Заявление бывшего заместителя начальника ленинградского уголовного розыска П.П. Громова секретарю Ленинградского обкома КПСС Ф.Р. Козлову об обстоятельствах, связанных с убийством С.М. Кирова. 17 марта 1956 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1956.03.17
Период: 
1956
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 9. Л. 126—130. Заверенная копия

17 марта 1956 г.

г. Ленинград

СЕКРЕТАРЮ ЛЕНИНГРАДСКОГО ОБКОМА КПСС
тов. КОЗЛОВУ Ф.Р.

Члена КПСС Ленинградской организации с 1927 года Громова Петра Прокопьевича, партбилет № 03915978. Выдан 20 мая 1954 г. Куйбышевским РК КПСС города Ленинграда. Проживаю в д. № 13, кв. 17 по Пушкинской ул.

По делу злодейского убийства Сергея Мироновича Кирова в декабре месяце 1934 г. в городе Ленинграде я считаю необходимым Вам сообщить следующее: в то время я состоял в должности заместителя начальника Ленинградского уголовного розыска.

Вечером 1-го декабря 1934 года ко мне в кабинет зашел бывший начальник Угрозыска Красношеев Иван Иович, который сообщил, чтобы я срочно собрался для выезда на место происшествия с ним лично, не сказав, куда именно. Захватив с собой сотрудников аппарата: бывшего начальника 1-й бригады Колодея Якова Александровича и сотрудника Казанского Михаила Васильевича, мы все выехали на машине от здания Управления милиции по направлению к Смольному.

По прибытии на место нас встретили работники комендатуры Смольного, которые сообщили, что совершено убийство С.М. Кирова в здании Смольного. Нас провели в приемную исполкома, где на полу комнаты лежал человек, вокруг которого стояла группа сотрудников и в белом халате лицо, видимо, был врач, который старался привести в сознание лежащего. Узнав от окружающих, что это и есть человек, который стрелял в С.М. Кирова, я при помощи сотрудников посадил его на стул. Видно было, что у него не было никакого припадка и что он в полном сознании. Нужно было немедленно установить его личность.

Убийца оказался Николаевым, я посоветовал Красношееву немедленно убрать его с приемной комнаты и принять необходимые меры предосторожности до приезда на место сотрудников аппарата МВД. Это обстоятельство вызывалось тем, что на месте происшествия их еще не было и мы прибыли раньше их. Их мы не видели и позднее, когда с задержанным Николаевым выехали из здания Смольного в Управление МВД.

В здании Управления МВД нас также никто не встретил, и задержанного мы доставили в кабинет бывшего заместителя начальника Управления МВД Фомина и сдали лично ему. Фомин был один, видимо, он знал о происшествии, и на наше предложение проделать кое-какие немедленные оперативные мероприятия, отказался, объяснив, что они будут действовать сами.

Выйдя из кабинета в коридор, мы с Красношеевым все же решили самолично провести некоторые оперативные действия в целях дальнейших розысков. По адресу, найденному у Николаева в кармане одежды, мы прибыли на квартиру его матери в домах Батенинского жилмассива на Выборгской стороне. Там застали и сестру Николаева, которая срочно собиралась уходить на какой-то вечер. На месте установили личный адрес Николаева, обнаружили фотокарточку его брата — Петра Николаева, который в тот момент должен был служить в частях Красной Армии. В квартире была установлена засада и произведен обыск.

Вместе с Красношеевым я направился на квартиру Николаева, где застал его жену, установили вторую засаду и поехали на розыск Петра Николаева, который, по сведениям, должен был находиться в полку, расположенном в бывших московских казармах на Выборгской стороне. На месте по документам установили, что он несколькими днями раньше был откомандирован для дальнейшего прохождения службы в другую воинскую часть, где-то в районе Токсово. Проверяя эту часть, было выяснено, что он в часть не являлся и числится в бегах. Нужно было принимать срочные меры розыска Петра Николаева.

