«От борьбы с эпидемиями — к оздоровлению труда и быта!»

Реквизиты
Автор(ы): 
Ерегина Наталья Тимофеевна д.и.н.
Направление: 
Государство: 
Источник: 
История в подробностях 2013 №3 С. 30-35

В статье прослежены основные достижения советского здравоохранения в первые два десятилетия советской власти, показаны изменения в структуре эпидемических заболеваний, сети лечебно-профилактических и санаторно-курортных учреждений, обеспеченности страны медицинскими кадрами.

В богатой событиями истории российской медицины одним из самых значительных этапов стал период первых двух десятилетий советской власти. То, чего удалось достичь за эта годы, действительно поражает. Поражает потому, что развивалось здравоохранение в самых неблагоприятных условиях и финансировалось не в первую очередь, а «по остаточному принципу» в угоду задачам индустриализации. Несмотря на это, из государства, где значительная часть населения была лишена медицинской помощи, СССР за два десятилетия превратился в страну с достаточно эффективной системой здравоохранения, доступной каждому.

Сама концепция советского здравоохранения, начавшего строиться на новых основаниях с первых послереволюционных лет, имела явно выраженный демократичный характер. Первоочередные задачи государства в области здравоохранения, изложенные в отдельном разделе программы РКП(б), принятой в марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б), сводились к проведению широких оздоровительных и санитарных мер, имеющих целью предупреждение развитая заболеваний. В соответствии с этим РКП(б) ставила своей ближайшей задачей:

1)  «решительное проведение широких санитарных мероприятий в интересах трудящихся, как то: а) оздоровление населенных мест (охрана почвы, воды и воздуха), б) постановка общественного питания на научно-гигиенических началах, в) организация мер, предупреждающих развитие и распространение заразных болезней, г) создание санитарного законодательства;

2)  борьбу с социальными болезнями (туберкулезом, венеризмом, алкоголизмом и т.д.);

3)  обеспечение общедоступной, бесплатной и квалифицированной лечебной и лекарственной помощи».

Реализацией этих задач занимался Народный комиссариат здравоохранения РФ во главе с Н.А. Семашко (далее Наркомздрав РФ), обеспечивший создание единого государственного здравоохранения. Это был реальный шаг вперед, поскольку ранее медицинское и санитарное дело в стране находилось в ведении различных министерств, ведомств и общественных организаций, и даже земская медицина с ее несомненными заслугами и прогрессивным характером, не решала в комплексе всех насущных задач.

В дореволюционной России смертность достигала гигантских цифр: в 1908-1913 гг. общая смертность составляла 28,4 на тысячу населения; в 1914 г. — 26,7 [8, с. 66]. Инфекционные заболевания уносили жителей целых районов. Широко распространившиеся в стране с началом Первой мировой войны, они стали настоящей угрозой для большевистского государства в годы Гражданской. Россию захлестнула пандемия сыпного и возвратного тифов. За период с 1918 по 1922 тт. численность переболевших сыпным тифом составила 6,5 млн чел., возвратным тифом — 3,2 млн чел. [7, с. 92]. К эпидемиям паразитарных тифов присоединились эпидемии других инфекционных заболеваний. Только с апреля по ноябрь 1918 г. 35 619 чел. переболели холерой. С августа 1918 г. по весну 1919 г. по России зарегистрировали свыше 1 млн случаев заболевания испанской болезнью [3, с. 12]. Известный писатель фантаст Герберт Уэллс, посетивший нашу страну, писал: «Громадная монархия, которую я видел в 1914 году, с ее административной, социальной, финансовой и экономической системами, рухнула и разбилась вдребезги под тяжким бременем шести лет непрерывных войн. История не знала еще такой грандиозной катастрофы... Смертность в Петрограде — свыше 81 человека на тысячу; раньше она составляла 22 человека на тысячу, но и это было выше, чем в любом европейском городе» [10, с. 14].

Важнейшей задачей в годы Гражданской войны стала борьба с эпидемиями. На это нацеливали выходившие одно за другим правительственные постановления: «О мероприятиях по сыпному тифу», «Об обеспечении работников, ведущих борьбу с эпидемией чумы людей» (1921), «О мероприятиях против холерной эпидемии» (1921), «О мерах борьбы с сыпным и возвратным тифами» (1921), «О мерах борьбы с холерой» (1922) и другие. От успеха в борьбе с ними в прямом смысле слова зависело само существование нового государства. На VIII Всероссийской конференции РКП(б), проходившей в Москве 2-4 декабря 1919 г., В.И. Ленин сформулировал одну из первоочередных задач новой власти: «Третья наша задача есть борьба со вшами, теми вшами, которые разносят сыпной тиф. Этот сыпной тиф среди населения, истощенного голодом, больного, не имеющего хлеба, мыла, топлива, может стать также бедствием, которое не даст нам возможности справиться ни с каким социалистическим строительством» [4, с. 359].

