Информационная записка заместителя Наркома иностранных дел СССР Б.С. Стомонякова полномочному представителю СССР в Латвии С.И. Бродовскому. 4 января 1935 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1935.01.04
Период: 
1935
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 14. Л. 57—59. Заверенная копия

4 января 1935 г.
Секретно

№ 2005

ПОЛПРЕДУ СССР В ЛАТВИИ
тов. С.И. БРОДОВСКОМУ

Уважаемый товарищ,
В дополнение к записи моей беседы с латвийским посланником от 29 декабря за № 10230 и к моему письму к Вам от 4-го января с.г. за № 2004 сообщаю дальнейшие сведения по делу латвийского консула в Ленинграде Биссенека.

1.  По сообщению дипломатического агента НКИД в Ленинграде т. Вайнштейна, Биссенек, намеревавшийся сперва уехать из Ленинграда поездом в 9 часов через Эстонию, потом изменил свое решение и выехал со своей семьей в 5 час. 30 минут вечера в направлении к финляндской границе. По сообщению тов. Вайнштейна, консул, видимо, опасался, что, поехав на Кингисепп через Эстонию, он к 12-ти часам ночи не успеет покинуть пределы СССР.

2.  1 января итальянский посол на новогоднем приеме у него сообщил мне в шутливой форме, что ему известны мои «некоторые ночные беседы», после которых некоторым консулам приходится внезапно уезжать из СССР. Потом он сказал, что, оставляя шутки в стороне, он должен меня предупредить, что дело это приобретает слишком большую огласку, несмотря на то, что, насколько ему известно, мы решили его гласности не придавать. По полученным им сведениям, Отдел печати НКИД дал разрешение иностранным журналистам сообщать об этом деле за границу. Известно ли мне это и соответствует ли это намерениям Правительства?

Я ответил, что ничего об этом не знаю и поинтересуюсь этим делом.

3.  Сейчас же после этого ко мне подошел латвийский посланник Бильманис, сообщивший мне, что после разговора со мной 29-го он в ночь на 30-ое передал по телеграфу мое заявление премьер-министру Ульманису, от

которого получил 30-го распоряжение предложить Биссенеку выехать 31-го из СССР. Бильманис дал соответствующее распоряжение Биссенеку по телефону 30-го, но «уже через пару часов» Биссенек сам позвонил Бильманису по телефону и сказал ему, что говорил с германским консулом, который утверждает, что ему, Биссенеку, дан срок для выезда не 31-ое, а 30-е декабря.

4. Бильманис сообщил далее, что еще до моего с ним разговора английский консул в Ленинграде клерной (открытой) телеграммой сообщил английскому послу в Москве о том, что не названный по имени в обвинительном заключении иностранный консул, имевший связь с Николаевым, является латвийским консулом.

5. Бильманис жаловался, что дело получило вообще недопустимо широкую огласку, не только все консулы в Ленинграде, но почти весь дипкорпус и иностранные журналисты в Москве осведомлены о предъявленном мною требовании выезда Биссенека в 48 часов. «Здесь, на приеме, — сказал Бильманис, — ко мне подходили некоторые посланники, высказывали сочувствие и расспрашивали подробности. Я, однако, говорил, что мне ничего неизвестно. Мне тогда говорили: «Но ведь ваш консул из Ленинграда уехал?». Я на это отвечал: «Может быть, и уехал, но я ничего не знаю».

Я заметил, что, по дошедшим до меня сведениям, сам посланник рассказывал кому-то из шефов миссий про мою беседу с ним 29-го, и выразил предположение, что, может быть, результатом этого разговора и была широкая огласка всего дела.

Бильманис уверял, что он сделал об этом сообщение только эстонскому посланнику как представителю союзной Эстонии, от которой у Латвии никаких секретов нет.

Затем он пожаловался на Отдел печати НКИД, повторив то, что мне говорил Аттолико. Когда он доложил премьер-министру Ульманису о разговоре со мной, посланник подчеркнул мое заявление, что мы решили не придавать это дело огласке, чтобы не наносить вреда нашим отношениям. Зачем же теперь разглашать это дело?

Я сказал, что считаю это неправдоподобным, но немедленно наведу справки.

6. В заключение Бильманис заявил, что получил поручение от Ульманиса обратиться к нам официально с просьбой ознакомить латвийское правительство с материалом против Биссенека. «Наше правительство, — пояснил Бильманис, — должно решить, предавать ли его суду или наложить административное взыскание, и вообще должно знать, что с ним делать».

Я обещал переговорить с властями и дать посланнику ответ.

Бильманис производил впечатление взволнованного и напуганного человека.

С товарищеским приветом
Б. Стомоняков

Верно:                         В. Вейс

Справка: «Копия снята с док., хранящегося в ф. Стомонякова, 1935 г., п. 63, д. 36765, л.л. 3—5»

Помета: «Вх. 795».

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.