Заявление бывшего следователя по особо важным делам Прокуратуры СССР Л.Р. Шейнина председателю КГБ при Совете министров СССР И. А. Серову по вопросам, связанным с процессом по делу Л.В. Николаева и других обвиняемых в убийстве С.М. Кирова. 1956 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1956
Период: 
1956
Метки: 
Источник: 
Эхо выстрела в Смольном. История расследования убийства С.М. Кирова по документам ЦК КПСС
Архив: 
РГАНИ. Ф. 6. Оп. 13. Д. 1. Л. 143—144. Заверенная копия

1956 г.

Товарищам И.А. СЕРОВУ и П.В. БАРАНОВУ В ответ на поставленные мне вопросы сообщаю.

Примерно в середине декабря 1934 года, б. прокурор СССР И.А. АКУЛОВ сказал мне, что по указанию т. СТАЛИНА АКУЛОВ и его заместитель А.Я. ВЫШИНСКИЙ должны выехать в Ленинград для оформления передачи в суд дела НИКОЛАЕВА и других, законченное следствием органами НКВД, и что я поеду вместе с ними.

Приехав в Ленинград, АКУЛОВ и ВЫШИНСКИЙ стали очень кратко передопрашивать обвиняемых, а я фиксировал то, что они показывали. Эти передопросы носили чисто формальный характер и продолжались по 20— 30 минут, причем в это время присутствовала и комиссия ЦК по этому делу в лице ЕЖОВА и КОСАРЕВА. Передопрос сводился к тому, что обвиняемого спрашивали, подтверждает ли он показания, данные органам НКВД, и признает ли себя виновным. Оформление передачи дела и передопросов производилось в обстановке большой спешки, вызванной законом от 1 декабря 1934 года.

В течение трех дней все это было закончено, после чего я по указанию АКУЛОВА и ВЫШИНСКОГО уехал в Москву и на суде не присутствовал.

Помню, что при передопросе НИКОЛАЕВА он произвел на меня впечатление дегенерата. У него были расширенные зрачки, говорил он с аффектацией, в углах рта пенилась слюна. Хотя он разумно отвечал на вопросы, я спросил АКУЛОВА и ВЫШИНСКОГО, не следует ли подвергнуть его освидетельствованию, на что АКУЛОВ и ВЫШИНСКИЙ ответили, что в этом нет нужды, а ЕЖОВ и КОСАРЕВ стали смеяться над моим предложением.

Со слов АКУЛОВА мне было известно, что еще до нашего приезда в Ленинград НИКОЛАЕВА допрашивал лично т. СТАЛИН.

В дальнейшем ВЫШИНСКИЙ сам составил обвинительное заключение, которое было доложено т. СТАЛИНУ и после его одобрения подписано. Об этом мне сказал лично ВЫШИНСКИЙ.

Уже после процесса, на котором я не был, ВЫШИНСКИЙ рассказал, что НИКОЛАЕВ перед приведением приговора в исполнение обратился к АГРАНОВУ со словами: «Я же разоблачил этих негодяев», на что АГРАНОВ ответил: «Ты и сам негодяй и убийца одного из вождей революции».

Ознакомление обвиняемых с делом производили следователи НКВД, после чего обвиняемые при выполнении ст. 206 УПК заявляли, что со своим делом они ознакомлены. Был, т.е. установлен, порядок, что обвиняемые знакомились каждый со своим делом, состоявшим из его личных показаний и показаний, данных на него. Кроме того, секретарь суда при вручении обвинительных заключений обычно спрашивал, имеются ли дополнительные ходатайства.

К делам МЕДВЕДЯ и других работников НКВД, а также к эпизоду со смертью БОРИСОВА прокуратура допущена не была в том смысле, что никого из свидетелей и обвиняемых по этим делам не передопрашивала, т.к. было указание, что тут НКВД будет само разбираться со своими сотрудниками.

В заключение должен заметить, что по этому делу, ввиду его особого характера, АКУЛОВ и ВЫШИНСКИЙ выполняли все указания т. СТАЛИНА, подробно входившего во все детали этого дела. Об этом я также знаю с их слов.

Л. ШЕЙНИН

(Л.Р. ШЕЙНИН, Брюсовский 7, кв. 3, тел. 5-9-25-50)

Верно:                         Бугрова

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.