14 июня 1926 г.

Реквизиты
Тема: 
Государство: 
Датировка: 
1926.06.14
Источник: 
Стенограммы заседаний Политбюро ЦК РКП(б)-ВКП(б) 1923-1938 гг. Москва. РОССПЭН. 2007. Том 2 1926-1927 гг. Стр. 27-54
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 688. Л. 1—75 (неправленая стенограмма); Л. 76-154 (стенограмма с авторской и редакционной правкой).

14 июня 1926 г.1

Межлаук. Товарищи, я начну свой доклад исходя из того, что разосланный материал членам Политбюро знаком и не нуждается в повторении целого ряда приведенных в материалах данных2. Доклад состоит из двух частей. Первая часть о структуре Главметалла и о методах управления металлопромышленностью3, вторая часть — о положении металлопромышленности и выполнении программ в течение первого полугодия текущего года.

В части структуры Главметалла необходимо отметить следующее. Главметалл является первым управлением ВСНХ4, которое построено на принципе охвата всей союзной металлопромышленности, а также республиканской и местной металлопромышленности. Мы даем не разрез по линии принадлежности к той или иной группе, а охватываем всю данную отрасль с начала до конца, что дает возможность охватить всю металлопромышленность, а с другой стороны, достаточно прочно увязывает с местными органами. Централизованным при нашей системе является общее регулирование управления предприятиями; а назначение же соответствующих товарищей, стоящих во главе предприятий, рассмотрение отчетов и т.д. идет по линии местных органов, местных СНХ, республиканских ВСНХ и областных ВСНХ. При такой системе мы получаем возможность составить общий план металлопромышленности, охватывающий всю страну, и в этом году впервые 80% всех металлопредприятий уже прочно охвачено нашим планом. Это построение, несомненно, надо отнести к нашим достижениям, ибо за последние полтора года мы таким образом объединили разрозненную металлопромышленность, уничтожили бесплановость в развитии отдельных ее отраслей, которые, благодаря этому, попадали прежде в затруднительное положение, и стали направлять путем составления программ, утверждаемых Советом труда и обороны5, всю периферию в нужном направлении. Особенно важно это для местных предприятий, которые получили благодаря такой системе весьма большое развитие.

Для того чтобы связать часть союзных предприятий с местными организациями, мы установили метод управления при помощи передачи мандатов на управление теми или другими предприятиями. Таких организаций у нас имеется три: украинская, ленинградская и уральская. Украина управляет по мандату ЮМТ6. Этот опыт на Украине был неудачен, что мы относим главным образом к тому, что ВСНХ УССР находился в стадии организации, дело у него обстояло еще неважно, и поэтому он не мог управлять ни своими предприятиями, ни подмандатными предприятиями. В Ленинграде промбюропрекрасно справлялось со своей задачей и в настоящее время ни одной организации не осталось без надлежащего управления. Мы здесь имели и удачный подбор работников. С Уралом положение в особенности любопытное, так как управление металлопромышленностью сосредоточено в областном органе, который управляет на одинаковых основаниях и союзной промышленностью, и областной и местной промышленностью. По существу на Урале имеется мощный металлотрест, который управляет металлопромышленностью. Уральский областной СНХ вместе с Уралметом8 представляет собой орган управления, который осуществляет все права ВСНХ по отношению к трестам. Я думаю, что надо будет организационно закрепить этот порядок и вывести из несколько странного положения, в каком находится уральская промышленность сейчас.

Организационные изменения в состоянии металлопромышленности в течение этого времени произошли в сторону нарастания предприятий, которыми мы управляем. Этот рост привел к тому, что мы имеем в этом году охваченными 80% металлопромышленности, а в будущем году охватим до 90% металлопромышленности. Это положительные стороны дела. Теперь я перейду к отрицательным сторонам.

Что мы имеем в этом отношении? Мы в течение этого времени руководили на старых основаниях, - иначе говоря, управляли, получая данные трестов со всех предприятий, анализируя эти поступающие сведения и потом давая соответствующие директивы. Плюс к этому мы имели непосредственную живую связь председателей трестов, которые приезжали сюда в Москву. Кроме того, мы имели чрезвычайно ограниченную связь с предприятиями руководителей Главметалла, отдельные наши работники выезжали и поддерживали связь с местами. Такое положение не давало возможности вовремя получить нужные нам сведения и давать своевременную сигнализацию. Сигнализация, важная для нас и для правительства, поступает всегда слишком поздно, потому что пока мы изучим данные того или иного треста, представленные трестами документы, проходит столько времени, что эти документы приобретают уже характер больше исторический, чем оперативный. При этих условиях нам приходилось с величайшим трудом и приходится в настоящее время пробиваться через груды материалов, представляемых трестами. [Причем эти материалы представляют собой исторический пережиток.] Теперь мы отказались от этой системы детальнейшего разбора всех представляемых нам трестами материалов и переходим к другой системе, при которой мы будем получать от трестов цифры, и если эти цифры будут оказываться неверными, мы уголовным и гражданским порядком будем карать лиц, представивших эти неверные сведения, но сами проделывать работу рядом с заводами, рядом с трестами мы больше не будем. Это даст нам возможность приблизить сведения к фактическому положению дела на месте и даст нам возможность действительно вовремя предупреждать. Пример Югостали9 и ЮМТ в этом отношении показателен. Они работали так, что не знали, что делается на заводах, и мы, получая от них материалы, не в состоянии были управлять как следует этим делом. Это тот недочет, который у нас имеется.

Второй недочет в организационной структуре металлопромышленности — это отсутствие необходимого количества нужных для нас людей. В организационном отношении наши тресты представляют собой довольно любопытное в промышленности явление, так как руководителями трестов являются почти без исключения рабочие-металлисты, постепенно выдвинувшиеся на эту работу. Часть из них от нас ушла, новые кадры металлистов выдвигаются относительно слабо, а там, где выдвигаются, встречают большие затруднения в самом аппарате управления. За последнее время мы пережили целый ряд склок во всех трестах. Склоки эти регулярно сводятся к тому, что подрастающий зампред или член правления стремится перерасти своего председателя. Эта операция ему не удается, и получается организационная неразбериха. Наряду с этим мы имели некоторые отрицательные явления в организационной части, которые сводятся к не всегда достаточно удачному подбору людей. Таких случаев имеется довольно много. Но мы этот порядок постоянно, вместе с ЦК металлистов10, исправляем. В настоящее время почти по всем трестам положение восстановлено, и таких организационных трений у нас почти не имеется11. Мы должны здесь просить ЦК об ассигновании нам некоторой части, во-первых, квалифицированных организаторов, с тем чтобы вернуть часть металлистов, коренных на нашем деле, как это Политбюро сделало по отношению к Косиору12, может быть, вернуть нескольких товарищей. Это с одной стороны.

А с другой стороны, необходимо влить новых людей, а именно молодых экономистов-коммунистов, которые к нам совершенно почти не попадают. Следует дать нам экономистов-коммунистов из Свердловского университета13, из Института Карла Маркса14. Благодаря тому, что мы не имеем таких нужных нам людей, мы должны в области организационной продолжать организационное кустарничество. Прежде мы все выдвигались на ту или иную работу, не имея никакого опыта, но это было тогда, когда еще обстановка не сложилась, когда вообще существовал всеобщий хаос. Теперь положение другое. Теперь, когда появляется неопытный человек и садится без подготовки сразу на большое дело, тогда налаженное дело начинает разваливаться. Этого мы в настоящее время терпеть не можем. Нам приходится иметь дело теперь с более квалифицированными людьми, и мы считаем, что в этой области мы выдвижение должны вести по линии подучивания имеющихся работников и вовлечения таких работников, которые пошли в учебные заведения и возвращаются к нам в организацию уже иными, имея значительную квалификацию.

Вот наши пожелания. Повторяю, я детально к изложению того, что написано в нашем докладе, возвращаться не хочу.

Теперь о положении металлопромышленности, о ее достижениях и затруднениях. Какие достижения мы можем отметить? Прежде всего начну с того, что в соответствии с директивой пленума Центрального комитета мы развили наше производство15, развитие это достигло за 1-е полугодие 67% против соответствующего полугодия прошлого года, а это полугодие было в свою очередь на 100% повышено против полугодия предыдущего года. Не только в количественном отношении, но и по отдельным статьям эта картина является достаточно показательной. Мы перешли от одной сотни миллионов, с которой мы начинали наш счет, к счету в сотни миллионов и приблизились к программе в 800 млн руб., т.к. наша программа на 26/27 г. сейчас составляет около [753] 735 млн руб.

В каких направлениях шла наша работа? Во-первых, в части постановки нового производства. Здесь нами выполнялась прямая директива пленума ЦК по линии развития автостроения, авиастроения и тракторостроения. В этом году автомобили выходят совершенно регулярно, ежемесячно по [40—50] 40 штук. Это дает нам возможность сейчас уже увеличить производство в довольно значительных размерах.

По авиастроению мы после великих мук, в которых принимали участие и т. Ворошилов и т. Дзержинский, сумели добиться того, что Авиатрест16 стал становиться на ноги. Мы в области авиастроения крепнем и выполняем программу в несколько сот самолетов, но в смысле организационной постановки перед нами еще большая часть работы впереди. Мы добились того, что трест работает сносно после того, как вопрос о работе треста рассматривался и здесь в Центральном комитете, и в Московском комитете17.

В области производства тракторов — это первый год, когда мы вышли на большую дорогу. На Путиловском заводе18 скопилось свыше 200 тракторов, потому что наша система была рассчитана на импортные тракторы. Сейчас это улажено, но этот факт свидетельствует о том, что с задачей производства тракторов мы [не совсем] справились. Я не буду останавливаться на других производствах, по сельмашстроению и по целому ряду изделий мы идем выше, чем в довоенное время. Выше мы идем в особенности по специальным сортам изделий, здесь мы покрываем довоенное время на 50%.

Рыков. По каким это специальным сортам изделий?

Межлаук. По болтам, в части труб для новых производств мы идем выше, затем по прикладным всякого рода вещам: болты с гайками и т.д. Здесь и потребность выше.

Теперь в области цен мы добились того, что в течение 25-го года мы снизили цены примерно на 30%. Коэффициент вздорожания дошел в прошлом году до 1,38. По отношению к мировому коэффициенту мы продолжаем отставать, идя выше соответствующего мирового коэффициента. По машиностроению мы имеем во всем мире высокий коэффициент в 1,5—2,5 раза.

В то время как черный металл повысился незначительно, на машины, в силу ряда причин — удорожание вспомогательных материалов, сырья и зарплаты, здесь коэффициент вздорожания против довоенных цен несколько повысился. Мы имели по машинам по плану коэффициент 1,51, фактический будет 1,74. На заводах тяжелой индустрии Юга мы имеем 1,70, Ленинмаш-трест19 — 1,80. В прошлом году мы имели 1,95.

По сложным машинам и станкам — здесь мы несколько отстаем от заграницы. Себестоимость пуда чугуна у нас 81 коп. В Германии себестоимость пуда чугуна 60 коп. Здесь коэффициент невысок, но чем больше переделок, тем дороже стоит эта операция у нас. Мы не имеем массового производства и высокой техники. Америка производит на 2500 млн руб., а мы производим на 140 млн руб., у нас и в производстве, и в экономике совершенно другие законы вступают в силу.

Наконец, последние наши достижения — это достижения в планировании. В 24/25-м году мы имели около 9 вариантов плана, причем последний вариант был утвержден в июне месяце. В этом году мы имеем один вариант плана, который утвержден в феврале месяце20. Мы приписываем этот успех и работе трестов, и работе самого планирующего органа.

Наряду с этими достижениями есть и наши недостатки и недочеты. Для того чтобы выполнить план, нам пришлось прежде всего до крайности напрячь наш основной капитал. Загрузка основного капитала видна из цифр моего доклада, мы имеем отдачу основного капитала выше, чем в [1913] 1912 г. На 1 руб. основного капитала производилось в год 80 коп. продукции, сейчас производится 86 коп. В конец года мы вступаем с отдачей в 1 руб. 06 коп.

Относительно загрузки заводов. На один завод два года тому назад приходилось 1070 тыс. довоенных руб., сейчас приходится 3 млн руб.

Мы сейчас шагаем над довоенными нормами и в то же время продолжаем колоссальное развитие. Среднее число рабочих на заводах металлопромышленности в этом году составляет 1500 чел., несмотря на то, <что> среди наших [220] 221 завода имеется немало заводов маленьких.

Первая и основная трудность уже возникает по линии восстановления основного капитала. Мы распределили так программу капитальных работ, чтобы она позволила во второе полугодие текущего года вступить уже с некоторым обновлением основного капитала. Однако это не удалось. Первоначально составленный в августе 1925 г. план, в эпоху более радужных настроений и весьма оптимистических взглядов, должен был затем вынужденно подвергнуться некоторому урезыванию, как раз в этой части, в части затрат на восстановление основного капитала. Перенапряжение дало себя немедленно знать по металлургическим трестам. Если мы на Урале имеем сравнительно небольшое количество аварий только потому, что на Урале всегда практиковался ремонт в виде связывания металлургического оборудования веревками и лыком, то на Юге мы сталкиваемся с массой аварий, поведших к простою оборудования на длительное время и приведших к недодаче миллионов пудов металла. Если бы мы произвели в свое время эти капитальные работы и ввезли оборудование, то эти явления могли бы быть предупреждены, но только в известной мере. Я говорю «в известной мере» потому, что мы не смогли бы предупредить это целиком благодаря системе нашей отчетности и системе управления и т.д. У нас здесь не было достаточного опыта, чтобы знать, насколько тот или другой агрегат изношен.

Вторая трудность возникает из состояния оборотного капитала. По тем балансам, которые мы получали от трестов на один рубль годовой продукции, мы должны были бы иметь [50] 57 коп, оборотного капитала для того, чтобы справиться более или менее свободно с производством. На самом деле состояние оборотного капитала оказалось несколько ниже этого. Мы своих собственных средств имели около 43 коп. На будущий год, на 1 октября21, мы уже подходим со своими оборотными средствами в размере только 33 коп. на рубль. Это дает громадную сумму недостатков собственных оборотных средств и требует от нас привлечения кредитов. И вот в то время, как первоначальный план предусматривал до 112 млн руб. вложений со стороны государства и 90 млн руб. расширения кредита по учету векселей, СТО мог, исходя из общего положения дел народного хозяйства, дать лишь 81 млн вместо 112 млн и 60 млн вместо 90 млн по учету векселей. Оба эти сокращения сказались в виде тех затруднений, которые мы сейчас переживаем.

