилось на 336 тыс. чел. (33%), в то время, как за предыдущий 1925-26 г. увеличилась 169 тыс. чел. (20%). В наступившем 27-28 г. она возрастет еще больше, так как увеличение числа рабочих в промышленности будет еще меньше, чем в истекшем году: контрольные цифры на 1926-27 г. предполагали увеличение числа рабочих на 6.8%, а контрольные цифры на 1927-28 г. – только на 2,6% (см. контрольные цифры на 1927-28 г. «Экономическая жизнь», 27.9).

Банкротство политики ЦК в руководстве мировым движением пролетариата и внутренней политике, и та политика раскола партии, которую ведет ЦК, ослабляет наше международное положение и усиливает давление на нас капиталистических держав. Под этим давлением ЦК уже дал согласие на частичное признание царских долгов Франции. Но иностранная буржуазия не удовлетворилась этим согласием и требует «урегулирования вопроса о долгах в международном масштабе», т.е. полной ликвидации одного из завоеваний Октября – отказа от уплаты царских долгов.

Уже четыре года ЦК ведет эту более оппортунистическую линию. Чем глубже он увязает в болоте оппортунизма, тем более вынужден он, замазывая свои ошибки, затыкать рот партии. Уже четыре года он душит партии, стараясь превратить ее из авангарда рабочего класса в слепое орудие проведения этой оппортунической линии. Подавление с помощью бюрократического партийного аппарата оппозиции в 1923 году. Чистка партии накануне 13 съезда. Беззастенчивые извращения идеи Ленина о ЦКК и превращение ее в орудие расправы с пролетарской частью партии. «Литературная дискуссия» 1924 г., приучившая членов партии под угрозой репрессий скрывать свое действительное мнение. Расправа с ленинградской оппозицией за спиной партии, без всякого обсуждения вопроса о ней внутри партии. Срыв дискуссии в 1926 г. и отсрочка вопреки уставу на целый год 15 партийного съезда. Применение неслыханных мер давление на партийцев-рабочих, поставленных под угрозу увольнения с фабрики и безработицы за несогласие с ЦК. Установление слежки ГПУ за членами партии – таковы те этапы, через которые уже прошел ЦК и которые подготовили условия для окончательной ликвидации партии и для государственного переворота.

Теперь, накануне 10-летия Октября, оппортунистическая верхушка партии переходит на новый этап. Массовые исключения из партии старых и молодых членов партии, рабочих и интеллигентов без разбора, по самым разнообразным поводам – даже за простое выступление с критикой политик ЦК на партийных собраниях ясно показывает, что дело идет об исключение из партии уже не отдельных оппозиционеров, а всей той ее части, которая отстаивает пролетарскую линию.

Но этого мало. ЦК закрыл оппозиции все легальные способы борьбы за отстаивание внутри партии пролетарской линии. Он вынудил этим оппозицию пойти для выполнения своего долга перед партией на так называемое «нелегальное» распространение своих документов. Произведя через ГПУ массовые обыски. Политбюро пустило беззастенчивую клевету, будто бы оппозиция оказалась связанной с каким-то белогвардейским офицером, который в свою очередь связан с белогвардейской организацией, подготовляющей военный переворот – клевету гнусную и глупую, ибо на поверку оказалось, по признанию самого председателя коллегии ГПУ Менжинского, что этот белогвардейский офицер, с которым, якобы связана оппозиция, на самом деле является агентом ГПУ. Но эта подлая клевета пущена в ход для того, чтобы не только исключить пролетарскую часть партии из партии, но и подвести ее под обвинение в государственном преступлении.

Только недавно сторонники ЦК выражали лицемерное негодование, когда «платформа 15-ти» обвиняла ГПУ в том, что оно все более обращает свою борьбу не против контреволюции, а против оппозиции. А теперь обыски и аресты сделались обыденным явлением. Для борьбы с оппозицией ЦКК вошла в открытый контакт с ГПУ. ГПУ выслеживает оппозиционеров, ЦКК исключает из их партии, ГПУ арестовывает. Партийные бюрократы в свою очередь выслеживают сочувствующих оппозиции беспартийных рабочих, которых затем арестовывает ГПУ. Центральному Комитету уже недостаточно, так называемых, «партийных» способов борьбы с оппозицией – через контрольные комиссии и партийные аппараты: ему недостаточно негласного использования в этой борьбе государственного аппарата и ГПУ. Пролетарскую часть партии он хочет объявить врагами государства с тем, чтобы открыто направить против нее всю силу государственного аппарата. Если это ему удастся сделать, если авангард пролетариата будет переведен на нелегальное положение,  то это будет означать переход власти безраздельно в руки оппортунистов, будет означать государственный переворот. Обыски и аресты оппозиционеров и рабочих означают, что этот государственный переворот уже начался.

