Показания И. А. Калинникова о связях «Промпартии» «с иностранными и эмигрантскими кругами» во Франции и Англии, подготовке и сроках «иностранной интервенции». 16 октября 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.10.16
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. Р-42280. Т. 10. Л. 146-151 об. Машинописная копия того времени, заверенная Кошеверовым

16 октября 1930 г.
[Строго секретно]

ПОКАЗАНИЯ
КАЛИННИКОВА Ивана Андреевича от 16/Х-30 г.

ДОПРОСИЛИ: ПОМНАЧСОУ ОГПУ АГРАНОВ и
ПОМНАЧ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СО РАДЗИВИЛОВСКИЙ

В развитие и дополнение моих предыдущих показаний, настоящим сообщаю следующее:

Об интервенции.

1. Возникновение идеи иностранной интервенции и Промышленная партия.

Вообще идея иностранной интервенции и попытки ее проведения не сходят со сцены международных отношений с начала Октябрьской революции. В период гражданских войн иностранные государства фактически проводили оперативные выступления против Советского Союза, поддерживая денежными средствами, материальным техническим снабжением и вооружением Корнилова, Деникина, Юденича, Врангеля и Петлюру.

Победоносное отражение советской властью всех попыток иностранной интервенции — не похоронили навсегда попытки интервенции у правительств иностранных государств и у русских эмигрантских кругов заграницей, но повторный приступ к ее проведению был отсрочен надолго, т. к. стало ясно, что на стороне Советского Союза стоят грандиозные потенциальные возможности и исключительные интеллектуально-организующие силы рабочих, без подрыва коих немыслимо с успехом провести интервенцию.

Таким образом, планы интервентов, т. е. правительств Франции и Англии и русских бело-эмигрантских кругов заграницей, направились на подрыв экономической мощи Советского Союза и на укрепление капиталистических элементов внутри СССР. Отсюда усиленное стремление иностранных капиталистов — бывш. владельцев промышленными предприятиями в России — к получению концессий на их бывшие предприятия. Идеологами и пособниками этих вожделений иностранных капиталистов в Инженерном центре, а затем в Промышленной партии были их руководители: ПАЛЬЧИНСКИЙ, РАБИНОВИЧ, ФЕДОРОВИЧ и ЯНУШЕВСКИЙ, к ним примыкали ГАРТВАН, ТАУБЕ, ФЕДОТОВ и другие.

Позднее ХРЕННИКОВ, также один из руководителей этих контрреволюционных организаций очень энергично работал за широкую сдачу в концессию промышленных предприятий их бывшим владельцам.

Когда выяснилось в 1926 году, что объявленная Советским Союзом программа широкого привлечения иностранных концессий не может быть реализована, в виду неприемлемости требований бывших владельцев — иностранцев, а в то же время народное хозяйство Советского Союза невиданно быстрыми темпами заканчивало свое восстановление, в особенности в промышленности и на транспорте, идея интервенции и заграницей и в инженерном центре, а затем в Промышленной партии стала крепнуть и усиливаться, так как быстрое усиление экономической мощи Советского Союза и роста авторитета Коммунистической Партии и Советской власти среди населения Советского Союза становились грозными противниками на пути осуществления будущей интервенции.

ХРЕННИКОВ и ФЕДОТОВ из командировок своих заграницу в 1927 г. привезли в Инженерный центр сведения о том, что правительственные круги Франции и Англии считают нужным спешить с проведением интервенции, что же касается русских бело-эмигрантских кругов во Франции, то у этой стороны, по[-]видимому, еще не созрело убеждение в своевременности спешить с проведением интервенции, так как русским эмигрантам Торгпрома не хотелось получить после интервенции еще недостаточно, по их мнению, восстановленные их прежние промышленные предприятия. Однако, под настоянием правительственных кругов Франции, Торгпром согласился, примерно, к концу 1927 года с необходимостью развернуть работы по подготовке интервенции — об этом инженерный центр был осведомлен ХРЕННИКОВЫМ и РАМЗИНЫМ через КЮФЕРА из Французского посольства в Москве. Сообщения ХРЕННИКОВА, ФЕДОТОВА и РАМЗИНА были сделаны осенью 1927 г. на групповом собрании Инженерного центра в составе: ПАЛЬЧИНСКИЙ, РАБИНОВИЧ, ЯНУШЕВСКИЙ, КРАСОВСКИЙ, ХРЕННИКОВ, ФЕДОТОВ, РАМЗИН, ЧАРНОВСКИЙ, ЛАРИЧЕВ и я — КАЛИННИКОВ.

