Показания Е. Ф. Евреинова «о судьбе оружия Промпартии». 15 ноября 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.11.15
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. Р-42280. Т. 3. Л. 43-44.

15 ноября 1930 г.
СТРОГО СЕКРЕТНО

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
инженера ЕВРЕИНОВА Евгения Федоровича от 15/XI-30 г.

ДОПРОСИЛ — ПОМ. НАЧ. 4 ОТД[ЕЛЕНИЯ] СООГПУ — ЧЕРТОК.

О ликвидации боевого оружия «Промпартии».

Как я уже сообщал в моих прежних показаниях, полученное мною для моей тергруппы оружие в количестве 6 револьверов и 3-х бомб я передал инж. ПРЕДТЕЧЕНСКОМУ при следующих обстоятельствах. Сообщение о прекращении терактов я получил от ПРЕДТЕЧЕНСКОГО ок[оло] 7 июля 1930 года в кабинете инж. МЮЛЛЕРА в присутствии инж. МЮЛЛЕРА и еще одного лица, коим был, если мне не изменяет память, инж. ЩЕГОЛЕВ. Одновременно инж. ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ дал распоряжение мне отобрать все оружие у членов моей тергруппы и сдать ему, сказав, что завтра утром заедет за ним. Собрав оружие и запаковав его в день разговора, я на другой день, утром, вынес его ПРЕДТЕЧЕНСКОМУ в автомобиль. Судьба оружия мне в дальнейшем не была известна вплоть до разговора с ПРЕДТЕЧЕНСКИМ уже после ареста РАМЗИНА.

Дней через 5-6 после ареста РАМЗИНА я после разговора по телефону с ПРЕДТЕЧЕНСКИМ проехал к нему вечером на квартиру в Ленинской слободе, где уже застал инж. Ю. О. НОВИ. Втроем мы начали разговор на закрытой террасе квартиры ПРЕДТЕЧЕНСКОГО, затем из осторожности, т. к. жена ПРЕДТЕЧЕНСКОГО приготовляла чай в столовой, перешли в сад. Говорили с тревогой относительно неминуемости и нашего ареста, и раскрытия всей организации «Промпартии». На мой вопрос о том, куда девалось оружие, ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ сообщил, что известное ему оружие — бомбы и револьверы в количестве, насколько помню, 18 бомб и 33 револьвера, он передал лично чиновнику французского посольства, который на машине приехал под вечер к его квартире на набережной Москвы-реки и забрал оружие. На машине, по словам ПРЕДТЕЧЕНСКОГО, шофера не было, а управлял ею сам чиновник посольства; для вызова машины ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ накануне или в тот же день — не помню, но во всяком случае после ареста РАМЗИНА, звонил в посольство и просил кого-либо из ответственных чиновников по важному делу встретиться с ним в городе, когда и договорился о сдаче оружия; куда было вывезено оружие со слов ПРЕДТЕЧЕНСКОГО не ясно.

При всем этом разговоре присутствовал Ю. О. НОВИ. После разговора мы перешли в столовую, где присутствовали, кроме ПРЕДТЕЧЕНСКОГО, меня и НОВИ — жена ПРЕДТЕЧЕНСКОГО и инж. РУМЯНЦЕВ с сестрой. За ужином никаких разговоров, могущих дать намек на «Промпартию», уже не велось.

В свое время при некоторых разговорах моих как с ПРЕДТЕЧЕНСКИМ, так и РАМЗИНЫМ, говорилось о возможности получения револьверов из французского посольства. Категорически заявляю, что показанное мной в настоящем протоколе является истиной.

Написано мною лично — ЕВРЕИНОВ Е.

ДОПРОСИЛ — ПОМ. НАЧ.4 ОТДЕЛЕНИЯ] СО ОГПУ — ЧЕРТОК.

Д. 356. Л. 36-37. Заверенная машинописная копия того времени. Показания Е. Ф. Евреинова наряду с другими материалами следствия по «делу Промпартии» были направлены 25 октября 1930 г. в ЦК ВКП(б) на имя И. В. Сталина (см. легенду к док. № 356-1).

ЦА ФСБ РФ. Ф. Р-42280. Т. 3. Л. 43-44. Рукописный подлинник протокола допроса, написанный Е. Ф. Евреиновым собственноручно. Подпись Черток на Л. 44 — автограф.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.