Снижения заболеваемости инфекционными болезнями удалось достигнуть не сразу. Это стало возможным благодаря целому комплексу мер, таких как повышение санитарной грамотности населения, создание новых санитарных органов республики, создание в городах чрезвычайных санитарных комиссий, активное подключение общественности к работе по очистке местностей («недели очистки», «субботники по очистке улиц от грязи»), проведение противоэпидемических мероприятий, вакцинация населения и др. Свою роль сыграла агитационная работа Вспомним «Окна РОСТА» В. Маяковского и его плакат к 1 мая 1920 г.:

Стой, гражданин, РОСТЕ внимая!

Что надо сделать Первого мая?

Сначала с улиц грязь вывози,

А то демонстрация утонет в грязи!

В трудные годы Гражданской войны не прекращались научные исследования российских ученых, были открыты Саратовский институт микробиологии и эпидемиологии Юго-Востока России, Центральный бактериологический институт (г. Москва), Московский городской бактериологический институт им. Мечникова, Государственный институт народного здравоохранения имени Пастера, Тропический институт, Санитарно-гигиенический институт им. Эрисмана; Институт социальной гигиены, Институт по изучению профессиональных болезней им. Обуха, в которых велась многоплановая работа по изучению этиологии, эпидемиологии и профилактике заболеваний. Результаты стали очевидны уже в конце 1920-х гг.

В 1929 г. заболеваемость важнейшими инфекционными болезнями в сравнении с 1913 г. выглядела следующим образом (табл. на с. 32).

На протяжении 1920-х гг. высокой оставалась статистика малярии, а с начала 1930-х гг. в Поволжье, на Северном Кавказе, санитарно-эпидемиологических станций. 787 дезинфекционных станций, пунктов и отрядов. 1929 малярийных станций, малярийных пунктов и отрядов, 1078 малярийных фельдшерских пунктов [7, с. 99].

К середине 1920-х гг. удалось полностью победить холеру, которая приобрела большой размах в начале XX в., а в годы Гражданской войны охватила 37 губерний. В 1923 г. по всей стране было зарегистрировано 159 случаев, а в 1925 г. — всего 12 случаев этого заболевания. С тех пор на многие годы эта болезнь в СССР не появлялась. В 1936 г. благодаря широкому комплексу мер и активной работе советских эпидемиологов и микробиологов (Л.К. Заболотный, Е.Н. Павловский и др.) в стране была ликвидирована чума.

Особое внимание рабоче-крестьянского правительства в первые десятилетия советской власти было обращено к педиатрии к системе родовспоможения. До революции в России крупных детских больниц было мало, большинство имели от 6 до 50 коек. К примеру, в Ярославской губернии имелась лишь одна детская больница на 35 коек, открытая «на благотворительные сродства» в 1903 г. Госпитализировались в нее только дети старше 7 лет. Помощь младшим детям оказывалась частнопрактикующими врачами.

Болезни 10 тысяч населения

1913 год

1929 год

Сыпной тиф

7,3

2,1

Возвратный тиф

1,9

0,2

Брюшной тиф и паратифы

26,6

11,3

Дизентерия

31,4

11,6

Дифтерия

34,4

6,5

Оспа

4,4

0,4

 

 

В Ярославле лишь 2 детских врача. Во всей России имелось 15 детских консультаций и более 40 специальных учреждений для детей «Капли молока» [5. с. 107]. Уж в 1925 г. I РСФСР насчитывалось 372 консультации. Именно они стали основным и наиболее массовым типом учреждений охраны материнства и младенчества. В 1940 г. СССР число консультаций ведущих прием детей, превысило 5 тыс. Численность коек для детей составила 85 636 [7, с. 234.266).

Единая система охраны материнства и младенчества в основных чертах сложилась к юнцу 1930-х гг. Это — женские консультации, детские консультации (для детей до 3-х лет), детские поликлиники (для детей старше 3-х лет). Их число выросло, но явно недостаточно для нужд огромной страны. Снизилась и детская смертность. В 1940 г. этот показатель составлял 182 на 1 тыс. родившихся [5, с. 141]; в 1907-1911 гг. — 244 на тысячу [8, с. 67].