Так возникла и сформировалась идея интервенции и с этого момента стали усиленно к ней подготовляться правительственные и русские эмигрантские круги во Франции. В это, примерно, время происходит оформление политических концессий в рядах к[онтр]-р[еволюционных] вредительских организаций, объединенных в инженерном центре и превращается в Промышленную партию с Центральным Комитетом. С этого момента идея иностранной интервенции все более и более стала занимать ЦК Промышленной партии.

2. Установление и поддержание связи ПК Промышленной партии с иностранными и эмигрантскими кругами.

Связь с иностранными правительственными и капиталистическими (банки) кругами и русскими эмигрантскими кругами поддерживалась следующим порядком и лицами:

а) Связь с английскими капиталистическими кругами поддерживали ПАЛЬЧИНСКИЙ и ХРЕННИКОВ через сотрудников английского посольства в Москве ЧАРНОКА и ПАТРИКА и, кроме того, ХРЕННИКОВ непосредственно, во время своих многочисленных заграничных командировок, имел свидания и беседы с представителями фирмы Виккерс и бывшим акционером], ныне Сталинского металлургического з[аво]да мистером ГЛЯС. ФЕДОРОВИЧ поддерживал связь с УРК[В]АРТОМ через Ч[А]РНОКА, секретаря английского посольства в Москве. ФЕДОТОВ, кроме связи через английское посольство, имел и непосредственные разговоры с представителями известнейшей текстильной фирмой КНОП и Ко. Позднее, РАМЗИН имел связь с фирмами, изготовляющими энергетическое оборудование, и правительственными кругами Англии, о чем сказано ниже.

б) Связь с французским правительством и французскими парламентскими кругами, а также с русскими эмигрантскими кругами через Торгпром в Париже осуществлялась двояко: во-первых, через Французское посольство в Москве и, во-вторых, посредством использования заграничных командировок членов ЦК ПП и отдельных членов ПП.

Мне известно, что связь с французскими правительственными кругами и русскими эмигрантами Торгпрома сначала, главным образом, поддерживалась ХРЕННИКОВЫМ и ФЕДОТОВЫМ и, отчасти, РАМЗИНЫМ, а позднее — с 1928 г. и особенно 1929 г. главным образом, РАМЗИНЫМ и ЛАРИЧЕВЫМ, а частью мною — КАЛИННИКОВЫМ. Связь осуществлялась в Москве через французское посольство при посредстве КЮФЕРА, а РАМЗИН, по словам ЛАРИЧЕВА, имел связь персонально с французским послом в Москве Жан-Эрбертом. Кроме того, за исключением меня, КАЛИННИКОВА, ни разу за время существования советской власти, не ездившего заграницу, руководители Ц.К. ПП ХРЕННИКОВ, ФЕДОТОВ, РАМЗИН и ЛАРИЧЕВ, во время своих заграничных поездок, входили в непосредственное сношение с правительственными и парламентскими кругами Франции и руководителями Торгпрома — РЯБУШИНСКИМ, ГУКАСОВЫМ, МАН[Т]АШЕВЫМ и др.

От ЛАРИЧЕВА я знаю, что первое время 1927 г. — 1928 г. РАМЗИН имел свидание с КЮФЕРОМ и РЕНЬО у себя на квартире в Теплотехническом институте, а позднее, когда РАМЗИН вошел в непосредственный контакт с французским послом, он передал ЛАРИЧЕВУ с осени 1928 г. сношения с КЮФЕРОМ.

Встречи ЛАРИЧЕВА с КЮФЕРОМ обычно устраивались на квартире у ЛАРИЧЕВА, на одном свидании ЛАРИЧЕВА с КЮФЕРОМ присутствовал и я. Содержание вышеуказанных сношений будет описано мною в последующем.

в) связь с правительственными и капиталистич[ескими] кругами Польши поддерживали РАБИНОВИЧ — до своего ареста — и ЧАРНОВСКИЙ с лета 1928 г. при посредстве польской миссии в Москве персонально через кого в миссии — мне не известно. РАБИНОВИЧ был связан через ДВОРЖАНЧИКА с промышленными кругами Польши, а ЧАРНОВСКИЙ с правительственными кругами и штабом Польши.

