Приговор Военного трибунала пограничных и внутренних войск Киевского округа по делу Г.Н. Юфы, И.В. Волкова, И.А. Шпица, П.Г. Чичикало и С.П. Кузьменко

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1938.12.31
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т.2 М.2018 С. 179-185
Архив: 
ASISRM-KGB, dosar 32904, Vol. 3, f 48-53 об. Оригинал. Машинопись на блинке. Документ (заверенная копия с копии) впервые опубликован в третьем томе серии книг «Одесский мартиролог» (Одесса: ОКФА, 2005. - С. 583-586).

29-31 декабря 1938 г.

Дело №[58-1938 г.]1 

ПРИГОВОР [№] 88

ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

1938 г., декабря 31 дня, Военный Трибунал Пограничной и Внутренней Охраны УССР, в г. Киеве, в клубе совторгслужащих, в открытом судебном заседании в составе:

Председательствующего Васютинского Я.М. и членов: политрука Трифонова Г.И.

лейтенанта Русанова Я. Ф.

При секретаре технике-интенданте II ранга Эфроимсоне, с участием пом[ощника] Главного военного прокурора ПО и ВО УССР див-военюриста Кузнецова А.Х. и защиты, состоящей из членов Коллегии защитников по Киевской области Авербуха М.М. и Головченко Я.С., рассмотрев дело 582 1935 г. по обвинению бывших сотрудников НКВД Молдавской АССР:

1. бывшего начальника IV отделения УГБ НКВД МАССР лейтенанта государственной безопасности ЮФА Григория Наумовича, 29 л[ет], уроженца г. Ромны бывшей Полтавской губ., сына торговца, по национальности еврея, с низшим образованием, женатого, имеющего одного ребёнка, бывшего чл[ена] КП(б)У с 1931 г., не судившегося;

2. бывшего оперуполномоченного УГБ НКВД МАССР мл[адшего] лейтенанта государственной безопасности ВОЛКОВА Ивана Васильевича, 1906 г. рождения, уроженца деревни Токомово Ковыконского района МАССР, происходящего из крестьян-бедняков, по национальности русского, с низшим образованием, бывшего чл[ена] КП(б)У с 1928 г., не судившегося;

3. бывшего пом[ощника] оперуполномоченного IV отд[ела] УГБ НКВД МАССР сержанта государственной безопасности ШПИЦ Исаака Ароновича, 1908 г. рожд[ения], уроженца г. Тирасполя, по национальности еврея, с незаконченным сред[ним] образованием, бывшего чл[ена] КП(б)У с 1932 г., не судившегося, из рабочих;

4. бывшего пом[ощника] оперуполномоченного IV отд[ела] УГБ НКВД МАССР сержанта государственной безопасности ЧИЧИКАЛО Павла Григорьевича, 1918 г. рождения, уроженца местечка Ичня Черниговской области, происходящего из крестьян-бедняков, по национальности украинца, с незаконченным высшим образованием, холостого, быв[шего] чл[ена] ВЛКСМ с 1935 г., не судившегося;

-всех четверых в преступлениях, предусмотренных ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

и 5-го - КУЗЬМЕНКО Степана Порфирьевича, 1905 г. рождения, происходящего из кулаков с. Песчаный Брод того же района Одесской области, по национальности украинца, с высшим педагогическим образованием, женатого, имеющего одного ребёнка, беспартийного, не судимого, - в преступлении, предусмотренным ст. 20-207-17 п. «б» УК УССР;

Установил:

Состоя на службе в органах НКВД Молдавской АССР, ЮФА, ВОЛКОВ, ШПИЦ, ЧИЧИКАЛО и КУЗЬМЕНКО вместо выполнения ответственнейших задач по выявлению действительных врагов народа, троцкистско-бухаринских, шпионско-диверсионных и прочих враждебных элементов и проведения борьбы с этими элементами стали на путь преступного создания искусственных дел о якобы вскрытых ими на территории Молдавской АССР контрреволюционных организаций и ареста в связи с этим по фиктивным материалам людей, не причастных к контрреволюционным организациям и вовсе ни в чём не повинных -честных советских граждан.

