Заявление бывшего заместителя начальника УНКВД Ленинградской области Ф.Т. Фомина председателю КПК при ЦК КПСС Н.М. Швернику. 29 ноября 1960 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1960.11.29
Период: 
1960
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 71. Л. 135-139. Подлинник

29 ноября 1960 г.

Председателю КПК при ЦК КПСС
тов. ШВЕРНИКУ Н.М.

Только лично

После двух личных бесед со мной члена КПК при ЦК КПСС тов. Шатуновской О.Г. по вопросу, что бы я смог вспомнить, кроме того, что уже написал в своем письме от 26 марта 1956 г. Секретарю ЦК КПСС тов. Суслову М.А., я рассказал ей все, что у меня сохранилось в памяти о Сталине И.В., Ягоде Г.Г., Медведе Ф.Д. и Запорожце И.В., она предложила мне на Ваше имя дополнительно написать ряд моментов, которые будут интересовать КПК при ЦК КПСС при уточнении убийства С.М. Кирова. Вот ниже я излагаю Вам:

1. Летом в 1933 году в Ленинград из Москвы прибыла Правительственная Комиссия во главе с И.В. Сталиным и членов Комиссии т. Ворошилова К.Е. и т. Кирова С.М., последний находился в Ленинграде для приемки построенного Беломорского канала, и для сдачи канала прибыл вместе с ними Ягода Г.Г. как строитель канала.

В этот день утром на вокзал выехали встречать Комиссию С.М. Киров и Медведь Ф.Д. — пишу со слов Медведя Ф.Д., сам я не выезжал на вокзал. При выходе из вагона Сталин И.В. поздоровался с Кировым С.М. и Медведем Ф.Д. и тут же сказал: «Покажите мне, Киров, Ленинград, так как я давно в нем не был». Во время объезда города Сталина И.В. и Кирова С.М. сопровождал Нач. УНКВД Медведь. После осмотра города Сталин И.В. выразил недовольство и сказал: «Киров, замусорил ты город беспризорниками, на всех улицах валяются у тебя беспризорники, и нужно от этого мусора очистить город». После возвращения Сталина и Ягоды в Москву Медведь получил распоряжение от Ягоды — всех беспризорных детей в Ленинграде собрать и эшелонами, по наряду ГУЛАГА, направлять из Ленинграда.

Милиция приступила к сбору беспризорных детей Ленинграда, пропуская их через санпропускник, и партиями направляла (около 7000 чел.) в отдаленные районы. Как и куда происходила отправка детей беспризорных, может подробно рассказать быв. нач. УРСО НКВД Ленинграда Кондратович А.В., прож. в г. Ленинграде, ул. Гастелло, д. 3, кв. 1, который руководил этой отправкой по нарядам ГУЛАГА.

2.  В январе 1934 года я был избран на Ленинградской областной партийной конференции делегатом 17 партсъезда, и когда я ехал на съезд партии вместе, в купе вагона, с делегатом, избранным от Ленинградской парторганизации Жуковым Иваном Павловичем, членом ЦК партии и когда мы стали разговаривать о Ягоде, то Жуков И.ГГ, как в прошлом старый чекист, мне рассказал, что не так давно его Сталин пригласил к себе на квартиру для встречи Нового года — 1934 г., он был крайне удивлен, почему пригласил его Сталин на встречу Нового года. Дальше мне рассказал тов. Жуков: «Когда мы выпили по первому бокалу за Новый год (1934), а второй бокал за здоровье Сталина И.В., многие гости после этого разошлись по домам». Я остался и был навеселе после двух бокалов вина и увидел, что Сталин сидит на диване, я подсел к нему и начал вести разговор о Ягоде, я сказал ему, почему «Вы держите на посту Наркома Ягоду, ведь он чужой человек». Сталин мне ответил: «Что, может быть, Ягода и чужой, не наш человек, но через него я все знаю и он все мне докладывает, а поставь своего человека — я могу и ничего не знать».

3.  В конце ноября 1934 года я пришел к своему Начальнику Медведю Ф.Д. с докладом, в это время приходит к нему Запорожец И.В., уже одетый, в руках сверток в трубочку, и заявляет, что ему Генрих Григорьевич Ягода разрешил поехать в отпуск и я надеюсь, Филипп Демьянович, что вы не будете возражать, я уже заказал на сегодня билет до Сочи. Медведь ему ответил, что же Вы, Иван Васильевич, спрашиваете моего согласия после совершившегося факта, я распоряжение Ягоды отменить не могу. Затем Запорожец продлил разговор — что сегодня он собирал своих работников и каждому дал задание, что кому нужно во время его отпуска делать. Несколько интересных сводок он берет с собой в Хосту, а если будет что-нибудь интересного, то прошу мне сводки пересылать фельдъегерской связью в дом отдыха Хосту. Запорожец попрощался с Медведем и мной и пошел домой. Приказа по УНКВД Ленобласти о его отпуске не было. Последний приказ по УНКВД Ленинграда им подписан 25 ноября 1934 года, как установлено при просмотре книги приказов УНКВД за 1934 г., — следовательно, за 5-6 дней до убийства С.М. Кирова Запорожец уехал в отпуск.