Вступив на путь государственного переворота ЦК пытается обмануть партию, пытается представить дело, что он только выполняет ее волю. Отсрочив вопреки уставу партийный съезд на целый год, подготовив себе за это время все возможности подтасовки этого съезда, он хочет сделать съезд партии орудием государственного переворота. Но каждый сознательный член партии не может не видеть в какую пустую формальность пытается превратить ЦК выборы на 15-й съезд партии. Выборы на районные и уездные, а частью и губернские конференции, которые предрешают состав съезда, производятся не только до начала дискуссии («условия» проведения которой еще только должны быть «выработаны» на предстоящем пленуме), но даже до опубликования тезисов самого ЦК по вопросам порядка дня съезда. Члены партии, выбирающие делегатов на съезд, лишены возможности обсудить не только острейшие разногласия в партии, но даже предложения к съезду самого ЦК. Выборы производятся в слепую. Съезд превращается из выразителя воли партии в собрание подобранных партийных чиновников и их подголосков.

Этого мало. Репрессии против оппозиции накануне съезда означают, что всякому члену партии, который осмелится во время предсъездовской кампании критиковать оппортунистическую линию ЦК, грозит исключение из партии, обыск и арест; ЦК, который должен на съезде дать отчет партии в своей линии, перед самым съездом отдает партию под гласный и негласный надзор ЦКК и ГПУ. Это неслыханное издевательство над партией и ее высшим органом – съездом, как нельзя лучше показывает, что путь государственного переворота, на который вступил ЦК, есть вместе с тем и путь ликвидации партии.

ЦК пытается замаскировать перед рабочими и крестьянами действительное значение этого переворота. После того, как он уже год борется против оппозиции за ее требование освобождения от с.х. налога 50% крестьянства, он теперь в манифесте последней сессии ЦИКСа соглашается на освобождение от налогов еще 10% крестьянства сверх тех 25%, которые были освобождены от него ранее.  Уже несколько лет ЦК ведет недопустимый нажим на интенсивность труда, всячески задерживает рост заработной платы, проводит за счет рабочих так называемый «режим экономии», ухудшает из года в год условия коллективных договоров. Он превратил профсоюзы в подсобные органы фабрично-заводской администрации. На рост безработицы он ответил предписанием «освобождать предприятия от излишней рабочей силы» и снятием целых категорий безработных с пособия и учета на бирже. Пенсии рабочим выплачиваются не по средней его заработной плате, а по той, которую он получал перед переходом на социальное обеспечение. Под видом так называемого «уплотнения» рабочего дня, рабочий день фактически увеличен сверх 8-ми часов – рабочие работают и во время узаконенного обеденного перерыва. И после всего этого ЦК теперь обещает рабочим 7-часовой рабочий день. Нужно быть слепым, чтобы не видеть, что это только тактический маневр. Точно также ЦК обещал рабочим во время дискуссии 1923 г. «повышение заработной платы в соответствии с подъемом промышленности и производительности труда», а как только оппозиция была подавлена, начал вместо этого «кампанию по поднятию производительности труда», снижение расценок и т.п. Таким же пустым обещанием, при сохранении теперешнего режима в партии и теперешнего руководства, останется и обещание 7-часового рабочего дня. Эту меру можно и необходимо провести только при действительном курсе на индустриализацию, при прекращении растраты государственных средств нелепой политикой цен, при проведении рабочей демократии в профсоюзах, при проведении демократии внутри партии. С одной стороны в критический момент обещают уступки рабочим, с другой исключают из партии и преследуют тех, кто защищает интересы рабочих. Старых членов партии арестовывают, как государственных преступников и в то же время, очищая для них место, освобождают манифестом тюрьмы от взяточников, спекулянтов и прочего уголовного элемента. Вести такую политику – это значит отнять у рабочих всякие гарантии проведения не только 7-часового рабочего дня, но и улучшения их положения вообще.

