Показания С. А. Предтеченского об источниках «получения оружия для боевой организаций Промпартии». 22 ноября 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.11.22
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
ЦА ФСБ РФ. Ф. Р-42280. Т. 3. Л. 47-48 об.

22 ноября 1930 г.
[СТРОГО СЕКРЕТНО]

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
инженера ПРЕДТЕЧЕНСКОГО Сергея Алексеевича
от 22/XI-1930 г.

ДОПРОСИЛ — ПОМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛЕНИЯ СО ОГПУ — ЧЕРТОК.

Получение оружия для боевой организации Промпартии
из французского и английского посольства.

В одном из предыдущих своих показаний я говорил, что в конце января — начале февраля т[екущего]/г. я встретил у Л. К. РАМЗИНА чиновника французского посольства в Москве — КЮФЕР. Л. К. РАМЗИН вел с ним переговоры о помощи со стороны посольства, которой ожидает Промпартия от французов в вопросе снабжения ее боевой организации оружием. КЮФЕР не возражал в принципе против реализации такой помощи и обещался сообщить Л. К. РАМЗИНУ результат на другой же день после переговоров его с послом. Л. К. РАМЗИН познакомил меня с КЮФЕРОМ[,] указал ему, что вести все переговоры, ровно как и получение оружия, если оно будет отпущено, ЦК Промпартии уполномочивает меня. Далее уже после мартовского постановления ЦК Промпартии об организации терактов против СТАЛИНА и ЯГОДЫ, Л. К. РАМЗИН просил меня к XVI съезду ВКП(б) мобилизовать группу ЕВРЕИНОВА и КОЗЛИНСКОГО, снабдить их оружием и организовать в Теплотехническом Ин-те производство бомб. О ходе и организации производства бомб я сказал все в своем последнем сводном показании. Говоря о группе КОЗЛИНСКОГО и ЕВРЕИНОВА[,] Л. К. РАМЗИН сказал мне, что возможно, что револьверов для них не понадобится, т. к. Е. Ф. ЕВРЕИНОВ связался с АЙЗЕНШТАДТОМ, представителем «Бабкок и Вилькокс» и Н. А. ДАВИДОВЫМ и надеются получить через них револьверы от английского посольства. Далее он указал, что французское посольство дало согласие на снабжение боевой организации револьверами, что не исключает, однако, использование внутренних ресурсов Военной секции Промпартии, связь с которой рекомендовал мне поддерживать через В. И. ХУДЯКОВА.

Одновременно он передал мне условный телефон КЮФЕРА, по которому и мог вызывать его по нечетным ... дням месяца между 5-6 ч. вечера, для того, чтобы я мог связаться с ним по вопросу получения оружия.

В конце апреля с. г. я связался с КЮФЕРОМ, дал ему свои служебные адреса и телефоны: Правлени[я] треста «Тепло и Сила» — Кузнецкий мост, 22 и Технико-производств[енного] управления, <адрес> последнего Юшков, 6, указав время, когда там бываю. По этим адресам в начале мая в три приема КЮФЕР передал мне 15 револьверов. Револьверы были все автоматической системы типа браунинга с запасными обоймами и патронами, упакованы в три плоских фанерных ящичка и завернуты в хорошую плотную бумагу. Это оружие не распаковывая я запер в ящики своих письменных столов на Кузнецком, 22 и Юшковом, 6, а третий ящик привез в Ин-т и запер в своем письменном столе у себя в кабинете.

Далее при переговорах моих с Е. Ф. ЕВРЕИНОВЫМ и передачи им бомб из числа заготовленных в Ин-те, я выяснил, что Е. Ф. ЕВРЕИНОВ успешно реализовал свои переговоры через АЙЗЕНШТАДТА с английским посольством и получил от него необходимое число револьверов для вооружения как своей <группы>, так и группы КОЗЛИНСКОГО, передав сверх этого 5 штук Л. К. РАМЗИНУ. Точного числа полученных им револьверов я не знаю, но, судя по числу участников этих групп и переданных Л. К. РАМЗИНУ, оно не превышает 15 штук.

Далее, полученные мною револьверы от французского посольства перед своим отъездом в отпуск я распределил: 5 передал А. Ф. БУЛАШЕВИЧ на хранение, 6 — Н. Н. РЕВОКАТОВУ в порядке снабжения его группы и группы Н. А. ДОЛЛЕЖАЛЬ и 4 передал Л. К. РАМЗИНУ, которы[й] насколько я помню из разговора с ним, использовал их для вооружения непосредственно с ним связанных групп А. А. НАДЕЖИН А и РЫССАКА.

Далее в период ликвидации оружия мною было сдано через КЮФЕРА французскому посольству 20 бомб кустарного производства и 30 револьверов. Передача произведена в 5 приемов, причем 2 раза как я указывал в своем предыдущем показании на Казанском вокзале, а остальные раза он заходил ко мне в Юшков пер. 6, где и получил привезенное мною туда оружие, упакованное в отдельные пакеты.

Обязуюсь в дальнейшем настоящие показания развить, дополнить и уточнить.

Поборов в себе окончательно вызванные весьма тяжелыми личными переживаниями ряд колебаний, я заявляю, что впредь все свои показания буду давать с исчерпывающей полнотой, не щадя ни себя, ни других в интересах вскрытия всей преступной деятельности, как моей, так и всей Промпартии.

Сергей Алексеевич ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ.

22/Х-30г.

Допросил — ПОМ. НАЧ. 4 ОТДЕЛЕНИЯ] СО ОГПУ — ЧЕРТОК.

Д. 356. Л. 33-35. Заверенная машинописная копия того времени. Показания С. А. Предтеченского наряду с другими материалами следствия по «делу Промпартии» были направлены 25 октября 1930 г. в ЦК ВКП(б) на имя И. В. Сталина (см. легенду к док. № 356-1).

ЦА ФСБ РФ. Ф. Р-42280. Т. 3. Л. 47-48 об. Рукописный подлинник протокола допроса, написанный С. А. Предтеченским собственноручно. Внизу каждого листа заверительная подпись-автограф Предтеченского. Подпись Черток в конце протокола — автограф.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.