Приговор Военного трибунала войск НКВД Киевского округа по делу М.Е. Фёдорова и М.Э. Леснова-Израилева

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1940.09.27
Метки: 
Источник: 
Эхо большого террора Т.2 М.2018 С. 427-430
Архив: 
ГДА СБУ ф. 5.on. 1. спр. 67839. т .5. арк. 512-516. Оригинал. Рукопись на бланке.

27-29 сентября 1940 г.

Дело № 33-1940 г.

Форма № 1

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

1940 г., сентября 27-29 дня, Военный трибунал войск НКВД    в помещении    УНКВД Житомирской области, в закрытом судебном заседании в составе:

Председательствующего — военного юриста 2 ранга Лупало

народных заседателей:    1. т. Гварадзе

             2. т. Дмитрущенко

при секретаре[1] - военном юристе т. Писареве, без участия сторон — гособвинения и защиты, рассмотрев дело по обвинению бывших сотрудников Житомирского УНКВД:

1. ФЁДОРОВА Михаила Ермолаевича, 1900 года рождения, уроженца г. Сызрань Куйбышевской области, жителя г. Житомира, русского, служащего, в РККА служил четыре года, в органах НКВД с 1924 года, состоял членом ВКП(б) с 1920 г., исключённого в связи с этим делом, женатого, с низшим образованием, имеющего звание старшего лейтенанта госбезопасности, до ареста работавшего начальником 3[-го] отдела УНКВД Житомирской области, не судившегося;

2. ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА Матвея Эммануиловича, 1905 года рождения, уроженца г. Киева, еврея, служащего, с низшим образованием, состоял членом ВКП(б) с 1928 года, исключённого в связи с этим делом, имеющего звание старшего лейтенанта госбезопасности, до ареста работал начальником 4[-го] отдела УНКВД Житомирской области, не судившегося;

в преступлениях, предусмотренных в отношении обоих по ст. 206-17 п. «б» УК УССР,

УСТАНОВИЛ:

Подсудимые ФЁДОРОВ и ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ, состоя на ответственных должностях начальников отделов Житомирского УНКВД, вместе с другими -МАЛУКОЙ, МАНЬКО, ЗУБОМ и ЛЮЛЬКОВЫМ, которые уже осуждены раньше военным трибуналом, на протяжении 1938 года, до ареста врага народа ВЯТКИНА, который в то время стоял в руководстве УНКВД, допустили ряд грубейших нарушений социалистической законности, выразившихся в искривлении поставленных перед органами НКВД задач по борьбе с контрреволюционным элементом. Выполняя задачу по очистке Житомирской области от шпион[ск]о-диверсантских и прочего элементов, подсудимые ФЁДОРОВ и ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ в погоне за количественными показателями и в целях видимости большого разворота борьбы с к-p элементами допустили безосновательные аресты граждан, в том числе рабочих и служащих, по спискам с предприятий г. Житомира по национальному признаку и при отсутствии на них компрометирующих материалов.

В следственной работе как ФЁДОРОВ, ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ, так и их бывшие заместители МАНЬКО и МАЛУКА, последние уже за эти незаконные действия осуждены, толкали на явно преступный путь и своих подчинённых оперативных работников, требуя от молодых следователей по 5-7 признаний арестованных в день, в результате чего и применения к арестованным мер физического воздействия имели место вымышленные показания арестованных и фальсификация их показаний следователями.

Преступные методы следствия в виде избиений арестованных применялись как по 3[-ему], так и 4[-му] отделам УНКВД, начальниками коих являлись в то время подсудимые ФЁДОРОВ и ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ, причём при применении таких незаконных методов следствия добивались от арестованных признаний в принадлежности к к-p организации.

Особую жестокость в избиениях арестованных при допросе проявлял уже осуждённый МАЛУКА, причём эти жестокости в избиениях арестованных приводили в ряде случаев к смерти арестованных.

При допросах у МАЛУКИ от побоев умерли арестованный бывший начальник Коростенской окрмилиции СКРЫПНИК[2], КРУК и ДЖУРИНСКИЙ.

Для скрытия следов преступления МАЛУКА по указанию врага народа ВЯТКИНА и с ведома подсудимого ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА оформлял дела на арестованных, умерших от избиений, задним числом по протоколам судтройки.

В деле смерти арестованного СКРЫПНИКА участие подсудимого ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА установлено лишь в том, что он, ЛЕОНОВ, один раз присутствовал при избиениях СКРЫПНИКА МАЛУКОЙ, а уже после смерти СКРЫПНИКА, в целях скрыть эти преступные действия МАЛУКИ, задним числом подписал обвинительное заключение по делу СКРЫПНИКА с направлением якобы такового на рассмотрение тройки, и, кроме того, всячески добивался от ЛЮЛЬКОВА, приводившего в то время в исполнение решения тройки к ВМН, включения в протокол и СКРЫПНИКА как лица, осуждённого тройкой к ВМН и приведённого над ним приговора.

Подсудимые ФЁДОРОВ и ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ, а также и их заместители МАНЬКО и МАЛУКА, в целях пропуска максимального количества дел через тройку стали на преступный путь переквалификации предъявленных ранее арестованным обвинений, искусственного объединения в к-p организации по 150—300 человек лиц, не связанных между собой общей к-p деятельностью, и эти дела представляли на рассмотрение судебной тройки, причём во многих случаях -незаконченные следствием дела.

В результате этого, а также и пользуясь преступной практикой рассмотрения дел на судтройке, дела на судтройке во многих случаях разрешались одним лишь ВЯТКИНЫМ, ставившим[3] на справке букву «Р», что означало приговорён к ВМН, - докладчики МАЛУКА и МАНЬКО таким образом пропускали эти дела, по существу, не [по] судтройке, а на рассмотрение одного ВЯТКИНА, не читая их, а лишь знакомясь со справками по делам и обвинительным заключениям, которые во многих случаях не были никем подписаны.