И недаром это обращение сопровождается бесконечными оговорками. Говорится только о «переходе к 7-часовому рабочему дню на протяжении ближайших лет». ЦИКу и СНКу предписывается «приступить (только приступить) не позже чем через год к постепенному осуществлению этого постановления по отношению к отдельным отраслям промышленности в соответствии с ходом переоборудования и рационализации фабрично-заводских предприятий и ростом производительности труда». Несмотря на то, что подавляющее большинство рабочих находится на сдельной оплате, ничего не сказано даже о необходимости повышения сдельных расценок, без чего переход к 7-часовому рабочему дню означал бы только новый нажим на интенсивность труда. Этим «журавлем в небе» ЦК хочет купить молчание рабочего класса в то время, когда он будет расправляться с теми, кто отстаивает пролетарскую линию в партии и защищает интересы рабочих. Делая на словах «уступки» рабочим и крестьянской бедноте ЦК хочет только облегчить себе проведение государственного переворота, который на деле направлен против рабочих и крестьянской бедноты.

Революция и партия стоят перед величайшей опасностью. Пленум ЦК должен дать себе ясный отчет о своих действиях. Пусть он помнит, что если он сейчас направит штыки против пролетарской части партии, то он ходом событий будет вынужден идти на все новые и новые уступки буржуазным и мелкобуржуазным элементам внутри страны за счет рабочего класса. Пусть он помнит, что это неизбежно приведет его в дальнейшем к открытому разрыву с рабочим классом, в борьбе против которого он должен будет опереться на непролетарские элементы. Оппортунистическая политика в международном рабочем движении и политика раскола внутри партии уже сейчас привели к такому нажиму на СССР со стороны иностранной буржуазии, что ЦК счел себя вынужденным пойти на частичное признание царских долгов, на частичную ликвидацию одного из завоеваний Октября. Пусть он помнит, что открытый разрыв с пролетарской частью партии и с рабочим классом поведет к усилению во много раз этого нажима: от частичного признания долгов, от заигрывания с мелкой буржуазией Запада, ЦК будет вынужден перейти к полному их признанию, к ликвидации монополии внешней торговли, к коалиции с империалистическими государствами по образцу Лиги Наций. Пусть он отдаст себе ясный отчет в том, что начавшийся государственный переворот есть путь к контреволюции.

Но мы не имеем никакой уверенности в том, что наше предостережение заставит ЦК свернуть с того пути, на который он вступил. Мы обращаемся поэтому ко всем членам партии. Если ЦК стал на путь государственного переворота и путь ликвидации партии, то обязанность каждого члена партии бороться против такой политики Центрального Комитета и призывать к этой борьбе всех членов партии. Тот недостоин звания члена большевистской партии, кто спасует перед репрессиями, которые обрушивает ЦК на всех отстаивающих пролетарскую линию. Каждый член партии обязан разоблачать действительный смысл политики ЦК, требовать прекращения исключений из партии и восстановления исключенных, требовать прекращения вмешательства ГПУ во внутрипартийную борьбу и освобождения арестованных за оппозицию, разоблачать подтасовку партийного съезда, требовать настоящей дискуссии, в которой каждый член партии мог бы свободно высказать свое мнение, в которой партия могла бы выработать подлинно пролетарскую линию. Каждый член партии обязан требовать прекращения нажима на рабочий класс, проведения действительной индустриализации и борьбы с безработицей, проведение рабочей демократии в профсоюзах, без чего обещание 7-часового рабочего дня так и останется обещанием. Необходимо разоблачать лицемерные вопли раскольников и ликвидаторов партии, будто бы борьба за восстановление партии и за укрепление ее связей с рабочим классом, которую ведет оппозиция, разрушает и раскалывает партию. Для всякого большевика должно быть ясно, что единство пролетарской партии может быть обеспечено только подлинно пролетарской линией, что именно оппортунистическая линия ЦК ведет к ее расколу. ЦК, опираясь на партийный аппарат, ликвидирует партию и диктатуру пролетариата – партия в ответ на это должна взять свою судьбу в свои руки.

За внутрипартийную демократию, за неподтасованный съезд!

За рабочую демократию, за улучшение положения рабочих, за действительное проведение 7 часового рабочего дня!

Против уплаты царских долгов, против ликвидации завоеваний Октября!

Против ликвидаторов партии и пролетарской революции!

За восстановление ленинской большевистской партии!

За диктатуру пролетариата!

 

21 октября 1927 г.

 

В. Оборин

Т. Сапронов

Мино

Э. Дунэ

В. Смирнов

Т. Харечко

Н. Заварьян

М. Миньков

М. Смирнов

А. Слидовкер

Ф. Пилипенко

В. Емельянов (Калин)

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.