3.   Роль Франции и Торттгрома в подготовке интервенции.

А. Организующие силы в подготовке иностранной интервенции.

Сношениями ХРЕННИКОВА, ФЕДОТОВА и РАМЗИНА через французское посольство в Москве и непосредственными встречами с правительственными кругами (пол[ковник] РИШАР и б. министр ЛУШЕР при посредстве Торгпрома) и с РЯБУШИНСКИМ, ГУКАСОВЫМ, МАНТАШЕВЫМ, КОНОВАЛОВЫМ, МОРОЗОВЫМ, БАРДЫГИНЫМ и другими установлено, что организующими интервенцию силами являются правительственные круги Франции и Англии и русские эмигранты в лице Торгпрома. Непосредственными исполнителями интервенции намечаются лимитрофные государства — Польша, Румыния и Латвия. Основными политико-экономическими предпосылками, определяющими целесообразность иностранной интервенции и реализации ее в ближайшее время[,] признаются положения:

1.  Хозяйство Советского Союза быстро восстанавливается и развивается.

2.  Обороноспособность Советского Союза отстает значительно от современных заграничных достижений в технике вооружения и снаряжения армий.

3.  Особо угрожающим интервенции моментом является рост интеллекта (психики) Красной армии и ее связей с рабочим классом и крестьянством.

Вывод — медлить с подготовкой интервенции недопустимо по мнению и правительственных кругов Франции и Англии, к которому присоединяются и русские эмигрантские круги. Несколько позднее РАМЗИН от ЭРБЕТТА получил подтверждение этих сведений из заграницы и сообщил в групповом собрании ЦК П.П. дополнительно, что при французском штабе была созвана международная комиссия под председательством генер[ала] ЖАНЕНА в состав[е] представителей Франции, Англии и Польши по поводу распределения ролей в руководстве и проведения русской интервенции. Этой комиссией было принято, что руководство проведением интервенции берет на себя Франция, она же будет вести заготовку и поставку боевых снаряжений и вооружения интервенирующих армий. Оперативную подготовку и роль застрельщика берет на себя Польша.

После принятого комиссией ЖАНЕНА решения, Англия несколько охладела к интервенции, так как отпал ее главный экономический интерес — дать своей промышленности хорошо подработать на поставках вооружения и снаряжения интервенирующим армиям. Подробности знает РАМЗИН. Кроме того, РАМЗИН через французского посла ЭРБЕТТА имел сношения с полковником французского генерального штаба РИШАРОМ. Эти сведения у меня со слов ЛАРИЧЕВА.

Б. Срок иностранной интервенции.

Правительством Франции и Англии и русской бело-эмиграцией Торгпрома намечался ближайший срок интервенции — с[е]редина 1930 года.

Эти сведения получил РАМЗИН из французского посольства от КЮФЕРА во второй половине 1928 года, одновременно ему же был сообщен приводимый мною ниже схематический план проведения интервенции.

В. План иностранной интервенции.

1.  Франция руководит, снабжает и вооружает интервенирующие армии, условия снабжения и вооружения устанавливаются путем соглашения Франции с лимитрофными государствами.

2.  Лимитрофные государства — Польша, Румыния и Латвия — непосредственно вооруженными силами проводят интервенцию по оперативному плану, разработанному Францией и Польшей. Агрессивные действия в пограничных полосах начинают Румыния и Польша с целью вызвать Советский союз на открытие им первым военных действий.

3.  Экономическая блокада обязательно предшествует началу военных действий и их сопровождает.

4.  Руководителем интервенирующими армиями выдвигается известный русский генерал ЛУКОМСКИЙ.

Г. Отсрочка иностранной интервенции.

Возвращаясь с Лондонской Всемирной Энергетической конференции через Париж в СССР, РАМЗИН и ЛАРИЧЕВ установили связь с Торгпромом в лице РЯБУШИНСКОГО, поддерживавшего сношения с французским правительством через ЛУШЕРА. Они узнали, что ввиду происшедших задержек в снаряжении и вооружении армий для интервенции и взаимной недоговоренности лимитрофных государств по проведению интервенции, а также в виду того, что Советский Союз не начнет сам военных действий, так как это сорвало бы удачно осуществляемую пятилетку, придется вероятно отсрочить интервенцию на год или полтора года. Торгпром с своей стороны мотивировал необходимость переноса интервенции на год еще тем, что по многолетним статистическим наблюдениям можно ожидать в 1931 г. неурожая большого размера в Советском Союзе.

