Реальные контракты, неверные зарплаты.

Реквизиты
Автор(ы): 
Джудит Стивенсон
Направление: 
Государство: 
Период: 
1650-1800
Источник: 
Economic History Working Papers No: 231/2016

 

Перевод с английского: Дмитриев Максим

Реальные контракты, неверные зарплаты

Организация работ и выплат зарплат
в лондонской строительной отрасли в 1650-1800-х годах

В работах, посвященных экономической истории Нового времени, можно встретить утверждение о высокой зарплате рабочих в Лондоне — зарплате, которая в разы превышала зарплаты в других европейских городах, с 1650-го по 1800-е годы. Это утверждение аргументируют, используя примерно одну и ту же статистику и одни и те же ряды исторических данных.

В статье я привожу новые данные для английской строительной отрасли. Я нашла новые факты о зарплатах и об условиях, которые влияли на работу подрядчиков и строителей, влияли на то, как заключали договора на работу в строительстве. 

Эти данные отложились в архивных записях крупных ведомств, таких, как архив собора Святого Павла.В этих записях, начиная с семнадцатого века, мы видим отражение структурной трансформации  всей отрасли: появление института строительных подрядчиков и механизма коллективных договоров.

Если исходить из новых данных, то фактическая зарплата лондонских строителей была на двадцать-тридцать процентов ниже, чем та, которую приводят в современных академических работах. Сравнительно с другими городами, заработная плата в Лондоне опускается ниже амстердамской, и перерастает её только в 1780-м году. Но, при этом, лондонская зарплата остается более высокой, чем в других странах Северо-Западной Европы. Высокой, но не настолько, как принято считать в значимом количестве исторических работ.

I

Размер и формы зарплат раннего Нового времени — тема экономической истории, вокруг которой давно ведутся споры. Многие данные о европейских зарплатах историки собрали, когда задались вопросом, как Промышленная революция повлияла на уровень жизни рабочего класса: помогли ли технологии сделать жизнь лучше, или навредили[1].

В последние годы интерес к зарплатам связан еще и с исследованиями о причинах, собственно, самой Промышленной революции. Размер зарплат рассматривают, как одну из таких причин, критически важный фактор.

Так, Роберт Аллен считает, что британская экономика была «экономикой высоких зарплат» в конце семнадцатого и в начале восемнадцатого веков. Вместе с дешевыми ценами на энергию высокие зарплаты стали стимулом трудозамещающей механизации труда[2], источником Промышленной революции. Концепция Аллена получила название «экономики высоких зарплат и относительных цен».

Представители другого методологического подхода также считают, что Англия была экономикой высоких зарплат — и  высокие зарплаты помогли создать и развить человеческий капитал. Высокие зарплаты создали спрос на компетентных специалистов и на инновации, предоставили рабочим доступ к лучшему питанию, лучшему образованию, последующему накоплению знаний и росту человеческого капитала[3].

Тезисы и контртезисы о высоких зарплатах добавили дискуссий и вопросов исследователям. Но, как недавно заметила Джейн Хамфрис, никто не оспаривал достоверность самих данных, полученных из исторических источников[4].

В статье я взялась пересмотреть «ядро» этих данных. Я изучила источники, по которым исследователи построили временные ряды данных, статистику по зарплатам. В статье я рассматриваю механизмы управления и взаимодействия в строительной отрасли, как она была организована: как строители выполняли работу, как заключали договора, какие условия были созданы рынком. Изучив источники и механизмы, я пришла к выводу что существующие трактовки зарплат и контрактов не совсем верны. Те источники - как, например, отчеты парламентских Комиссий - которые раньше толковали, как источник точных данных по зарплатам рабочих и ремесленников, таких данных не содержат. В этих отчетах есть только цены контрактов, которые заключали строительные подрядчики и учреждения друг с другом. А “дневные зарплаты” в контрактах и в других сохранившихся документах с крупнейших стройплощадок Лондона —  это не совсем зарплаты. И брать их “в лоб”, в трактовке, которую раньше использовали историки, вряд ли возможно.

В контрактах, которые у нас есть, мы должны учитывать заложенную в них прибыль подрядчиков. Когда мы это сделаем — фактические зарплаты лондонских строителей опустятся значительно ниже того уровня, который принят сейчас в исторических работах, в “исторической” статистике. Статистике, которую впервые посчитала Элизабет Гиллбой и которую до сих пор используют историки, включая Роберта Аллена[5].

II

Временные ряды, на основании которых создана современная статистика по лондонским зарплатам XIX века, опираются на небольшое количество исходных исторических данных. Я свела эти данные воедино на Графике

1.

Доказательства гипотезы «экономики высоких зарплат» можно проследить от новаторской работы Элизабет Гилбой, которая в начале тридцатых потратила два года жизни на расшифровку данных о зарплатах, в ведомостях и документах, найденных в архивах частных имений и в архивах правительственных департаментов. Лондонские источники Гилбой — это архивы Вестминстерского аббатства, Гринвичского госпиталя и сессионные записи (то есть записи по учебным годам) из Мидлсекса и Суррея, двух районов-боро[6]. Выводы Гилбой, по результатам двух лет работы в архивах — английские строители получали довольно высокие зарплаты.

В данных Гилбой есть одна интересная особенность: однородность цен на услуги строителей, по разным годам[7].

Последующие значимые работы по истории Лондонских зарплат  — это труды Шварца (Schwarz, 1985) и Болтона (Boulton, 1996). Шварц расширил и дополнил временные ряды Гилбой по зарплатам, “довёл” их до начала девятнадцатого века, используя погодичные сессионные документы Мидлсекса. Болтон составил временные ряды данных по зарплатам семнадцатого века, которые заканчиваются 1721 годом[8]. Болтон брал данные из архивных источников различных городских учреждений — и зарплаты в его временных рядах получились чуть ниже, чем у Гилбой. Болтон также обратил внимание читателей на многочисленные жалобы ремесленников о низкой заработной плате, в связанных друг с другом источниках семнадцатого века. Люди жаловались, во множестве источников, что на предлагаемые зарплаты тяжко свести концы с концами. Тем не менее, выводы статьи Болтона подкрепили гипотезу «высоких зарплат» в Лондоне.

Работе Боултона по смыслу и по исторической хронологии предшествует труд Раппапорта, который ввел в научный оборот данные по зарплатам, доведя их до 1609 года. Если судить по книге Раппапорта, то квалифицированные лондонские строители, мастера и прорабы, хорошо жили и получали хорошие зарплаты. Раппапорт также привел зарплаты рядовых работников в строительстве, и сведения о заработках других рабочих профессий в Лондоне[9].

График 1. Источники данных о зарплатах в Лондоне восемнадцатого века[10]

Названные данные и временные ряды для Лондона - и только они - использовал Роберт Аллен в своей знаменитой статье, с сопоставлением мировых зарплат в эпоху модерна[11]. Зарплаты в Лондоне, взятые из трудов Боултона, Гилбой и Шварца, выше, чем в других европейских городах, выше даже чем в исторических Нидерландах («Нижними Землями»).

К аккуратности и корректности работы Гилбой, Боултона и Шварца в архивах вопросов нет.

Однако, чтобы правильно интерпретировать открытые ими данные, стоит рассмотреть организационный, институциональный и технологический контекст времени. И только после этого делать выводы — вместо того, чтобы сразу интерпретировать исторические данные, как точные и достоверные источники о зарплатах.

Начиная с ранних трудов Боули, экономические историки предполагали, что компании и ведомства, которые нанимали строителей, делали это напрямую: заключали договора с каждым работником по отдельности. Поэтому фиксируемая в документах «дневная ставка» это та зарплата, которую строители получали за выполненную работу[12].

Для данных, взятых из архивов лондонских ведомств, это предположение не верно.

Архивные лондонские документы, которые я использую дальше в статье —  это, в основном, сохранившие контракты и счета, от крупных строительных подрядчиков к крупным ведомствам. В этих документах есть «дневные ставки», но это не заработная плата рабочих. Те же записи, которые мы можем интерпретировать, как зарплаты — были ниже «дневных ставок». При этом «разброс» зарплат, от самых низких до самых высоких, был столь велик, что вряд ли можно и дальше рассуждать об исключительно высоких зарплатах в Лондоне, о т.н. «лондонской премии».

III

Сохранившиеся в архивах счета, которые строительные подрядчики выставили клиентам, можно изучать и читать, как историю развития строительной отрасли в Лондоне семнадцатого века.

В этой истории есть несколько отдельных «сюжетов». Один из них — сюжет об индивидуальных трудовых договорах, между нанимателями и рабочими, о «прямом найме». Историки архитектуры согласны с тем, что «прямой найм» к началу семнадцатого века уже не был распространенной практикой и типовым явлением. А во второй половине века «прямой найм» вовсе исчез, из-за строительного бума, который последовал за Великим лондонским пожаром 1666 года[13].

Около 14 тысяч домов сгорели в пламени Великого Пожара[14].  И хотя темп прироста населения, в целом, замедлился после 1650 года, задачи реконструкции и развития Западного Лондона породили бум в строительной отрасли.

Бретт Джеймс подсчитал, что за сорок лет в Лондоне построили приблизительно 35 тысяч новых домов. К 1708-му году в городе было уже от 67 до 78 тысяч домов, а общее число зданий выросло до 100 тысяч[15]. Если исходить из этих цифр — в Лондоне второй половины семнадцатого века ежегодно вводили в строй примерно по тысяче домов.

В восемнадцатом веке градостроение продолжили. Договора собственности, зарегистрированные с 1709 года, демонстрируют устойчивую тенденцию: число договоров на новые дома уверенно растет, с менее 1000 домов до примерно 2000 в год, достигнув максимума в 3200 договоров в 1725-м году[16].

Таким образом, в Лондоне, в конце XVII и в начале XVIII веков, строили много новых домов, а на ремонтные работы приходилась лишь малая доля рынка.

Как показал Элизабет Маккеллар, в своей работе, в строительстве того времени уже не найти прямого найма. Контракты с клиентами, на строительство, заключают «крупные» специалисты, подрядчики и архитекторы. И уже они оформляют договора субподряда с конкретными специалистами, ремесленниками и рабочими, оформляют договора на поставку различных материалов и механизмов на строительные площадки. И в бумагах этих крупных специалистов мы находим информацию о множестве процессов — например, о сложных кредитных соглашениях, при помощи которых финансировалось строительство[17].

Институт строительных подрядчиков вырос на пепелище старых проблем строительной отрасли. Историю отрасли можно разделить на время до и после пожара. Строительные гильдии и Ливрейные компании получили «удар» со стороны предложения рабочей силы — оно быстро стало избыточным. Избыточное предложение, в свою очередь, стало следствием огромного спроса на новые дома после 1666-го года. Эти макроэкономические факторы разрушили ранее существовавшие порядки и механизмы управления в строительстве. Лондонские строительные фирмы начали безудержно и избыточно расти[18].

До второй половины XVII века городские гильдии и Ливрейные компании, при помощи лондонского правительства, не допускали к строительству в черте города работников, не состоящих в гильдиях. После Великого пожара в правительстве сняли запрет, чтобы избежать каких-либо задержек в восстановлении города. Это помогло “юному” институту подрядчиков — но институт развивался бы и при существовании запрета. Поскольку многие из строительных подрядчиков, которые работали над большими проектами, городскими церквями, и даже собором Святого Павла, были свободными людьми города и членами соответствующих гильдий.

Возьмем, для примера, Эдварда Стронга и Кристофера Кемпстера. Оба — подрядчики крупномасштабных проектов каменного зодчества, сотрудничали с архитектором Кристофером Реном, который перестраивал центр Лондона после пожара. Оба получили права свободных горожан Лондона в 1670-х[19].

Однако рядовые каменщики и мастера, квалифицированные и малоквалифицированные рабочие, редко состояли в гильдиях, в обсуждаемый период[20]. Немногих из индивидуальных рабочих, имена которых иногда появляются в счетах на проекты, мы можем найти в списках Лондонских гильдий[21].

Строительная отрасль изменилась. Вход на рынок для рабочих из-за  пределов Лондона упростился, рынок освободился от многих институциональных барьеров, и, в целом, стал более конкурентным, для рабочих и подрядчиков[22].

Итак, город разрастался, строили много новых жилых домов. При этом наиболее значимым стал сектор частного домостроения. Но, к сожалению, договоры, которые заключали на строительство жилых домов, редко оседают в архивах и «доживают» до наших дней[23].

Поэтому источники по зарплате лондонских строителей для статьи я брала, как правило, из архивов учреждений, которые строили общественные или государственные здания. Гилбой, Шварц и Боултон пользовались схожими источниками, как показано на Графике 1.