Дальше третье, с чем мы столкнулись, это сложность организации снабжения. Топливо стало поступать скверного качества, потому что чрезвычайно быстро расширялись соответствующие работы в топливной промышленности, и кокс оказался скверного качества, потому что пришлось пустить в ход старые и плохие коксовые печи. Наконец, мы встретились и с недостатком металла. Так как нагрузка на основной капитал в металлургической промышленности оказалась тяжелой, это привело к недовыполнению программы металлургии, а оно сейчас же повело за собой недовыполнение программы и по машиностроению вследствие недостатка чугуна и прокатного металла. В то же время наступившие финансовые затруднения заставили нас дать указания соответствующим трестам в том направлении, чтобы они равнялись по наличию у них финансового разворачивания своих работ, в особенности, по части капитальных затрат. И вот это наше указание заставило их несколько свернуть свою программу с тем, чтобы привести капитальные работы и производство в соответствие с оборотными средствами. Благодаря этому получилось накопление снабжения, накопление полуфабрикатов в больших размерах, чем это было бы нужно для более уменьшенного производства. СТО постановил разрешить недовыполнить программу на 10% и по производству и по другим ее частям22; при этом недовыполнении часть оборотных средств увязла в полуфабрикатах в производстве и в материалах. Транспортные затруднения повлияли на нас в течение первого полугодия, так на приокских металлургических заводах ГОМЗы23 подача вагонов составляла 17% от потребности, и машиностроительные ее заводы не могли выпускать нужного количества изделий из-за отсутствия металла, лежавшего в Приоках. Сказались эти затруднения и на Юге по части вывоза продукции.

Пришлось встретиться с трудностями в отношении квалифицированной рабочей силы и технического персонала24. Привлечение крестьянских элементов сказалось на производительности труда.

По части техников тоже встречали ряд затруднений. Часть относится просто к отсутствию техников, другая — к трудности полностью использовать их работу. ВСНХ издал приказ, так называемый № 33, в котором устанавливает правильное соотношение между коммунистами и техниками, работающими на производстве. Этот приказ проводится в жизнь чрезвычайно медленно. Часть техников отходит на положение безответственных консультантов и стремится к этому положению, другая часть, наоборот, стремится захватить всю власть в свои руки, с тем чтобы сделать отсюда соответствующие политические выводы. Приходится сталкиваться с общими этими тенденциями, которые ослабляют использование технического персонала. Мероприятия, которые мы предложили этим приказом, безусловно, дают почву для разрешения этого вопроса. Второй элемент — это трудности разворачивания, связанные с промышленностью, расположенной в национальных республиках. На Украине мы встречаем величайшее противодействие техников и при попытке украинизации имеем бегство их оттуда в РСФСР и другие части нашего Союза. Это очень затрудняет работу и пополнение. Мы имеем там максимальный недобор. Соответствующие цифры указаны в докладе. Такое же положение и в других республиках, в Казахской республике. Исключение составляет Закавказье, куда люди мало едут, но по причинам совершенно другого порядка, в связи с отдаленностью.

Последнее, что еще нужно упомянуть, это общее вздорожание, что отразилось и на рабочей силе и на сырье. Крестьянство за работу в этом году бралось неохотно. В результате мы получили отсутствие некоторых товаров, колебание цен. Это привело к тому, что на Урале получилась недозаготовка дров, а на Юге упадок дисциплины среди рабочих, связанных непосредственно с крестьянским хозяйством. Эти причины привели к тому, что на Урале цены на топливо поднялись на 20—30%, а на Юге стал ощущаться недостаток материалов для капитальных работ.

В результате получаем следующую картину работы за первое полугодие. Хотя мы и превысили на 67% программу первого полугодия прошлого года, однако выполнили намеченную программу на 85%. Производительность труда, т.е. выпуск на одного рабочего, дала 82% от плана, что произошло благодаря большему росту количества полуфабрикатов, благодаря простоям, наряду с ослаблением трудовой дисциплины. Число рабочих 102% и заработная плата 100% от программы.

Это вызвало ряд последствий. Наряду с невыполнением программы появился рост себестоимости. Себестоимость в этом году поднялась чрезвычайно значительно и различно. Кроме первоначальных подсчетов, проделанных моей комиссией по югу25, сейчас проделываются еще подсчеты. По данным на первый квартал, себестоимость поднялась по Уралу на 8%. По машиностроительным трестам мы имеем сведения о поднятии себестоимости на 8—10—11%. Однако уже начиная со II квартала наступает некоторое улучшение. Это улучшение наступает главным образом для Урала и для машиностроительных трестов, которые преодолевают свои организационные затруднения.

Так как тресты ощущали недостаток в оборотных средствах, результатом этого явились финансовые затруднения, которые мы сейчас переживаем. Они объясняются, во-первых, тем, что мы имеем рост себестоимости. С другой стороны, они объясняются и тем, что мы попали в неблагоприятную для нас финансовую полосу. Вы сами знаете, что мы развернули в третьем квартале нашу работу на [100] 40 млн с лишним против второго квартала, и данные, которые мы имеем, свидетельствуют о том, что действительно это разворачивание происходит реально. Одновременно с этим разворачивание кредитования значительно уменьшилось против прошлого квартала. Мы можем в среднем идти при увеличении кредита на 30 млн, а тут у нас получилось увеличение около 6 м<лн> руб. Средств на покрытие потребности в оборотных средствах в этой части мы не получили. Это характеризуется тем, что целый ряд заводов, никогда не находившихся в затруднительном положении, сейчас в нем оказались. Эти затруднения имеются на Уралмете и на Ленинградском маштресте, не говоря уже об Югостали и ряде других трестов. В отношении Ленинградского маштреста и Югостали мы с трудом справляемся с выплатой заработной платы рабочим. Алексей Иванович* (*Имеется в виду А.И. Рыков) запросил нас относительно причин. Причина такова, что в портфеле Югостали мы имеем краткосрочных векселей на полтора миллиона, 800 тыс. должен НКПС26 и 500 тыс. должна Азнефть. Азнефть27 не имеет кредита. Тов. Шейнман согласился дать в счет будущего некоторую сумму по тресту покупательских векселей* (*Так в тексте). НКПС тоже не платит по своим заказам, у него не хватает, как говорил т. Постников, [30] 20 млн руб., которые он недополучил, поэтому он решил ничего не платить, пока этот вопрос не будет разрешен. Неуплата НКПС означает для нас невыплату заработной платы по Югостали и другим трестам28. Финансовые затруднения и объясняются тем, что мы не в состоянии, находясь сейчас в таком положении, помогать общему финансовому положению страны. Этому мы имеем и другое отражение, именно соответствующее нарастание целого ряда политических осложнений. Они имеются у нас на Урале, где мы имели правильное выполнение маневра сворачивания, сокращения и перераспределения, что означало увольнение некоторой части рабочих, на что они нам ответили. Мы получили ряд соответствующих донесений о маленьких волынках29, полуволынках и т.д. Такую же операцию мы проделали в Ленинграде.

Бухарин. А какой срок выплаты зарплаты на Урале?

Межлаук. Теперь опоздания на 1-2 дня, максимум 8 дней. Но в отношении рабочих такие запоздания недопустимы. Так же как нельзя протестовать векселя, так же нельзя задерживать зарплату рабочим. Хотя бы вы опоздали на 0,5 часа, рабочие все равно требуют, чтобы им платили в срок. В этом отношении мы смогли уже достаточно воспитать рабочих. Правда, есть отдельные места, где рабочие сами отказывались от получения зарплаты, которую мы погашали в течение долгого времени. Я позволю себе закончить только тем, что для нас самое важное сейчас, во-первых, разрешение вопроса относительно кредитования. Мы просим, чтобы НКПС обеспечил платежи и чтобы нам был обеспечен кредит по учету векселей до [8] 23 млн руб. Разрешить этот вопрос в сторону некоторого облегчения совершенно необходимо во избежание целого ряда неблагоприятных последствий. Второй вопрос относительно импорта. Тов. Куйбышев должен доложить относительно положения с этим вопросом30. СТО выбрал соответствующую комиссию31, которая должна была этот вопрос проработать. Мы просим разрешить нам 38 млн руб. на закупки в Германии включить в основной план, обеспечить хотя бы в минимальном размере валютой. Соответствующие предложения здесь имеются, Таким образом мы получим возможность закупить то, что нам надо. Политика, которую мы вели по отношению к нашим заказам в Германии, является для нас дальше совершенно неприемлемой, этой политики мы держаться не можем. На этом я кончу. Наши предложения здесь имеются32. Основными пунктами являются: импорт, кредит и оборотные средства для этого года.

Рыков (председатель). Слово имеет тов. Лепсе. 5 мин.33

Лепсе. Я бы просил дать мне минут 20.

Рыков (председатель). У меня записаны т. Шмидт, от Госплана34 т. Кржижановский, и я боюсь, что они, пойдя следом за Лепсе, будут тоже требовать продления времени. Я предлагаю дать каждому по 10 мин. для первого раза.

Троцкий. Остальным можно дать меньше, но председателю ЦК металлистов35 надо продлить время.

Рыков (председатель). Имеется предложение дать по 10 мин. по первому разу всем, и второе предложение — сделать исключение для Лепсе.

Бухарин. Лепсе можно дать 15 мин.

Лепсе*. (*Выступление И.И. Лепсе сохранилось в виде неправленой, правленной автором стенограммы и машинописного текста. Последние два варианта отличаются от первого значительной стилистической правкой и дополнениями, внесенными автором после прочтения стенограммы.) Центральный комитет Союза металлистов в своей докладной записке остановился на тех недостатках, которые имеются в металлопромышленности. Товарищ Межлаук уже указал ряд положительных сторон, к которым мы целиком можем присоединиться, потому что в металлопромышленности имеется целый ряд очень важных достижений. Я остановлюсь главным образом на тех недостатках, которые имеются в нашей металлопромышленности. Первое, на что в настоящее время обращается внимание, — это состояние металлургической промышленности, это то, что металлургическая промышленность, несмотря на значительное расширение своего производства, программы не выполнила. [Второе обстоятельство, что металлопромышленность оказалась без плана, и третьеэто выявившийся недостаток в оборотных средствах, что значительно затрудняло расширение производства. Мы особенно обращаем внимание на третий момент, потому что дальнейшее расширение особенно тяжело отразится именно на этом обстоятельстве. В первом полугодии мы выполнили приблизительно 43% программы, 270 млн против программных 650 млн руб., даже при большом напряжении такой трест, как Югосталь, только на 90% выполнил программу. Обращает на себя внимание, что производственная программа металлической промышленности составлена с большим напряжением без всяких технических и экономических резервов. В этом заключаются причины неблагоприятных явлений, на которые было указано в докладе. Это перенапряжение выразилось в целом ряде явлений. Принимая во внимание баланс металла и связанный с этим план снабжения металлообрабатывающей промышленности, бросается в глаза, что он составлен без внимания к резервам. Наряду с этим мы имеем здесь целый ряд финансовых осложнений и затруднений.]

Второе обстоятельство, что в металлопромышленности себестоимость производства оказалась выше плановых норм, и третье — обновление и переустройство основного капитала явно не удовлетворяет интересам дальнейшего расширения производства.

Программа в первом полугодии выполнена приблизительно в 40—43% от годового плана (275—280 млн довоенных руб, против 652 млн руб.).

Даже при большом напряжении во втором полугодии металлопромышленности не удастся выполнить производственную программу полностью. Крупнейший металлургический трест — Югосталь в лучшем случае выполнит лишь 90% программы. ГОМЗа выполнит не более 80% программы.

Производственная программа металлической промышленности была составлена с большим напряжением, без всяких технических и экономических резервов, и в этом заключается основная причина тех неблагоприятных явлений, о которых я сказал. Эта напряженность программы выразилась в следующих факторах:

а) быстрый рост разворачивания:

б) усиленная нагрузка части основного капитала металлопромышленности:

в) дефинитный баланс металла и связанный с этим план снабжения металлообрабатывающей промышленности, составленный без минимальных резервов:

г) финансовое напряжение — высокие требования к скорости оборота капитала, недостаток оборотных средств и т.д.

Почти все основные тресты металлопромышленности увеличили свою программу в два раза, ГОМЗа увеличила свою программу в два с лишним раза, Югосталь — в два раза. Южмаштрест — почти в два раза и т.д. [Все-таки при большом расширении групп предприятий, которые должны были выполнять эту программу, по сравнению с 1913 г. это меньше, поэтому для тех работ, которые они выполняют, эта нагрузка была довольно значительна.] Так как значительное увеличение производства охватило, по сравнению с 1913 г., небольшой круг предприятий, то использование основного капитала действующих предприятий представилось весьма высоким, а нагрузка действующих предприятий, по сравнению с 1913 г., была довольно значительна. Так, например, по черной металлургии — 98%, общее машиностроение — 81%, сельмашстроение — 202%, здесь мы уже давно перешагнули довоенный уровень, и производство металлоизделий — 98%.

Баланс металла был составлен также с большим напряжением и без запасов. В 1912 г. производство металлообрабатывающей промышленности составляло 84,5% от производства черной металлургии: в 25/26 г. — 122%. Несоответствие в разворачивании металлургии и металлообработки, осложненное при построении производственной программы последней расчетами на повышенный выпуск металлургии, является одним из наиболее уязвимых мест производственного плана металлопромышленности в 25/26 г.