В виду некоторой вялости, с которой велись разговоры непосредственно представителями французских правительственных кругов и представителей русской эмиграции в Париже с руководителями ЦК РАМЗИНЫМ и ЛАРИЧЕВЫМ в Париже, а отчасти с ЛАРИЧЕВЫМ и со мной (КЮФЕР) в Москве, ЦК ПП ожидал сообщение о возможной отсрочке и принял по предложению РАМЗИНА, как я уже показывал ранее в статье о военных организациях ПП, развернуть работу по организации ячеек ПП в военных учреждениях Красной армии.

4. Роль Англии в подготовке иностранной интервенции.

По сведениям от ХРЕННИКОВА, ему удалось через фирму Виккерс получить осведомление об участии правительственных кругов Англии в подготовке интервенции. Сообщения ХРЕННИКОВА совпадают с сведениями РАМЗИН А, полученными им от ЭРБЕТТА и КЮФЕРА и приведенными выше в пункте «А» сообщениями.

Связь с английскими правительственными и промышленными кругами, после ареста ХРЕННИКОВА (лето 1929 года) и затем ФЕДОТОВА, у П.П. временно прервалась. Осенью 1929 г. ожидался приезд нового английского посла и восстановление дипломатических отношений. Во время перерыва официальных отношений Советского Союза с Англией 27-Х-[19]30 г. защита интересов английских подданных, проживающих в Советском Союзе, была Англией поручена Норвегии через норвежскую миссию в Москве.

В групповых беседах ЦК ПП осенью 1929 г. о возобновлении связей ПП с английскими правительственными и промышленными кругами через вновь организованное английское посольство в Москве было, между прочим, предложение и мне заняться возобновлением этой связи, однако я это предложение отклонил в виду отсутствия у <меня> необходимых д[ля] этого данных. ХРЕННИКОВ и ФЕДОТОВ имели прочные и долголетние знакомства и деловые связи с английскими промышленниками и последним хорошо известны еще в дореволюционное время. Эти знакомства облегчали и делали возможным установление связей с правительственными кругами Англии и ее посольством в Москве, а во время перерыва дипломатических отношений — поддерживать эту связь через норвежскую миссию.

Принимая во внимание спешность для Промышленной Партии возобновления связи П.П. с английскими кругами, РАМЗИН взял на себя это поручение Ц.К., рас[с]читывая использовать для этой цели полученные им и ЛАРИЧЕВЫМ по предыдущим поездкам в Лондон знакомства с правительственными кругами Англии и с фирмами, изготовляющими для Советского Союза энергетическо[е] оборудование как напр. ВИККЕРС, БАБКОКС-ВИЛЬКОКС. РАМЗИН и ЛАРИЧЕВ, когда были в Лондоне на Всемирной Энергетической Конференции, установили связь с полковником генерального штаба ЛОУРЕН[С]ОМ, известным поборником идеи интервенции СССР.

Действительность в ближайшее время подтвердила правильность принятого РАМЗИНЫМ решения, РАМЗИНУ вскоре по открытии английского посольства в Москве (Х-[19]29 [г.]) через ПАТРИКА удалось установить регулярную связь с английскими кругами и он получил интересное сообщение, относящееся к интервенции, в связи с инцидентом на Восточно-Китайской ж. д. Авантюра с нападением на эту дорогу и вооруженные столкновения на Дальне-Восточной границе Советского Союза были предприняты по инициативе и содействии Англии и имели целью произвести разведку о боевой, технической и тактической подготовленности Красной армии, что очень важно было знать при составлении оперативного плана военных действий интервентов.

5.  Мои — КАЛИННИКОВА — встречи с секретарем французского] посольства месье КЮФЕРОМ.

Я встречался с КЮФЕРОМ три раза. Я познакомился с ним через РАМЗИНА летом [19]28 г. Для этого РАМЗИН пригласил меня к себе на квартиру в Теплотехнический Институт к определенному часу. Приехав к РАМЗИНУ, я застал у него, как он представил, месье КЮФЕРА. КЮФЕР в это время подтверждал известные РАМЗИНУ и ЦК намерения французского правительства и Торгпрома произвести интервенцию летом (VI) 1930 г. Подробно это сообщение КЮФЕРА и сообщения ХРЕННИКОВА и ФЕДОТОВА из их заграничных поездок мною приведены выше в настоящем показании п. «А» ст. 3. Пробыв у РАМЗИНА не более часа, я уехал, КЮФЕР остался.