Общественные здания, университеты и церкви — всё это крупные проекты. Для их строительства, с 1670-х годов и далее, нанимали строительных подрядчиков — людей с большим опытом и возможностями, большими, чем у строителей в секторе частного жилья[24].

Невозможно точно определить, когда именно крупные подрядчики стали полностью отвечать за крупные проекты. В архивах Миддл-Темпл, с хорошо сохранившимися отчетами конца XVI века, последние свидетельства прямого найма на работу датируются апрелем 1614 года. Дневные ставки в них идентичны данным Боултона: 20 пенсов в день опытным специалистам, 14 пенсов рабочим[25].

После апреля 1614-го записи о зарплатах в архивах Миддл-Темпл меняются: на смену счетам с дневными ставками конкретных рабочих “приходят” суммарные счета на оплату. Эти счета выставляли или подрядчики, или застройщики — с копиями для всех тех ведомств и людей, которые платили деньги. Мастерам и работникам, по обновленным счетам, зарплату теперь выплачивают ежеквартально.

В архивах королевской канцелярии, в Тауэре и Уайтхолле, за этот период можно найти счета на 1660 сотрудников, поименно перечисленных каменщиков и плотников. Их дневные ставки варьировались от 24 до 30 пенсов, по Хатчинсу, а простые рабочие получали по 16 пенсов. Но и в указанных архивах, с годами, записи о дневных заработках сменяются выставленными счетами подрядчиков[26]. Поэтому можно предположить, что с середины XVII века государственные и церковные ведомства полностью перешли на работу с подрядчиками, в строительстве.

Отмечу, что строительный бум начался в Лондоне еще до Великого пожара — с развитием архитектуры и техническими и стилистическими строительными новшествами. Поэтому переход ведомств, правительственных институтов, на сотрудничество с крупными подрядчиками, отражает еще и развитие строительного рынка, естественное усложнение его механизмов и управления[27].

Большинство зданий, которые строили ведомства, спроектированы в классическом стиле, который популяризировал Иниго Джонс и его учениками с 1615 года. Классический стиль отличался от архитектурного стиля периода Тюдоров. Последний позволял легко модифицировать конструктивные решения во время строительства. Для зданий, которые каменщики и плотники копировали со старых, цены на работу выставлялись исходя из мастерства специалистов, их возможности скопировать «старый» стиль. Такой подход помогал заказчикам быстро рассчитывать цены, путем наблюдений за строительной площадкой и столь же простых количественных подсчетов, материалов и труда. Такой подход позволял заказчикам быстро менять дизайнерские решения — что сказывалось на стоимости работ[28].

Напротив, классический стиль могли проектировать и выполнять только квалифицированные архитекторы, знающие математику и инженерное дело, новые и экспериментальные инженерные идеи[29]. Поэтому когда строительство зданий в классическом стиле начиналось, дизайн уже не менялся — он обязательно должен был соответствовать заложенным в него пропорциям. Это позволило снизить и контролировать затраты на строительство[30].

Строительные подрядчики обладали достаточными знаниями, для привлечения квалифицированных специалистов, которые могли воплотить архитектурный проект в жизнь и решить технические проблемы на строительстве крупных проектов. Кроме того, большинство подрядчиков крупных городских и королевских проектов также активно занимались частным строительством. Их практика работы не ограничивалась одним сектором.

Большинство экономических историков, изучающих статистику и временные ряды по зарплатам, предполагают, что часто упоминаемые в сохранившихся записях специалисты, занятые в строительстве, были индивидуальными специалистами. То есть ремесленными мастерами, которые работали в не так уж быстро меняющейся отрасли, с небольшим количеством подмастерьев и учеников. И действительно, как показал Дональд Вудворд, такая характеристика специалистов справедлива для строительных проектов в небольших провинциальных городах на севере страны, до 1750 года[31].

Но, судя по сохранившимся записям из архивов лондонских учреждений, в столице ремесленническая организация выглядела иначе. По книгам учета, в архивах — на крупные проекты людей не нанимали напрямую. Сохранившиеся договоры — это договоры субподряда. Лица, которые нанимались на проект и подписывали договор, затем сами заключали договора найма с мастерами и группами-бригадами работников. Используя подобный подход, эти лица, подрядчики, создавали сеть партнерских отношений, с дальнейшими субподрядами[32].

Сами подрядчики не выполняли какую-либо физическую работу на строительных площадках. Более того, им платили дополнительно, за фактическое присутствие на строительной площадке и контроль работы мастеров[33].

Выдающиеся, высокооплачиваемые подрядчики часто создавали под себя иерархические сети параллельных ролей. Например, Томас Найт, городской каменщик, в 1670-х годах выступал экономическим агентом на строительстве собора Святого Павла, экономическим агентом на строительстве на острове Портленд. И, одновременно, числился подрядчиком для Офиса королевских работ. Пожалуй, можно предположить, что сам он вряд ли успевал поработать над камнем.

В Офисе королевских работ сохранились записи о задолженностях офиса примерно для 85 таких подрядчиков, за период 1709-1725 годов. Средняя сумма выданных средств, по задолженностям, составила от 6 000 до 11 000 фунтов стерлингов, на брата. Отдельным подрядчикам в Офисе были должны до 1200 фунтов[34]. Попробуем дать для этих сумм какой-то контекст: среднегодовая стоимость всей древесины, ввезенной в Лондон в период с 1699 по 1701 год, составила 96 000 фунтов стерлингов[35].

В 1970-м году Ричард Гроссби, в статье «The personal wealth of the business community in seventeenth century England», разработал шкалу, для измерения «экстремального богатства» в Англии XVII века. Контракты подрядчиков строительных работ над собором Святого Павла — безусловное экстремальны, по своей стоимости[36].

По подсчетам Кэмпбелла, подрядчики- каменщики получили огромную выручку при жизни. Например, Эдвард Стронг поучаствовал в проектах на сумму свыше 77 000 фунтов стерлингов. Причем это был оборот только по договорам с собором Святого Павла и с городскими церквями[37].

Некоторое представление о масштабах бизнеса подрядчиков можно получить из счетов, которые они выставляли своим клиентам. В Таблице 1 — данные по годам и конкретным проектам, которые чуть выше указаны на Графике 1[38]. Данные для таблиц взяты из счетов с проектов Графика 1 и для тех проектов, по которым Гилбой и другие исследователи «раскопали» зарплатам мастеровых людей, подмастерьев и рабочих.

Таблица 1. Некоторые счета крупных подрядчиков, «сохранившиеся» в лондонских архивных источниках по заработной плате

Подрядчик

Строительная площадка, дата

Приблизительная стоимость контракта

Стоимость контракта,

в пересчете на год

 

Edward Tuffnell, каменщик

Вестминстерское аббатство, 1712 - 1719

£19,000

£1,800

William Kempster, каменщик

Собор Святого Павла, 1700 – 1708. См. Примечание

£9,000

£1,800

Andrews Jelfe, каменщик

Вестминстерский мост, 1738 - 48

£155,000

£15,000

Thomas, и Edward Strong, каменщики

Гринвич госпиталь, 1696 – 1708

£55,000

£5,000

---

Собор Святого Павла, 1675 –c. 1705

£54,000

£4,500

Edward Stanton, каменщик

Миддл-Темпл, ? - 1734

 

£500

---

Вестминстерское аббатство, 1720 – 1734

 

£1,500

William Gray, плотник-кровельщик

 

Городские церкви, Церковь Святого Климента Датского

 

 

---

Бридж Хаус, 1685 - 1706

 

£500

Thomas Wise Snr.

 

Собор Святого Павла, Бридж Хаус

£5,500

(£24,500 вместе с Томасом Хиллом)

£3,000

 

Thomas Wise Jnr

Собор Святого Павла

£37,000

 

---

Бридж Хаус, 1685 – 1710’s

 

£500

 Источники: см. текст статьи и приложения. Там, где не указаны суммы в   источниках - стоят прочерки.

 Примечание: Общая сумма, выплаченная подрядчикам за работу   каменщиков над собором Святого Павла до 1710 года, составила   примерно 185 196 фунтов стерлингов. Дополнительную информацию см.   в Wren Society Volume XVI p.xiii -xiv. Перечисленные в таблице   подрядчики будут упомянуты далее.

 

Резюмируем: система контрактов это довольно своеобразный источник, если присмотреться к нему повнимательнее. Данные по реальным, фактическим зарплатам в нем зарыты глубоко, извлекаемы по частям и сокрыты в разных типах ценообразования и учета в счетах подрядчиков.

IV

Как работала система подрядов для крупных проектов?

Для экстраординарной по сложности или срочности работы, для работы над новыми зданиями заказчик, вместе с экспертом-супервайзером, или клерк из Офиса королевских работ писали требования на новый проект. В случае, если заказчиком выступала лондонская «администрация», или другие крупные ведомства, согласованные требования размещали на всех воротах города, или отправляли на публикацию в Лондонскую газету, «London Gazette»[39]. Описанный механизм первичных согласований работал вместе с чуть более простым, когда требования и договоры сразу передавали конкретным подрядчикам.

Подрядчики, познакомившись с требованиями, представляли заказчику или уже готовые тендерные заявки, или соображения о смете-стоимости строительства. Эксперт заказчика выбирал подрядчиков, которые лучше соответствовали требованиям. Выбирали не всегда одномоментно: промежуточные встречи и обсуждения с экспертами заказчика также происходили, в зависимости от объемов работы и необходимости дополнительных согласований[40].

В договорах прописывали порядок будущих работ. Подрядчик мог отвечать за весь проект, или только за отдельные этапы. Уточнялась система оплаты и конечная стоимость. Их «привязывали» к количеству отработанных дней, к выполненным задачам, или уславливались выплачивать всю сумму сразу[41].

В договора включали пункт о праве клиентов наблюдать за работой и назначать своих представителей, «инспекторов» труда. На случай, если клиента или его инспектора не устраивало качество работы, в договор включали обязательство снизить оплату, или даже полный отказ от оплаты подрядчику[42]

Подрядчики, в свою очередь, регулярно включали в договор требование облигаций, на строительство (о которых чуть ниже). Особенно часто облигацию требовали при первом контракте с клиентом, когда подрядчик ранее не работал с клиентом[43].

После согласования сметы  проекта, заключения договора и начала работы, подрядчик ежеквартально, или раз в один-два года - в зависимости от того, на каких условиях заключили договор - предоставлял заказчикам счета на оплату. Казначей, или другое ответственное лицо, получив счет, передавал его на рассмотрение эксперту, или клерку по рабочим вопросам — тому специалисту, который присутствовал на стройке, как представитель заказчика или архитектора. Чтобы одобрить смету подрядчика, клерк или инспектор должны были подтвердить, что работа соответствует оговоренному качеству.  Иногда казначей или ответственное лицо оценивали качество работы сами, не передавая вопрос на рассмотрение экспертам. Так, в частности, поступал Николас Хоксмур, архитектор, ассистент Кристофера Рена, работавший над Гринвич госпиталем[44]. У него хватало квалификации.

После оценки счет на работы или принимали, или цену, которую запрашивал подрядчик, пересматривали, в сторону понижения, и отправляли счет к казначею. Казначей подписывал счет и, в конечном итоге, выплачивал подрядчику деньги.

В этой системе за найм и управление рабочими на строительной площадке отвечали исключительно подрядчики[45].

Счета подрядчиков, процесс согласования выплат — те источники, которые используют в современных работах о заработной плате в Лондоне[46]. Но это не источники о реальных зарплатах рабочих. Это цена работ, о которой подрядчики договорились с клиентами. Отмечу, что при заключении контрактов на обычное, не экстраординарное строительство, процесс согласований выглядел схоже. Разве что работы оплачивали чаще и регулярнее, о чем чуть ниже.

Управление Бридж Хауса, ведомства, ответственного за реконстукцию и управление лондонскими мостами на протяжении веков, индивидуально утверждал подрядчиков — главных каменщиков, плотников и других рабочих. Эти главные мастера регулярно выступали подрядчиками на разных строительных площадках Лондона. Например, главный каменщик Бридж Хауса, Томас Виз, также работал подрядчиком и поставщиком кирпича на строительстве собора Святого Павла. Уильям Грей, главный плотник Бридж Хауса,  работал подрядчиком на реставрации и строительстве церквей Сити[47].

Мастера-подрядчики покупали свои места-должности в управлении Бридж Хауса за очень большие деньги. Но те небольшие стипендии или зарплаты, которые им выплачивал в Бридж Хаусе, даже близко не покрывали издержек на строительство[48]. Однако открывающиеся с должностью “главного мастера” возможности с лихвой покрывали любые затраты.