Финансовый план металлопромышленности также был построен с большими натяжками. Скорость оборота капиталов была установлена в 5,9 месяца против 7,1 месяца в 24/25 г., при этом нужно принять во внимание, что одним из источников пополнения оборотных средств было включение прибыли, которую должна была получить металлопромышленность в 1925—1926 г. и которая достигает 52 000 000 руб. Особенно важным моментом, который отразился на работе машиностроительных заводов, явилось отставание металлургии от темпа разворачивания машиностроения. Пять крупнейших трестов: ГОМЗа, Ленинградский, Южный, Московский маштресты и судотрест36 недополучили по нарядам, которые они требовали от металлургии: чугуна в размере 13%, болванок — все 100%, сортового железа — 86%. котельного железа — 90% и листового — 57%. [Это в первом квартале. Так что недополучение этих материалов, несомненно, сильно отразилось на работе машиностроительных заводов. ГОМЗа имела некоторый запас металлов, который она использовала на своих прокатных заводах, но не была в состоянии выпустить, так как не имела соответствующих материалов, которые она должна была получить от металлургии. Поэтому мы отмечаем, что при составлении будущего плана будущего хозяйственного года необходимо будет часть металлургических изделий, полуфабрикатов ввезти из-за границы, так как часто получается, что наши машиностроительные заводы делают металлургии мелкие заказы, выполнять которые бывает часто затруднительно, и металлургия от этого страдает, а наши машиностроительные заводы не получают своевременно нужных им изделий. Нам кажется, что такие изделия целесообразно будет ввезти из-за границы и расширить за счет этого выпуск рыночных сортов металлов.]

Это в первом квартале, а первый квартал — самый важный в отношении подготовки к разворачиванию производства оказался наполовину потерянным: заводы вынуждены были заниматься производством полуфабрикатов из наличных материалов, в то же время не имея возможности превратить их в готовые изделия из-за отсутствия целого ряда важных материалов. Простои по несколько дней сотен квалифицированных рабочих стали обычным явлением в металлообрабатывающей промышленности.

Наряду с недостатком снабжения, серьезным препятствием для выполнения программы явился недостаток оборотных средств.

Поэтому мы считаем, что при составлении будущего хозяйственного года программа металлообработки должна быть построена на основе реальных гарантий со стороны металлургии.

И часть металла, главным образом те сорта, которыми наша металлургия не может обеспечить металлообрабатывающую промышленность, должна быть ввезена из-за границы.

Целесообразно незначительное количество металлургических изделий (полуфабрикатов) ввезти из-за границы, так как производство их часто вызывает большие технические затруднения для наших заводов. Взамен их можно поставить прокатку некоторого добавочного количества рыночных сортов металла.

Необходимо остановиться на вопросах труда в металлической промышленности.

В начале года было проведено повышение зарплаты37, которое целиком укладывается в директивы о повышении зарплаты в среднем по металлопромышленности.

Нижеследующая таблица* (*Таблица вставлена автором в процессе правки текста выступления.) дает представление о движении зарплаты и производительности труда в подчиненной Главметаллу металлической промышленности за последние полтора года:

 

Выпуск на 1 рабочего в довоенных руб.

Зарплата в черв, руб.

Реальная зарплата в условных руб.

1 кв. 24/25 г.

108

44,6

27,7

2 кв. 24/25 г

118

45,32

26,6

3 кв. 24/25 г

124

48,1

26,6

4 кв. 24/25 г

121

55,2

33,8

1 кв. 25/26 г

127

57,1

32,6

2 кв.25/26 г

133

57,8

31,0

(март 26 г.)

140

   

Из таблицы видно, что производительность труда за полтора года несколько отставала от роста номинальной зарплаты, но зато обогнала реальную зарплату. Рост номинальной зарплаты был вызван, наряду с повышением производительности труда металлистов, также и необходимостью несколько поднять тарифную ставку, так как зарплата в течение почти всего 24/25 г. находилась на весьма низком уровне. Это станет особенно ясным, если припомнить, что заработная плата металлиста в настоящее время, после недавно законченной кампании по перезаключению колдоговора, составляет всего лишь около 75% от довоенной.

В течение первого полугодия текущего 1925/26 г. производительность труда медленно, но неуклонно возрастает в то время, как реальная зарплата за эти 6 месяцев упала на 8,5%.

Этот последний факт ни при каких условиях нельзя обходить. В последнюю кампанию колдоговоров союз стремился: 1) поднять зарплату, прежде всего в отставших районах. 2) достигнуть некоторого сближения зарплаты различных категорий рабочих, подтянув низкооплачиваемые группы рабочих металлистов.

Вопрос об интенсивности труда в металлопромышленности. За последнее время в связи с режимом экономии идет очень много разговоров относительно производительности труда, относительно интенсивности труда, а также затрагивается вопрос о прогулах. Мы разделяем этот вопрос о производительности труда на две части: первая часть — интенсивность труда, которая целиком зависит от рабочего, и второе — это причины, не зависящие от рабочего. Мы прибегаем к этому делению, чтобы показать, что сильнее всего на замедление роста выработки на одного рабочего повлияли причины, не лежавшие на стороне рабочего.

Если взять процент прогулов по металлопромышленности, то в среднем процент этот за прошлый год составлял 12—13%. В эту цифру входят также и декретные отпуска, дающие 5,5%. Прогулы по неуважительным причинам составляли — 2—2,5%. Я приведу некоторые, более показательные тресты*. (*Таблица вставлена автором в процессе правки текста выступления.)

 

ГОМЗа

Украинская металлопромышленность. (Югосталь, ЮМТ, Сельмаштрест)

 

всего невыходов

в том числе по неуважительным причинам

 

всего невыходов

в том числе по неуважительным причинам

1 кв. 24/25 г.

10,9

2,12

Октябрь 25 г.

11,7

3,4

2 кв. 24/25 г.

9,8

2,09

Ноябрь 25 г.

11,0

3,1

3 кв. 24/25 г.

10,3

2,14

Декабрь 25 г.

12,4

3,3

4 кв. 24/25 г.

20,8*

2,61

Январь 26 г.

13,0

4,2

1 кв. 25/26 г.

11,5

2,54

Февраль 26 г.

11,9

3,9

2 кв. 25/26 г.

11,5

2,44

     

Период отпусков

   

* этот высокий % прогулов в украинской металлопромышленности произошел за счет Югостали.

По ГОМЗе прогулы по неуважительным причинам в первом квартале составляли 2,2%.

Несколько увеличились прогулы по южным заводам. Главным образом увеличение прогулов идет по Югостали. В частности, по Югостали в первом полугодии 24/25 г. прогулы составляют 3,85%, за первый квартал 25/26 г. — 3,85%. По Московскому машиностроительному тресту: за 1-й квартал 24/25 г. — 1,76%, за 2-й квартал прогулы составляют 1,55%, за 3-й квартал — 2,74%, за 4-й квартал — 2,15%. За последнее время процент невыходов возрастает относительно незначительно.

Главным образом недостаток заключается в том, что хотя процент прогулов небольшой, но отмечается следующее явление. По целому ряду заводов прогулы главным образом падают на один определенный день, это день после получки. Поэтому мы считаем, что основной причиной этих прогулов является водка и плохие жилищные условия. Кроме того, по Югостали имеет большое значение то обстоятельство, что там они сокращают 42-часовым* (*Так в документе) еженедельный отдых. Так, рабочий день по Югостали составляет 9,5 час. в среднем.

Рыков. Это со сверхурочными?

Лепсе. Да, около 25% сверхурочной работы.

Относительно прогулов можно общие выводы сделать такие: есть увеличение прогулов, но не настолько значительное, что это может сильно сыграть решающую роль в задержке роста производительности труда и быть фактором того, что металлопромышленность не выполнила своей программы.

Теперь перейду к причинам, которые мы считаем основными, отражающимися на производительности труда. Первая причина — это простой, изношенность оборудования, наиболее распространенная в южной металлургии. По самым скромным подсчетам из-за простоя и изношенности оборудования в Югостали потеря производительности составляет около 5% (до 100 аварий), не принимая во внимание отсутствие материалов и т.д. Вторая причина — простои из-за перебоев в снабжении. Тут я приведу пример с трестом ГОМЗа. По цифрам ревизионной комиссии в 1-м квартале 25/26 г. зарегистрировано [590 тыс.] 552 892 человек-часопростоев, или ежедневно простаивало около 1100 чел., преимущественно квалифицированных рабочих. Сюда вошли только зарегистрированные простои, а сколько таких, о которых нигде не записывают. Третья причина — производство полуфабрикатов выше потребности производства без передела их в готовые изделия — по ГОМЗе за 1-е полугодие произошло увеличение полуфабрикатов на 12 млн руб. Это изделия, которые завод не в состоянии был выпустить. В ЮМТе — финансовый кризис был обусловлен затовариванием полуфабрикатов (на 16 млн руб. полуфабрикатов лежало без движения).

Все эти причины не учитываются статистикой отдела труда ВСНХ, а это дает пониженный показатель при определении производительности труда.

Четвертая причина — досрочный набор рабочих при расширении заводов. Например, в общем выпуске Югостали в 4-м квартале 25-го года завод имени Рыкова участвовал всего лишь в 0,5%, в то время как в суммарном числе рабочих этот завод участвует в 3%. За весь квартал 5000 рабочих дали на этом заводе всего на 106 000 довоенных руб. Статистика это учитывает полностью и включает при установлении размеров выработки на одного рабочего.

И пятое — это неувязка с нашими основными заказчиками, так например, НКПС чертежи на вагоны дал заводам только в мае месяце, т.е. тогда, когда работа должна была уже идти. Кроме того, у НКПС есть еще такая черта. Во время хода работ он вносит чрезвычайно значительные изменения. Это вносит большие затруднения в работу и увеличивает расход завода.

Именно в устранении этих причин кроется источник дальнейшего повышения производительности.

Общий вывод по вопросам труда: заработная плата из пределов программы не вышла, производительность не достигла программных заданий по причинам неувязок в плане и организационных неустройств в производстве, изношенности основного капитала и некоторого увеличения прогулов. Дальнейшее повышение производительности возможно за счет улучшения снабжения, установления более реальных производственных программ, рационализации производства. На этой основе возможно дальнейшее увеличение номинальной заработной платы в 26/27 г.

Рост номинального заработка в первом полугодии текущего года сопровождался ухудшением уровня жизни рабочего-металлиста благодаря росту пен на предметы рабочего бюджета.

Кроме того, необходимо остановиться и на жилищном вопросе.

Анкетное обследование, проведенное Центральным комитетом союза в конце 25-го года, показало, что в среднем на душу падает от 6 до 7 кв. аршин, в наихудших условиях находятся металлургические районы.

На Юге есть такой завод имени т. Дзержинского. Мы не можем там обеспечить квартирами даже технический персонал, не говоря уже о рабочих, 5% которых с трудом удалось разместить в заводских домах. [ Там было 2000рабочих, а теперь до 12 000. Города нет. Это сельская местность, в которой с большим трудом может проживать небольшое количество рабочих. А техников обеспечить жилищем нет никакой возможности. Если бы это было в городе, там можно было бы предоставить им помещения хотя бы в виде гостиниц, здесь этого сделать нельзя.] Хотя за последние два года в металлической промышленности ассигнованы довольно большие средства на кооперативное строительство, но все же этого мало и здесь придется увеличить расход на ближайшие годы по жилищному строительству.

Относительно выводов, которые Главметалл сделал в своем докладе, мы вполне согласны и считаем, что подходы здесь правильные, что при составлении дальнейшего плана и программы работ металлической промышленности нужно будет учесть те цели, которые имелись при составлении этой программы. Но я хотел бы еще остановиться на одном моменте, это по вопросу относительно капитальных работ. Снижение расходов на капитальные затраты очень тяжело отразилось на дальнейшей работе, именно на конце этого года, и скажется на работах 26/27 г. Например, ГОМЗа должна была затратить 15 млн руб. и главным образом основные средства должны были пойти на рационализацию производства и на расширение. Она затратила около 6 млн руб. и главным образом эти средства ушли для поддержания текущего хода производства.

Необходимо остановиться на вопросе о наших заграничных заказах. До сих пор союз должен был выступать против заграничных заказов. Сейчас положение изменилось так, что мы должны выступить всемерно в защиту их. Бюро фракции сообщало в ЦК партии, в каком положении находится вопрос с ввозом оборудования. Тут нужно сказать, что металлическая промышленность в этом вопросе в этом году оказалась в наиболее трудном положении. Первоначальный план, который был установлен для металлопромышленности, был сокращен до 25% против первоначального плана, в то время как в текстильной промышленности оставлен 71%, в горной — 52%, в нефтяной — 28%. [Больше всего сокращение коснулось нас, металлопромышленности. Мы должны были получить 6 млн валютой. Было получено только около 2,5 млн и сейчас необходимо, чтобы эти оставшиеся 4 млн были бы дополучены. Нужно принять во внимание, что воздуходувы, которые должны быть поставлены на Урале и на Юге, требуют изготовления от 13 до 16 месяцев.]

Из сумм, предназначенных по плану, была выдана лишь незначительная часть. В результате ряд важнейших работ по основному капиталу пришлось на ходу сворачивать. В особенности болезненно это отразилось на южной металлургии и машиностроении Центрального района. Мы просим Центральный комитет принять меры к тому, чтобы ассигнованная металлопромышленности валюта в размере 6 млн была срочно отпущена и чтобы в импортном плане в будущем году ввоз оборудования для металлопромышленности был поставлен в первую очередь. Поэтому этот вопрос стоит очень остро и нужно принять все меры к скорейшему его разрешению.

Один из моментов, на котором необходимо также остановить ваше внимание — это задолженность зарплаты. Этот момент уже был отмечен в докладе, положение становится сейчас более острым в отношении задолженности зарплаты, и нужно принять все меры к тому, чтобы не дать этому вопросу затянуться, потому что сейчас у нас летнее время, время отпусков, а настроение, в связи с отпусками, всегда бывает приподнятое, и если мы несвоевременно будем выплачивать заработную плату, это создаст очень большие затруднения для целого ряда заводов. Наконец, последнее, это относительно отчетности. Товарищ Дзержинский говорил неоднократно, что нужно вести хорошую отчетность. Очень много мы говорим об этой отчетности, надо, чтобы ВСНХ принял все меры к тому, чтобы освободить заводы от бесконечного писания отчетов, и чтобы он обратил большее внимание на работу в этом отношении трестов. [Сейчас происходит собрание мастеров г. Москвы38, они приводят целый ряд фактов, дают цифры, сколько времени они заняты писанием отчетов. Я считаю, что на заводах отчетность надо сократить и нужно начать ее сверху.]

Я считаю, что необходимо как можно скорее начать решительную борьбу за сокращение отчетности на заводах и в трестах и эту работу нужно начать сверху.

Рыков (председатель). Слово имеет тов. Шмидт.