4.  В январе 1935 года из внутренней тюрьмы НКВД Москвы нас 11 человек, осужденных ленинградских чекистов, направили в Столыпинский вагон, подготовленный на Северном вокзале, и в сопровождении двух работников НКВД отправили во Владивосток. На станциях, где были большие остановки, нам разрешалось выходить свободно на прогулки. На одной из станций с буфетом (название станции не помню) Запорожец вышел гулять и вернулся в вагон крепко заложившим (выпил коньяку) и начал вести разговор о Ягоде и стал рассказывать Медведю, мне, Янишевскому и другим, не помню, кто присутствовал, что он, Запорожец, при отъезде из Москвы хотел повидаться с Ягодой, но Ягода проводил оперативное совещание с участием Ежова и поэтому он не мог его повидать и поблагодарить за все хорошие отношения к нему, а письмо он оставил для него у Начальника ЭКУ Миронова Л.Г. Может быть, что-нибудь не точно будет, так как прошло с того времени 25 лет и при наличии ряда болезней у меня, но постараюсь воспроизвести его слова о содержании письма: «Уважаемый Генрих Григорьевич, хотел перед отъездом на Колыму с Вами повидаться и поблагодарить Вас, но Вы были заняты на совещании. Я был Вашим верным и преданным человеком, таким и остался. Заверяю Вас, если у Вас будет какое-либо ответственное поручение, даже с опасностью для жизни, я готов буду всегда его выполнить». Мы, все сидевшие в вагоне, знали о дружеских отношениях между Ягодой и Запорожцем, и потому не были удивлены этому и никакого значения разговору Запорожца не придали.

5. Во время работы на дорожном строительстве «Дальстроя» у Запорожца заместителем он однажды угостил меня вином и сказал — это вино и другие продукты большой посылкой ему прислал из Москвы Буланов П.П., секретарь Ягоды. Сколько он прислал ему на Колыму посылок, я, кроме этого случая, не знаю. Знает более подробно о посылках Буланова П.П. Запорожцу Лобов Прокофий Максимович, ныне проживающий в г. Москве.

6. В апреле 1937 года было сообщение по радио об отстранении от должности и предании суду Ягоды Г.Г. Спустя часа два после этого сообщения я вместе с Начальником снабжения дорожного строительства Кушнаревым А.Б. пошли на квартиру Запорожца, когда мы пришли к нему, он лежал в кабинете на диване. Я спросил Запорожца, знает ли он об аресте Ягоды, он ответил, да знаю, и тут же схватился рукой за волосы и сказал: «что теперь ему будет неприятность в связи с арестом Ягоды, я сказал ему — Иван Васильевич, чего Вам бояться за арест Ягоды», он опять повторил, что мне будет теперь неприятность. Я с Кушнаревым А.Б. увидели такое взволнованное состояние Запорожца, мы решили о работе не говорить и ушли к себе на работу. Прошло около трех недель со дня ареста Ягоды, Запорожцу позвонил по телефону Начальник «Дальстроя» Берзин Э.П., чтобы он срочно выехал в Магадан, по прибытии туда ему предъявлено было распоряжение Ежова об аресте его и первым пароходом он был направлен во Владивосток, а оттуда поездом в Москву. После этого я о судьбе Запорожца узнал только из газет о показаниях Ягоды и Запорожца на суде по делу убийства С.М. Кирова, где они показали, что признают себя виновными в убийстве С.М. Кирова.

Больше того, что я вспомнил о Сталине, Ягоде и Запорожце и написал тов. Суслову и Вам, я ничего дополнить не могу. Все, что написано мною, это сохранилось в моей памяти и соответствует действительности, может быть, за исключением каких-либо незначительных неточностей по причине давности времени и болезненного моего состояния.

Для справки сообщаю, что во время приведения в сознание Николаева —  убийцы С.М. Кирова, ему произведена выкачка желудочного сока, в котором было присутствие запаха хмеля — пиво. Об этом мне в тот же вечер докладывал Начальник Санчасти НКВД Ленинграда Мамушин С.А.

Быв. 2-й зам. начальника УНКВД и начальник пограничных и внутренних войск НКВД ЛВС, член КПСС с 1917 года Фомин Федор Тимофеевич

Ленинград М-105,
ул. Севастьянова, д. 4, кв. 73.

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.