Подрядчики подавали в управление еженедельные счета, за выполненные работы.Выплаты, особенно за использованные материалы, поступали не так быстро — и вместе со счетами на оплату подрядчики составляли аудиты. В них видна скорость договорных процессов по контрактам — аудиты были двухгодичными. Марк Лэтем в «‘The City Has Been Wronged and Abused!’ Institutional Corruption in the Eighteenth Century» показывает, что размах процессов, переговоров, расходов - размах проблем - особенно хорошо прослеживается по архивным документам Бридж Хауса. Причем с некоторыми фирмами Бридж Хаус сотрудничал свыше лет.

Дополнительно понимание зарплатной проблемы усугубляют методы учета труда в контрактах. Их считали по-разному, как и предъявляли заказчикам. Почти в каждом контракте — свой метод исчисления дневных ставок. Гилбой и другие исследователи построили временные ряды «зарплат», приравняв к ним «дневные ставки» каменщиков, мастеров кирпичной кладки и других рабочих. На практике, меж тем, во многих счетах даже не было самой графы дневной ставки. Контракты с дневными ставками в те годы — только одна из разновидностей контрактов, причем не самая распространенная.

Чаще заключались договора и подавались счета двух ранее упомянутых типов. В договорах первого типа использовали расчеты, привязанные к выполненной работе, где цены согласовывали по размерам «единиц» работы, после их выполнения. Второй тип — работа и оплата по крупным этапам строительства, где подрядчик устанавливал вместе с заказчикам единую стоимость работ, до начала проекта. В этих двух типах договоров зарплаты обычно не выделяли отдельной строкой расходов. Их «встраивали» в стоимость «единиц» работы, таких как работа по укладке и обработке камней, бревен, встраивали в стоимость поставленных на строительную площадку материалов.

К несчасть для историков, интересующихся зарплатами, значимая часть договор на строительство — это первый тип контрактов, где работы оценивались и оплачивались по их выполнению. Типичные расчеты в счетах от подрядчиков не включают информации о ценах на труд, а только цену выполненных работ. Кристофер Рен, архитектор, отвечавший за большинство строительных проектов лондонских ведомств того времени, также предпочитал метод оценки стоимости по выполнению. В счетах подрядчиков, которые работали с ним, дневные ставки выставляют, только когда речь идет о квалифицированном труде, или когда на карту поставлена безопасность работ[49]. То есть «дневные ставки» появлялись в счетах, когда возникала угроза для жизни и здоровья рабочих, как премия за риск, или когда требовалось выполнить филигранные и сложные задачи, которые требовали экстра квалификации или выдающейся физической силы. Счета Эдварда Стронга, для Гринвич госпиталя — типичный пример счетов с «подневными ставками»:

Декабрь, 1700

Дневные работы, Эдвард Стронг — разбор строительных лесов, сделанных для подъема пьедесталов и трофеев на фронтон B[....], прокладка коридоров и кирпичная кладка для них, строительство каменных труб, выведение углов, окна, наружные подоконники, вытаскивание железных барр подвальных окон в KC, постройка и прокладывание пути для четырех лестниц, спускающихся с первого этажа В[...] в подвалы, своды, там же.

 

Wm. Loggans, 20 дней,                                                                            02:10:00

Jb. Adams, 25 дней, 2 шиллинга, 6 пенсов                                          03:02:06

Richard Nailer, 8 дней --                                                                           01:00:00

Edward James, 20 дней, 20 пенсов                                                        01:13:04

Wm. Derry 10 дней, ----                                                                             00:16:08

Wm. Hosslet, 1 день,                                                                                00:01:08

J How— 1 день                                                                                          00:01:08

Matt Allen, 2 с половиной дня                                                                00:04:02

Wm. Macon 1 [день]                                                                                  00:01:08

                                                                                                                     09:11:04[50]

У счетов с дневными ставками такого рода три особенности, о которых надо помнить, при интерпретации сведений о заработной плате.

Во-первых, указаны только некоторые рабочие, занятые в проекте, но не все. Возможно, это были самые квалифицированные или дорогостоящие работники. Для примера, Эдвард Тафнеллс, каменщик-подрядчик (есть в таблице выше), судя по счетам Вестминстерского аббатства получил за 1712-й год оплату размером 1 917 фунтов. Но, в счетах, сохранившихся в архивах аббатства, указано, что заказчик оплатил только 600 «дней» работы. Шестьсот дней — это работа для трех каменщиков, на год. И шестьсот дней — это чуть менее 5 процентов от общего количества человеко-дней, затраченных работниками Тафнеллса на строительстве в 1712-м году[51].

Счета с дневными ставками «покрывают», таким образом, лишь небольшую часть расходов и взаимодействия подрядчиков с заказчиками, что в Вестминстерском аббатстве, что в Канцелярии королевских работ. В Гринвич госпитале дневные ставки содержатся лишь в 15% всех счетов на все работы[52].

Вторая особенность счетов с дневными ставками — в них указана цена, которую подрядчики взимали с заказчиков, исходя из собственных интересов. Это, проще говоря, не те деньги, которые фактически получали рабочие.

Также дневные ставки часто устанавливали не подрядчики, а заказчики, причем сразу для многих контрактов. Например, максимальные дневные ставки для собора Святого Павла установили на уровне 2 фунтов 6 пенсов для плотников, каменщиков и мастеров кирпичной кладки, в 1675 году. Ставки не увеличивали до 1711 года, или даже до более позднего срока —  несмотря на то, что, как мы знаем, другие учреждения платили больше.

Это, скорее всего, играло на руку подрядчикам. Если основой рынка труда были квалифицированные работники, то «растягивание» ставок, на время выполнения контрактов, повышало прибыль подрядчика. В особенности, если подрядчики могли покупать труд и материалы по ставкам ниже тех, что предписывались[53].

Наконец, третья особенность счетов с дневными ставками — в них нет отдельной строки для накладных расходов и прибыли самих подрядчиков. Поскольку такое невозможно — прибыль с расходами, видимо, «встраивали» в выставленные заказчикам цены.

Зная об особенностях счетов с дневными ставками, можно объяснить «паззл» однородных зарплат, которые исследователи приводят в статьях и монографиях, составленных по бухгалтерским книгам и счетам[54]. Предположим, исходя из контекста заключения договоров и особенностей счетов, что постоянство ставок, скорее всего — продукт конкуренции подрядчиков друг с другом, с использованием «текущих ставок» или текущих рыночных цен[55]

Сохранившиеся записи о прямых платежах по счетам — мало похожи на источник, по которому можно судить о неких типовых зарплатах ремесленников. Скорее, в этих документах мы видим много вариантов ставок для рабочих, которые, предположительно, зависели от умения и производительности мастерового люда.

V

Если наша статистика, существующие временные ряды «заработной платы», сообщают лишь о ценах на высококвалифицированный труд, о которых подрядчики договорились с заказчиками — то какова фактическая заработная плата, которую получали ремесленники и рабочие?

Чтобы её узнать, нам сперва нужно найти свидетельства о прибыли подрядчиков. Сколько они могли присваивать себе, из выплат по счетам, сколько потом оставалось рабочим. Либо, если таких свидетельств нет, попробуем оценить операционную прибыль подрядчиков.

К счастью, несколько бухгалтерских книг подрядчиков сохранились. Поэтому, чтобы свести все числа к единому контексту, я сперва изучу прибыль подрядчиков, а затем расскажу о свидетельствах и цифрах реальных зарплат рабочих.

К оценке прибыли подрядчиков следует подходить, изучив три набора издержек: стоимость предоставления кредитов клиентам; риск ретроспективного дисконтирования векселей (счетов); и собственные управленческие или эксплуатационные издержки.

Вместе взятые, эти издержки закладывались в накладные, сметы, в счета на товары и услуги, включая труд. Кроме издержек, подрядчики закладывали в расходы и собственную прибыль.

Гроссби подсчитал, что типовая чистая прибыль  в семнадцатом веке для купцов составляла 13-20 процентов[56]. По расчетам Джеймса Кэмпбелла подрядчики закладывали в счета клиентов издержки, в размере от 20 до 40% стоимости контракта. По мнению исследователя, значимая часть этих издержек — это чистая прибыль подрядчика[57]. Но, как я аргументирую далее, у подрядчиков хватало значимых операционных затрат, которые надо было как-то покрывать еще до получения денег от заказчиков.

Необходимость брать кредиты, даже вынужденные кредиты — один из важнейших рисков, с которым столкнулись строительные подрядчики XVIII века[58]. Причина — в типовых практиках оплаты, со стороны крупных учредждений. В Вестминстерском аббатстве и Гринвич госпитале, например, оплачивали счета спустя 15-30 месяцев после завершения работ. Это считалось обычной практикой.  В соборе Святого Павла один из платежей задерживали так долго, что Кристофер Рен выпустил облигацию на долг, чтобы рассчитаться с подрядчиками[59]. Колвин писал о похожей системе выпуска облигаций офисом Королевских работ для других важных поставщиков, кредиторов учреждений поневоле.

Видимо, ни один счет поставщиков и ни одна указанная в счете запись о выполненных работах не проверялась заказчиками ранее, чем спустя два года после завершения работы. Задержки выплат в десять лет были нередки.

А работать подрядчиками, таким образом, могли только «мастера, способные пробиться сквозь подобные проблемы»[60]. В 1670-м, чтобы хоть как-то разрешить проблему и обеспечить выполнение проектов со стороны подрядчиков, в Офиса Королевских работ решили выпускать облигации, со ставкой в шесть процентов годовых. Облигации, на сумму, выставленную в счете, выдавали вместо оплаты. Облигациями даже можно было торговать, если под них предоставляли дополнительную сумму обеспечения. В 1692-м году торговлю облигациями предложили подрядчикам. Для некоторых из них торговля и доход по облигациям позволили удвоить прибыль от строительства, особенно для тех, кто согласился и дальше работать по такой системе, платить за работу из собственного кармана и кредита.

Другими словами, часто практикуемый подход с запоздалой оплатой строительства получил столь ужасную репутацию, что Офис Королевских работ мог привлечь подрядчиков только дополнительной прибылью с процентной ставки. И претендовать на эту прибыль могли те из подрядчиков, кто вкладывал собственный капитал, значимые суммы, в работу.

Судя по записям подрядчиков, при работе над Собором Святого Павла нередко приходилось привлекать семейный капитал, или изыскивать финансовую поддержку спонсоров, для оплаты недельных зарплат рабочих[61]. Стоимость этих линий оборотного капитала, под какие проценты подрядчики привлекали деньги спонсоров — неизвестна.

Годовые процентные ставки на вексели строительных работ сперва составляли 6%, а потом выросли и до 15-ти, за обсуждаемый период. Видимо, участники рынка предполагали, что умеренная 18-месячная отсрочка платежей стоила подрядчику не менее 10 процентов от первоначальной стоимости[62].

Поставщики, стоявшие дальше по цепочке, возможно, сталкивались со схожими проблемами, но сложностей с получением оплаты за свои товары у них было поменьше, ввиду особенностей рынка. И строительные подрядчики, в отличие от поставщиков, не могли нанимать работников, как покупать товары — в кредит.

Опытные подрядчики знали о риске отложенной оплаты, оценивали работу и стоимость своих услуг в соответствии с ним, и выставляли соответствующие счета. Со стороны заказчиков подрядчики получали исключительно символическую помощь — на расходы, связанные с обслуживанием процентов по кредиту. Тому самому, который подрядчики брали, чтобы выполнить работы. Причем незначительные авансы заказчики обычно выдавали только самым важным подрядчикам.  Максимальный аванс в Вестминстерском аббатстве, в любом квартале, по-видимому, не превышал 50 фунтов стерлингов. Тогда как стоимость работ по договору за те же кварталы запросто составляла тысячи фунтов[63].

Также отметим, что систему вынужденных кредитов не компенсировали какой-либо дополнительной прибылью или привилегиями. Более того, ведомства-заказчики при каждом удобном случае старались компенсировать свои затраты, урезать прибыль заказчиков. Если водопроводчики работали со старыми, не новыми трубами, с уже бывшим в использовании свинцом — работа мастеров оценивалась со скидкой.Аналогично и для каменщиков, при работе со старой плиткой — стоимость труда урезали, на 25-35% скидки, сравнительно со стоимостью работы с новой[64].

Второй значимый риск для подрядчиков, который они закладывали в счета — вероятность того, что стоимость работ дисконтируют, перед оплатой. Записи в бухгалтерской книге Эдварда Стронга - подрядчика строительных работ по камню, работавшего в Гринвич госпитале с 1698 по 1708-й годы - показывают, что его выставленные на оплату счета регулярно дисконтировали.