На почве шкурных и карьеристских побуждений, а также на почве личных счётов (ШПИЦ). ЮФА и остальные перечисленные его соучастники допустили незаконные аресты и применение незаконных методов следствия к арестованным. добиваясь таким преступным путём признания подследственных в контрреволюционной деятельности, к коей последние не были причастны.

Будучи арестованным таким образом по заданию ЮФЫ, а затем освобождён органами НКВД за отсутствием против него каких бы то ни было материалов обвинения, учитель Садапюк обратился с жалобой на имя секретаря ЦК КП(б)У тов. ХРУЩЁВА по поводу незаконных действий перечисленных бывших сотрудников НКВД МАССР.

Учитель Садалюк, член ВЛКСМ, являясь директором школы до ареста его, был отмечен Горсоветом за его образцовую постановку работы в школе и за это же по наряду Совнаркома УССР получил автомашину в личное пользование.

На возникшем по этому поводу предварительном следствии было выявлено:

Располагая донесением сотрудника КУЗЬМЕНКО об антисоветских проявлениях учителя Величко в среде некоторых своих товарищей - учителей, ЮФА с ведома бывш. наркома внутренних дел МАССР Широкого решил сфабриковать материалы о якобы вскрытой им на территории Молдавской АССР контрреволюционной фашистской организации.

Для этой цели ЮФА привлёк уволенного ранее по компрометирующим материалам из органов НКВД Семёнова, которому поручил составить от имени упомянутого КУЗЬМЕНКО фиктивный доклад о якобы известной последнему контрреволюционной деятельности «молодёжной фашистской организации», участниками коей были названы, помимо Величко, допускавшего антисоветские высказывания, и ряд лиц - молодых и честных советских учителей, как Лобач, братья Китаевы и другие.

Доклад этот был скорректирован ЮФОИ и Широким в сторону заострения фиктивных данных о контрреволюционной деятельности фигурировавших в этом докладе лиц.

Этот фиктивный доклад от 5-го июня 1938 г., несмотря на то, что не отвечал действительности и порочил ни в чём не повинных советских граждан, обвиняя их без всяких оснований в принадлежности к «контрреволюционной организации», КУЗЬМЕНКО по предложению ЮФЫ переписал своей рукой, от своего имени и подписал его.

По таким сфабрикованным ЮФОЙ с помощью Семёнова и КУЗЬМЕНКО фиктивным материалам, несмотря на то, что НКВД МАССР не располагало данными о наличии в Молдавии названной выше «контрреволюционной молодёжной организации», 18 июня 1938 г. постановлением ЮФЫ, утверждённым Широким, были арестованы пять учителей: Величко, Островский, Лобач и Китаевы - Всеволод и Игорь, а затем по поручению ЮФЫ оперуполномоченный ШПИЦ приступил к допросу указанных лиц и путём угроз и других незаконных методов следствия добился их «признания» в принадлежности к контрреволюционной организации.

При этом Величко, под страхом применения к нему физических мер воздействия, назвал в качестве участников «контрреволюционной организации» и ряд других лиц, в том числе учителя Садалюка.

Прикреплённый для следствия к IV отделению НКВД МАССР оперуполномоченный ВОЛКОВ, допрашивая из этой группы учителя Островского, также применял в отношении его преступные методы следствия, добился таким путём его «признания».

На допросах как ШПИЦ, так и ВОЛКОВ заставляли арестованных выдумывать и подписывать всё новые подробности и фамилии для подкрепления сочинённых ими данных о контрреволюционной и шпионской якобы деятельности указанных ими лиц, и таким путём в качестве участников указанной «контрреволюционной организации» оказались арестованными одиннадцать человек, из коих трое были в дальнейшем освобождены ещё до возникновения настоящего дела.

По показаниям Садалюка, в связи с поданной им жалобой, было выявлено, что он содержался под стражей в течение двух месяцев без всякого допроса и, будучи, наконец, вызван к помощнику] оперуполномоченного ЧИЧИКАЛО, коему было поручено его допросить, подвергся со стороны ЧИЧИКАЛО избиениям и другим незаконным методам следствия, с помощью коих ЧИЧИКАЛО добивался от Садалюка «признания» в принадлежности его к «контрреволюционной фашистской молодёжной организации».