В процессе дальнейшей работы нами был выявлен адрес жены Петра и ее родителей, в железнодорожных домах на станции Кушелевка. Там же установили, что Петр бывает у них, но за последнее время к семье не появлялся. В целях задержания Петра Николаева в квартире была установлена еще одна засада, а в воинских частях установлено было необходимое наблюдение за его появлением.

С добытыми материалами и результатами через несколько часов я с Красношеевым вновь прибыл в Управление МВД, где о всех проделанных оперативных действиях подробно доложили лично начальнику Управления Медведю. Выслушав, он дал указания все материалы передать одному из начальников отделов управления, фамилии которого я не припоминаю, что мною лично и было сделано.

В кабинете начальника отдела я сообщил распоряжение Медведя и пожелал рассказать ему некоторые подробности о проведенных мероприятиях, на что последний в резкой и даже дерзкой форме отказался меня выслушать, заявив, что они сами во всем разберутся и наша помощь им больше не нужна. С этим он все документы положил к себе на стол, и я ушел, сообщив об этом Красношееву.

Мы уехали к себе в Управление милиции и решили продолжать засады своими силами. Мать и сестру Николаева доставили в Управление МВД. Петр Николаев, пытаясь оказать вооруженное сопротивление, был задержан в засаде на квартире своей жены и передан в Управление МВД.

В эти дни аппарат Уголовного розыска был мобилизован для поддержания необходимого порядка в городе и был привлечен вплоть до регулирования уличного движения. Все происшествия в городе мне были известны. На другой день после убийства в Управление милиции поступило сообщение, что на улице Воинова, точного места я не помню, произошла авария с грузовой машиной Управления МВД, на которой в здание Смольного сотрудники МВД везли Борисова — личного охранника С.М. Кирова. По сообщениям, машина ударилась о край тротуара, Борисов выпал из кузова машины, ударился головой о панель, в результате чего умер.

Это сообщение меня лично удивило. Почему Борисова везли в грузовой открытой машине. Улица Воинова до здания Смольного, особенно в то время, охранялась от постороннего движения, и почему именно Борисов оказался, как единственный свидетель убийства С.М. Кирова, жертвой аварии.

Эти и последующие дни явились массовым разговором и воспоминанием среди сотрудников Угрозыска о событиях.

Я лично припоминаю, что в разговоре со мной бывший начальник 3-й бригады Угрозыска Аверкиев Иван Алексеевич мне сообщил, что в свое время у него были сигналы о готовящемся покушении на жизнь С.М. Кирова. Эти сигналы исходили от одной негласной сотрудницы его бригады. На это она дала письменное сообщение, которое своевременно и было направлено в Управление МВД. Результат этого сообщения ему не был известен, но женщина эта вызывалась в аппарат МВД, там была признана ненормальной и помещена в сумасшедший дом. После убийства она вызывалась в Смольный для беседы, к кому, я лично не знаю, и со слов Аверкиева ей была выдана путевка в один из домов отдыха. Аверкиев в настоящее время, как мне известно, состоит в должности начальника Управления милиции Хабаровского края.

Среди сотрудников имелся также и другой разговор, что до убийства Николаев однажды задерживался на улице города около Смольного. При нем было обнаружено огнестрельное оружие, он направлялся для выяснения личности в оперативный отдел Управления МВД, но был освобожден.

Других подробностей по делу убийства С.М. Кирова мне неизвестно.

Дело о бандитах братьях Орловых действительно было в производстве 1й бригады уголовного розыска. Задерживались они за ряд совершенных разбойных нападений в гор. Ленинграде и, как я припоминаю, оно было передано в аппарат МВД, так как носило политический характер. Сами Орловы являлись сыновьями бывшего офицера царской армии, и вся семья была настроена антисоветски.

Подробно по этому делу может рассказать бывший начальник 1 -й бригады Колодей Яков Александрович, который в настоящее время находится на пенсии и живет в Ленинграде, в районе Васильевского острова.

Член КПСС Громов

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.