Если счета составлялись по договорам с оплатой дневных ставок —  заказчики сбивали стоимость, в среднем, на 15 процентов. Счета, выставленные на оплату по договорам, где учитывали выполненные этапы работ — дисконтировали на 3 процента[65]. В Миддл-Темпл Кристофер Рен недрогнувшей рукой снизил на 30 процентов оплату труда штукатурщиков в 1682-м[66].

Клиенты писали, что они в своем праве, когда снижали оплату, потому что выполненные работы не соответствовали оговоренным в контракте требованиям. Подобный аргумент мы можем увидеть в одном из сохранившихся контрактов на работу каменщиков в Гринвич госпитале[67]. При этом договоры обычно не давали каких-либо схожих прав подрядчикам[68].

Третий и, пожалуй, самый важный тип риска, издержек, который подрядчики закладывали в счета — их собственные операционные расходы. Масштабы проектов, за которые брались строительные подрядчики, говорят сами за себя. Эти люди управляли отнюдь не малыми командами работников. Они комплектовали штаты десятками и сотнями людей, распределяя рабочих на разные направления: на само строительство, на демонтаж старых зданий, на расчистку и подготовку площадок. В 1698-1710-е годы, для примера, Стронг одновременно руководил и набирал команды как минимум для трех строек.

Подрядчики оплачивали перевозки материалов, согласовывали цены и условия с поставщиками, нанимали собственных землемеров и бухгалтеров-оценщиков, для проверки размеров и результатов выполненной работы[69]. Менеджмент в те годы не был дешев. В Вестминстерском аббатстве Уильям Дикинсон платил, в среднем, 50 фунтов из своего кармана на каждые 3 500£ выполненных работ[70]. Измерителям-геодезистам выплачивали 10 шиллингов на гинею проделанной работы в день[71]. Прорабов часто не включали в счета с подневными ставками, или в счета по выполненным работам, но мы знаем, что их работу оплачивали по более высоким ставкам, чем средние ставки для подмастерьев. Из дневников мистера Флетчера, Кемпстерского мастера, за 1706-1708 годы следует, что ему платили 20 шиллингов за неделю работы[72].

У нас есть подробные данные разблюдовки расходов, которые сохранились благодаря дотошности Кемпстера и Стронга. Записи посвящены работе подрядчиков над собором Святого Павла. Из записей можно сделать вывод, что на строительной площадке всегда присутствовал наблюдатель, который записывал распределение нагрузки между работниками, расход материалов и любые потери[73].

Кроме эксплуатационных затрат, крупные подрядчики держали на балансе собственные здания, из которых управляли рабочими процессами. Здания эти обычно располагались за пределами строительных площадок[74].

Немного света на непростой механизм формирования прибыли проливают записи из бухгалтерской книги Эндрю Джелфа, подрядчика по работам по камню, на строительстве Вестминстерского моста, в 1740-х годах[75]. В книге Джелфа — подробные двухнедельные счета на проект, видимо, за пределами Лондона, над которым Джелф со своими людьми работал в 1734-1735-х годах. Помимо дневных ставок рабочих и других статей расходов, в записях книги есть детализированные административные, «канцелярские» - затраты на письма и прочую канцелярию - и транспортные расходы. В сумме, эти побочные расходы дают 2-3% от стоимости проекта, довольно небольшого.

В записях Джелфа также приведены выплаты Джону Оглу, вероятно, прорабу на стройке — 50 пенсов в день. А вот в копиях выставленных счетов, заказчику от Джелфа, Джона Огла нет, как нет и статей административных расходов.

В более поздних записях Джелфа — повышенные расходы на выплаты мистеру Роперу. Джелф хотел сохранить мистера Ропера в своей команде: мистер Ропер изыскивал и поставлял камень на строительство Вестминстерского моста. И снова, расходы на услуги мистера Ропера не включены в счета за выполненные работы[76].

В записях бухгалтерской книги Джелфа хватает и других расходов, неучтенных в счетах для заказчиков. В одну из ночей Джелф купил своим людям выпивку — мастера с рабочими трудились день напролет, а наутро им вновь пришлось отправиться в Кембридж[77].

Отсутствие в счетах заказчикам регулярных расходов на еду и напитки — типично для записей подрядчиков, работавших над Гринвич госпиталем, Вестминстерским мостом или Бридж-Хаусом. Алкоголь, или нечастые перекусы, встречаются спорадически, по некоторым счетам, в зимние месяцы, или когда речь идет о необычной работе. Такие записи есть в счетах на работы над погружными кессонами Вестминстерского моста, в феврале 1744 года. Рабочим купили джин. Но тем работягам, которые вкалывали на лондонских строительных площадках в «типовых» условиях, еду и алкоголь не выдавали и не оплачивали[78].

К сожалению, свидетельства из бухгалтерской книги Джелфа слишком фрагментированы. По ним не получится разработать достоверную модель операционной прибыли и расходов на его проектах. Но записи из книги показывают, что у Джелфа, как и других подрядчиков, были высокие эксплуатационные расходы, которые не фигурировали в счетах, выставляемых заказчикам.

И как и другие подрядчики, Джелф перераспределял в свою пользу значительные суммы: после смерти он завещал £30,000[79].

Используя различные бухгалтерские книги и счета, которые дожили до нашего времени, мы можем попытаться оценить операционную прибыль (operating margin) подрядчиков строительных проектов в Лондоне раннего Нового времени.  Результаты подсчетов приведены в Таблице 2. Эти цифры основаны на данных крупных проектов. Взяты счета с дневными ставками.

Есть любопытная деталь, связанная с работой подрядчиков, которые брали контракты на проекты с меньшим размахом, чем у Джелфа, Кемпстера и династии Стронгов. Мы знаем об этих подрядчиках по отдельным записям, найденным в архивах приходов. Проекты у этих заказчиков были меньше — а вот статьи расходов почти те же. Даже если они брали договора с оплатой по выполненным работам, они все равно расходовали деньги из своего кармана на неучтенные в счетах к заказчикам перевозку, учет, управление, инструменты и арендную плату.

Таблица 2. Расчет операционной прибыли подрядчиков по счетам с подневной ставкой

 Тип затрат

%, доля в счете

 Кредит

6 - 9

 Дисконтирование стоимости работ

3.5 - 7

 Геодезические измерения, бухгалтерские   оценки, агентский найм, надзор

5

 Текущий бухгалтерский учет

2

 Аренда**

2

 Инструменты и накладные расходы*

1

 Итого, до прибыли

19.5 - 26

 С заложенной прибылью в 10%

29.5 - 36

** Два процента - оценка, основанная на Барбоне, его «Апологии», где указаны цены:  30 фунтов за дом в Бишопсгейте, 60 фунтов за дом в Чаринг-Кросс, в 1685 году. Я взяла консервативную оценку оборота одного заказа в 2500 фунтов стерлингов, и взяла записи Стэнтона, подрядчика-каменщика, который арендовал для себя здание по типовой для подрядчиков цене в £25 за год. Инструменты и расходные материалы добавлены, как процент общих расходов. Для некоторых подрядчиков арендная плата была меньшей — для тех, кто заключал постоянные и длительные договора. Для подрядчиков на работы Бридж Хауса, возможно, цена аренда была наоборот, выше.

 

* Я основываюсь здесь на счетах от торговцев железом, пенькой и, частично, от столярных поставщиков. Счета — на поставку материалов для экстраординарных проектов Офиса королевских работ и собора Святого Павла. Эти поставки не указаны отдельно в счетах за выполненные работы. Нет учета этих расходов и в архивах Гринвич госпиталя или Вестминстера. Похоже, подрядчики, платили поставщикам из своего кармана. Записи Кемпстера содержат также оплату инструментов и обслуживание инструмента. Но поскольку эти записи не введены ни в какие счета,  я не использовала их для расчета операционной прибыли. Также см. Приложение в источниках.

Мои расчеты согласуются с оценкой прибыли подрядчиков за авторством Кэмпбелла. Кэмпбелл считал, что подрядчики закладывают в счета к заказчикам, поверх стоимости выполненных работ, дополнительные 20-40%, из которых оплачивались неучтенные расходы, из которых подрядчики формировали собственную прибыль[80].

Подведем краткий итог. Подрядчики должны были изыскивать способы возместить свои административные, финансовые и операционные расходы на проектах. Подрядчики должны были предусмотреть дисконтирование оплаты счетов. Покрытие подобных расчетов и рисков становилось возможным, только если существовал “зазор”, между стоимостью дневных ставок рабочих, стоимостью выполненных работ, в счетах для заказчиков, и фактической оплатой труда работников. Собственная прибыль, которую подрядчики закладывали в счета, варьировалась в зависимости от проекта, его продолжительности и стоимости дневных ставок.

VI

Но у нас всё же есть некоторое количество свидетельств реальных зарплат, сумм, которые подрядчики выплачивали мастерам и рабочим. Одно из таких свидетельств — источник, давно известный историкам, который, однако, всё еще вызывает споры.

В 1711-м Ричард Дженнингс, подрядчик Кристофера Рена, управляющий работой плотников-кровельщиков на строительстве собора Святого Павла, «держал ответ» перед Комитетом уполномоченных (Commissioners’ Committee). Комитету поручили оценить, следует ли судить Дженнингса за мошенничество. Кафедральная комиссия собора (Cathedral Commission) платила Дженнингсу 15 шиллингов в неделю за труд одного плотника — но Дженнингс отдавал рабочим около 11 шиллингов на брата[81]. Достопочтенный подрядчик удерживал примерно 27% от зарплаты своих квалифицированных рабочих.

Опрошенные свидетели рассказали Комитету, что Дженнингс при этом платил вариативно — более опытным рабочим по 12 шиллингов, неопытным по 7 шиллингов[82].

Случай с Дженнингсом цитируют и те авторы, которые доказывают, что  подрядчики отмечали в счетах реальные дневные ставки зарплаты, и те, которые отрицают такую практику. Гилбой изучила эту историю и «счета» Дженнингса по бумагам Портмана. Также поступили Кнооп с Джонсом.

Исследователи пришли к противоположным выводам. Гилбой предположила, что мастер мог «заимствовать» пенни, или два, с зарплаты каждого рабочего, но посчитала такую практику маловероятной[83].  Кнооп и Джонс, напротив, считали что Дженнингс охотно закладывал собственную прибыль в счетах с подневными ставками. Они приводят ответы подрядчика комитету: Дженнингс аргументировал свое решение тем, что это распространенная практика на рынке. Большинство историков архитектуры согласны с выводом Кноопа и Джонса.

Заявление Дженнингса подействовало на представителей Комитета. Они не нашли доказательств противоположного, других распространенных практик на рынке — и подрядчика не привлекли к ответственности.

К сожалению, до сих пор не найдено записей других устных свидетельств от подрядчиков, рассказов «из первых рук» о механизмах выплаты зарплат. Поэтому нам не с чем сравнить «доказательство» Дженнингса.

Почти не с чем. Уильям Кемпстер, подрядчик-каменщик на строительстве собора Святого Павла в 1701-1711 годах, вел бухгалтерские книги, куда записывал выплаты своим людям[84]. Некоторые из этих книг дожили до наших дней. В помянутые годы его команда работала на участках собора, наиболее требовательных к квалификации рабочих: западный фронт, геометрически сложные по конструкции лестницы.

Книги Кемпстера хранятся в завещании - его и его отца - в Национальном архиве. Эти бухгалтерские книги качественно отличаются от тех, которые хранятся у ведомств и институтов. Книги принадлежали самому Кемпстеру, в них он записывал недельную заработную плату, которую выдавали каменщикам. В них — счета и вексели о денежной задолженности, требования к  навыкам рабочих, записи о найме каменщиков за 1700-1704 и 1706-1708 года. Цифры, приведенные для найма и зарплат по времени соответствуют выставленным счетам и записям собора Святого Павла.

В книгах Кемпстера также есть и записи о важнейшем из рисков подрядчиков, о вынужденных кредитах. Кемпстер занимал деньги у своего отца, а затем у некоего «спонсора», чтобы заплатить своим людям и удержать их от увольнения[85].

Бухгалтерские книги Кемпстера, как источник, уникальны, а вот описанные в них практики и механизмы — нет. Уильям Кемпстер, сын подрядчика по строительным работам, Кристофера Кемпстера. Кемпстер-отец также работал над собором Святого Павла в 1690-е, со своей командой. Часть договоров, которые сохранились в  записях Уильяма Кемпстера — унаследованы от другого подрядчика, Джона Томпсона, чья команда ранее работала над собором с 1694-го по 1700-й годы.