Однако, ввиду отсутствия в НКВД материалов для такого обвинения Садалюка, помимо вынужденных показаний Величко и Островского, Садалюк 10 октября 1938 г. был освобождён. При этом оказалось, что отобранная у Садалюка при аресте легковая машина «ГАЗ» во время пребывания его под стражей незаконно использовалась Молдавским НКВД в качестве дежурной машины, и за время содержания Садалюка под стражей машина прошла 17 тыс. км и приведена была в негодное состояние. В таком виде машина была возвращена ему после освобождения его из-под стражи.

Практика неосновательных арестов и незаконных методов следствия, допущенная указанной группой бывш. сотрудников НКВД МАССР, привела и к другому возмутительному факту провокационного создания искусственного дела против гр[аждани]на Ленчинера.

На почве возникшей ссоры из-за детей между женой Ленчинера (билетёра местного театра) и женой ШПИЦА последняя пригрозила Ленчинеру, что она «проучит и посадит» его. Ленчинер возразил, что он - честный советский человек и арестовывать его не за что.

Вслед за этим ШПИЦ, злоупотребляя своим служебным положением, начал принимать меры к аресту Ленчинера, добился для этой цели провокационным путём у своего подследственного Демуса, как участника контрреволюционной организации, показаний о принадлежности якобы Ленчинера к «контрреволюционной организации», невзирая на то, что Демус Ленчинера совершенно не знал. С помощью ЧИЧИКАЛО ШПИЦ добился таким же преступным путём показаний арестованного Говберга, коего ЧИЧИКАЛО допрашивал, и Говберг также дал показания о том, что Ленчинер, как ему известно со слов некоего Когана, также является участником к-p сионистской организации.

В результате чего, по приказанию ЮФЫ Ленчинер был вызван в Управление НКВД МАССР, где без всяких к тому законных оснований и без предъявления ему ордера на арест Ленчинер был заключён под стражу.

При этом Ленчинер за свою попытку протеста против незаконного его ареста подвергся возмутительным оскорблениям со стороны ЮФЫ в присутствии секретаря отд[ела] Розенфельда, а затем около трёх месяцев содержался под стражей без всякого допроса и лишь 21 сентября3 с.г. был освобождён, так как вопреки ШПИЦУ и ЮФЕ, всё же всплыла абсолютная невиновность его, Ленчинера.

Помимо указанных преступных действий ЮФЫ, вскрыт был ряд его злоупотреблений своим служебным положением в личных и корыстных целях, как. например: ЮФА в бытность его нач[альни]ком Райотделения НКВД в Балте систематически брал бесплатно продукты в колхозах, товары в магазинах и. наконец, присваивал себе секретные суммы, причитавшиеся сотруднику КУЗЬМЕНКО, отбирая от него фиктивные расписки в получении этих сумм, тогда как в действительности он их КУЗЬМЕНКО не выплачивал. Всего таким образом ЮФА присвоил за счёт КУЗЬМЕНКО 500 рублей.

Привлечённые по настоящему делу в результате возникшего следствия об их преступных действиях ЮФА, ШПИЦ, ЧИЧИКАЛО и КУЗЬМЕНКО свою вину, как на предварительном, так и на судебном следствии, полностью признали.

ВОЛКОВ, признавая себя виновным в применении незаконных методов следствия, отрицал, однако, избиение им арестованного Островского.

Дело в отношении Широкого прекращено за смертью его до суда, дело в отношении Семёнова выделено за нерозыском его.

На основании изложенного Военный трибунал признал виновными:

1. ЮФА Г.Н. в том, что, будучи в 1938 году н[ачальни]ком IV отд[ела] УГБ УНКВД МАССР и злоупотребляя своим служебным положением, из низменных и карьеристских побуждений систематически создавал провокационные дела против ряда советских гр[ажда]н с обвинением их в тягчайших к-p преступлениях путём фабрикации для этой цели фиктивных агентурных донесений и искусственного создания доказательств обвинения с помощью подчинённых ему сотрудников, практикуя при этом незаконные методы следствия, а также в том, что присваивал по фиктивным распискам причитавшиеся сотруднику КУЗЬМЕНКО деньги.

