Служебная записка агента НКИД СССР в Ленинграде Г.И. Вайнштейна заместителю Наркома иностранных дел СССР Б.С. Стомонякову об отъезде латвийского консула из Ленинграда. 3 января 1935 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1935.01.05
Период: 
1935
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. б.Оп. 13. Д. 14. Л. 45—46. Заверенная копия

3 января 1935 г.
Секретно

№ 2с                                                                              

ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАРОДНОГО КОМИССАРА
ПО ИНОСТРАННЫМ ДЕЛАМ
т. СТОМОНЯКОВУ

Копия: Зав. 1-м Западным отделом НКИД
т. БЕРЕЗОВУ

Уважаемый Борис Спиридонович,

Как я уже сообщил т. БЕРЕЗОВУ по телефону, Латконсул БИССЕНЕКС уехал 31-го декабря в 6 ч. 30 м. вечера в Финляндию. Отъезд его из Ленинграда прошел совершенно спокойно, если не считать того обстоятельства, что он опоздал на поезд, уходивший в Эстонию, куда он намеревался выехать, и ему пришлось впопыхах изменить маршрут и направиться в Финляндию. Как нам объяснил приехавший сюда советник Латмиссии Фильгольдс, Биссенекс не мог выехать в Ригу, а должен был выбрать один из ближайших пунктов — Ревель или Гельсингфорс — только потому, что он не успел бы переехать через латвийскую границу до полуночи 31-го декабря, т.е. до срока, данного ему для оставления нашей территории.

После отъезда Биссенекса меня посетили датский и шведский консулы и советник латвийской миссии Фильгольдс. Последний заявил мне, что он пришел представиться как присланный Миссией для временного исполнения обязанностей латконсула. Визит его носил обычный служебный характер, и о деле Биссенекса он не проронил ни слова. Датский же и шведский консулы в беседе со мною заявили, что отъезд Биссенекса явился для всех консулов в Ленинграде большим «облегчением», ибо «внезапность» его отъезда снимает подозрение со всех остальных консулов. По их словам, Биссенекс ни с кем из консулов не прощался, но по телефону просил не то эстонского, не то британского консула довести до сведения «консульского старшины», что он уезжает. Шведский консул Ассарссон, посетивший меня отдельно от датского, рассказал мне, между прочим, что в день отъезда Биссенекса на квартире у датского консула, который считается старшим среди них, состоялось совещание всех консулов для решения вопроса о том, следует ли провожать Биссенекса. За проводы, по словам Ассарссона, высказались только британский генеральный консул Гиллиат-Смит и германский генконсул Зоммер, мотивировавшие свое предложение тем, что «они-де не знают, какими причинами вызван внезапный отъезд Биссенекса». Все другие консулы были против проводов.

По сведениям, полученным мною из компетентного источника, при отъезде Биссенекса на вокзале не было ни одного из находящихся в Ленинграде консулов.

Следует также отметить, что и датский консул, и шведский в разговоре со мною высказали надежду, что в нашей печати появится какое-нибудь сообщение, которое окончательно реабилитирует их в глазах общественного мнения. Я уклонился от дачи им каких-либо заверений на этот счет. Но из разговора с ними у меня сложилось убеждение, что, не дожидаясь какой-либо «официальной реабилитации в печати», они постараются сами через своих друзей, знакомых и иноспециалистов довести до сведения всякого и каждого имя консула, замешанного в деле.

Агент НКИД в Ленинграде Вайнштейн

Верно:                         В. Вейс

Справка: «Копия снята с документа, хранящегося в архиве МИД СССР, в фонде Стомонякова, 1935 г. П. 79, Д. 40657, Л. 4.».

Помета: «Вх. 795»; «№ 616 м/ас».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.