Уильям Кемпстер также участвовал в других крупных проектах схожего рода, — и от них тоже остались записи с дневными ставками, на основе которых можно собрать временные ряды заработной платы.

Для экономических историков значение книг Кемпстера сложно переоценить. Это пока единственный известный источник подробных бухгалтерских записей строительного подрядчика. Записей о найме людей и размере реальных зарплат в конце XVII - начале XVIII веков. 

График 2. Мастера-каменщики Кемпстера, зарплаты в 1700-1702 годах, работа над собором Святого Павла.

График составлен по 166 свидетельствам - еженедельные группы по выплат - за ноябрь 1700, декабрь 1700, март 1701, ноябрь 1701, июнь 1702, июль 1702. TNA PRO145 /106

График 3. Распределение дневных заработков у Кемпстера, по недельным выплатам, запись от 7 июня 1701 года

Источник: TNA C106/145

Зарплаты, которые Кемпстер платил своим каменщикам, сильно различались.  Кемпстер записывал выплаты рабочим вместе с подсчетом дней - измеренных в половинах дня - отработанных за каждую неделю. Строительная команда Кемпстера, по записям 1700-1704 и 1706-1708 годов, начала работу в октябре 1700-го года и работала до конца декабря.

В новом году в записях пропуск, до 4-го февраля. С четвертого февраля 1701-го небольшая команда специалистов возвращается к работе. 

Конкретизируем. По записям три каменщика получают 26 пенсов в день до декабря 1701. Затем им режут выплаты, до 24 пенсов в день. С такой зарплатой эти каменщики проходят по записям весь 1702-й, до декабря 1702-го.

Во второй половине 1708 года Кемпстер вносит изменения в формат ведения записей — на стройке ежедневно работали свыше сорока человек, поэтому подрядчик разделил записи о выплатах на категории. Первая категория — «нанятые каменщики», вторая — «укладчики Руффа и их работа», третья — «рабочие». Каждая категория учтена отдельно. У четвертой категории, которая возглавляет списки, названия нет, но в ней специалисты с самыми высокими зарплатами.

Графики 2 и 3 дают лучшее представление о размерах выплат Кемпстером. На третьем графике представлены данные по выплатам за одну неделю в июне. Запись датирована 7 июня 1701 года. Стоит учесть, что дневные ставки на работу летом и зимой были одинаковы.

В декабре 1701-го одиннадцать каменщиков получали зарплату от 24 до 34 пенсов в день. Вместе  ними работали десять рабочих, которые получали от 16 до 20 пенсов в день. В июне распределение зарплат похоже, только разброс выплат для каменщиков стал более значимым.

Общий паттерн выплат за 46 недель, которого Кемпстер придерживался для своих людей между октябрем 1700-го и октябрем 1701-го можно увидеть на Графике 4. На графике обобщены средние дневные ставки, которые получали работники, в пересчете на десять специалистов[86]. Средняя заработная плата 18 каменщиков за день колебалась за этот год от 21 до 37 пенсов. Общая средняя заработная плата для всех рабочих, квалифицированных и нет — 27,3 пенса. Медианная заработная плата — 26 пенсов, модальная заработная плата — 24 пенса. Зарплаты простых рабочих кромнее, от 16 до 18 пенсов. В целом, средняя, медианная и модальная зарплата у Кемпстера, если брать десятб рабочих, составила 18 пенсов в день. За тот же год, в архивных записях собора Святого Павла — данные о найме значимого количества работников с дневной ставкой в 16 пенсов. В архиве собора только коллективные записи, без детализации Кемпстера. С учетом этих записей - и Кемпстера, и соборных - средний уровень зарплат рабочих на строительной площадке собора снижается до примерно 17 пенсов.

Возвращаемся к записям Кемпстера. По ним, для мастеров-каменщиков, мы видим некоторую разнобоицу в отработанном времени. Но, грубо, каменщиков можно разделить на две группы: те, кто появлялся на строительной площадке только на короткие периоды, часто всего одну неделю; и те, кого нанимали регулярно. Во второй группе есть два каменщика, которые работали 45 из 46  зарегистрированных недель в бухгалтерской книге.

Я также взяла записи с выплатами 378 каменщикам и 362 рабочим, которых нанимал Кемпстер, для чуть более обобщенных расчетов. Распределение ставок по всем этим работникам представлено на Графике 5. Судя по графику, у Кемпстера есть как минимум две “устойчивые” группы каменщиков. У 35% нанятых каменщиков ставка —  чуть меньше, чуть больше, или строго 24 пенса в день. У 23% каменщиков — ставка также расположена “вблизи” 30 пенсов. В обеих группах у Кемпстера хватает постоянных сотрудников.  Менее высокооплачиваемые каменщики, при этом, не так уж часто покидают стройку, не демонстрируют большей «текучки».

Другим каменщикам выплачивали зарплату, «рассеянную» около этих двух модальных вершин, 24 и 30 пенсов. Видимо, эти вершины отражали разницу в квалификации каменщиков, и вокруг которых строилась многоуровневая оплата труда.

График 4.  Распределение дневных зарплат, которые Кемпстер выплачивал каменщикам, мастерам и рабочим, с октября 1700-го по октябрь 1701-го

 

График 5.  Распределение дневных зарплат, которые Кемпстер выплачивал каменщикам, мастерам и рабочим, с октября 1700-го года по октябрь 1701-го, в процентах

Мы можем проследить трудовой путь некоторых работников, чьи имена есть в бухгалтерских книгах Кемпстера. Чаще всего удается проследить трудовую биографию самых опытных и высокооплачиваемых специалистов.

Ричард Ричардс, возглавлявший список «нанятых каменщиков» в отчетах за июль 1708 года, был свободным человеком, freeman, гильдии каменщиков (Masons’ Company). Упоминание о Ричардсе в записях собора Святого Павла есть еще за сентябрь 1694 года. Ричардс работал тогда в команде Кристофера Кемпстера, отца Уильяма Кемпстера. Джозеф Смит, чье имя стояло после Ричардса в июльском списке каменщиков Кемпстера, также работал над собором в 1694-м году, как и Томас Аллен. Ричардс и Смит получали по 30 пенсов в день во всех счетах за 1708-й год. А вот Аллен за тот же год ни разу не получал больше 28 пенсов.

По крайней мере трое из каменщиков, работавших на Кемпстера в 1701-м - среди них один из самых высокооплачиваемых работников, с зарплатой в 36 пенсов в неделю, у двух других 32 и 28, соответственно - были зарегистрированы, как ищущие работу в списках «Masons’ Company» в 1694 году. Предположу, что к 1701-му году они накопили некоторое количество опыта, за использование которого и получали высокие зарплаты[87].

Как я отметила чуть выше, работы, к которым привлекали людей Кемпстера, требовали высокой квалификации. В некоторых случаях даже и исключительной квалификации. На Графике 6 я привела дневные заработки работников, которые вырезали колонны западной стороны (West front) собора Святого Павла, которые мы видим по сей день.

Работу над западной стороной разделили, двумя договорами, между Кемпстером и Самуэлем Фулксом, другим подрядчиком, любимчиком Кристофера Рена. Работа над колоннами и западной стороной собора считалась престижной — и очень сложной. В бухгалтерской книге Кемпстера записи о работе над фронтом, «учет времени каменщиков, отработавших на колоннах», вынесены на отдельные листы и тщательно заполнены. 

Но вряд ли сложные работы можно назвать типичными. По распределению зарплат, типовой средний дневной заработок для каменщика на строительной площадке составлял около 26 пенсов в день. И, конечно, сильно зависел от опыта и навыков.

Еще раз отметим, что подрядчики-каменщики на строительстве над собором Святого Павла, и высокие зарплаты в их записях - 30-36 пенсов за день - включали квалифицированных резчиков по камню и работников с узкой специализацией, которые занимались сложными по конструкции лестницами и переходами.

График 6. Распределение зарплат среди работников Кемпстера, «учет времени каменщиков, отработавших на колоннах», в 1708-м году

Из сохранившихся счетов в архивах собора Святого Павла мы знаем, что на одного нанятого Кемпстером специалиста - в поданых им счетах - приходилось 2 шиллинга 6 пенсов, или 30 пенсов дневной ставки. Эту ставку Элизабет Гилбой взяла для статистики и временных рядов. И эту ставку  комиссия по восстановлению Лондона фиксировала в своих записях с 1675 года[88]. Но мы также знаем из временных рядов Болтона, что многие ставки в Лондоне в то время были выше. Во временных рядах Болтона, для периода с 1700-го по 1710-й, есть дневные ставки размером от 30 до 42 пенсов в день. В данных Боултона после 1691 нет записей о ставках ниже 30 пенсов для  мастеров-строителей. Аналогично, для неквалифицированных рабочих после 1700-го существует только одно наблюдение о зарплате ниже 21 пенса в день.

Тем не менее, дневная ставка на строительстве Святого Павла, для рабочих, которых клерки собора нанимали лично и которым платили напрямую, без посредников - записи о таком найме и выплатах сохранились - составляла 16 и 18 пенсов в день.

В Боултоновских временных рядах, если построить график, между 1670 и 1720 дневные зарплаты рабочих и мастеров явственно растут. У мастеров, для примера, рост составил с 18 до 32 пенсов.

Показатели из собора Святого Павла за то же время стабильны — 30 пенсов мастерам, из счетов подрядчиков, за все время.

В Таблице 3 показано расхождение данных из записей Кемпстера с данными у Боултона, с использованием средних дневных тарифов Кемпстера, 26 пенсов мастерам, и средних значений собора Святого Павла — 17 пенсов в день для рабочих[89].

Таблица 3. Расхождение между временными рядами данных, составленных Боултоном, и записями Кемпстера о дневных зарплатах

 

Год

Зарплата мастеров у Болтона

 

Зарплата мастеров у Кемпстера

 

Расхождение, %

Зарплата рабочих у Боултона

Зарплата рабочих у Кемпстера

Расхождение, %

1700

31.5

26

-17.4

24

17

-29.1

 

1701

32

26

-18.75

24

17

-29.1

1702

36

26

-27.7

24

17

-29.1

1705

34

26

-23.5

25

17

-32

1706

32

26

-18.75

26

17

-34.6

1707

32

26

-18.75

26

17

-34.6

1708

31

26

-16.1

25

17

-32

Средние значения

 

32.8

26

-20.8

25

17

-32

  Источники: см. выше и Boulton, «Wage Labour», pp. 288-89.

Есть и другие свидетельства, ставящие под сомнение корректность существующей статистики по зарплатам. Бридж Хаус, Лондонский мост — единственное ведомство, у которого сохранились записи, длящиеся до середины XIX века, о зарплатах работников. Работников, которых нанимали представители самого Бридж Хауса[90]. Зарплаты в записях Бридж Хауса — это сложная комбинация дневных ставок и ставок за переработки. Если разобраться в этой комбинации, то мы все равно получим, что зарплаты окажутся ниже, и значительно, чем в работах Гилбой или Шварца.

На графике 7 представлено распределение зарплат для мастеров в 1661 году, оплата 6 дней с переработками в неделю. Среднее значение — 25,37 пенсов за день с переработками. Без переработок средняя заработная плата в день составила бы 19,78 пенсов. Переработки были непредсказуемы. Рабочим выплачивали 7 шиллингов в неделю за шестидневную рабочую неделю с переработками в этот период.

Десятилетия до 1737 года многие плотники и рабочие работали с постоянными переработками. Плотники-мастера зарабатывали 18 пенсов за день с переработками, и, в среднем, если учесть часы переработки, работали все семь дней в неделю.  Их эквивалентная дневная зарплата составила бы 21 пенс. Рабочие зарабатывали половину этой ставки.

Низкая оплата в Бридж Хаус сохранялась долго. Уильяму Уилмору, мастеру (master Land Carpenter) по-прежнему платил 16 шиллингов в неделю, или 32 пенса в день, в 1788-м[91]. Средняя заработная плата рабочих в день в течение 1750-х и 60-х годов составляла от 11 до 12 пенсов[92].

График 7. Распределение зарплат рабочих, нанятых управлением Лондонского моста - плотников, каменщиков-кирпичников, каменщиков, с учетом переработок

В источниках по частному домостроению, в печатных руководствах обсуждаемого периода — мы также находим более низкие зарплаты, чем в используемой сейчас статистике, во временных рядах.

Дороти Джордж, частный застройщик, платил каменщикам 30 пенсов в день, в 1775[93]. В «William Pain's Builders companion» 1761 года, руководстве для клиента строителей-джентльменов, сообщается о нескольких дневных ставках зарплат. Ставка, указанная во временных рядах Гилбой, в справочнике есть — и она указана, как самая высокая. Ближайшая ставка заработной платы ниже на двадцать процентов[94]. В «Руководстве по выбору карьеры» для юных джентльменов 1774-го года издания, дневная ставка  подмастерьев на стройке указана, как половина королевского шиллинга, что на 20 процентов ниже, чем у Гилбой[95].