Шмидт. Совет труда и обороны, обсудив доклад Главметалла39, признал, что основными затруднениями, которые были в деятельности Главметалла, являются те, что общехозяйственная конъюнктура сложилась так, что Главметалл вынужден был в этом году сильно свернуть программу развертывания своего производства, следствием чего явилось, что он не мог выполнить своей программы, которая выполнена им в размере лишь [80%] 85% от плана, утвержденного СТО40. Он не смог выполнить этой программы и благодаря невыполнению импортного плана. Импортный план по Главметаллу еще и до сих пор висит в воздухе. Другое затруднение, которое несомненно отразилось на деятельности Главметалла, было то, что цены на продукцию самого Главметалла, а также цены на топливо сильно возросли в силу целого ряда причин. Главная причина — это возрастание цен на топливо. Постановлением Совета труда и обороны были установлены разные цены на топливо для НКПС и для Главметалла41, причем для Главметалла эти цены были подняты и естественно на стоимости изделий они должны были отразиться. Установленные плановые цены для Главметалла привели к тому, что Главметалл целый ряд заказов для НКПС должен был выполнить с некоторым убытком. Кроме того, необходимо отметить, и это было отмечено СТО, целый ряд организационных недостатков, которые особенно ярко выявились в Южном металлургическом тресте и по Южмаштресту и которые привели к удорожанию себестоимости продукции Главметалла. Поэтому СТО, констатируя эти факты, наметил ряд решений, которыми должны быть в первую очередь устранены существующие недостатки, и наметил ряд мероприятий, благодаря которым металлопромышленность могла бы в будущем проводить свою деятельность более планомерно42. СТО признал, что цены, которые были установлены для Главметалла, слишком низкие, они приводят к убыткам, в особенности в отношении цен уже готовых изделий, которые сдаются НКПС. В отношении цен на топливо СТО признал нецелесообразным повышение для Главметалла цен на топливо и в будущем признал необходимым установить более однородные цены, как для НКПС, так и для Главметалла. В отношении цен на изделия, сдаваемые НКПС Главметаллом, СТО также признал, что в этом году нужно немедленно пересмотреть цены на готовые изделия, главным образом на паровозы и вагоны, с тем чтобы убыток был бы покрыт Главметаллу и чтобы Главметалл в дальнейшем мог сдавать свои изделия НКПС безубыточно. В отношении целого ряда организационных мероприятий СТО предложил Главметаллу немедленно приступить к исправлению тех недочетов, которые зависят главным образом от него. Прежде всего улучшить технический коэффициент производства, улучшить постановку дела на самих предприятиях, повысить производительность труда, установить более твердую дисциплину, чтобы программные нормы были бы выполнены. Что касается импортного плана, то здесь СТО не вынес конкретных решений в отношении окончательного размера, но все-таки признал, что импортный план, который в этом году установлен за счет главным образом германских кредитов, которые теперь, с очевидностью, лопнули, и Главметалл, благодаря этому, окажется в затруднительном положении, потому что те заказы, которые они надеялись получить по германским кредитам, Главметалл не получит и основное оборудование по Главметаллу не будет выполнено. СТО конкретно не разрешил этого вопроса, но установил, чтобы Главметаллу были выданы в качестве аванса 4 млн руб. с тем, чтобы Главметалл мог развернуть импортную программу до пределов, необходимых ему, и не только в этом году выполнить свою программу, но и в последующие годы развернуть свою деятельность шире и более планомерно. Окончательно этот вопрос должен быть разрешен СТО, в каких пределах должен быть установлен этот кредит. По германским кредитам предполагалось дать около 38 млн, и в пределах этих цифр необходимо будет разрешить вопрос. СТО пока вопроса этого не решил, остановившись на необходимости ассигнования 4 млн руб. в качестве аванса на дальнейшие заказы.

Другим моментом, который затруднял деятельность Главметалла, является вопрос о кредитовании. СТО неоднократно обсуждал этот вопрос с постановкой отдельных докладов Южмаштреста, ЮМТ43, и известная сумма была отпущена на кредитование, но она является сейчас явно недостаточной. Кредитование необходимо усилить в третьем квартале с тем, чтобы Главметалл мог выполнить свою программу. Что касается расширения кредитования до 23 млн, то СТО не было принято окончательного решения, но было принято, чтобы в третьем квартале это кредитование должно быть усилено. Вопрос должен решиться 16 июня на заседании СТО по докладу тов. Шейнмана44, где должны быть указаны размеры дальнейшего кредитования и окончательная их сумма. Главметалл настаивает на размере кредита в 23 000 000 руб., что установлено планом Госплана. Что касается будущего, то СТО признал, что Главметалл, если в следующем году будет находиться в таком же положении, то несомненно это отразится на всем развитии хозяйственной жизни страны. Поэтому СТО признал, что в будущем году план развертывания металлопромышленности необходимо будет развернуть так, чтобы ему были обеспечены необходимые затраты на капитальные работы. Необходима твердая формулировка плана импорта с тем, чтобы действительно наша металлопромышленность могла бы в ближайшие годы пойти более быстрым темпом развертывания, чем шла до сих пор. Что касается организационных мероприятий, то СТО признал необходимым прежде всего обратить внимание на то, чтобы структура металлопромышленности была пересмотрена в сторону предоставления трестам большей самостоятельности в их работе. Здесь тов. Лепсе правильно отметил, что та система управления, которая существует сейчас, несомненно, крайне вредно отражается на развитии металлопромышленности и затрудняет работу трестов рядом обременительных отчетных данных. СТО признал, что в этой части необходимы коренные изменения и предложил ВСНХ ускорить разработку вопроса, как в деле управления металлопромышленности в целом, так и по отдельным ее трестам и предприятиям, в смысле большей их самостоятельности.

Затем то, что отметил здесь тов. Лепсе относительно отчетности. СТО признал необходимым упростить эту отчетность, поручив ВСНХ войти с соответствующим предложением об упрощении отчетности в СТО.

Вот те основные решения, которые были приняты СТО.

Рыков. Слово имеет тов. Кржижановский.

Кржижановский. На этот раз и металлисты, и представители профсоюза не разошлись в выводах. Поэтому задача в значительной степени упрощается. Мне бы хотелось сказать о тех специфических недостатках, которые мы наблюдаем, об ошибках, на которых мы обязаны учиться в этой труднейшей области, несомненно, задающей тон всему хозяйству. Я рад, что в этом вопросе выдвинута резко и определенно организационная проблема. Весьма понятно, почему теперь она резко выдвигается. Всякий из вас, кто побывал на современных европейских заводах по металлообработке, знает, какой это громадный и сложный организм, знает, что здесь особо развертывается научная организация труда, что здесь обостряются вопросы подъема техники. И нам предстоит в ближайшее время разрешить величайшей трудности задачу, задачу, как поднять квалификацию рабочего персонала, не только среди малоквалифицированных рабочих или квалифицированных рабочих, но во всей линии. Мы должны и мастера поднять, мы должны создать такого мастера, которого в прошлом еще не было.

Мне пришлось в самом начале революции быть в конфликте с некоторыми нашими крупнейшими профессорами, вы знаете, в какой конфликт мы вошли с этими людьми по вопросам национализации промышленности45. [Тов. Ленин пытался устроить совещание с ними, я отлично знал всю психологию этих профессоров и на чем они покоили свое отрицательное отношение к нам.] Они были убеждены, что национализируя промышленность, мы ломаем ее, причем в особенности трудна задача для раздела металла. Приступая к критике, надо сказать, что эти ожидания не оправдались, что сейчас создан дееспособный механизм. Они не верили, что мы создадим вообще дееспособный механизм во всей области промышленности.

Голос. А во что они верили?

Кржижановский. Они верили, что мы шею себе сломаем. Мы должны констатировать: дееспособный механизм создан, но дееспособный механизм поставил себе гигантские задачи. Мы хотели форсировать производство в области металла в один год на 67%. Мы вообще имели подъем промышленности за прошлый год на 64%. Болезни, сопровождающие такой подъем, это не просто болезни роста, это болезни гигантского развития. [Это нездоровый гигантизм.] Поэтому нужно быть снисходительным к тому, что мы не имеем здесь разрешенной сложной проблемы металла. Мы еще долгими годами работы дойдем до разрешения этой проблемы.

Отмечу, на что мы сейчас натыкаемся, в дополнение к тому докладу, который мы слышали. Перед нами резко выступает проблема, как это ни странно вам слышать, проблема районирования, которая теснейшим образом связана с металлом. Те данные, которые мы имеем, говорят о том, что производственная программа наиболее благополучна в областях: Урал, Северо-Западная область, [там, где проведено районирование]. Поэтому, если вы хотите получить правильное решение вопроса, вам придется, очевидно, задуматься над этой проблемой и сделать дальнейшие организационные шаги, выделив и горнопромышленный район на Украине [против чего так отчаянно борются на Украине]. Это один момент.

Другой момент, на который необходимо обратить внимание, это индивидуализация, детальное изучение наших крупных металлических заводов. Между ними ведь есть колоссальная разница. Если возьмем такие гиганты, как Путиловский и Коломенский заводы, то сразу увидим, что они не могут быть подведены под законы средних чисел. Они должны иметь свою специальную программу, свои перспективы. Здесь нужно детальное ознакомление с положением вещей. К сожалению, мы все еще не разрешили этой задачи. А без нее нельзя решить и проблемы металла. То обстоятельство, что здесь сегодня мы не видим ни представителя Урала, ни представителя юга при обсуждении столь важного для районов вопроса, показывает, что мы с этим вопросом в далекой степени еще не справились.

[Я не претендую на то, чтобы исчерпать организационные проблемы, я только считаю, что в работе как представителей ВСНХ, так и нашего правительства эти вопросы должны быть выдвинуты на первый план.]

Еще только одно добавление. Я [воспитан еще в значительной степени на германском банковском капитале] работал в учреждениях немецкого капитала и знаю, как немцы и Дойчебанк46 управляются с крупнейшими предприятиями. Можно отметить, что у нас отсутствует такая организация, какая есть у немцев — «трейе Ханд»* (*«Treuhand» — опекунское управление.) — своеобразная бухгалтерская инспекция, отсутствует та специальная немецкая техническая инспекция, которая с небольшим количеством сил дает соответствующее указание. В этом именно мы и нуждаемся. Быть может, профессиональные союзы сами создадут такой аппарат, и мы сумеем иметь свои «трейе Ханд». Но пока этого еще не имеем, мы будем стоять перед большими трудностями.

Я изменил бы немного то заключение, которое было сделано комиссией. Я думаю, что тов. Лепсе более прав в своем резюме. Он выдвигает на первый план наши неудачи, выдвигает форсированность, рискованность производственной программы. Тут можно только одно в оправдание привести, что мы заранее шли на это при обсуждении программы. Вопрос стоял перед нами так: а не рискнуть ли? И мы сказали, что рискнем. Слишком много положительного связано с благополучным решением. Программы мы не выдержали, сорвались. Однако какого порядка наши затруднения? Обращаю ваше внимание на статью Боголепова во вчерашней «Экономической жизни» «О бюджетных возможностях»47, где он говорит о том, как надо трактовать наши финансовые затруднения. Он говорит, что если бы у нас в смысле статей доходов дела шли из года в год так, как шли в эти полгода, мы бы [дали пример всему миру] могли гордиться таким результатом. Факты показали, что сложность обстановки, величина задач, стоящих перед нами, более трудны, чем мы считали вначале. Когда вопрос об оборотном капитале впервые разрешался в Госплане и мы сказали, что если вы хотите выпустить изделий на миллиард, то имейте 700 млн оборотных средств, т.е. на каждую единицу выпускаемых изделий имейте [1,7] 0,7 оборотного капитала, нам говорили, что это ошибка, а теперь оказалось, что мы были правы. Второй вопрос — организационный вопрос [— переоценка сил]. Третий вопрос, который должен ребром стоять перед нами, — это специализация и стандартизация. Если сопоставить наши заводы с европейскими заводами, то основной наш недуг, который сразу бросается в глаза, — это универсальность наших заводов.

Мы должны бороться с этой универсальностью гораздо больше, чем мы боролись до сих пор. В этом отношении мы еще не выработали той линии, которая нужна.

Дзержинский. Это уже сделано.

Кржижановский. Сделано, но недостаточно. И перед нами тут стоит громаднейшая работа, [я нарочно подчеркиваю это]. Но я должен предупредить вас об одном весьма опасном уклоне. Насчет [излома] необдуманного изменения цен, здесь перед нами стоит громадный вопрос, и чтобы здесь не ошибиться, надо немножко внимательнее ориентироваться в ценах соответствующей заграничной продукции. Когда дело коснулось «табачку», то т. Лепсе сказал: «Давайте нам машины из-за границы, мы стоим за это». Если мы уже поставили свое машиностроение, то почему такая надобность в импорте? Вопрос об импорте стоит сейчас перед нами, в этом отношении я [Вас] поддерживаю позицию осторожности. Где же кроется причина того, что мы на [40] сотни миллионов рублей выписывали машин и металлоизделий в довоенное время? Чем объясняется, что в Госплане мы атакованы со всех сторон требованиями на заказы за границу?

Конечно, заказ там обходится много дешевле, потому что там имеется вполне сложившийся мощный и современный технический механизм. В этом отношении не нужно заблуждаться. Мы имеем в металлообработке колоссальную отсталость. Когда т. Межлаук утверждает, что мы рассчитывали на импорт в тракторном деле, то надо ему сказать, это совершенно неверно.

Дзержинский. Надо сказать, что мы не получили своих тракторов, потому что мы не умеем их делать.

Кржижановский. [Величайшая] опасность, т. Дзержинский, заключается в том уклоне, который имеется у вас, в вашей политике. Когда НКПС вам не платит, вы первый являетесь сюда и говорите: «Возьмите НКПС за горло и заставьте его платить». Это плохой пример. Тов. Рудзутак тоже скажет: «Я пойду по стопам т. Дзержинского», — вряд ли вы выиграете от продолжения вашей тактики «вовне». Поддерживая всецело предложения комиссии т. Шмидта, остановлюсь на вопросах кредита. Утверждаю, что нет оснований для кредитного зажима. Однако не будем самообольщаться. Комиссия Госплана отправилась по крупнейшим предприятиям ГОМЗы и констатирует ряд крупных дефектов. Вероятно, тов. Дзержинский не станет отказываться от того, что очень неблагоприятно обстоит дело [со взаимоотношениями ВСНХ и НКПС и со взаимоотношениями ВСНХ и Госплана] с заказами НКПС промышленности. Нас ждет невыполнение программы. Недопустимо такое явление, когда начинаешь расспрашивать, например, на большом Коломенском заводе, какие это постройки, получаешь ответ — это постройки в счет 32-миллионной программы. Об этой 32-миллионной программе не знает ни СТО, ни Госплан. Стоят на Коломенском заводе тракторы, спрашиваешь, почему они стоят, говорят — не покупают без переделки, а мы не хотим переделки. А что вы предполагаете сделать? А мы снимем моторы и продадим одни моторы за ту же цену. [Вот в этом отношении совсем неблагополучно. Суммируя все сказанное, я заявляю, по-моему, анализ комиссии СТО сделан правильно]. Кончаю. Политбюро должно утвердить конкретные предложения комиссии [и должно повести специальное изучение вопроса о преодолении проблемы металла. Мы эту проблему не разрешили] и предложить ВСНХ продолжить свои работы по реорганизации управления промышленностью.