2. ВОЛКОВА И.В. в том, что, будучи прикреплён для следствия к IV отделению] НКВД МАССР и злоупотребляя своим служебным положением, участвовал в провокационном создании искусственного дела по обвинению группы молодых учителей в к-p деятельности и шпионаже, применяя при этом во время допроса по делу Величко, Островского и других преступные методы следствия, вынудив у них таким образом заведомо ложные показания, являвшиеся, по сути, оговором как их самих, так и других, ни в чём не повинных людей.

3. ШПИЦА И.А. в том, что, будучи помощником] оперуполномоченного УГБ НКВД МАССР, участвовал в провокационном создании искусственного дела по обвинению молодых учителей в к-p деятельности, применяя при допросах арестованных по этому делу лиц преступные методы следствия, а также в том. что. злоупотребляя своим служебным положением, он на почве личных счётов со своим соседом гр[аждани]ном Ленчинером в целях ареста его провокационным путём добился у подследственных своих заведомо ложных показаний о причастности якобы Ленчинера к к-p организации, в результате чего Ленчинер был неосновательно арестован и свыше 3-х месяцев содержался под стражей.

4. ЧИЧИКАЛО П.Г. в том, что, будучи помощником] оперуполномоченного У ГБ НКВД МАССР, принимал участие в провокационном создании искусственных дел и, злоупотребляя своим служебным положением, систематически применял преступные методы следствия, а также явился пособником ШПИЦА в получении от арестованного Говберга заведомо провокационных показаний о гр[аждани]не Ленчинере, что послужило фиктивным основанием незаконного ареста последнего.

5. КУЗЬМЕНКО С.П. в том, что, будучи нештатным сотрудником НКВД МАССР и действуя по заданию ЮФЫ, переписал своей рукой и от своего имени, за своей подписью, заведомо фиктивное донесение о якобы существующей в Молдавии к-p фашистской организации, способствуя таким образом провокационному созданию искусственного дела по обвинению группы учителей в к-p деятельности, каковые преступления всех - ЮФА, ВОЛКОВА, ШПИЦА, ЧИЧИКАЛО и КУЗЬМЕНКО, учитывая особо отягчающие обстоятельства, установленные по делу и выразившиеся в грубом нарушении социалистической] законности, предусмотрены в отношении первых четырёх, т. е. ЮФЫ, ВОЛКОВА, ШПИЦА и ЧИЧИКАЛО, как должностных лиц, ст. 206-17 п. «б» УК УССР, а в отношении КУЗЬМЕНКО - ст. 20-206-17 п. «б» УК УССР.

В силу чего

Приговорил: 

1. ЮФА Григория Наумовича на основании ст. 206-17 п. «б» УК УССР, лишив его присвоенного ему звания лейтенанта госбезопасности, к высшей мере наказания - РАССТРЕЛЯТЬ;

2. ВОЛКОВА Ивана Васильевича на основании ст. 206-17 п. «б» УК УССР, лишив его присвоенного звания мл[адшего] лейтенанта госбезопасности, к высшей мере наказания - РАССТРЕЛЯТЬ;

3. ШПИЦА Исаака Ароновича на основании ст. 206-17 п. «б» УК УССР, лишив его присвоенного ему звания сержанта госбезопасности, к высшей мере наказания - РАССТРЕЛЯТЬ;

4. ЧИЧИКАЛО Павла Григорьевича на основании ст. 206-17 п. «б» УК УССР лишив его присвоенного ему звания сержанта госбезопасности, к высшей мере наказания - РАССТРЕЛЯТЬ;

5. КУЗЬМЕНКО Степана Порфирьевича на основании ст. 20-206-17 п. «б» УК УССР к высшей мере наказания - РАССТРЕЛЯТЬ.

Приговор может быть обжалован в 5-дневнй срок со дня вручения копии приговора осуждённым через Военный трибунал, вынесший приговор, в Военную коллегию Верховного суда СССР.

Председательствующий             Васютин

Члены:                                Трифонов

                                                     Русанов


1. Нa оригинале документа номер отсутствует, проставлен по заверенной машинописной копии (f 54)

2. На оригинале документа от руки написан номер 26. проставлен по машинописной копии.

3. В заверенной мшинописной копии документа проставлена другая дата - 9 опября (f 57).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.