Подытожим. Тщательное изучение архивных данных показывает, что реальные зарплаты в строительстве, за период 1650-1800-х годов, были минимум на двадцать процентов ниже, чем используемые сейчас временные ряды данных, во многих современных академических работах. 

Некоторые авторы, изучавшие историю строительства в девятнадцатом веке, нашли, что 20-процентная надбавка подрядчиков в счетах применима ко всем ставкам заработной платы[96]. Не удивительно, что в XVIII веке строительная индустрия мало отличалась нравами от потомков.

VII

Работала ли выявленная нами модель заключения договоров, учета рисков и выплат зарплат где-нибудь еше, в других регионах Англии? Не везде. Судя по исследованию Вудворда о Северной Англии, обсуждение договоров там резко отличалось, по масштабу, ценам и условиям, от Лондона. Что насчет заработной платы в Южной Англии?

Представленные ниже временные ряды — совокупность данных, которые найдены в местных источниках. Данные этих временных рядов очень похожи на Лондонские. Их свели вместе и рассчитали Фелпс Браун и Шейла Хопкинс, по данным Торольда Роджерса, до 1700 года. Данные за 1730-1810-е экстраполированы из  работы Гилбой, для Мейдстоуна, города юго-восточнее Лондона. Браун и Хопкинс подчеркивают, что Роджерс брал для расчетов самую высокую заработную плату и что его временные ряды основаны на довольно ограниченном количестве наблюдений[97]

Значимая часть провинциальных данных Роджера взята из ограниченного набора источников, из архивов колледжей Оксфорда и Кембриджа. Строительные  проекты здесь по масштабу и сложности не уступали Лондону. И многие имена, из местных записей — те же люди, что работали и в Лондоне. Сэр Кристофер Рен отвечал за большую часть архитектурных решений — и привлекал уже знакомых нам подрядчиков[98].

В архивах New College сохранились записи, которые позволяют создать один из самых длительных и детальных временных рядов данных, которые сейчас доступны ученым. Изучение этих записей, изучение сохранившихся счетов и ваучеров - их Торольд Роджерс использовал при написании своих работ о зарплатах - показывает, что прямой найм рабочих перестали практиковать в Оксфорде уже после 1600 года. Судя по ваучерам, контрактная система, используемая в крупных и малых строительных проектах в Оксфорде, была почти идентична Лондонской.

Для примера возьмем ваучеры New College на имя Джона Дауда, подрядчика-каменщика. Ваучеры с его именем датированы 1690-ми годами. Выставленные им счета оформлены примерно в том же формате, что и счета из Лондона. Каменщики, в записях также называемые «его людьми», получают по 1 шиллингу и 6 пенсов в день в 1690 году. Рабочие и другие лица получают за день по шиллингу[99]. Аналогично, в 1707 году счет на работу каменщиков, которые ремонтировали и заменяли стены в саду, выравнивали кладку во дворах колледжа, выставлен на сумму в 18 шиллингов за 16 дней, в пересчете на одного человека[100].

Во многих провинциальных счетах зачастую нет дневных ставок вообще, только стоимость всего договора. В 1740 году колледж получил бюджет в 25 фунтов стерлингов на «строительство летнего дома и укладку брусчатки». В счетах работ, которые заказали на этот бюджет, как и в лондонских счетах, нет перевозок, инструментов или других накладных расходов.

Таким образом, дневные зарплаты строителей, мастеров и рабочих из Южной Англии сформированы в рамках одной и той же контрактной системы, используемой и в Лондоне. Поэтому к данным о зарплатах в Южной Англии нужно применять тот же “дефлятор” стоимости подрядчиков. Так мы учтем премию подрядчиков на капитал - быть может, чуть меньшую, чем в столице - и получим реальные зарплаты.

Если говорить более глобально, то обновленные сведения позволяют предположить, что зарплаты в Британии не всегда были высоки. Как недавно заметил Уоллис, экономические историки давно расходятся во мнениях о природе труда в Британии[101]. До конца 1990-х годов многие теории роста британской экономики сосредоточивались вокруг идеи низкой заработной плате и гибкого предложения рабочей силы. Высказывались мнения, что из-за высокой заработной платы в исторических Нидерландах не случилось Промышленной революции. Золотой век и высокие зарплаты Голландии обернулись отсутствием быстрого экономического роста. Несогласных с интерпретацией доиндустриальной Британии, как экономики высоких зарплат, было много[102].

Методологические, теоретические и исторические изыскания также поставили вопрос о том, как высокая заработная плата соотносилась ужасающе низким уровнем жизни, со значимостью для семьи кормильца-мужчины, с механизмами принятия решений о замене существующего труда и оборудования их более технологичными видами и формами[103].

График 8. Номинальные дневные зарплаты мастеров, со скорректированными (adjusted) временными рядами для Лондона и Оксфорда, по графику из Allen, 2001. Статистика реальных зарплат для других городов взята из статистики, собранной Алленом, http: //nuffield.ox.ac.uk.

 

График 9. Номинальные дневные зарплаты рабочих, со скорректированными (adjusted) временными рядами для Лондона и Оксфорда, по графику из Allen, 2001. Статистика реальных зарплат для других городов взята из статистики, собранной Алленом, http: //nuffield.ox.ac.uk.

 

 

График 10. Реальные дневные зарплаты мастеров, со скорректированными (adjusted) временными рядами для Лондона и Оксфорда, по графику из Allen, 2001. Статистика реальных зарплат для других городов взята из статистики, собранной Алленом,  http: //nuffield.ox.ac.uk.

Нам надо понять, как выявленная прибыль подрядчиков повлияет на вопрос сравнения временных рядов заработной платы для всех стран Европы. Поскольку, в свете новых доказательств, «историческая проблема» причин Промышленной революции в Великобритании восемнадцатого века вновь встает, во всей красе[104]. Возможно, нам просто нужно снизить наши оценки зарплат для всех временных рядов, что повлияет на наше понимание благосостояния в Европе.

Но найденная в счетах прибыль поставщиков вряд ли влияет на значимость стоимости факторов производства.

Надо также отметить, что некоторые исследования показывают, что система контрактов Лондона и Южной Англии, не работала схожим образом в других местностях или регионах Европы.

Если говорить о Голландии, сведения о зарплате, на которые опирается Аллен по Амстердаму, взяты из работы де Фриса и ван дер Воуде 1997 года[105]. Их цифры, фактически, относятся к западу Голландской Республики, включая внутренние районы. Поэтому, возможно, что зарплаты для Амстердама даже занижены[106]. В отличие от Лондона, голландские источники — осевшие в архивах документы из адмиралтейских корабельных причалов, канатных дворов, дренажных служб, которые поддерживали дамбы в рабочем состоянии, общественных служб внутренних районов. В отличие от данных по Лондону, это не престижные церковные проекты. Также, в отличие от английской столицы, строительные рабочие в Амстердаме и на западе Нидерландов получали алкоголь, напитки, иногда и продукты питания на регулярной основе[107]. Другое отличие Амстердамских строительных площадок от Лондона — даже в 1760-х годах здесь по-прежнему практиковали прямой индивидуальный найм ремесленников и рабочих[108].

Дальнейшие исследования в архивах, подобные моему, для Лондона, помогут нам еще лучше понять различия на рынках труда Европы раннего Нового времени[109]. Но уже сейчас можно предположить, что для источников из других городов сперва нужно будет решить схожие источниковедческие задачи. И только потом выполнить новые сравнения.

Так, Маланима в своем труде показывает, что итальянские зарплаты занижены, в предыдущих исследованиях по вопросу[110]. Страсбургские временные ряды зарплат взяты из источника девятнадцатого века, в котором описан не совсем Страсбург. Данные в нем из Мюлуза, сельской местности в 103 километрах к югу от города[111]. Зарплаты из временных рядов для Франции, взятые из новых источников — также выше[112].

Надо изучить и воздействие инфляции серебра на английскую денежно-кредитную политику[113].

Надо продолжить работу и над изучением сохранившихся договоров.

На графиках 8, 9 и 10 я построила графики по пересмотренным временным рядам зарплат для европейских городов. С уточнениями, которые я предлагаю в статье, стоимость труда в Лондоне обогнала прибрежные Нидерланды только после 1785 года. Ко времени, когда инновации и технические изобретения уже вовсю адаптировали в экономике Великобритании.

Зарплаты в английской провинции сравнялись по паритету с Голландской Республикой и того позже, в 1800-м году.

И даже если английские зарплаты в серебре были на треть ниже, чем предполагалось ранее — они по-прежнему значительно превышают заработную плату во многих европейских городских центрах. Но у них больше нет такого огромного перевеса в покупательской способности над Амстердамом, Парижем, или Антверпеном. Цифры заработной платы больше не дают четкого объяснения английского развития и расхождения с Северо-Западной Европой[114].

Дешевые цены на энергию, на английский уголь, при этом пока неизменны.

В исследованиях зарплат в долгосрочной перспективе мало внимания уделяли организациям и агентам, конкретным рабочим процессам[115]. Недостаточное внимание к контрактной системе в английской строительной отрасли, к механизмам распределения финансовых рисков на крупных строительных проектах, привело к ошибочным представлениям о взаимосвязи между капиталом и трудом. Что, в свою очередь, привело к завышению зарплат рабочих, к искажению взглядов на их благосостояние, на рынок труда и на стимулы для инвестиций в экономике, в целом.

Зарплаты, которые получали работники, были результатом переговоров между подрядчиками и ведомствами. Эти переговоры, последующий учет рисков, значили для реальных доходов рабочих больше, чем их собственные переговоры с работодателями о стоимости труда.

В восемнадцатом веке такая практика переговоров между  «сильными мира сего»  была типичной для многих рыночных отраслей Лондона. Рабочие процессы здесь формировались в рамках системы субподрядов и заочных договоренностей. И дальнейшие исследования желательно направить на анализ разницы между лондонским рынком труда, его структурами и зарплатами, и рынками труда в других европейских регионах[116].

В статье я доказала, что существующие представления и статистика о лондонских зарплатах раннего Нового времени не слишком точна. По изученным мною источникам, зарплаты строительных рабочих, обсуждаемые в экономической литературе, зависели от договоренностей в двух институтах — поставщиков и крупных ведомств. Зарплаты в те годы — лишь часть системы бизнес-циклов и распределения финансовых рисков. И выявленные доказательства показывают, что зарплаты в строительной отрасли минимум на 20 процентов ниже, чем предполагалось ранее.

В статье я также привожу свидетельства варьирования реальных зарплат работников, в зависимости от их квалификации.

Полученные результаты показывают, что для лучшего понимания экономической истории нам нужны новые исследования рынков труда и реальных зарплат в разных регионах Англии и Европы. Если мы хотим использовать зарплату, как аргумент в дискуссии о значимости цен на факторы производства, об уровне жизни - или о чем-то еще - нам нужно понимать, как выстраивались рабочие процессы в институтах, нанимающих рабочих, выплачивающих зарплаты. И только тогда мы сможем лучше понять уровень реальных зарплат и благосостояния населения.

Приложение:

Источники по строительным работам в Лондоне, использованные в статье, 1660 – 1800 

Ведомство/

строительная площадка

 

Даты

Тип работ

Тип записей

Архивная легенда

 

Собор Святого Павла

 

1660-1720-е годы

 

Исключительные по сложности,

перестройка

собор по проекту Рена

 

Счета;

 

Книги расписок;

 

Подневные счета;

 

Коллекции комиссионных и minutes books записей

 

 

LMA

 

CLC/313/I/B/003/MSS25473/19 - 43

 CLC/313/I/E/005/MS25485/003,8,9

 

Церковь Святого Иакова на Гарлик Хилл, Церковь Святого Павла, Вордсворт Авеню

 

1700-1708

 

Личные бухгалтерские книги Кристофера Кемпстера, подрядчика

 

 

 

TNA PRO C106/145

 

Гринвич госпиталь

 

1698-1709

 

Исключительные. Строительство морского госпиталя

 

 

Minutes books и счета

 

TNA ADM 67/2 and 4

 

Гринвич госпиталь

 

 

“ “

 

Счета из бухгалтерских книг Эдварда Стронга

 

 

LMA CLC/B/227/MS00233

 

Вестминстерское аббатство

 

1700-1780-е

 

Исключительны, за 1712-1722-е, под руководством Кристофера Рена. После 1722-го - типовые работы

 

 

Счета от подрядчиков;

 

За 1712-1722-е записи счетов Fabric Committee

 

Westminster Abbey Muniments. Cat no’s 34513, 35417, 35418

 

Миддл-Темпл

 

1600-1780-е

 

Типовые работы и улучшения помещений и зданий

 

Казначейские счета;

 

Счета от поставщиков

ACCVOUBI, MT.2/TUT

 

MT2 / TRB/ No 5

 

MT2/TOT/3/2 и схожие

 

 

Офис королевских работ (OKW

 

1660-1800

 

Типовые и исключительные работы

 

Счета и месячные счета, детализированные данными из счетов поставщиков по всем площадкам

 

 

TNA WORK 5 /1 to 88

 

Бридж Хаус

 

1660-1800

 

 

Типовые

 

 

CLA/007/FN/04/09 – 21

 

CLA/007/FN/03/021 to 29

 

 

Вестминстерский мост

 

1739-44

 

Исключительные

 

 

Договора и счета подрядчиков, а также другие документы

 

 

TNA WORKS 5/ 194,5, 6, 7,8

 

 

Лондон, разные стройки

 

1660-1780-е

 

Типовые и исключительные

 

 

COL/SJ/09/02, 3, 4, 5, 6, 10.

