Протокол допроса оперативного комиссара УГБ НКВД СССР по Ленинградской области Г.Я. Грюнвальда. 6 декабря 1934 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1934.12.06
Период: 
1934
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 13. Л. 84—87. Заверенная копия с копии

6 декабря 1934 г.

ГРЮНВАЛЬД Герберт Янович, 1896 года рождения, уроженец бывшей Лифляндской губернии Вольмарского уезда Руевской волости, местечко Руен, латыш, отец рабочий, подданство СССР, проживает Ленинград, Надеждинская 10, кв. 6, в органах Наркомвнудела с 1926 года, работает оперативным комиссаром УГБ по Ленинградской области, член ВКП(б) с 1921 года, в Красной Армии с 1919 по 1923 г., у белых не служил, под судом и следствием не был.

ВОПРОС: Сотрудник Оперода УГБ по Ленинградской области Паузер показывает, что в средних числах октября 1934 года он задержал подозрительное лицо, которое следовало за тов. Кировым. Это лицо, по заявлению тов. Паузера, было сдано Вам. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, я подтверждаю, что примерно в середине октября месяца 1934 года ко мне в мою рабочую комнату явился сотрудник моей группы Паузер и сообщил мне, что он задержал неизвестного гражданина, который следовал за тов. Кировым.

ВОПРОС: Где в это время находился задержанный?

ОТВЕТ: Паузер мне сообщил, что задержанный сидит в коридоре.

ВОПРОС: Что Вами было предпринято для выяснения личности задержанного и причин его следования за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Я лично ничего не сделал для выяснения личности задержанного, а попросил тут же сидящего в комнате оперативного комиссара Терещенко заняться выяснением личности задержанного.

ВОПРОС: Паузер является подчиненным Вам сотрудником, работающим в той группе, где Вы были старшим. Паузер задержал подозрительное лицо, следовавшее за тов. Кировым. Непонятно, почему Вы лично не занялись выяснением личности задержанного, а передоверили это дело комиссару Терещенко?

ОТВЕТ: Я это сделал потому, что проверкой задержанных занимается оперативная группа и в частности тов. Терещенко.

ВОПРОС: Расспросили ли Вы подробно Паузера о причинах задержания неизвестного, выяснили ли Вы, в силу каких причин неизвестный возбудил подозрение Ваших сотрудников, как долго этот неизвестный следовал за тов. Кировым, т.е. было ли это случайно или было установлено, что неизвестный специально наблюдал за тов. Кировым, на каком расстоянии неизвестный держался от тов. Кирова, были ли при нем какие-либо подозрительные свертки и т.д., т.е. выяснили ли Вы все то, что необходимо было для установления точной обстановки причин задержания неизвестного?

ОТВЕТ: Когда Паузер привел задержанного, то он, как я это показывал ранее, оставил задержанного в коридоре, зашел в мою комнату и сообщил мне, что он задержал подозрительное лицо, которое следовало за тов. Кировым от дворца Урицкого до угла улицы Воинова и проспекта Володарского. Я удовлетворился сообщением Паузера и более его ни о чем не расспрашивал.

ВОПРОС: Было ли неизвестное лицо, задержанное Паузером и оставленное им в коридоре оперода, уже обыскано Паузером?

ОТВЕТ: Я этого точно не знаю. Я об этом Паузера не спросил и он мне сам тоже ничего не сказал о том, что он делал обыск. Я думаю, что Паузер обыск у неизвестного не производил, т.к. если Паузер произвел бы обыск, то он, во-первых, сдал бы мне какие-либо документы, забранные при обыске, и, во-вторых, сообщил бы мне об этом.

ВОПРОС: Вы говорите, что Вы попросили комиссара оперода Терещенко, сидящего вместе с Вами в одной комнате, заняться расследованием личности неизвестного. Что Вам известно о том, как дальше было проведено расследование личности задержанного и причин того, что он в течение длительного времени ходил за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Как было произведено расследование в дальнейшем мне неизвестно, т.к. я сейчас же ушел из здания по своим делам.

ВОПРОС: Выясняли ли Вы потом у комиссара Терещенко, чем кончилось расследование по выяснению причин следования неизвестным за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Не, не выяснял.