Рыков. Слово предоставляется тов. Толоконцеву.

Толоконцев*. (*В экземпляре стенограммы с авторской правкой выступление А.Ф. Толоконцева отсутствует, публикуется по неправленой стенограмме.) По-моему, тот доклад, который был изложен тов. Межлауком, совершенно ясно говорит о том, что развитие металлопромышленности идет чрезвычайно быстро. И в этом отношении нам надо вспомнить, что ведь мы начали на Юге эту работу с одной домной, было время, когда всего одна домна работала. Сейчас положение изменилось, мы уже имеем не одну домну, но мы попали в такое печальное положение, что основываясь на постановлениях последнего партсъезда о том, что нужно приложить все усилия для быстрого развития металлопромышленности48, мы стали развивать эту промышленность, а теперь мы не имеем возможности ее продвигать дальше. На Юге мы имеем такое положение, что на будущий год, благодаря тому, что нам не дали 4 млн руб. для оборудования, мы имеем следствием этого то, что все технические возможности Юга абсолютно не использованы. На Юге необходимо было приобрести для домен 10—12—15 воздуходувок. Этого мы не могли сделать, и совершенно ясно, что ЮМТ на будущий год не может развить свою программу больше, чем на 10%. Несмотря на то, что мы усиленным образом добивались, чтобы нам дали 4 000 000 <руб.>, мы их не получили. А мне кажется, что все-таки, при нашем тяжелом положении экспорта и импорта, можно было бы дать эти средства. Несмотря на всю нашу настойчивость, это не было сделано. Если это не будет сделано теперь же, то в дальнейшем будет автоматически отложено развитие не только выпуска чугуна, но и выпуска всей нашей металлопромышленности. Это один из основных вопросов, который связан с тем, что мы лишены возможности развиваться дальше без ввоза чугуна.

Если чугун ввезти, тогда наши заводы могут переработать больше. Увеличения выпуска чугуна можно добиться, если закупить 10 воздуходувок. На это требуется не 4 млн руб., а 8 млн руб. Ведь 4 млн мы просили не на все оборудование Югостали, а для всего. Ничего у нас в этом не оправдалось.

Теперь перехожу к трудностям, которые мы переживаем. Это такие трудности, каких никто не переживал. Мы переживаем трудности, к которым мы уже привыкли; это было бы хорошо, если бы кто-нибудь ценил это, подумал бы о том, что вот люди стараются, из кожи лезут вон, но создается такая объективная обстановка, что они ничего не могут сделать. А ведь так не ставят вопроса, ведь какая обстановка создается? Идет процесс в ЦКК49. А причина в чем заключается? Несвоевременное утверждение программы. Чья здесь вина? Наша или того, кто повыше стоит? Хотя пословица говорит: «Кто старое помянет, тому глаз вон», но есть и другая пословица: (не слышно). Если бы не было заграничного заказа, мы бы не были на одной домне в 21-м году а были бы выше, были бы выше и теперь. Вы нас заставили в 22/23 г. «делать все, что угодно». Кто нас заставил это делать? Алексей Иванович. Алексей Иванович нам тогда сказал: «Делайте что угодно, только не паровозы, потому что паровозы наши не нужны». Мы переживали в эти три года чрезвычайную бесплановость. Разве это допустимо? Я не знал никогда, что я буду делать на будущий год. Разве так можно работать? Утверждают нам программу примерно в мае месяце. Очень мудреная штука так работать.

Теперь мы уже это пережили. Теперь мы видим перспективу новой работы. Мы создаем новые паровозы, нами сделано несколько типов новых вагонов, сделан тип нового трамвая и т.д. И будущая наша производственная программа такова, что мы подошли к такому положению, когда можно по-настоящему работать. Я должен знать сегодня не только то, что я буду делать на будущий год, но я могу давать в прокатку материал. Но я уверен, что я должен продавать то, что на октябрь и ноябрь есть, для того, чтобы у Шейнмана выкупить вексель. Тут имеется совершенно определенная дыра. Когда я просматривал балансы наших старых акционерных обществ, я видел, что у них были акции, с которыми было гораздо легче работать. Если бы у меня были акции, мне бы Шейнман из-за просчета в 2,5 млн руб., в которых я не виноват, потому что ведь паровоз не сделаешь раньше, чем в 6 мес., мне бы у Шейнмана не пришлось выкупать векселя. Конечно, трудно здесь распинаться перед вами обо всех этих причинах. Но каждый здравомыслящий человек понимает, что это не вина исключительно Толоконцева, когда в процесс попадешь.

Голос. Это уж банкротство.

Толоконцев. Да, банкротство, несмотря на то, что имеются реальные ценности, покрывающие в сто раз это банкротство.

Какой выход из положения? Это неплатежеспособность НКПС и несуразность цен, которые назначаются. Мы по предварительным ценам НКПС работаем, которые были утверждены год тому назад. Я на лес израсходовал больше 1,5 млн руб. Лес ведь вздорожал. В прошлом году было постановление Комитета государственных заказов50. Мы должны были получить 500 000 и не получили то, что нам причитается. При такой обстановке с ума сойдешь, работать нельзя. Нужно оборудование, а его нет.

Я вынужден был не выполнять партийные директивы развертывать на будущий год программу. Технически мы сделали на 100 млн, а фактически запустили работу на 75. Почему? Потому что оборотных средств нет, и нам вылезти из положения очень трудно. Раз оборотных средств нет, мы ничего делать не можем. При таком отношении тов. Шейнмана мы не можем проводить партийные директивы. Вот в чем беда, приходится отступать от нее. А для государства это чрезвычайно важно. Оборудование у нас совсем износилось. На Сормовском заводе мы бьемся полтора года, чтобы этот станок купить, и мы должны делать раму на Брянском заводе. Техническая обстановка чрезвычайно плохая. Что нужно? На будущий год программа должна быть дана в свое время. Цены НКПС должны быть в 2-недельный срок утверждены. Тогда не будем ходить в СТО каждую получку и будем регулировать наши платежи. В металлопромышленности с точки зрения оборотных средств у нас никуда не годится постановка дела. Как у нас обстоит с военной промышленностью? Я ответственно заявляю, что если бы нам пришлось делать снаряды и пушки, то прошло бы год или полтора, пока мы сумели бы их делать. На это должно быть обращено внимание. И когда мы переоборудуем новые заводы, то каждый завод, и в особенности Сормовский, надо приспособить так, чтобы в любой момент можно было бы его пустить на военное снаряжение. Военные цеха фактически разрушены, а средств, чтобы удержать их в порядке, нет. На это тоже нужно обратить внимание.

Шейнман. Никто не думает оспаривать достижения нашей металлопромышленности и вряд ли здесь стоит вопрос о достижениях. Потому что если бы стоял вопрос о достижениях, то успехи, вероятно, отметили бы протокольным постановлением и не тратили бы на это времени, потому что не в советских нравах затрачивать время на похвалы и одобрение. Я буду говорить о недостатках, а не о достижениях.

Дзержинский. А вы знаете о них? Вы будете защищаться. Это метод тактики.

Шейнман. Я буду защищаться, но может быть, буду вынужден нападать.

Троцкий. Он напал на Вас прежде, чем Вы начали.

Шейнман. Это вопрос тактики и темперамента. Мы имеем большие затруднения с металлом, и основная причина этих затруднений заключается в том, что металлопромышленность начала развертываться тогда, когда мы уже не могли ей предоставлять средства так, как в свое время предоставляли их другим отраслям промышленности, т.е. почти что бесконтрольно, почти что безгранично, в расчете на то, что из запрашиваемых средств что-нибудь толковое да выйдет. Металлопромышленность стала развиваться в такое время, когда уже каждый рубль, каждая копеечка были или, по крайней мере, должны были быть на учете. Сейчас за затруднения в металлопромышленности нам приходится расплачиваться, об этом говорил и т. Межлаук, и особенно т. Лепсе. Зафиксировано в специальном документе ВСНХ, что план был составлен с чрезвычайным перенапряжением и без всяких резервов. А так как у нас план составлен с чрезвычайным перенапряжением не только по металлу, но и по другим отраслям промышленности, и так как металлопромышленность не научилась еще, да и мы все не научились еще гибкому маневрированию, то и получились затруднения. На что рассчитывал план? В план была заранее включена прибыль, но прибыли не оказалось. В план было включено, что скорость оборота будет быстрее прошлогодней, а она стала медленнее. В план было включено, что цены на сырье и на вспомогательные материалы будут прошлогодние, а может быть, и ниже, а оказалось, что цены стали выше и т.п. Вот основные причины тех затруднений, которые мы имеем. К тому же мы имеем непланомерное развитие нашей металлопромышленности. Затоваривание, о котором говорят, означает, что в надежде, что план будет выполнен в полном объеме, что будет получено все намеченное оборудование, каждая отдельная часть, каждый отдельный материал заказывался и приобретался в плановом количестве вне зависимости от того, что другие материалы, другие товары, другие продукты поступали не по плану и не в те сроки, которые нужны были для выполнения плана. Это имело место не только в тех организациях, которые находятся в признанном затруднении. Если прочесть сегодняшнее письмо Толоконцева ко мне, то оно говорит, что часть металла была получена в декабре и на нее были выписаны векселя, затем другие материалы, предполагавшиеся к поступлению в том же декабре, подоспели в марте-апреле и на них тоже были выписаны векселя, причем векселя были выписаны не на сроки, когда материалы превратятся в продукцию, а в соответствии с универсальным договором, определяющим сроки расчета в зависимости от сроков получения товаров. В результате получается нагромождение обязательств и уменьшение ожидаемых поступлений. Вот, собственно говоря, на мой взгляд, основная причина, которая вызвала затруднения, которые мы сейчас имеем. Случилось ли это все только по объективным причинам? Я думаю, не только по ним, потому что и другие отрасли промышленности, которые поставили в такое положение металл, они тоже находятся в портфелях того же наркома и других советских учреждений, в которых находится и металл. Может быть, виновата верхушка металлопромышленности, виноваты отдельные тресты, что не вовремя сигнализировали, не вовремя наблюдали, недостаточно учли те или иные явления, недостаточно учли, что происходит неувязка, и благодаря этой неувязке получаются затруднения. Но нельзя все валить на объективные обстоятельства. Теперь я хочу сказать специально по вопросу о кредите. Обороняться и нападать мы будем после, но надо знать общие цифры, а они сводятся к тому, что первоначальный план по металлу <нужно> выполнить с превышением, тем не менее средств не хватает. Вот это я подчеркиваю. Могли ли мы все это время давать больше средств? Конечно, об этом можно спорить. Когда мы пережили и начинаем уже изживать наибольшие затруднения на денежном рынке, то можно об этом спорить. Можно сегодня спорить: а может быть, если бы дали на 20 млн руб. в минувшем квартале больше, то были ли большие затруднения на денежном рынке или нет? Можно об этом спорить. Но это будет не столько спор, сколько гадание. Мы последнее время находились в полосе [величайших] финансовых затруднений, в полосе перенапряжения денежного рынка. Все время указывали, что реальная зарплата падает, что деньги наши обесцениваются, и в этих условиях бросить лишние 10 млн руб. представлялось невозможным. Сейчас я не скажу, что конъюнктура изменилась. У нас в летние месяцы на нашем денежном рынке становится чуть-чуть легче, и мы уже годы говорим, что нужно использовать это облегчение, чтобы его закрепить. Но пока это нам не удавалось. В этом году мы говорим то же самое. Удастся это или нет — трудно сказать, а особенно сейчас. Это будет зависеть от урожая, от цен на сельскохозяйственные продукты и т.д. Но сейчас можно некоторое послабление сделать, нужно отдать себе отчет, что это не есть послабление против зажима, которого не было, это послабление против первоначального плана. Я совершенно ответственно заявляю, что металл, как и другие важнейшие отрасли промышленности, по предусмотренному годовому плану до сих пор получал деньги с излишком, а если учесть, что они за это время извлекали свои средства из банков, которые (средства) они предполагали в банках держать, то следует признать, что средств к ним притекло гораздо больше, чем это предполагалось по плану. Основные вопросы, которые затрудняют дело и которые отмечены в постановлении СТО51 и важны для сегодняшнего заседания — это вопрос о заработной плате и вопрос организационный. В вопрос о зарплате надо внести совершенную ясность и необходимо, чтобы все усвоили, что в советской республике первое обязательство всякого хозяйствующего органа — это выдавать в срок зарплату. Мы до сих пор этого не соблюдали. Мы видели, что больше заботятся о том, чтобы не пойти в протест, или больше заботятся о том, чтобы иметь чрезвычайно больший запас материалов и полуфабрикатов и т.д., тогда как в отношении зарплаты считают, что ее можно обеспечить путем политического влияния промышленности и профсоюзов. Я толкую пункт о зарплате, который в постановлении СТО, в том смысле, что ВСНХ должен заботиться о том, чтобы в первую очередь была обеспечена зарплата, что за зарплатой ни в СТО, ни в Политбюро обращаться не должны, туда можно обращаться за просрочкой векселей, за новыми кредитами, за обеспечением сырьем, топливом и т.д., но зарплата, она должна лежать целиком и полностью и безоговорочно на ответственности наших хозяйствующих органов. Это для меня совершенно бесспорно, иначе мы будем идти, как до сих пор шли, т.е. по пути затоваривания, непланомерного развития и т.д. Создается такое положение, потому что вопросы обеспечения зарплаты решаются по телеграфу и не хозяйственниками, а политиками. Самый убедительный довод такой: присылают телеграмму, что на Макеевском, скажем, заводе нет денег для выдачи зарплаты52. Ничего не остается, как Шейнману послать миллион рублей.