 

COL/SJ/OF/05/173.

 

COL/SP/05/073.

 

Счета приходов городских церквей

 

1650-1770-е

 

Типовые

 

Показатели из записей надзирателей.

 

Редкие сохранившиеся счета с дневными ставками

 

St Botolph Aldgate, St Clement Danes, бухгалтерские книги с 1690-х по 1770-е, проверены онлайн по работе Tim Hitchcock, Robert Shoemaker, Sharon Howard and Jamie McLaughlin, et al., London Lives, 1690-1800 (www.londonlives.org, version 1.1, дата обращения 24 апреля 2012).

 

 

Городские церкви

 

1670-е

 

Исключительные

 

 

CLC/313/J/018/MS25541/003,4

 

 

Архивные источники

  • LSE Archive, Beveridge Price History D: 3/4/5; E: 7b/8/9/10/24a/25; F: 1/8/9.
  • LMA COL CC MRK /02/01.
  • TNA WORKS 5 /56, Abstracts of accounts 1709 – 26.
  • LMA CLC, MS00233.
  • CLC/313/I/B/014/MS25483/001.
  • MT2/TOT/3/2.
  • Westminster Abbey Muniments 34513, 36156, 34514, 34518.
  • TNA WORK 5/146-166.
  • CLA/007/FN/03/25.
  • New College Oxford archives vouchers 11367, and 11368 1690 – 92.
  • New College Oxford archives vouchers 11372.

Библиография

  • Addis, B. Building: 3,000 Years of Design, Engineering and Construction. London, , 2007.
  • Allen, R. С. The British Industrial Revolution in Global Perspective, New Approaches to Economic and Social History. Cambridge ; New York, 2009.
  • ———. The Great Divergence in European Wages and Prices from the Middle Ages to the First World War. Explorations in Economic History 38 (2001), pp. 411-447.
  • ———. Why the Industrial Revolution Was British: Commerce, Induced Invention, and the Scientific Revolution. Economic History Review 64, no. 2 (2011), pp. 357-384.
  • Beveridge, W. H. B. Prices and Wages in England: From the Twelfth to the Nineteenth Century, Vol.1, Price Tables: Mercantile Era, 1st edn, 1965.
  • Boulton, J. Wage Labour in Seventeenth-Century London. The Economic History Review 49, no. 2, 1996, pp. 268-290.
  • Bowley, A. L. Wages in the United Kingdom in the Nineteenth Century: Notes for the Use of Students of Social and Economic Questions. Cambridge, 1900.
  •  Brett-James, N. G. The Growth of Stuart London. 1935.
  •  Broadberry, S. and Gupta, B. The Early Modern Great Divergence: Wages, Prices and Economic Development in Europe and Asia, 1500-1800. Economic History Review 59, no. 1, 2006, pp. 2-31.
  • Brown, E. H. P. and Hopkins, S. V. Seven Centuries of Building Wages. Economica 22, no. 87, 1955, pp. 195-206.
  • Campbell, J. W. P., Building St Paul's. London, 2007.
  • Campbell, J. W. P. The Finances of the Carpenter in England 1660-1710: A Case Study on the Implications of the Change from Craft to Designer-Based Construction, in S. Cavaciocchi ed., L’edilizia, Prima Della Rivoluzione Industriale. Secc.Xiii-Xviii, 2005, pp. 313-346.
  • Campbell, J. W. P. Building a Fortune: The Finances of the Stonemasons Working on the Rebuilding of St Paul’s Cathedral 1675-1720. Proceedings of the Third International Congress on Construction History, 2009. 
  • Clark, G. The Condition of the Working Class in England, 1209–2004. Journal of Political Economy 113, no. 6, 2005, pp. 1307-1340.
  • Colvin, H. M. A Biographical Dictionary of English Architects, 1660-1840. London, 1954.
  • Colvin, H. M., Mordaunt Crook, J., Downes, K. Great Britain. Department of the Environment and Great Britain. Ministry of Public Building and Works. The History of the King's Works, Volume 5, 1660-1782. 6 vols. London, 1976.
  • Dobson, C. R. Masters and Journeymen: A Prehistory of Industrial Relations, 1717-1800, Croom Helm Social History Series. London, 1980.
  • George, M. D. London Life in the XVIIIth Century. London, 1925.
  • Gilboy, E. Demand as a Factor in the Industrial Revolution, in Facts and Factors in Economic History. Articles by Former Students of Edwin Frances Gray. Cambridge, Mass, 1932.
  • ———. Wages in Eighteenth Century England. Cambridge, 1934.
  • Grassby, R. The Rate of Profit in Seventeenth-Century England. The English Historical Review 84, no. 333, 1969, pp. 721-751.
  • Hudson, P. The Industrial Revolution, Reading History. London, 1992.
  • Humphries, J. The Lure of Aggregates and the Pitfalls of the Patriarchal Perspective: A Critique of the High Wage Economy Interpretation of the British Industrial Revolution. The Economic History Review 66, no. 3, 2013, pp. 693-714.
  • Kelly, M. and Ó Gráda, C. Ready for Revolution? The English Economy before 1800. UCD Centre for Economic Research Working Paper Series; WP14/18, 2014.
  • Knoop, D. and Jones, G. The London Mason in the 17th Century. Ars Quartuor Coronatorum, LVIII, part I,1935.
  •  Lang, J. Rebuilding St. Paul's after the Great Fire of London. London; New York; Toronto 1956.
  • Latham, M. '‘The City Has Been Wronged and Abused!’’: Institutional Corruption in the Eighteenth Century. The Economic History Review, 2015. pp. n/a-n/a.
  • Lewis, W. A. Economic Development with Unlimited Supplies of Labour. Manchester School 22, no. 2, 1954, pp. 139-191.
  • Malanima, P. When Did England Overtake Italy? Medieval and Early Modern Divergence in Prices and Wages. European Review of Economic History 17, no. 1, 2013, pp. 45-70.
  • McKellar, E. The Birth of Modern London. Manchester University Press, 1999.
  • Mobus, M. Surviving Late Payments: Strategies of Christopher Wren's Masons from Burford, in Proceedings of the first Conference of the Construction History Society 1, no. 1, (2014, pp. 273 - 279.
  • Mokyr, J. Dear Labor, Cheap Labor, and the Industrial Revolution, in P. L. R. Higonnet, H. Rosovsky and D. S. Landes eds., Favorites of Fortune: Technology, Growth, and Economic Development since the Industrial Revolution. Cambridge, Mass, 1991.
  • ———. The Enlightened Economy: An Economic History of Britain, 1700-1850. The New Economic History of Britain. New Haven, 2009.
  • N.J Mayhew. By Weight or Number? The International Comparison of Prices and Wages, in Paper given at The Institute of Historical Research, June 19th, 2015.
  • Nef, J. U. The Rise of the British Coal Industry. London, 1932.
  • Nisbet, J. A Proper Price. London, 1997.
  • Pollard, S. The Genesis of Modern Management: A Study of the Industrial Revolution in Great Britain. London, 1965.
  • Powell, C. G. An Economic History of the British Building Industry 1815-1979. London, 1980.
  • Rappaport, S. L. Worlds within Worlds: The Structures of Life in Sixteenth-Century London. Cambridge Studies in Population, Economy, and Society in Past Time. Cambridge, 1988.
  • Reddaway, T. F. The Rebuilding of London after the Great Fire. London, 1951.
  • Rogers, J. E. T. A History of Agriculture and Prices in England: 1259-1793. Oxford, 1866.
  • Rudé, G. F. E. Hanoverian London 1714-1808, History of London. London, 1971.
  • Schwarz, L. London in the Age of Industrialisation: Entrepreneurs, Labour Force, and Living Conditions, 1700-1850. Cambridge Studies in Population, Economy, and Society in Past Time. Cambridge England; New York, 1992.
  • ———. Custom, Wages and Workload in England During Industrialization. Past and Present, 197, 2007, pp. 143-176.
  • Schwarz, L. D. The Standard of Living in the Long Run: London, 1700-1860. The Economic History Review 38, no. 1, 1985, pp. 24-41.
  • Summerson, J. N. Georgian London. London, 1945.
  • Van Lottum, J. Labour Migration and Economic Performance: London and the Randstad, C. 1600- 1800. The Economic History Review 64, no. 2, 2011, p. 531.
  • van Zanden, J. L. Wages and the Standard of Living in Europe, 1500–1800, European Review of Economic History 3, no. 02, 1999, pp. 175-197.
  • Wages and Currency: Global Comparisons from Antiquity to the Twentieth Century. Edited by J. Lucassen. Bern, Switerzland,New York, 2007.
  • Wallis, P. Labour Markets and Training, in R. Floud, J. Humphries and P. Johnson eds., Economic History of Modern Britain, First edition. edn., 2014, pp. 178-210.
  • Woodward, D. Men at Work: Labourers and Building Craftsmen in the Towns of Northern England, 1450-1750, 1995.

[1] Первые данные по зарплатам строительных мастеров и других работников в Англии с 1650 по 1800 годы были собраны: Джеймсом Эдвином Торольдом Роджерсом, в работе «A History of Agriculture and Prices in England: 1259-1793» (Oxford: 1866); Элизабет Гилбой, в работе «Wages in Eighteenth Century England» (Cambridge: Harvard University Press, 1934); Артуром Л. Боули, «Wages in the United Kingdom in the Nineteenth Century: Notes for the Use of Students of Social and Economic Questions» (Cambridge: University press, 1900); Уильямом Генри Бевериджем, «Prices and Wages in England: From the Twelfth to the Nineteenth Century / Vol.1, Price Tables: Mercantile Era, 1st ed.» (Cass.,1965). Для дебатов о зарплатах и жизненных стандартах важное значение играет работа Чарльза Фейнштейна 2001-го года «Pessimism Perpetuated: Real Wages and the Standard of Living in Britain During and after the Industrial Revolution», опубликованная в The Journal of Economic History 58, no. 3 (1998), pp. 625-658.

[2] О Британии, как об экономике высоких зарплат см. Яна Лютена ван Зандена, «Wages and the Standard of Living in Europe, 1500–1800», European Review of Economic History 3, no. 02 (1999); Стивена Бродберри и Бишнуприя Гупта «The Early Modern Great Divergence: Wages, Prices and Economic Development in Europe and Asia, 1500-1800», Economic History Review 59, no. 1 (2006); ключевая для этой теоретической  концепции работа — монография Роберта Аллена «The British Industrial Revolution in Global Perspective, New Approaches to Economic and Social History» (Cambridge; New York: Cambridge University Press, 2009) и его же статья «Why the Industrial Revolution Was British: Commerce, Induced Invention, and the Scientific Revolution», Economic History Review 64, no. 2 (2011).

[3] Концепции «развития человеческого капитала» придерживаются многие авторы:  Элизабет Гилбой, «Demand as a Factor in the Industrial Revolution», в «Facts and Factors in Economic History. Articles by Former Students of Edwin Frances Gray» (Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1932); Джоэль Мокир, «The Enlightened Economy: An Economic History of Britain, 1700-1850 (The New Economic History of Britain)» (New Haven: Yale University Press, 2009); Морган Келли и Кормак О’Града, «Ready for Revolution? The English Economy before 1800», UCD Centre for Economic Research Working Paper Series; WP14/18 (2014).

[4] Jane Humphries, «The Lure of Aggregates and the Pitfalls of the Patriarchal Perspective: A Critique of the High Wage Economy Interpretation of the British Industrial Revolution» (The Economic History Review 66, no. 3, 2013,.p.697).

