Публикация немецкой газеты «Фольксвилле» о процессе «Промпартии» и роли «центристской политики» Сталина «в усилении контр-революции». 28 ноября 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.11.28
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

28 ноября 1930 г.

ПРОЦЕСС В МОСКВЕ.

В настоящее время в Москве происходит процесс профессоров и инженеров, которые составили заговор против Советского правительства, будучи членами промышленной партии. Эти восемь специалистов в течение ряда лет занимали важнейшие посты в Советском государстве и планомерно подготавливали почву для империалистической интервенции против Советского Союза. Они рассказывают в своих показаниях, как они не только одобряли борьбу империалистов против Советской России, но активно поддерживали ее. Они сознаются в своей связи с представителями английского нефтяного короля Детердинга, с посланниками Пуанкаре и они намекают на связь с немецким «стальным шлемом».

О ходе и результатах процесса мы дадим позднее отчет, когда будем располагать полным материалом. В настоящее время мы ограничимся тем, что установим следующее:

В тюрьмах и ссылке Советской России находятся два рода заключенных. Лица, подобные Рамзину, Калинникову, Ларичеву, Чарновскому, Федотову, Куприянову, Очкину, Ситнину, которые сидят сегодня на скамье обвиняемых, но возможно, что им подобные в еше большем числе не только находятся на свободе, но и на важнейших постах советского государства и имеют решающее влияние на судьбы Советской России. Мы напомним поименный список, обнародованный недавно в сталинской прессе, который называл царских генералов, бывших фабрикантов и тому подобных светил. Это был список вредителей, которые были расстреляны, т. к. они использовали свою деятельность для контр-революционных актов. Сотни, тысячи таких вредителей находятся сегодня еще на постах и пользуются привилегиями, могут основывать «промышленные партии» и принимать участие в обостряющейся классовой борьбе в интересах буржуазного класса. Временами таких вредителей арестовывают, иногда их привлекают к суду, после чего они попадают в тюрьму или их расстреливают.

Но наряду с ними Сталин наполнил тюрьмы и места ссылки революционными пролетариями, часть которых в течение десятилетий верно служила пролетарскому движению и с самого начала верно служила пролетарской революции.

Их бросили теперь в тюрьмы, потому что они рассматривают политику Сталина как благоприятствующую классовым противникам и борются с ней, как с таковой. Они хотели, чтобы над всеми учреждениями советского государства и партии, и последней особенно, проводился пролетарский контроль. Они хотели поставить пролетариат России в теснейшую связь с партией пролетариата ВКП и они хотели, чтобы государственный аппарат все больше отождествлялся с пролетариатом.

Оба рода заключенных «Роте Фане» осмеливается поставить в прямую связь. Она утверждает в своем номере от 27 ноября:

«В показании обвиняемого Ларичева, которого допрашивали после Рамзина, особенно интересно было утверждение, что корни вредительской организации восходят к временам октябрьской революции. Этот факт опровергает теорию правых оппортунистов ВКП о будто бы имеющем место притуплении и затухании классовой борьбы под руководством Советской власти. Требуемая ими капитуляция перед кулаком благоприятствовала контр-революционной промышленной партии и кондратьевской трудовой крестьянской партии. Этот факт показывает, что оппортунисты явились пленниками контр-революции.[»]

Рамзин сделал потрясающее сообщение, что выступление правых и левых оппортунистов непосредственно способствовало вредительской работе промышленной партии.

Это последнее показание контр-революционера Рамзина, напечатанное в «Роте Фане», прежде всего обнаруживает с полной ясностью, — это мы хотим подчеркнуть, — что Сталин использует вредительский процесс для того, чтобы одновременно обосновать свой террор против оппозиции. Мы не удивляемся тому, что Сталин пытается оклеветать левую ленинскую позицию. Он уже слишком много раз занимался надувательством относительно связи с врангелевскими офицерами и т. д. Это относится к методу Сталина. Мы выставляем этот метод перед рабочей общественностью, как метод действительной помощи контр-революции. Само собой разумеется, что таких связей между контр-революцией и оппозицией не существует.

Те связи, которые следует отметить, выглядят так: так как оппозицию бросают в тюрьмы вследствие того, что ее деятельность среди пролетариата для поддержки ленинской линии запрещается сталинским центризмом. то контр-революпия тем лучше может поднять голову. Вредители именно потому могли так распространить свою деятельность, что сегодня они действительно стали во многих случаях прямым вторым правительством. Таковыми сделала их сталинская политика.

