Заявление М.Ф. Федоровой, бывшего курьера Ленинградского обкома ВКП(б), в КПК при ЦК КПСС по результатам состоявшейся беседы. 18 октября 1966 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1966.10.18
Период: 
1966
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 71. Л. 67-73. Подлинник. Рукопись

18 октября 1966 г.

От члена КПСС с 1919 г., п/билет № 00561212 Федоровой Марии Фатеевны, проживающей: г. Ленинград, ул. Чайковского, дом № 10, кв. 36.

В связи с состоявшейся беседой сообщаю следующее: в Ленинградском обкоме КПСС работала курьером с 1919 г. по февраль 1935 г.; уволена в связи с тем, что младшая сестра проживала в Финляндии. Кроме меня в общей части обкома курьером работала Федорова Евгения. В день убийства С.М. Кирова я три раза ездила к нему на квартиру — возила от Каспарова проект решения предстоящего партактива. С.М. Киров с утра на службу не приезжал и готовился дома к докладу на партактиве. Как мне вспоминается, всегда в таких случаях С.М. Киров прямо из дома приезжал на собрание, конференцию и т.д., т.е. в Смольный не приезжал. Последний раз у С.М. Кирова я была примерно в 15 часов. Мне еще было поручено спросить у С.М. Кирова, не привезли ли ему обед (дома С.М. Киров был один). С.М. Киров от обеда отказался, заявив в шутку, что без обеда легче будет говорить.

Приехав на машине с квартиры С.М. Кирова, я зашла к себе, разделась и понесла пакет Каспарову. Передавая пакет последнему, я услышала вначале звук, похожий на падение какого-нибудь предмета, и подумала, что ребята уронили пишущую машинку, которую должны были везти на партактив (всегда возили). Но вскоре послышался выстрел, и я выбежала в коридор. В это время в коридоре я увидела бегущую Никитину, инструктора, которая сказала: «У вас стреляют». Когда я добежала до малого коридора, то увидела двух лежащих и больше никого не заметила. В одном из них я узнала Николаева, бывшего работника Смольного. Второго я вначале не узнала, лежал вниз лицом, и им оказался С.М. Киров, рядом с ним лежала папка. Когда я только подбежала к лежавшим, из кабинета Чудова, где проходило совещание, выбежали люди: Чудов, Кодацкий и другие. Потом я заметила, как охранявший С.М. Кирова — сотрудник НКВД Борисов и монтер обкома Платыч набросились на Николаева и стали его бить. Николаев лежал у стены и не двигался. Точно не помню, но, кажется, Котомин (из НКВД) запретил им бить Николаева. Тут собралось много народа, и что происходило дальше, не видела. К тому же по указанию т. Свешникова я бегала в санчасть Смольного за носилками, а потом ездила в больницу Свердлова за кислородными подушками.

Николаева, который убил С.М. Кирова, я знала лично, т.к. он работал в Смольном в РКП, но знакома не была и никогда не разговаривала. Еще до убийства С.М. Кирова мне приходилось слышать о Николаеве нелестные отзывы как о работнике, так и о человеке. В день, когда был убит С.М. Киров, я утром была у секретаря Чудова — Филиппова. В это время Николаев просил у Филиппова билет на партактив, но Филиппов ему отказал. Позднее несколько, но тоже утром, я встретила Николаева у Шилова (секретарь н-ка отдела Осипова). Он просил у Шилова билет на партактив, но Шилов отказал, т.к. Николаев не работал в Смольном. С квартиры С.М. Кирова я последний раз возвратилась в четвертом часу дня, разделась и пошла с пакетом к Каспарову. Тут я вновь увидела Николаева. Он стоял в малом коридоре (недалеко от выхода в большой коридор) у стены. Левая рука была за пазухой, а правой держался за лоб. На лице были какие-то красные пятна. Одет он был в полушубок или полупальто, на шее красный длинный шарф, на ногах русские сапоги. Я подумала, что Николаев нездоров, и хотела его спросить об этом, но тут охранник (незнакомый) сказал Николаеву, что здесь стоять нельзя, и предложил пройти. Я, не останавливаясь, прошла дальше к Каспарову, а через несколько минут произошло убийство С.М. Кирова. Как утром, так и накануне убийства С.М. Кирова, когда мне пришлось видеть Николаева, я не видела, чтобы у него было что-нибудь в руках (сверток, папка, портфель).

На следующий день в Ленинград приехал Сталин и другие. Я в этот день была на работе в Смольном и по указанию Свешникова связывала в узел гимнастерку, фуражку и сапоги, принадлежавшие С.М. Кирову. Эти вещи я по указанию того же Свешникова передала Ежову, приехавшему со Сталиным.

На квартире С.М. Кирова я бывала часто, почти каждый день — возила газеты, бумаги и т.д. В первые годы, когда он, Киров, приехал из Баку, я видела у них домработницу, которая приехала с ними из Баку. Потом эту женщину я не стала видеть и после этого никаких домработниц я в доме С.М. Кирова не замечала. На даче у С.М. Кирова я никогда не была. Буковского я знала как заведующего гаражом. У С.М. Кирова я Буковского не видела. Борисова я знала, но знакома с ним не была. Слышала, что С.М. Киров не любил, когда охрана шла за ним близко.

Меня сейчас ознакомили с моими показаниям и от 1934 г. Действительно, меня тогда вызвали в УНКВД, фамилию сотрудника не помню, и допрашивали. Я давала такие же объяснения, как и сейчас. Почему в протоколе записано, что я видела какого-то неизвестного, а не Николаева, который убил Кирова, я объяснить не могу. Как я уже пояснила, я в этот день видела Николаева три раза, причем последний раз накануне убийства Кирова в малом коридоре.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.