По многим делам, как подсудимый ФЁДОРОВ, так и ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ, обвинительные заключения подписывали после осуждения лиц судтройкой и после приведения решений тройки в исполнение.

Представленное таким образом так называемое групповое дело на КИСЛЮК[А] и других в числе шести человек на рассмотрение судтройки, и последняя 3 ноября 1938 года по фальсифицированным материалам осудила всех к ВМН[4].

Решение судтройки 4 ноября 1938 года было приведено в исполнение только над КИСЛЮКОМ, а остальные по этому делу лица были отправлены в Полтавскую тюрьму, и по возвращении их из Полтавской тюрьмы и после доследования дела в отношении их были из-под стражи освобождены за необоснованностью их ареста и предъявленных им обвинений.

По таким же фальсифицированным документам следствия был осуждён к ВМН и ПАВЛЕНКО, впоследствии освобождённый из-под стражи из-за необоснованного ареста и предъявленных ему обвинений.

Помимо перечисленных преступных действий подсудимых ФЁДОРОВА и ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА, они для покрытия незаконных расходов по УНКВД учинили подлоги на документах, а именно: ФЁДОРОВЫМ - на сумму 5071 рубль и ЛЕСНОВ[ЫМ]-ИЗРАИЛЕВ[ЫМ] вместе с ФЁДОРОВЫМ - на сумму 9000 рублей для списания этих сумм в расход.

В предъявленных обвинениях виновным [себя] лишь частично признал подсудимый ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ. Подсудимый ФЁДОРОВ виновным себя не признал.

Материалами дела и показаниями допрошенных свидетелей, как на предварительном, так и на судебном следствии, виновность подсудимых ФЁДОРОВА и ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА ДОКАЗАНА.

На основании изложенного военный трибунал признал ФЁДОРОВА и ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА ВИНОВНЫМИ:

ФЁДОРОВА в том, что он, будучи начальником 3[-го] отдела УНКВД Житомирской области, на протяжении 1938 года злоупотребляя своим служебным положением, проводил аресты граждан по национальному признаку и без наличия материалов о их к-p деятельности, толкал подчинённых ему по службе лиц

на преступные методы следствия, требуя от следователей по 5-7 признаний арестованных в день, что приводило к систематическим избиениям арестованных и фальсификации материалов следствия в создании групповых дел в 150-300 человек, не связанных между собой общей к-p деятельностью, и направления этих дел на судтройку и в совершении подлога на документе для списания незаконно израсходованных 5071 рубля, т. е. в преступлении, предусмотренном ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА в том, что он, будучи начальником 4[-го] отдела УНКВД Житомирской области и злоупотребляя своим служебным положением, производил в 1938 году аресты граждан без наличия материалов о их антисоветской и к-p деятельности, допускал применение незаконных методов допроса сотрудниками, избиения на допросах арестованных, в результате чего на допросах были убиты СКРЫПНИК, КРУК и ДЖУРИНСКИЙ, а также и в скрытии следов преступления в отношении убийства на допросе СКРЫПНИКА, в создании групповых дел из одиночек, а этим самым - в фальсификации материалов следствия, дела на которых направлялись на рассмотрение судебной тройки и по решениям которой многие осуждались к ВМН, а потом за необоснованностью освобождались из-под стражи (групповое дело КИСЛЮКА и ПАВЛЕНКО); в преступном отношении к следственным делам, направляемым на рассмотрение судтройки, выразившемся в том, что обвинительные заключения по этим делам подписывал после того, как дела были рассмотрены и решения судтройки были приведены в исполнение. Кроме того, ЛЕСНОВ-ИЗРАИЛЕВ вместе с подсудимым ФЁДОРОВЫМ совершили подлог на документе на списание в расход незаконно израсходованных УНКВД 9000 рублей, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. 206-17 п. «б» УК УССР.

На основании изложенного военный трибунал, руководствуясь п. 3 302[-й] ст. УПК УССР,

ПРИГОВОРИЛ:

ФЁДОРОВА Михаила Ермолаевича и ЛЕСНОВА-ИЗРАИЛЕВА Матвея Эммануиловича, лишив их званий старших лейтенантов госбезопасности и на основании санкции п. «б» ст. 206-17 УК УССР подвергнуть высшей мере наказания - РАССТРЕЛУ.

Приговор может быть обжалован в 5-дневный срок со дня вручения выписки из приговора осуждённым в кассационном порядке в Военную коллегию Верховного суда СССР.

Председатель:                                                      Лупало

Народные заседатели:                                         Гварадзе

Смотри особое мнение:                                       Дмитрущенко[5]

На последнем листе документа поставлен прямоугольный ведомственный штамп с надписью: «Копию для Военпрокуратуры получил 1/Х 19[40] г. Подпись  «неразборчивая».

 



[1] Далее в документе идёт сплошной рукописный текст, не выделяемый курсивом.

[2] Здесь и далее в некоторых случаях в документе фамилия написана через букву «и» - Скрипник.

[3] В документе - ставившего.

[4] Так (несогласование падежей) в документе.

[5] В своём «Особом мнении» народный заседатель Дмитрущенко высказал мнение о том, что в отношении осуждённых «полностью применить статью 206-17 п. (б) УК УССР нельзя, а следует применить ст. 46 УК УССР в сторону смягчения, т. е. расстрел заменить 10 годами тюремного заключения ». [ГДА СБУ. Ф. 5. On. I. Спр. 67839. Т. 5. Арк. 517 (конверт)].

 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.