ВОПРОС: Чем объяснить, что Вы не поинтересовались выяснить, что дало расследование по личности неизвестного, тем более, что этот неизвестный был задержан Вашими сотрудниками, причем Вам было известно, что неизвестный в течение длительного времени наблюдал за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Я не выяснял потому, что считал, что если было бы что-либо серьезное, то меня мое руководство само бы расспросило об этом.

ВОПРОС: Известна ли Вам была в момент задержания или впоследствии фамилия неизвестного, который наблюдал за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Нет, мне это точно неизвестно. Вчера, т.е. 5.XII. с.г., секретарь Оперода тов. Максимов говорил мне, что тот неизвестный, который был задержан в средних числах октября с.г., является Николаевым — убийцей тов. Кирова.

ВОПРОС: Когда Паузер Вам сообщил, что задержанный сидит в коридоре, пошли ли Вы сами посмотреть задержанного?

ОТВЕТ: Специально я не пошел смотреть задержанного, но когда я сейчас же после этого выходил из здания, то, проходя по коридору, я видел задержанного, сидящего в коридоре.

ВОПРОС: Почему Вы не потребовали от подчиненного Вам сотрудника Паузера письменного рапорта о задержании неизвестного или сейчас же, в тот момент, когда Паузер привел задержанного или, в крайнем случае, сейчас же после того, как Паузер сменился со своего дежурства?

ОТВЕТ: Я рапорта письменного о задержании не потребовал потому, что у нас обычно делались личные доклады, а рапорта не писались.

ВОПРОС: Считаете ли Вы, что такой порядок, о том, что не нужно писать рапортов, относился и к случаям задержания подозрительных лиц, следовавших за тов. Кировым?

ОТВЕТ: Да, такой порядок, что не нужно писать рапортов, относился и к случаям задержания подозрительных лиц, наблюдавших за тов. Кировым.

ВОПРОС: Вы говорите, что расследование причин наблюдения неизвестного за тов. Кировым перешло к комиссару Терещенко. Расспрашивал ли комиссар Терещенко Вашего сотрудника Паузера, который задержал неизвестного, более подробно об обстоятельствах задержания?

ОТВЕТ: Тов. Терещенко, сидящий вместе со мной в одной комнате, слышал доклад тов. Паузера о причинах задержания неизвестного. После того как я попросил Терещенко заняться допросом, он не задал ни мне, ни присутствовавшему в это время в комнате тов. Паузеру какие-либо вопросы. Сейчас же после этого Паузер ушел. Так как Паузер в этот день дежурил до 1 часу ночи, никто по этому вопросу меня ни о чем не спрашивал и через меня к Паузеру не обращался, то я думаю, что никто по этому вопросу с Паузером не разговаривал, т.к. это было бы известно и мне.

ВОПРОС: Признаете ли Вы, что с Вашей стороны была допущена преступная халатность, выразившаяся в том, что Вы лично не посмотрели арестованного, не произвели у него тщательного обыска, не расспросили подробно Вашего сотрудника Паузера об обстоятельствах задержания, т.е. не приняли всех тех мер, которые Вы были обязаны принять как старший по группе, охраняющей тов. Кирова, для того, чтобы тщательно выяснить личность задержанного и причины того, что он в течение длительного времени наблюдал за тов. Кировым. После того как сотрудником Вашей группы было задержано подозрительное лицо, следовавшее за тов. Кировым, выяснение этого обстоятельства, а не что-либо другое, должно было являться Вашей первоочередной задачей.

ОТВЕТ: Нет, я себя в этом виновным не считаю. По тем установкам, которые я имел от тов. Котомина (начальника отделения), я всех задержанных должен был передавать в оперативную группу, где старшим был комиссар Терещенко.

Записано с моих слов верно, мне прочитано Грюнвальд

Допросили:
зам. нач. ОО ГУГБ НКВД СССР Сосновский
начальник 3-го отд. ЭКО ГУГБ НКВД СССР Черток

Справка: «Архивно-следственное дело № 213635 по обвинению Медведя Ф.Д., т. 1, л.д. 95-99».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.