За годы первых пятилеток в стране появилась разветвленная больничная сеть. В процентах к 1913 г. это выглядело следующим образом: в 1928 г. число больничных учреждений выросло на 124 %. в 1932 с — на 171 %. в 1937 г. — на 246 в 1940 г. — на 303 %. Численность сельских фельдшерско-акушерских пунктов с 1913 п по 1940 г. выросла на 944 %, численность кок — на 381 % [7. с. 12]. Однако следует отметить, что показатель роста численности коек при всей своей масштабности был достигнут не столько за счет нового строительства, сколько за счет уплотнения палат и приспособления под больницы различных, не всегда достаточно пригодных зданий.

В 1920-1930-с гг. ярким контрастом в сравнении с дореволюционным временем стало санаторно-курортное лечение. Резко изменился социальный состав посетителей санаториев и курортов России. До 1917 г. это была в основном богатая публика. Во второй половине XIX в. открылся ряд санаториев для неимущих слоев населения на благотворительные средства: санаторий для больных туберкулезом на 50 мест в Тайцах под Петербургом, в Сокольниках и Коняшинский (вместе на 60 мест) — под Москвой, открытый на собранные АП. Чеховым средства санаторий в Ялте (1903 г.).

В летнее время в ряде регионов действовали кумысолечебницы. В годы Первой мировой войны в некоторых губерниях открылись санатории для лечения раненых и бальных воинов.

В соответствии с декретом «О лечебных местностях общегосударственного значениям (1919 с) все курорты были национализированы После окончания Гражданской войны началось их плановое восстановление и строительство. В декрете «Об использовании Крыма для лечения трудящихся», подписанном в декабре 1920 г. отмечалось: «Благодаря освобождению Крыма Красной армией от господства Врангеля и белогвардейцев открылась возможность использовать целебные свойства Крымского побережья для лечения и восстановления трудоспособности рабочих, крестьян и всех трудящихся всех советских республик, а также для рабочих других стран, направляемых Международным советом профсоюзов в санатории и курорты Крыма, бывшие раньше привилегией крупной буржуазии». Первый санаторий для трудящихся был открыт в Ливадийском дворце, в Крыму. Вскоре начали действовать санатории в Анапе, Сочи, Гаграх, Сухуми, Боржоми и других курортных местностях. Они открывались в бывших помещичьих усадьбах и дворцах, таких, например, как подмосковные Архангельское или Марфино.

В 1932 г. общее число санаторных мест в СССР превысило 66 тыс., а их пропускная способность составила 1 млн 336 тыс. чел. (к 1917 г. — 36 курортов и около 60 санаториев на 3 тыс. мест). В 1932 г. от 50 до 65 % их посетителей составляли рабочие от станка. В годы первых пятилеток появились детские санатории на крымском побережье, были реконструированы и построены вновь курорты в Мацесте. Цхалтубо, Кисловодске, Железноводске и других курортных городах, появились курорты и санатории на Урале, в Сибири, республиках Средней Азии. В

1937 г. в стране имелось свыше 100 тыс. санаторных мест, пропускающих ежегодно более 700 тыс. пациентов [6]. Если до революции лечение в санаториях проводили приходящие частнопрактикующие врачи, то теперь появились свои собственные специалисты, работающие в санаторно-курортной сфере.

Для решения многоплановых задач советского здравоохранения требовались подготовленные кадры. В 1913 г. на одного врача приходилось 6900 жителей. Здесь Россия заметно отставала от европейских государств и после революции. В 1924 г., например, в США на одного врача приходилось 760 жителей, в Англии — 980, в Дании — 1200, в Германии — 1600, в СССР — 3200, в РСФСР — 3245.

Причем в отдельных регионах России этот показатель 6ыл выше. К концу 1921 г. на 7 губерний Сибири с населением свыше 8 млн чел. приходилось 639 врачей, 2 413 лекарских помощников одного врача в среднем приходилось 13 140 чел. [9, с. 40].

Срочно готовить медициной, кадры новая власть начала уже годы Гражданской войны. В1918-1922 г. начали действовать 16 «Новых медицинских факультетов». К 1924 г. прием в высшие медицинские учебные заведения увеличиваются по сравнению с 1913 г. в 10 раз, а выпуск врачей к 1928 г. — более чем в 6,9 раз. В 1930-е гг, готовится широкая сеть медицинских № зов по всей стране. В дополнение к имеющимся открываются новые институты в Иваново, Горьком, Самаре, Свердловске, Симферополе, Архангельске, Махачкале Уфе, Ижевске, Сталинграде, Новосибирске, Курске, Ставрополе. Владикавказе. В результате к 1941 г. в СССР имелось 72 медицинских института с числом студентов, превышавшим 115 тыс. чел. (в 1913 г. —13 медицинских факультетов с 8600 студентами).