Пятаков. Это для того чтобы испортить Вам настроение.

Шейнман. Мне настроение Вы не испортите, а скорее испортили настроение Алексей Ивановичу, потому что его, как мне передавали, вчера разыскивали на даче по этому вопросу. Здесь дело не в миллионе, конечно, но заработную плату надо проводить не по телеграфу, а заранее приготовить для нее деньги. Я сейчас точно не помню, по поводу какого предприятия подобный вопрос обсуждался в Секретариате, но, кажется, на одном из предприятий ЮМТ директора завода, допускавшего просрочки в зарплате, рабочие забаллотировали в совет. Было признано, что в этом ничего страшного нет. Пусть директор отвечает не только перед своим начальством, но и перед рабочими. В отношении зарплаты дело должно быть поставлено так, чтобы зарплату не требовали по телеграфу. Второй пункт — пункт организационный, где увязываются вопросы финансирования и кредитования с производственными результатами данного треста. Это надо провести. Тогда будет и ограничение вексельдательских лимитов, и хозяйственный расчет и проч. [Когда спор идет о 12 млн руб., а я докладываю, что выдал уже 34 млн руб., мне говорят, что эти 34 млн руб. выданы по постановлению СТО, Политбюро и т.д., в это время говорить о нормальном финансировании металлопромышленности нельзя.] Металлопромышленность должна перейти на строгий расчет, на строгую бухгалтерию и знать, за что она отвечает. Вексельдательские лимиты должны быть ограничены, и кредитным учреждениям должно быть предоставлено право обращаться с ними, как со всеми другими клиентами, т.е. заглянуть в их план и т.д.

Рыков. Слово имеет тов. Дзержинский.

Дзержинский*. (*К стенограмме выступления Ф.Э. Дзержинского приложена записка его секретаря: «т.Товстуха. При сем возвращаю вам исправленные и просмотрен[ные] т. Дзержинским три стенограммы, относящиеся к заседанию ПБ 14/6. С ком. приветом. 24/6. В. Герсон». (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 688. Л. 136.)) Никто тов. Шейнману заглядывать в наш план не мешает. Наоборот, он мало-помалу переводит к себе функции Высшего совета народного хозяйства. Тов. Шейнман напрасно выходит с таким предложением. Он это право взял себе по отношению к промышленности. Я должен сказать, что здесь я тов. Шейнмана в отношении заработной платы приветствую целиком. Если он действительно всерьез берет то, что он сегодня предлагает, не то, конечно, что он вчера предлагал — прямо обратное, то я приветствую целиком тов. Шейнмана и очень рад тому, что сегодня здесь велась стенограмма53. Я буду иметь удовольствие заранее до выплаты зарплаты получить от вас, тов. Шейнман, деньги для того, чтобы обеспечить ее своевременность. Это важно здесь отметить, чтобы наше требование о выплате заработной платы за две недели до выплаты было бы удовлетворено.

Затем тов. Шейнман здесь говорит, что металлопромышленность, когда требует 23 млн руб., поглотила уже 34 млн руб. Тов. Шейнман, если вы возьмете наши государственные ассигнования и всякие другие для металлопромышленности, то они более [84] 100 млн руб. Нельзя в одну кучу смешивать и краткосрочное кредитование с теми расчетами с государственной казной и государственным банком, которые ведутся по другим статьям. Я предупреждаю товарищей, что сумма в 23 млн руб. является суммой по учету векселей в краткосрочном кредите. В это не входит ни наше испрашивание на капитальные работы, ни долгосрочные кредиты и т.д. Пожалуйста, тов. Шейнман, не спутывайте графы в наших предложениях. Здесь тов. Шейнман доказывал, что была неувязка: план таков, а действительность иная. Так ведь это то, над чем мы сидим, это и является предметом нынешнего нашего обсуждения.

И вы ни словом абсолютно не доказали, что именно эти отрицательные стороны несоответствия плана, который утвержден СТО, в котором, кажется, вы состоите членом, т. Шейнман54, и вот это несоответствие вы ни словом не доказали и не пробовали доказать, что ответственность падает в этом отношении только на Главметалл. Я смею утверждать, что громаднейшая доля вины в этом несоответствии падает на неправильное совершенно кредитование нашей промышленности, на совершенно ненормальное кредитование. Это было отмечено фактами, о которых была речь относительно импорта. Что они не играют никакой роли? Что эта изношенность, эта перенапряженность, на которую все указывают, разве эта перенапряженность не получилась в результате невыполнения программы? Разве все аварии, о которых говорил тов. Лепсе, и простои фабрик были бы так колоссальны, если бы тогда, в ноябре, были бы эти сделки заключены? Разве мы бы имели эти простои? А программа была принята в августе месяце до сокращения кредитной программы. Но потом СТО, когда в феврале рассматривал нашу программу уже при стесненном положении, счел возможным утвердить всю программу полностью, потому что положение с импортными нашими заявками не было ясно для СТО, так как неясно оно и сейчас. Теперь виды на кредиты из Германии признаны неблагоприятными. Товарищи самым решительным образом возражают против них. Наркомторг55предлагает перенести их в другие страны. Но где гарантии, что перенесение кредитов в другие страны будет иметь больший успех? Точно так же и в вопросе относительно не только оборудования, но и вопросов себестоимости в смысле цен, в вопросах топлива, нефти, руды и лесных материалов и прочее. Повышение цен на эти материалы, безусловно, отразилось и на нашей себестоимости. Тов. Шейнман говорит, что выполнение программы гарантировано полностью. Во-первых, это спорный вопрос. Межлаук указывает цифры, что это не так. Во-вторых, вы сами указываете цифры, гораздо большие, чем имели место в действительности. Поэтому и получилось общее сжатие кредитов, которое и отразилось, это не подлежит сомнению, колоссальным образом отразилось на металлопромышленности. Для меня не подлежит ни малейшему сомнению, что мы для будущего года должны вынести некоторые уроки из выполнения программы в этом году. Не подлежит ни малейшему сомнению, что одним из этих уроков должно быть то, что металлопромышленность никоим образом не должна будет сама ходить в СТО, настаивая на том, чтобы ей эту программу увеличивали до отказа всех технических возможностей и т.д. Тут роли наши должны перемениться. Я не считаю абсолютной ошибкой, что мы в прошлом году намечали план без резервов, ибо выполнение плана есть тоже волевой акт, выполнение требует колоссальнейшего напряжения, требует известной совершенно определенной линии. Наше народное хозяйство требовало от металлопромышленности колоссальнейшего, величайшего напряжения. И если бы программа была принята меньшей на 20% в СТО, думаете вы, что нажим со всех сторон на металлопромышленность не заставил бы ее до последнего издыхания работать, благодаря тому кризису, который мы переживаем сейчас в металлопромышленности. Наша тактика, тактика ВСНХ и Главметалла, должна коренным образом измениться, и роли должны перемениться. Мы до сих пор брали на себя интересы всей страны в целом, а мы должны брать только интересы металлопромышленности. Пожалуйста, Вы заставляете нас увеличивать программу, мы Вам скажем, давайте денежки. Тов. Шейнману для удержания его червонца нужен товарооборот, вы денежек нам не дадите, и мы Вам не дадим товаров. В этом году наша программа будет составлена с резервом, мы составим нашу программу в зависимости от нашего технического оборудования, в зависимости от тех оборотных средств, которые у нас будут. Тов. Шейнман, который, пытаясь критиковать нас, ни слова не сказал о колоссальном сокращении оборотных средств, без которых мы жить не можем, и это уменьшение оборотных средств, т. Шейнман, произошло не только путем неправильного распределения. Исходя из средних норм, включая незаконченное производство и т.д., оборотные средства наши слишком малы. Поэтому мы должны составить нашу программу с резервом в соответствии с нашими техническими возможностями и в соответствии с оборотными средствами, которые имеются в нашем распоряжении, и, кроме того, мы должны составить нашу программу капитальных работ. Дадите Вы нам на капитальные работы больше, больше будет разворачиваться программа государственного строительства, дадите Вы нам много денег, получите соответственную программу. Я считаю, что Политбюро должно признать, что самым узким местом в настоящее время является металлопромышленность. Тов. Кржижановский попутно напал на нас, а не на себя, ибо я должен предупредить, что разве он составил хоть 2-летнюю программу Госплана в отношении увязки между НКПС и металлопромышленностью?

Кржижановский. Она есть.

Дзержинский. Не видел я у Вас этой программы.

Кржижановский. Значит, Вы не читаете.

Дзержинский. Те программы, которые были, предусматривали совершенно другой темп против того, который имеется. Вы смотрите на все на 3 года позже с известным отставанием. Ваше пятилетие вперед означает немножко назад. В этом году наша программа для нужд НКПС составила 234% против прошлого года. Но НКПС не платит нам денег, а если НКПС не платит денег, то мы не можем платить заработной платы, фабрики останавливаются, происходит дезорганизация и т.д. В отношении НКПС и в отношении общего строительства, коммунального и жилищного рабочего строительства, металлопромышленность является самым узким местом, и НКФ56 должна быть дана директива, что, когда он будет составлять бюджет на будущий год, он не должен скупиться на ассигнования для металлопромышленности. Если расчленить металлопромышленность на части, то самым узким местом в металлопромышленности является металлургия. Здесь уже говорили о диспропорции между металлургией и металлообработкой. Мы эту диспропорцию изжить иначе, чем развивая всемерно металлургию, не в состоянии. Вопрос не в плане, а в размерах ассигнования на нашу металлургию, от чего зависит ее программа. Я хочу коснуться только последнего вопроса, поставленного т. Лепсе. ЦК Союза металлистов несколько слишком объективно ставит вопрос о затруднениях в связи с вопросами труда, мне кажется, это неправильный подход, ибо если мы видим болячки, то надо стараться изживать их целиком. Конечно, преувеличивать нельзя, но нельзя и преуменьшать, ибо иначе мы не излечим этих болячек. Таганрогский завод дал в течение первого полугодия выпуск на 720 тыс. руб., а заработной платы за это время выплачено 700 тыс. руб., т.е. заработная плата составила 98% от выпуска. Если вы возьмете Харьковский паровозостроительный завод, то вы увидите, что зарплата при нормальном проценте 30—35% составляла в этом году от выпуска 73%.

Лепсе. А полуфабрикаты?

Дзержинский. Почему так происходит? Безусловно, что у нас темп развития производительности ниже, чем темп развития зарплаты. Был ли слишком большим рост зарплаты? Нет, она и сейчас на низком уровне находится, за исключением только некоторых отдельных трестов. Но, безусловно, вопрос о производительности труда, т.е. вопрос о результативности труда, является очень важным вопросом. Производительность труда слишком ничтожна, и если мы возьмем эти коэффициенты, которые у нас в этой области имеются, они страшны для нас, для государства, для рабочей диктатуры, ибо у нас при таких коэффициентах производительности нет никаких перспектив для дальнейшего роста зарплаты. Одной из причин является следующее: если взять среднее количество рабочих в прошлом году и среднее количество рабочих в этом году, то мы здесь будем иметь такие цифры: в прошлом году рабочих было 295 000, а в этом году 395 000, т.е. мы имеем прирост на 100 000 или, иначе говоря, 1/3 часть — 33% вовлечено новых рабочих. Я считаю эту задачу о новых рабочих колоссальной. Теперь относительно перспектив. Перспективы наши на будущий год такие, что с величайшими напряжениями при соответствующих ассигнованиях можно вырасти только на 25% против предположений, которые мы имели в прошлом году — 42%. Этот рост на 25%, в связи с противоречиями страны, является ужасающе малым. В этих 25% роста сказывается тот провал, который мы имеем в смысле капитальных работ в этом году. Относительно вопроса об управлении и относительно организационного вопроса я тут не понял тов. Лепсе, он как будто говорил, что я в смысле отчетности требую слишком большой отчетности. Наоборот, после моей поездки на юг57 я пришел к убеждению, что та отчетность, которая имеется, это есть не отчетность, при помощи которой можно управлять, а это есть уничтожение всякой возможности работать нижестоящим организациям. До тех пор, пока мы эту отчетность не уничтожим, до тех пор правильного управления вышестоящих органов нижестоящими не может быть.

Рыков. Он говорил о периоде до твоей поездки на юг. У меня список ораторов исчерпан. Какие имеются предложения по докладу? Имеется постановление СТО58.

Дзержинский. Я не возражаю против постановления СТО. У нас в частностях есть разногласия, но их не нужно вносить в Политбюро. Мне кажется, что надо вынести постановление о том, что нужно дать указание Госплану и Наркомфину о том, чтобы на 26/27 год признать металлопромышленность, как требующую больше всего внимания и как самое узкое место во всем нашем хозяйстве.

Рыков. Это есть. Имеется пункт 1, второй абзац, где сказано: «Признать необходимым производство капитальных затрат на 26/27 г. в таких размерах, которые сделали бы возможным дальнейшее разворачивание производства более быстрым темпом в последующие годы. Предложить ВСНХ Союза...» (читает). Феликс, это то самое ведь, что ты и хотел сказать.

Ворошилов. В резолюции ни слова не говорится относительно учета необходимости мобилизационной подготовки вновь развертывающихся заводов и сохранения того военного оборудования, которое на старых заводах имеется. Между тем тов. Толоконцев в своем выступлении сигнализирует большую опасность в этом отношении. Я потому не брал слова, что у нас этот вопрос ведомственным порядком разрабатывается. Я предлагаю пункт о мобилизационной готовности заводов металлопромышленности в резолюцию внести.

Рыков. При переоборудовании заводов металлопромышленности и постройке новых заводов считать необходимым обеспечение по возможности максимально быстрого использования этих заводов для нужд обороны страны.

Против этого дополнения возражений нет? (Принимается).

Еще в письменном виде я получил добавление, подписанное тт. Межлауком и Дзержинским59. Вот оно: (читает). Предлагается в добавление к предложению СТО по партийной линии принять это предложение. Возражений нет? (Принимается). Дальше второй пункт (читает).

Молотов. Это мне кажется лишним.

Рыков. Это не совсем ясно и можно понять так: вернуть, допустим, Калинина, Шмидта, Томского и др. на заводы.

