Заявление в КПК при ЦК КПСС бывшего водителя гаража УНКВД СССР Ленинградской области М.В. Янелиса. 20 сентября 1963 г.

Реквизиты
Направление: 
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1963.09.20
Период: 
1963
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 96. Л. 10— Юоб. Подлинник. Рукопись

20 сентября 1963 г.

Члена КПСС с февраля 1926 года Янелиса Мих. Влад., прож. Ленинград, ул. С.-Щедрина, 6, кв. 30

В дополнение к данным мною Парткомиссии сведениям по поводу убийства охранника Борисова сообщаю следующее:

В 1934 году с 1-го на 2-е декабря после убийства т. С.М. Кирова меня и шофера Крауклиса Давида Петровича вызвали в гараж УНКВД (в то время шофер Крауклис обслуживал Нач-ка управл. Медведя Ф.Д., я обслуживал нач-ка охраны Буковского Л.). В гараже нам Патипалов (или Пятипалое, точно не помню) приказал тщательно подготовить 2 автомашины марки «Паккард», на которых утром 2 декабря встретили на Московском вокзале Правительственную комиссию во главе со Сталиным и отвезли в Смольный. Через несколько минут один из сотрудников комендатуры Смольного в сопровождении Малия подошел ко мне и приказал ехать за Борисовым с Малием в ДПЗ. Въехав во двор ДПЗ, я увидел Борисова в окружении сотрудников НКВД, которые быстро посадили его в мою машину, а Малий и Виноградов о чем-то говорили, после чего Малий с ругательством сказал: «Вот еще, такую ворону везти на правительственной машине, сажайте на грузовую», и стали Борисова пересаживать на грузовую машину, находящуюся во дворе ДПЗ, а мне сказали чтобы я ехал обратно в Смольный. (Машина, на которую пересаживали Борисова, не принадлежала Управлению НКВД).

Выехав из ворот ДПЗ на ул. Воинова я завернул на пр. Чернышевского с расчетом купить папирос и, проехав от ул. Воинова до ул. C-Щедрина, так и не нашел папирос и стал возвращаться на ул. Воинова с тем, чтобы ехать в Смольный. При приближении к Воиновой я увидел грузовую машину марки «ГАЗ-АА», ехавшую по направлению к Смольному, на которой в кузове на сиденье сидел Борисов, а рядом с ним стоял Виноградов. Выехав на ул. Воинова вслед за ней, я увидел, что эта машина не та, на которую сажали Борисова во дворе ДПЗ, а машина принадлежащая Управл. НКВД, управляемая водителем Кузиным Василием. Машина полуторка пересекла Потемкинскую ул. а я, не доехав до Потемкинской улицы, взглянув на машину с Борисовым, увидел, как рука Виноградова опустилась на голову Борисова, который в то же время свалился вовнутрь кузова, в это время их машина вскочила на тротуар и открывшейся правой дверцей ударилась то ли о дом, то ли о водосточную трубу, и послышался звук разбитого стекла, в тот же момент Виноградов, выскочив из кузова машины, побежал наискосок на противоположную сторону улицы. На время оторопев от происходящих событий, я развернул машину и поехал в Управление НКВД, не зная о том, что и кому я буду говорить, но хотел кому-то срочно сказать о случившемся. Оставив машину у парадной УНКВД на ул. Воинова, я, волнуясь, вбежал на 1-й этаж, где меня остановил один из сотрудников НКВД (не помню, кто именно, а остановил меня, по-видимому, из-за моего возбужденного вида), которому я и сказал о случившемся, и он как-то не то поспешно, не то грубо схватил меня за плечо и отвел меня в угол коридора, где как-то властно и коротко сказал примерно так: «Ты ничего не знаешь и ничего не видел, молчи и все», и быстро ушел. После этого я побежал в столовую, где залпом выпил бутылку лимонада, а заодно и взял несколько пачек папирос. Выйдя из столовой, я стал спускаться по лестнице, направляясь к машине, чтобы ехать в Смольный, и тут между II и I этажами я увидел, как несут Борисова с разбитой головой (он был плешивый), после чего я поехал в Смольный и обслуживал долгое время Ульриха, Вышинского, Шейнина и Акулова и др.

В свое время все изложенное мною выше было обойдено и не высказано парткомиссии по той причине, что в результате перенесенных мною волнений (шока) за длительный период времени культа личности, я не в состоянии был оценить как следует значимость изложенных мною обстоятельств, очевидцем которых я оказался и по поводу которых в свое время мне чинили несправедливые всякого рода претензии, ввиду которых я до сих пор их ощущаю.

Старый член КПСС, мой свояк Теремов А.И., с которым я поделился после дачи моих первых сведений и который, будучи в курсе работы органов НКВД, указал мне на необходимость правильно осветить ход событий и дать исчерпывающий материал по вышеизложенному делу, написав об этом в парткомиссию.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.