С открытием новых факультетов — охраны материнства, младенчества и детства и сани-тарно-гигиенических — заметно изменился состав врачей по специальностям. К 1940 г. в системе Наркомздрава СССР работали свыше 6 тыс. санитарных врачей и эпидемиологов. В 1938 г. в СССР имелось около 14 тыс. врачей педиатров, тогда как в дореволюционной России эти специалисты были крайне немногочисленны. Столь же заметным (более чем з 30 раз) был рост чиста женщин врачей, составлявших в 1913 13% от общего чиста врачей.

Свои национальные кадры врачей появились в национальных и автономных республиках. Более 91 % врачей до 1917 г. работали на территории России и Украины в восточных национальных районах на 1 врача приходилось 120 тыс. до 150 тыс. населения. За два десятилетия советской здесь появились свои собственные - национальные кадры врачей в столицах союзных республик Тбилиси, Ташкент; Баку. Алма-Ата др.) открылись свои медицинские институты.

При всех многочислен сложностях, сопровождавши деятельность советской высшей школы в предвоенные десятилетия при всей противоречивости протекавших в ней процессов, этот рост трудно переоценить. Армия врачей, подготовленная в 1920-1930-е гг., сыграла решающую роль в спасении сотен тысяч жизней советских людей на фронте и в тылу в годы Великой Отечественной войны.

К концу 1930-х гг. показатели советского здравоохранения выглядели впечатляюще, но не настолько, насколько их рекламировала советская пропагандистская машина. В многочисленных газетных материалах, особенно приуроченных к революционным праздникам, съездам коммунистической партии или съездам Советов, назывались впечатляющие цифры роста, говорилось о недостатках, мешающих более быстрому продвижению вперед, но не озвучивались цифры, ставящие под сомнение многие достижения. В конце 1930-х гг. ожидаемая продолжительность жизни советских мужчин составляла 44 года, женщин — 49,7 года. Эго было все еще меньше, чем в некоторых странах в 1900 г. А продолжительность жизни россиян в этом время была еще ниже, чем всего населения СССР» [2, с. 264,265]. Форсированная индустриализация, массовая миграция населения, неустроенность деревни сказывались на здоровье людей.

Тем не менее, достигнутое в1920-1930-е гг. стало той стартовой площадкой, которая позволила создать свою собственную систему здравоохранения, собственную медицинскую промышленность, обеспечить необходимую медицинскую помощь Красной армии в годы Великой Отечественной войны, санитарную грамотность населения, гарантированную государственную бесплатную медицинскую помощь. Удалось добиться серьезных сдвигов в продолжительности жизни к середине 1960-х пг. В 1965 г. ожидаемая продолжительность жизни мужчин достигла в России 64,3 года против 67,5 года во Франции и 66,8 года в США, у женщин 73,4 года против 74,7 и 73,7 во Франции и США [2, с. 272]. Отставание почти полностью было ликвидировано.

К сожалению, тенденция эта не закрепилась и с начала 1970-х гг. СССР вновь по этому показателю стал заметно отставать. Сегодня он остается почти таким же, а Россия среди других стран мира по этому показателю находится во второй сотне.         

Источники:

1. Васильев И.Г. История эпидемий и борьба с ними в России в XX столетии. М.: Медицина, 2001.

2.Демографическая модернизация России. 1900-2000 / Под ред. А.Г. Вишневского. М.: Новое издательство, 2006.

3. Здравоохранение в Советской России. Сборник статей к съезду Советов с предисловием Народного Комиссара по здравоохранению Н. Семашко. М., 1919.

4. Ленин В.И. VIII Всероссийская конференция РКП(б) 2-4 декабря 1919 г. Политический доклад Центрального комитета 2 декабря // Полн. собр. соч. Т. 39.

5. Микиртичан Г.Л. История отечественной педиатрии. Санкт-Петербург, 1998.

6. Речь народного комиссара здравоохранения РСФСР Г. Митерева на сессии Верховного Совета РСФСР // Известия. 1938.27 июля.

7. Сорок лет советского здравоохранения / Гл. ред. М.Д. Ковригина. М., 1957.

8.  Сысин А.Н. Санитарное состояние России в прошлом и настоящем // Социальная гигиена. Вып. 1. 1922.

9. Томский медицинский институт.1888-1988: сто лет со дня основания. Исторический очерк / Под ред. М.А. Медведева. Новосибирск, 1992.

10. Уэллс Г. Россия во мгле. М., 1959.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.