Молотов. Я думаю, лучше в предыдущем пункте поставить: «Особенно обратить внимание на возможность пополнения металлопромышленности за счет квалифицированных партийцев рабочих-металлистов».

Рыков (председатель). Тов. Молотов предлагает в дополнение к принятому такую формулировку: «Особенно обратив внимание на пополнение кадров организаторов производства металлической промышленности квалифицированными рабочими-металлистами». Предлагается это принять вместо второго абзаца.

Молотов. Квалифицированными партийцами рабочими-металлистами. (Принято).

Рыков (председатель). «Предложить орграспреду60 срочно рассмотреть состав правлений трестов и заводоуправлений металлопромышленности в целях предупреждения возможных организационных трений». Это что-то не ясно: «В целях предупреждения возможных организационных трений»61. В чем тут дело?

Дзержинский. В некоторых трестах и заводах имеются работники, которые являются внутренне неприемлемыми для нас. Тут получается целый ряд трений.

Рыков (председатель). Это же можно без Политбюро. Это какая-то плановая мера.

Дзержинский. Может быть, передать этот пункт в Секретариат62.

Рыков (председатель). Ты сам это можешь сделать. По-моему, ограничиться тем, что уже принято.

Лепсе. На четвертой странице первый пункт, где говорится о капитальных затратах промышленности, я просил бы последний абзац, где говорится об импорте, чтобы этот подпункт был бы выделен отдельно.

Рыков (председатель). «В тех же целях обеспечить металлопромышленности первоочередное выполнение ее импортного плана на 26/27 г.» Ты предлагаешь выкинуть «в тех же целях», а вторым абзацем поставить: «Обеспечить металлопромышленности первоочередное выполнение ее импортного плана на 26/27 г.»? По-моему, можно принять предложение Лепсе. (Принято).

Лепсе. По организационному вопросу есть такое добавление: «Главметаллу совместно с ЦК металлистов установить систематическое наблюдение за работой хозяйственников, организовать учет этого наблюдения в целях наилучшего использования наличного кадра работников металлопромышленности и продвижения выдвинувшихся работников».

Рыков (председатель). Это вообще, конечно, правильно. Думаю, можно принять. (Принято). И последнее: «Поручить ГУМП разработать примерное положение об обязанностях и правах председателей и членов правлений хозорганов».

Лепсе. [...трестов. Права и обязанности председателей правлений и членов правлений не разработаны, и потому часто получаются трения между ними. Они не знают предела своих полномочий.] И последнее добавление: «Поручить ГУМП разработать примерное положение об обязанностях и правах председателей и членов правлений хозорганов, так как на этой почве часто бывают недоразумения».

Дзержинский. Это не нужно. Этот вопрос несвоевременно ставить. Стоит вопрос относительно коллегиальности вообще, не только в металлопромышленности, но и в других областях. Нужно общий вопрос решить. Это только общий вопрос. Нельзя его решать как предыдущий. Предыдущий имел значение вообще и в частности для металлопромышленности, а тут только общий вопрос. Поэтому можно дать из Политбюро поручения, хотя сейчас этот вопрос разрабатывается и в СТО, стоит в плановом порядке об организационной форме, можно в этот доклад включить вопрос о коллегиальности и единоличии.

Рыков (председатель). Пункт 10-й предложений ЦК металлистов в резолюцию не включать, а предложить ВСНХ и СТО рассмотреть его в общем порядке, в связи с пересмотром системы управления промышленностью.

Молотов. У меня есть сомнения относительно того места, где говорится об едином металлическом синдикате. Я знаю, что уральцы были против этого с точки зрения своей области. Может быть, этот вопрос передать на разрешение в обычном советском порядке.

Рыков (председатель). В советском порядке он уже решен63, причем претензии уральцев были учтены, им даются большие права и автономия, за Уралом закрепляется Сибирь и Урал, так что у уральцев имеется свой район сбыта и тесного зажима у них нет. У меня тоже было сомнение, но мы при рассмотрении в СТО специально учли это обстоятельство.

С принятыми поправками это постановление утверждается64. Кто голосует против? Нет. Кто воздерживается? Воздержался тов. Зиновьев65.

Следующим стоит вопрос тов. Брюханова. Мы условились идти по порядку повестки. Следующим стоит доклад НКФ. Сколько Вам нужно времени?

Брюханов. Если металл является самым узким местом, то НКФ тоже не очень широкое. Может быть, вы дадите мне столько же, сколько и металлу?

Председатель. Вы хотите полчаса?

Брюханов. Да.

Рыков (председатель). Тов. Брюханов просит полчаса. Возражений нет?

Голос. 20 мин.

Троцкий. До которого часа мы будем заседать?

Рыков (председатель). Тов. Троцкий предлагает установить время, до которого мы будем заседать. В порядке у нас стоит еще доклад НКФ, доклад МК, вопрос о черноморском флоте и английской ноте. О черноморском флоте и английской ноте слушать надо обязательно. Нужно решить, будем ли мы оба крупных вопроса заслушивать или только один из них.

Брюханов. Вам, вероятно, известно, не знаю, как остальным членам Политбюро, что резолюции Совнаркома по моему докладу еще нет. Так что с этой точки зрения мой доклад находится в несколько менее выгодном положении, чем Главметалла.

Бухарин. Лучше отложить Наркомфин.

Рыков (председатель). Предлагается отложить доклад НКФ и заслушать доклад тов. Угланова.

Брюханов. На сколько времени откладывается?

Рыков (председатель). Откладывается до следующего планового заседания, оно бывает в 2 недели раз. Тов. Угланов, сколько Вам нужно времени?

Угланов. Час.

Рыков (председатель). Какие есть еще предложения?

Молотов. Полчаса.

Рыков (председатель). Имеется письменный доклад, мы с ним ознакомились, так что полчаса достаточно. Имеется два предложения: полчаса и час. Кто за час? Нет. Вы имеете полчаса.

 

1 Стенографический отчет заседания не издавался. 24 июня 1926 г. по этому поводу было принято постановление Политбюро: «Стенограмму Политбюро по вопросу о Главметалле не печатать и не рассылать». (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 569. Л. 6.)

Повестка заседания Политбюро 14 июня 1926 г. включала 19 вопросов, первым из которых был доклад Главметалла (структура, исполнение плана работы, в частности, также о ЮМТ и Югостали).

На заседании присутствовали члены Политбюро: Н.И. Бухарин, К.Е. Ворошилов, Г.Е. Зиновьев, М.И. Калинин, В.М. Молотов, А.И. Рыков, Л.Д. Троцкий; кандидаты в члены Политбюро: Ф.Э. Дзержинский, Н.А. Угланов; члены ЦК: А.А. Андреев, А.С. Бубнов, А.И. Догадов, Э.И. Квиринг, С.В. Косиор, В.А. Котов, Г.М. Кржижановский, И.И. Лепсе, С.С. Лобов, В.М. Михайлов, Г.Л. Пятаков, И.И. Скворцов-Степанов, А.П. Смирнов, А.Ф. Толоконцев, К.В. Уханов, Г.В. Чичерин, Н.М. Шверник, В.В. Шмидт; кандидаты в члены ЦК: К.В. Гей, В.В. Ломинадзе, Д.И. Матвеев, К.К. Стриевский, Н.П. Чаплин; члены президиума ЦКК: С.И. Гусев, В.В. Куйбышев, А.А. Сольц, С.Е. Чуцкаев, М.Ф. Шкирятов, Н.М. Янсон, Е.М. Ярославский.

И.В. Сталин на заседании не присутствовал, постановлением Политбюро от 20 мая 1926 г. ему был предоставлен отпуск на полтора месяца для лечения. (Там же. Д. 561. Л. 9.)

Для обсуждения вопроса были также приглашены Н.П. Авксентьев, С.Г. Робинсон, А.Л. Шейнман.

Заседание Политбюро проходило в зале заседаний СНК СССР с 12 час. дня. Председательствовал на нем А.И. Рыков. (Там же. Д. 567. Л. 1—2; Оп. 163. Д. 570. Л. 1—4.)

Обсуждение 1 и 3 вопросов стенографировалось.

В РГАСПИ имеется краткая запись выступавших в прениях по докладу Главметалла на заседании Политбюро, сделанная Ф.Э. Дзержинским (Там же. Ф. 76. Оп. 2. Д. 357. Л. 160—163.)

Главметалл — Главное управление металлической промышленности ВСНХ СССР (ГУМП), отраслевой промышленный главк. Образован постановлением президиума ВСНХ от 26 октября 1921 г. После роспуска Высшей правительственной комиссии по металлопромышленности с ноября 1924 г. осуществлял все руководство развитием этой отрасли. Решением Политбюро от 13 ноября 1924 г. председателем правления Главметалла был утвержден Ф.Э. Дзержинский, его заместителем — В.И. Межлаук. (Там же. Д. 474. Л. 5.)

Обсуждение доклада Главметалла на заседании Политбюро, в соответствии с планом работы ЦК на 1926 г., намечалось на май 1926 г.

Постановлением Политбюро от 13 мая доклад был поставлен в повестку дня заседания ПБ 31 мая 1926 г., однако по различным причинам неоднократно переносился сначала на 7, потом на 10 и, наконец, на 14 июня. (Там же. Оп. 2. Д. 220. Л. 158; Оп. 3. Д. 560. Л. 11; Д. 561. Л. 10; Д. 566. Л. 5,7; Д. 567. Л. 1.)

Докладчиком по данному вопросу был Межлаук. Его кандидатуру предложил Дзержинский в своей записке в Политбюро от 17 мая 1926 г. (Там же. Ф. 76. Oп. 1. Д. 357. Л. 148.)

2 Речь вдет о «Докладе Главметалла о структуре, плане и его выполнении», подготовленном Ф.Э. Дзержинским и В.И. Межлауком и направленном в Политбюро 31 мая 1926 г. (см. дополнение 4), а также об их записке в Политбюро от 7 июня 1926 г. и «Дополнении к выводам и предложениям по докладу о металлопромышленности в области организационной» (см. дополнение 5), которые были разосланы членам Политбюро 8 июня 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 382. Л. 24-44, 62-65.)

3 Понятие «металлопромышленность» в 20-е гг. включало в себя важнейшие отрасли тяжелой индустрии — металлургию и машиностроение.

4 ВСНХ — Высший совет народного хозяйства СССР, с июля 1923 г. объединенный (союзно-республиканский) наркомат. Руководил промышленностью и подведомственными ему торговыми предприятиями на территории СССР. Имел в своем аппарате отраслевые управления, такие как Главнефть, Главметалл, Центромедь и т.д.

5 Совет труда и обороны при СНК СССР (СТО СССР) образован по постановлению СНК СССР от 17 июля 1923 г. СТО рассматривал вопросы обороны страны, управления и финансирования различных отраслей народного хозяйства.

6 ЮМТ — Южный машиностроительный трест ВСНХ УССР, один из крупнейших трестов республики. Создан в 1922 г. В 1926 г. в его состав входило 12 заводов, среди которых Харьковский паровозостроительный, Луганский, Николаевский, Лутуницкий, Таганрогский инструментальный, Таганрогский котельный и др. (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 86.)

7 Речь вдет о Северо-Западном промышленном бюро, находившемся в Ленинграде. Создано 10 октября 1921 г. для организации и руководства промышленностью области.

8 Уральский областной совет народного хозяйства был реорганизован из Уральского промышленного бюро 13 мая 1926 г.

Уралмет — Уральский горнозаводской синдикат ВСНХ СССР, орган, объединяющий металлургическую и частично горную промышленность Урала. Устав Урадмета был утвержден президиумом ВСНХ 27 января 1923 г.

9 Югосталь — Государственный южный металлургический трест ВСНХ СССР, существовал с осени 1921 г. до начала 1930 г. В состав Югостали входили металлургические заводы, каменноугольные рудники, коксовые установки, находящиеся на территории Украины, Северного Кавказа и Крыма.

10 Имеется в виду центральный комитет Всесоюзного профессионального союза рабочих-металлистов (ЦК ВСРМ), который был создан на II Всероссийской конференции (совещании) металлистов в июне 1917 г. До мая 1925 г. именовался Всероссийским.

Руководство Главметалла в 1926 г. неоднократно обращало внимание на разобщенность и конфликты в руководстве трестами металлопромышленности. Так, в своем письме председателю треста Югосталь П.И. Судакову 27 мая 1926 г. Дзержинский писал: «Одной из причин неудач Югостали были безусловно неувязки в руководстве Югосталью — трения между отдельными членами, прежде всего Бирманом и Свицыным, и метод разрешений этих трений на заседаниях правления вдобавок со стенограммами». (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 182.) Для устранения этих недостатков в мае-июне 1926 г. Главметаллом были обновлены правления Южмаштреста и Югостали.

12 Решением Политбюро от 7 июня 1926 г. И.В. Косиор, по просьбе Ф.Э. Дзержинского, был назначен председателем Югостали. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 566. Л. 4).

В своем письме в Политбюро от 1 июня 1926 г. о кандидатуре Косиора Дзержинский писал: «Во главе Югостали должен стать первоклассный хозяйственник с непререкаемым авторитетом в области производственной работы, имеющий достаточный стаж именно в производстве, а не на бюрократическом поприще. Таким кандидатом является И.Косиор, председатель Грознефти... Без срочного назначения в Югосталь т. Косиора я не могу нести ответственности за дальнейшую судьбу Югостали». (Там же. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 196.)

13 Речь идет о Коммунистическом университете им. Я.М. Свердлова, готовившем кадры партийных и советских работников. Создан в Москве в июле 1919 г. на основе курсов агитаторов и инструкторов при ВЦИК. В марте 1926 г. признан учреждением общесоюзного значения и передан в ведение ЦИК СССР.

14 Имеется в виду Институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова, до 1924 г. имевший название Институт народного хозяйства им. К. Маркса.

15 Здесь и далее речь идет об апрельском 1926 г. пленуме ЦК ВКП(б), обсуждавшем среди других вопросов и вопрос «О хозяйственном положении и хозяйственной политике».