Мы это поясним несколькими примерами:

Находящиеся сейчас под судом являются только представителями буржуазного класса, которые пытаются усилить свое положение в государственном аппарате в прямых интересах буржуазии. Они находятся, как специалисты, во всех организациях, во всех инстанциях государственного аппарата. Они работают как инженеры и мастера, как торговые руководители в ряде предприятий. Они являются профессорами в лабораториях и учебных заведениях. Они являются счетчиками в статистических учреждениях, в плановых, хозяйственных и торговых комиссиях. Они занимают ответственные посты и являются руководящими лицами в Красной армии.

Мы знаем, что рабочий класс России был еще слишком слаб и слаб до сих пор, чтобы отказаться от сотрудничества буржуазных специалистов и бывших чиновников царского государства. Но мы знаем также, и в этом заключается то. что отрицает и чему препятствует Сталин, что специалисты и т. д. только тогда могут быть использованы пролетариатомв. если они находятся под постоянным наблюдением и контролем органов пролетариата. Так, нуждались и нуждаются до сих пор в буржуазных инженерах и торговых руководителях на предприятиях. Но еще больше нуждаются в интенсивном сотрудничестве и контроле фабрично-заводских делегатов, профсоюзных органов и партийных ячеек над этими буржуазными «помощниками».

Что же произошло, однако, при сталинском режиме?

Только в прошлом году был издан закон, по которому фабзавкомы и профсоюзные органы были отстранены от прямого влияния на руководство предприятием, на процесс работы и на распределение работ и т. д. и т. д., разрешение вопросов было представлено единственно руководителям предприятия и инженерам, руководящим отдельными отраслями. Таким образом, они получили в полном объеме власть над предприятиями. Это произошло при такой ситуации, при которой был достигнут крупный успех в направлении социализма (пятилетний план). Представители фабзавкомов сохранили только право жаловаться. Но свои жалобы они должны были направлять в следующую высшую инстанцию. Таким образом, у них оставалось одна возможность жаловаться на вредителей специалистов на производстве — их же братьям, носящим ту же форму, в следующей высшей инстанции. Это отстранениег рабочего класса сталинским режимом является в действительности причиной того, что Рамзин и его присные так усилились. Кто удивляется тому, что они осмелели вплоть до основания промышленной партии, которая поставила себе целью свержение советского государства с помощью иностранцев?

Сталин рассказывает рабочим, что при этих обстоятельствах строительство социализма растет в огромных размерах, что оно при проведении пятилетнего плана осуществляется на 90 %. Мы отсылаем в этой связи к ленинскому тезису, что не огосударствление предприятий и земли путем распоряжений и законов составляет социализм, но что для этого необходимо, чтобы рабочие действительно получили предприятия в свои руки. Сталин мешает этому своим методом.

Или другой пример: сталинская бюрократия поставила себе целью в пятилетием плане коллективизировать 20 % крестьянских хозяйств в пять лет. С этой целью она нуждалась, по ее собственному вычислению, по меньшей мере в 160.000 тракторов. После двух лет пятилетки сталинская пресса с триумфом заявила, что уже 50 % крестьянских хозяйств вошли в колхозы. Мы можем себе представить, что буржуазные вредители даже охотно проводили сталинские указания на ускоренную коллективизацию, так как они знали, что созданные таким образом колхозы распадутся, так как на лицо нет ни технических предпосылок для их сохранения, ни желания крестьян, которые в них работают. Буржуазные вредители, сотрудники Сталина знали, что при прорыве этой коллективизации зацветет их контр-революционная пшеница. А пролетарии, революционеры. которые в течение десятилетнего опыта на практике изучили борьбу за социализм и которые владеют ленинской теорией, как основой практики, их Сталин послал в ссылку и тюрьмы. Тем лучше могли контр-революнионеры вести свою работу.

Этих немногих примеров будет достаточно, чтобы показать ответственность Сталина вследствие его центристской политики в усилении контр-революции.

Однако, может быть, вредителей, членов промышленной партии, не нужно было предавать суду? Нет и трижды нет. Вредителей в советском государстве нужно уничтожить. Мы, как марксисты, ленинцы, стоим за революционный террор. Но мы говорим больше того. Недостаточно выхватить тут и там несколько вредителей, предать их суду и расстрелять. Значительно более необходимо, чтобы общая политика Сталина изменилась и чтобы против всей буржуазии проводилась планомерная систематическая политика пролетариата, чтобы быть в состоянии ответить на все их нападки во всех формах. Но для этого необходимо порвать и в теории и на практике со сталинским центризмом, необходимо вернуться к ленинским принципам, которые дают возможность пролетариату, как господствующему классу, чтобы бороться и победить буржуазию в интернациональной совместной работе, под руководством коммунистов.

Д. 356. Л. 41-46. Машинописная копия того времени. Вверху справа напечатано «“Фольксвилле” 28 ноября [19]30 г.»

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.