Протокол допроса А. А. Нольде об отношении членов «вредительской организации» в текстильной промышленности к «возможности иностранной интервенции». 11 октября 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.10.11
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

11 октября 1930 г.
[Секретно]

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
НОЛЬДЕ Александра Александровича от 11 октября 1930 г.

Вопрос о возможности иностранной интервенции подвергался обсуждению в отдельных группах членов вредительской текстильной организации в связи с приездом тех или иных представителей текстильной промышленности из-за границы (ШТУЦЕР, А[Н]ГИН, ЗУБЧАНИНОВ); однако, в 1926-1927 г. серьезных разговоров об интервенции не было, ее вероятность казалась минимальной в связи с существующим тогда международным положением: раздоры между державами, нежелание широких масс участвовать в подобных авантюрах и т. д. Более положительные и определенные сведения по вопросу об интервенции сообщили приезжавший в 1928 г. из Франции ЛАЗАРКЕВИЧ и вернувшийся из поездки за границу в 1929 г. ФЕДОТОВ. Первый во время обмена мнений по этому вопросу в перерыве между заседаниями пеньковой конференции, говоря о положении заграницей, отметил, что Франция употребляет большие усилия — в значительной степени при участии русских эмигрантских кругов — к тому, чтобы склонить другие державы к интервенции при помощи в первую очередь Польши, Румынии и лимитрофов; затруднения в вопросе об интервенции возникают в связи с позицией Англии и отчасти Германии, которая боится нового усиления Польши. Судя по настроению французских промышленных кругов[,] интервенция едва ли может иметь место ранее 1930 или 1931 г. и то при условии, если руки держав не будут связаны собственными внешними и внутренними делами. ФЕДОТОВ, посетивший Германию и Англию, высказался по этому вопросу еще более определенно. Он также отмечал усилия Франции организовать интервенцию при помощи Польши, Румынии и лимитрофов и при поддержке со стороны Англии; по его мнению обстановка в 1929 г. более благоприятна: подросло новое поколение, ничего или очень мало знающее об ужасах прошлой войны; основные финансовые и экономические разногласия между державами получили достаточно удовлетворительное разрешение; развивающаяся промышленность Соединенных Штатов ищет новых рынков; дальнейшее восстановление и развитие английской промышленности, стесняемое американской конкуренцией, толкает и Англию на искание новых рынков, хотя бы путем интервенции; по сведениям иностранных газет сближение Польши, Румынии и лимитрофов сделало значительные шаги вперед; наконец, фашистская политика почти всех европейских держав делает более возможным и вероятным согласование их действий в этом вопросе и создание соответствующего настроения в торгово-промышленных и финансовых кругах и даже среди более зажиточных слоев населения. Все это заставляет многих представителей промышленных кругов заграницей считать весьма вероятным, что удастся организовать интервенцию в 1930 или 1931 г., если только какие[-]либо серьезные внешние и внутренние события не отвлекут внимания и энергию держав в другую сторону.

В связи с указанным выше положением вопроса о возможности интервенции и направление вредительской деятельности текстильной организации приобрело более решительный характер: вместо прежней политики замедления роста промышленности, вредительства в деле строительства отдельных объектов и т. д. она приобретает более активный характер, выразившийся в той директиве 1928 г., о которой я писал ранее и которая сводилась к построению явно преувеличенных планов, как в деле развития народного хозяйства внутри страны, так и во внешней торговле, к срыву сырьевых заготовок и т. д., что должно было в результате создать целый ряд затруднений и провалов. На необходимость настойчивого проведения этой директивы ФЕДОТОВ вновь указывал, характеризуя положение вопроса об интервенции после своей поездки заграницу в 1928 г.; эти директивы получались ФЕДОТОВЫМ от тех кругов, от которых он получал их ранее, причем последняя директива 1928 г. имела непосредственную связь зарубежной подготовки интервенции с усилением вредительства в СССР.

А. НОЛЬДЕ.

Д. 353. Л. 180-1832. Машинописная копия того времени. На Л. 180 — машинописная делопроизводственная помета о перепечатке текста, штамп о рассылке документа (дата и номер отсутствуют). На Л. 157 —  сопроводительное письмо от 18 октября 1930 г. (№ П954) об отправке членам и кандидатам в члены ЦК и членам ЦКК ВКП(б) показаний Ларичева, Аккермана, Покровского, Ефремова, Предтеченского, Нольде, Михаленко, Иванова, Неандера и Федотова (см. легенду к док. № 353-17).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.