О металлопромышленности в резолюции апрельского 1926 г. пленума было записано следующее: «...должны быть приняты особенно энергичные меры к развитию тех отраслей хозяйства, в которых наиболее сильно ощущается наша зависимость от заграницы. Должно быть обращено максимальное внимание на развитие хлопководства, овцеводства, на усиление добычи цветных металлов, выплавку черных металлов, на развитие машиностроения»; «...в первую очередь необходимо обеспечить... такое развитие транспорта, металлургической промышленности, топливной и электрификационных работ, а также промышленности строительных материалов, которое могло бы устранить имеющиеся затруднения в обслуживании остальных отраслей хозяйства, растущего товарооборота и жилищного строительства». (КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Т. 3. 1924-1927. М., 1970. С. 314, 315. Далее: КПСС в резолюциях...)

16 Авиатрест — трест авиационной промышленности, создан 5 января 1925 г. по инициативе Ф.Э. Дзержинского. 14 мая 1926 г. его образование было оформлено постановлением ЦИК и СНК СССР.

17 Вопросы о положении и дальнейшем развитии авиапромышленности рассматривались в 1926 г. на заседаниях Политбюро ЦК ВКП(б) 25 февраля и 4 марта и на заседаниях бюро МК ВКП(б) 6 и 9 марта. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 548. Л. 2; Д. 549. Л. 5; Ф. 17. Оп. 20. Д. 191. Л. 54, 58-63.)

18 Путиловский завод — прежнее наименование крупнейшего машиностроительного завода, основанного в Петербурге в 1801 г. В 1922 г. переименован в «Красный путиловец».

19 Ленинмаштрест — Ленинградский государственный машиностроительный трест ВСНХ СССР, объединявший заводы «Красный путиловец», механический завод им. Маркса, «Русский дизель», машиностроительный завод им. Энгельса, «Красная труба», «Пневматика», «Экономайзер» и др.

20 Первый производственно-финансовый план металлопромышленности на 1924/25 г., подготовленный Главметаллом, был утвержден в октябре 1924 г. президиумом Госплана и Высшей правительственной комиссией по металлопромышленности. В ноябре 1924 г. в него были внесены изменения Советом труда и обороны. В дальнейшем план металлопромышленности на 1924/25 г. менялся в связи с решениями январского и апрельского 1925 г. пленумов ЦК РКП(б), XIV партийной конференции, III Всесоюзного съезда советов и т.д.

Производственно-финансовый план металлопромышленности на 1925/26 г., подготовленный и утвержденный правлением Главметалла 25 августа 1925 г., был рассмотрен Промпланом ВСНХ в сентябре-октябре 1925 г. и утвержден президиумом Госплана в декабре 1925 г. После XIV съезда ВКП(б) (декабрь 1925 г.) в него был внесен ряд уточнений, которые 17 февраля 1926 г. были рассмотрены на заседании СТО. 26 февраля 1926 г. план был утвержден Советом труда и обороны СССР. (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 357. Л. 129.)

21 Подразумевается следующий хозяйственный год — 1926/27. Хозяйственный год в России был приспособлен к циклу сельскохозяйственного производства и начинался с 1 октября, а заканчивался 30 сентября следующего календарного года. С 1931 г. хозяйственный и бюджетный год был объединен с календарным.

22 Видимо, речь идет о постановлении Совета труда и обороны от 24 ноября 1924 г., сократившем производственную программу металлопромышленности до 273 млн довоенных руб. (Хромов С.С. Ф.Э. Дзержинский во главе металлопромышленности. М., 1966. С. 139, 145.)

23 ГОМЗа — Государственное объединение машиностроительных заводов, созданное в 1918 г. и с началом нэпа преобразованное в трест, существовало до 1930 г. Объединяло Коломенский, Мытищинский машиностроительные, Сормовский, Брянский паровозостроительные, Тверской, Рыбинский вагоностроительные, шесть заводов Приокского округа, инструментальный завод в Москве и др. С 1923 г. объединение входило в Металлургический синдикат Центрального района.

24 11 марта 1926 г. Политбюро приняло специальное постановление по вопросу подготовки и обучения необходимой для промышленности квалифицированной рабочей силы. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 550. Л. 3, 12-16.)

25 Имеется в виду комиссия Главметалла ВСНХ под председательством В.И. Межлаука, созданная по приказу Ф.Э. Дзержинского 17 марта 1926 г. для обследования работы треста Югосталь (предварительные результаты работы комиссии см.: РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 132-164).

26 НКПС — Наркомат путей сообщения СССР, орган руководства железнодорожным, автомобильным, морским и речным транспортом, создан 6 июля 1923 г. как общесоюзный наркомат.

27 Азнефть — Государственное объединение азербайджанской нефтяной промышленности ВСНХ СССР, создано в мае 1920 г. путем национализации свыше 200 отдельных нефтедобывающих хозяйств.

28 По этому поводу В.И. Межлаук 12 июня 1926 г. направил записку А.И. Рыкову: «Задолженность НКПС по акцептованным уже счетам на 13/VI достигла 2 466 тыс. руб. По заявлению зам. наркомпути т. Постникова кассовое напряжение вследствие майской недовыручки настолько острое, что нельзя ожидать каких-либо выплат металлу в ближайшие дни. Последствиями этой неоплаты будут: 1) возможный протест векселей ГОМЗы; 2) невыплата зарплаты по Южмаштресту; 3) то же по Краматорскому заводу; 4) недополучка зарплаты по Макеевскому заводу Югостали и 5) затруднения у других трестов. ВСНХ СССР просит Вашего распоряжения Госбанку об оплате за НКПС по акцептованным им счетам впредь до восстановления платежеспособности НКПС». (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 357. Л. 153.)

29 «Волынка» — тип «итальянской» забастовки, когда рабочие приходят на завод, но не выполняют производственные задания.

30 Политбюро 25 декабря 1925 г. и 25 января 1926 г. создало и утвердило состав комиссии для наблюдения за выполнением экспортно-импортного и валютного планов (сначала в составе А.Д. Цюрупы, Г.Я. Сокольникова, Г.Л Пятакова, Л.Д. Троцкого, потом — Цюрупы, Н.И. Фрумкина, Н.П. Брюханова, А.Л. Шейнмана, Пятакова, Троцкого, Я.Э. Рудзутака). 13 мая 1926 г. председателем этой комиссии (на время отпуска Рудзутака) был назначен В.В. Куйбышев. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 536. Л. 2; Д. 543. Л. 3; Д. 560. Л. 10.)

31 На заседаниях СТО 8 и 27 января 1926 г. создание комиссии Политбюро для наблюдения за текущими экспортно-импортными операциями, ее состав были оформлены в советском порядке. Комиссии поручалось периодически докладывать СТО о ходе выполнения экспортно-импортного плана на 1925/26 г. (ГА РФ. Ф.Р-5674. Оп. 3. Д. 9. Л. 30, 119, 120, 290.)

32 См. дополнение 4 (раздел «Выводы и предложения»).

33 Вплоть до 1929 г. существовал регламент заседаний Политбюро, утвержденный 2 июля 1925 г. Докладчикам на Политбюро представлялось «от 5 до 10 мин. по вопросам крупного значения», участникам прений первый раз — не более 5 мин., второй раз не более 2 мин. Отступления от регламента допускались лишь по особому решению Политбюро. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 509. Л. 2, 15.)

34 Госплан — Государственная плановая комиссия при СТО СССР. Занималась согласованием планов развития народного хозяйства республик, разработкой единого союзного перспективного плана, составлением текущих годовых планов, планированием развития отдельных отраслей промышленности, в частности металлопромышленности.

35 И.И. Лепсе был избран председателем Всероссийского союза металлистов в мае 1921 г.

36 ГОМЗа, Ленинградский маштрест, ЮМТ — см. примечания 23, 19, 6.

Московский маштрест — Государственный московский машиностроительный трест

МСНХ, в состав которого входили заводы: «Серп и Молот», «Борец», «Красный пролетарий», «Красный факел», заводы мельнично-ткацкого оборудования и «Климовский», «Котлоаппарат», «Красная Пресня» и др.

Судотрест — Ленинградский государственный судостроительный трест.

37 По постановлению Политбюро от 14 ноября 1925 г. по заводам ГОМЗы была увеличена прибавка на тариф в размере 11,6% и было дано задание пересмотреть расценки с целью повышения зарплаты рабочим наиболее отсталых квалификаций и категорий, а постановлением Политбюро от 25 декабря 1925 г. была увеличена ставка первого разряда для металлозаводов Югостали до 12 руб. 75 коп., что привело к повышению зарплаты в металлопромышленности в начале 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 531. Л. 6, Д. 536. Л. 2; Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 58.)

38 Речь идет о губернской конференции мастеров, которая начала свою работу в Москве 11 июня 1926 г. (Правда. № 132. 1926. 10 июня. С. 6.)

39 Речь идет о заседании СТО 11 июня 1926 г.

40 Имеется в виду план металлопромышленности на 1925/26 г., утвержденный СТО 26 февраля 1926 г.

41 Речь идет о постановлении СТО от 11 ноября 1925 г., по которому с 1 октября 1925 г. устанавливались разные отпускные цены на минеральное топливо (кузнецкий уголь — 12 коп., донецкий уголь — 18 коп.; мазут — 32 коп., а для НКПС, ОГПУ, Военведа и Главвоенпрома соответственно: 12 коп.; 16,65 коп.; 27 коп. (ГА РФ. Ф.Р-5674. Oп. 1. Д. 14. Л. 118.)

42 Здесь и далее речь идет о постановлении СТО от 11 июня 1926 г. (см. дополнение 1).

43 Вопросы о финансовом положении Югостали и ЮМТ обсуждались на заседаниях СТО 12, 14 и 28 мая 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 111-112, 116-118, 184.)

44 На заседании СТО 16 июня 1926 г. вопрос о расширении кредитования вновь не был решен, т.к. доклад Госбанка о выполнении кредитного плана на 3-4 квартал 1925/26 г. (докладчик А.Л. Шейнман) был отложен. (ГА РФ. Ф.Р-5674. Оп. 3. Д. 11. Л. 268.)

45 Видимо, речь идет о ситуации, имевшей место в первой половине 1918 г. при обсуждении вопросов, связанных с национализацией ключевых отраслей промышленности. Ряд специалистов, в том числе профессор В.И. Гриневецкий, высказывались против их «несвоевременной национализации», предлагая ограничиться созданием государственно-капиталистических акционерных обществ (трестов).

46 «Deutsche Bank» — крупнейший немецкий банк, основан в 1870 г. в Берлине.

47 Упоминается статья М.И. Боголепова из газеты «Экономическая жизнь» от 13 июня 1926 г.

48 Речь идет о XIV съезде ВКП(б), состоявшемся в декабре 1925 г. В резолюции съезда была дана установка на проведение в жизнь ленинского курса на индустриализацию страны, с тем чтобы «СССР из страны, ввозящей машины и оборудование, превратилась в страну, производящую машины и оборудование». («КПСС в резолюциях...» Т. 3. С. 245.)

49 ЦКК — Центральная контрольная комиссия ВКП(б) (1920—1934 гг.), высший контрольный орган партии. В 1923-1934 гг. входила в объединенный партийно-государственный орган ЦКК-НК РКП.

Видимо, имеется в виду процесс по расследованию банкротства ЮМТ и установлению ответственных за это лиц, который был начат по постановлению СТО от 12 мая 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 2. Д. 383. Л. 68.)

50 Комитет государственных заказов (КГЗ) был создан при НКФ по постановлению СТО от 12 октября 1923 г. с целью упорядочения госзаказов на продукцию металлической, военной, каменноугольной, нефтяной и электротехнической промышленности.

51 См. дополнение 1.

52 Видимо, имеется в виду телеграмма Югостали в СТО в июне 1926 г., где сообщалось об угрозе срыва своевременной выдачи зарплаты на ряде металлургических заводов. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 26. Д. 3. Л. 99 об.)

53 До 1923 г. заседания Политбюро не стенографировались. 14 июня 1923 г. постановлением Политбюро было разрешено стенографировать доклады ведомств, содоклады комиссий и заключительные слова, прения стенографировались с особого разрешения Политбюро. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 360. Л. 4, 12.) В протоколах Политбюро факт стенографирования вопроса стал отмечаться только с 1925 г. (см. дополнение 2).

54 Постановлением Политбюро от 29 апреля 1926 г. А.Л. Шейнман был утвержден членом Совета труда и обороны. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 558. Л. 5.)

55 Наркомторг — Народный комиссариат внешней и внутренней торговли СССР, создан в ноябре 1925 г. в результате слияния наркоматов внешней и внутренней торговли.

56 НКФ — Народный комиссариат финансов СССР, создан 6 июля 1923 г., отвечал за проведение финансовой и налоговой политики, составление и исполнение госбюджета, руководство кредитом и страхованием.

57 Имеется в виду поездка Ф.Э. Дзержинского в мае 1926 г. на Украину (Харьков) для изучения работы треста Югосталь и ЮМТ. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 560. Л. 2.)

58 Здесь и далее имеется в виду постановление СТО от 11 июня 1926 г. (см. дополнение 1).

59 Речь идет о «Дополнении к выводам и предложениям по докладу о металлопромышленности в области организационной» от 7 июня 1926 г. (см. дополнение 5). Далее А.И. Рыков читает пункт 1 из этого «Дополнения».

60 Имеется в виду организационно-распределительный отдел ЦК ВКП(б) (1924—1930), который наряду с другими видами работы занимался подбором, распределением и учетом партийных кадров.

61 См. дополнение 5 пункт 3.

62 Имеется в виду Секретариат ЦК ВКП(б) (1921-1991 гг.).

63 Речь идет о Всесоюзном металлургическом синдикате, необходимость создания которого для упорядочения торговли металлом была высказана Главметаллом еще в феврале 1926 г. Предложение было одобрено 20 мая 1926 г. на совещании работников треста Югосталь и 22 мая 1926 г. утверждено постановлением Совета труда и обороны.

64 Речь идет о Постановлении Политбюро от 14 июня 1926 г., утвердившем постановление СТО от 11 июня 1926 г. по вопросу о деятельности Главметалла с рядом поправок (см. дополнение 2).

На заседании Совета труда и обороны 23 июня 1926 г. было принято дополнение к постановлению СТО от 11 июня 1926 г. по докладу Главметапла, включающее пункты и поправки, утвержденные Политбюро 14 июня 1926 г. (см. дополнение 3).

65 Заявление Г.Е. Зиновьева в Секретариат ЦК ВКП(б) по этому поводу было приложено к стенограмме заседания Политбюро от 14 июня 1926 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163. Д. 688. Л. 155.)

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.