Вторая моя встреча с КЮФЕРОМ произошла осенью [19]28 г. на премьере <спектакля> «Наталия Тарпова» в Камерном театре в антракте в фойе. На премьеру я поехал, отчасти в надежде встретить КЮФЕРА, так как знал еще при встрече у РАМЗИНА о симпатии персонала французского посольства к постановкам Камерного театра.

КЮФЕРА я встретил в фойе в обществе двух дам и одного мужчины, которого КЮФЕР представил мне, назвав мосье РЕНЬО, сотрудник французского посольства. В следующем антракте КЮФЕР подтвердил мне уже известные в ЦК сведения от РАМЗИНА о предполагаемом плане интервенции, что подробно мною изложено в настоящем показании ст. 3 п. «В». По предварительному соглашению с РАМЗИНЫМ, я никаких сообщений КЮФЕРУ не делал, да и не нужно было, так как у КЮФЕРА была недавно встреча и с РАМЗИНЫМ и ЛАРИЧЕВЫМ, с которыми он поддерживал постоянную по делам Промышленной партии связь. Беседа длилась не более 20-ти минут.

Наконец, 3[-я] моя встреча с КЮФЕРОМ состоялась по приглашению ЛАРИЧЕВА на квартире ЛАРИЧЕВА в декабре [19]29 г. Сообщив о точном сроке переноса интервенции на осень 1931 г., КЮФЕР настаивал по поручению правительственных кругов Франции на ускорении организации военных ячеек Промышленной партии. Из осторожности и это свидание было очень кратким не более полчаса. ЛАРИЧЕВ об этом разговоре впоследствие сообщил на групповом собрании ЦК.

6. Установление связи ПП с правительственными и русскими эмигрантскими кругами Франции в 1930 году.

В моем показании о военных организациях П.П. от 14 октября 1930 года я привел данные об организации военного штаба П.П. для объединения и направления ячеек П.П. при учреждениях и частях Красной армии. Там было показано, что председатель ЦК и военного штаба П.П. РАМЗИН должен был, по его собственному заявлению в ЦК, в ближайшую поездку заграницу установить непосредственную связь с правительственными кругами Франции и Англии по военным вопросам интервенции. Со слов РАМЗИ НА мне известно, что он предполагал использовать связь РЯБУШИНСКОГО с ЛУШЕРОМ, который покровительствует Торгпрому (так РЯБУШИНСКИЙ передавал РАМЗИНУ на последнем с ним свидании). РАМЗИН предполагал установить связь и с ген. ЛУ КОМСКИМ для получения руководящих указаний для военного штаба П.П.

В период от возвращения РАМЗИНА из заграницы в конце июня или в начале июля сего года до моего ареста 22 июля с. г. мне не удалось встретиться с РАМЗИНЫМ, поэтому я не могу ничего сообщить о конкретных результатах поездки РАМЗИНА в исполнении взятых им на себя поручений.

КАЛИННИКОВ.
16 октября 1930 года.

ДОПРОСИЛИ: ПОМ. НАЧ. СОУ ОГПУ АГРАНОВ
ПОМ. НАЧ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СО ОГПУ РАДЗИВИЛОВСКИЙ.

Д. 354. Л. 31-42. Заверенная машинописная копия того времени. На Л. 31 вверху — штамп с вписанными от руки данными о распечатке (50 экз.) текста и датой «19.Х.1930 г.», подпись-автограф Хряпкиной. Рядом штамп о рассылке документа (номер и дата отсутствуют). Показания И. А. Калинникова были направлены «для сведения» членам и. кандидатам в члены Политбюро ЦК В КП (б) и членам Президиума ЦКК ВКП(б) 19 октября 1930 г. наряду с копиями протоколов допросов Евреинова от 1.Х.30 г. («о террористической организации промпартии»); Рамзина, Ларичева, Чарновского, Предтеченского, Соловьева, Мюллера, Кирпотенко от 16 и 17.Х.30 г. — «по вопросу об интервенции». (Копия сопроводительного письма на Л. 1; см. легенду к док. № 354-1 «Показания Е. Ф. Евреинова [...]».)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.