[5] Грегори Кларк в статье «The Condition of the Working Class in England, 1209–2004», Journal of Political Economy 113, no. 6 (2005).p. 1321, также утверждал, что зарплаты из исторических источников до 1815 года нельзя брать напрямую. Необходимо учитывать накладные расходы по контрактам. Но сам Кларк оценил эти расходы не более, чем в 10 процентов от суммы контракта. Также отмечу, что источники по сельскому хозяйству, архив Лондонской Школы Экономики (Beveridge, Prices and Wages in England, LSE Archive, Beveridge Price History D:3/4/5, E: 7b/8/9/10/24a/25 F:1/8/9),  которые использовал Кларк, содержат записи, где смешаны прямые и контрактные цены (о последних чуть ниже).

[6]  Gilboy, «Wages in Eighteenth Century England».

[7] Там же, страница 13 и приложения к статье. Эту однородность можно толковать, как отражение типовых практик оплаты труда. См., например, статью Leonard Schwarz, «Custom, Wages and Workload in England During Industrialization«, Past and Present 197 (2007), p.151.

[8] Jeremy Boulton, «Wage Labour in Seventeenth-Century London», The Economic History Review 49, no. 2 (1996). L. D. Schwarz, «The Standard of Living in the Long Run: London, 1700-1860», The Economic History Review 38, no. 1 (1985).

[9] Steve Lee Rappaport, «Worlds within Worlds: The Structures of Life in Sixteenth-Century London», Cambridge Studies in Population, Economy, and Society in Past Time (Cambridge: Cambridge University Press, 1988).

[10] Gilboy, «Wages in Eighteenth Century England»; Schwarz, «The Standard of Living in the Long Run: London, 1700-1860»; Boulton, «Wage Labour in Seventeenth-Century London». Последующие статьи и книги по зарплатам опираются именно на эти работы. Роберт Аллен в «The Great Divergence in European Wages and Prices from the Middle Ages to the First World Wa», Explorations in Economic History 38 (2001) взял данные из Шварца (1985), Болтона (1996), Гилбой (1934) для Лондона, и данные Фелпса Браунса и Шейлы Хопкинс для Юго-восточной Англии. Фелпс Браун и Шейла Хопкинс в статье «Seven Centuries of Building Wages» используют данные Гилбой (1934) и Роджерса (1866). Ван Занден в «Wages and the Standard of Living in Europe, 1500–1800» (1999) использует Чартреса (1986), который, в свою очередь, использует Гилбой (1934). Бродберри и Гупта (2006) в «The Early Modern Great Divergence: Wages, Prices and Economic Development in Europe and Asia, 1500-1800» используют Гилбой (1934) и Аллена (2001). Ботхэм и Хант в «Wages in Britain during the industrial revolution» (1987) используют Гилбой (1934) и ссылаются на Шварца (1985). Линдерт и Уильямсон в «English Workers' Living Standards during the Industrial Revolution: A New Look» (1983) используют Гилбой (1934). Фейнштейн в «Pessimism Perpetuated: Real Wages and the Standard of Living in Britain during and after the Industrial Revolution» (1998) использует и Шварца, и Гилбой. И, наконец,  Дин и Коул (1959) также используют данные Гилбой.

[11] Если говорить о немногочисленных исключениях, — в статистике, которую опубликовал Хатчинс в 1900-м году (Hutchins, B. L., «Notes towards the history of London wages», Economic Journal, 10, 37, 1900, pp. 103–4.), использованы данные из Офиса королевских работ, отчеты по работам над лондонским Тауэром. Исследователи редко обращались к этим данным. Во временных рядах Хатчинса показана большая вариативность в дневных ставках рабочих, нежели чем у Гилбой. Временной ряд данных, созданный Чартресом в 1996-м году, для изучения Лондонского потребления, построен, как скользящая средняя от цифр Гилбой после 1700-го года, и от цифр Роджерса, который привел данные для многих лет, до 1700-го года.

[12] Bowley, «Wages in the United Kingdom in the Nineteenth Century», p.58-9.

[13] Knoop &. Jones, «The London Mason in the Seventeenth Century», p.19.

[14] Там же, p. 5 и Примечание 14.

[15] N.G. Brett James. «The growth of Stuart London», London & Middlesex Archaeological Society, 1935, p.509 («estimates 14,000 houses destroyed in fire», p.501).

[16] F. Sheppard, V. Belcher, P. Cottrell. «The Middlesex and Yorkshire deeds registries and the study of building fluctuations», The London Journal 1979; 5(2), pp. 176-217.

[17] E McKellar, «The Birth of Modern London» (Manchester University Press: 1999).pp.81- 110. J.N Summerson, «Georgian London», pp. 62 – 65.

[18] T. F. Reddaway, «The Rebuilding of London after the Great Fire», London: E. Arnold, 1951, pp.112-115.

[19] Douglas Knoop and G. Jones, «The London Mason in the 17th Century», Ars Quartuor Coronatorum LVIII part i 1935 (1935), p.45. Оба родом из Оксфордшира. Стронг строил Гринвич Госпиталь, Кемпстер — Башню Тома в церкви Христа в Оксфорде. Оба совместно работали над церковью Святого Стефана на Уолбрук, и оба были крупными подрядчиками в работах над собором Святого Павла.

[20] Douglas Knoop, G Jones, «The London Mason’s Company», Worshipful Company of Masons 1939.

[21] Также см. J. Campbell, «The Finances of the Carpenter in England», p.322, примечание 54, и Knoop & Jones, «London Mason», приложения A, B, C.

[22] M. Dorothy George, «London Life in the XVIII’th Century», London: Kegan Paul, Trench & Trubner, 1925, Ch.4. George F. E. Rudé, «Hanoverian London 1714-1808», History of London (London: Secker & Warburg, 1971), C. R. Dobson, «Masters and Journeymen: A Prehistory of Industrial Relations, 1717-1800», Croom Helm Social History Series (London: Croom Helm, 1980), Leonard Schwarz, «London in the Age of Industrialisation : Entrepreneurs, Labour Force, and Living Conditions, 1700-1850», Cambridge Studies in Population, Economy, and Society in Past Time (Cambridge England; New York: Cambridge University Press, 1992) для более поздних веков.

[23] По грубой оценке, строительство жилых домов составляло около 87% от всего строительного сектора до 1710 года. Частные дома стоили тогда, в среднем, около 300 фунтов. Общие расходы ведомственных учреждений на церкви и крупные проекты, на пятьдесят церквей и собор Святого Павла до 1710-го года составили, в совокупности, £1,2 миллиона. К ним я добавила £0,2 миллиона для других крупных проектов с противоречивыми данными, или без учета стоимости (например — здание Таможни, Бетлхем, доки и пристани флота, дом Монтегю и т. д.).

[24] Knoop & Jones (1935) утверждали, что здание Банкетинг-Хауса близ Уайтхолла стало последним значимым проектом с индивидуальным наймом рабочих.

[25] Эти записи - о работе команды каменщиков, строивших «садовую» стену. Дневные ставки, как и было сказано, идентичны данным Болтона. MT2/TOT/3/2.

[26] TNA WORK 5/1. Контракты, начиная с 1668-го: TNAWORK5/11.

[27] John Newenham Summerson, «Georgian London» (London: Pleiades Books, 1945), Chapter 1; N. G. Brett-James, «The Growth of Stuart London» (1935); John Schofield, «The Building of London. From the Conquest to the Great Fire» (1984).

[28] Howard Montagu Colvin, «A Biographical Dictionary of English Architects, 1660-1840» (London: Murray, 1954).Introduction.

[29] Экспериментальные работы Рена и Роберта Гука хорошо задокументированы. Summerson, «The Classical Language of Architecture». См. также «Bill Addis, Building: 3,000 Years of Design, Engineering and Construction» (London, : Phaidon 2007). Ch.4.

[30] Colvin, «A Biographical Dictionary of English Architects, 1660-1840«», Введение.

[31] Donald Woodward, «Men at Work : Labourers and Building Craftsmen in the Towns of Northern England, 1450-1750» (Cambridge University Press, 1995).

[32] JWP Campbell, «Building St Paul's» (London: Thames & Hudson, 2007), pp. 75 – 79.

[33] К примеру, Эдвард Тафнелл, указанный в счетах Вестминстерского аббатства каменщиком, в счете 1712 года включал в оплату дневную ставку в 16 пенсов «за мое пребывание». Такая дополнительная ставка выставлена для небольшого или зафиксированного числа дней: Westminster Abbey Muniments, no 34153.

[34] TNA WORKS 5 /56, содержание счетов 1709 – 26.

[35] Davis, «English Foreign Trade 1660 – 1700«», составлено по содержанию нескольких таблиц.

[36]  Campbell, «Building St Paul's» Ch. 9, pp.72-78, также см. Colvin, «A Biographical Dictionary of English Architects, 1660-1840«», p.4

[37] J.W.P. Campbell, «Building a Fortune: The Finances of the Stonemasons Working on the Rebuilding of St Paul’s Cathedral 1675-1720», Proceedings of the Third International Congress on Construction History (2009). Подсчеты Кэмпбелла - это оценки оборота, выручки за всю жизнь, не чистой прибыли. Если бы Стронг заработал прибыль в размере 77 000 фунтов стерлингов, то его обороты были бы еще выше указанных здесь, в статье.

[38] Сейчас я работаю над более полным и подробным списком подрядчиков и их оборотов за обсуждаемый период.

[39] Описание процесса сохранилось в: TNA ADM 67/4 - 1696-й год, описание требований Комиссии Гринвич госпиталя к Николасу Хоксмуру, для контракта на услуги каменщиков; Портлендские документы, т. X - назначение подрядчиков в 1710 году, для работ над собором Святого Павла.

[40] Записи обсуждений включают: ADM 67/4 Westminster Abbey Muniments, no 34516+.

[41] См. также «Wren Society, Volume XVI, Contract Book», p.1-51, о комбинации оплаты по дням, по задачам и о других способах расчета. Также см. Jane Lang, «Rebuilding St.Paul's after the Great Fire of London» (London ; New York ; Toronto OUP, 1956), p.81.

[42] Такой пункт есть в другом сохранившемся контракте, см.: LMA CLC, MS00233

[43] Эдвард Стэнтон, один из самых известных городских каменщиков, заключил контракт с Вестминстерским аббатством в 1719 году, после смерти Эдварда Тафнелла. В записи о встрече в 1722-м году, в декабре, он ссылается на бонд в размере 2 000 фунтов стерлингов: Westminster Abbey Muniments 34517.

[44] Так, или иначе, у выполненных договоров мы видим множество дат: приблизительные даты завершения работы подрядчиком и его работниками; дата, когда работа была измерена Клерком; даты, когда работа была одобрена, и дата одобрения комитетами; дата, в которую подрядчику выплачивали деньги. См. Westminster Abbey Muniments, 34513, записи для работ Дикинсона, с датами и согласованиями на договорах.

[45] Campbell, «Seventeenth-Century Bricklayers’ Contracts».

[46] Даже подрядчики на малые заказы и ремесленники, выставлявшие счета церковным приходам - как, например, каменщики, отремонтировавшие стены Миддл-Темпл - оформляли те же самые бумаги и типы векселей. И они также имели значимые дополнительные накладные расходы, о чем далее.

[47] Wren Society, Vol. XIII, p.46-48, и Vol XVI, p. xvi.

[48] См. Mark Latham, «‘The City Has Been Wronged and Abused!’: Institutional Corruption in the Eighteenth Century», The Economic History Review (2015), представленные в статье графики. Зарплата для владельцев мест, каменщиков и столяров, составляла 4 фунта стерлингов в год - а места эти покупали за сотни фунтов.

[49] James W.P. Campbell, «The Finances of the Carpenter in England 1660-1710: A Case Study on the Implications of the Change from Craft to Designer-Based Construction», в L’edilizia Prima Della Rivoluzione Industriale. Secc.Xiii-Xviii, ed. Simonetta Cavaciocchi (Prato: Instituto Internazionale di Storia Economica, 2005).

[50] LMA CLC/B/227/MS00233. Расчеты, по-видимому, ошибочны на 4 пенса. В книгах Стронга есть ряд исправлений.

[51] Westminster Abbey Muniments, Christopher Wren Fabric book, 34513.

[52] Рассчитано по всем счетам из учетной книги Эдварда Стронга, LMA CLC Ms00233.

[53] Данные о фиксировании ставок взяты у Боултона, «Wage Labour in Seventeenth-Century London», p. 277. Боултон также показывает, что диапазон тарифных ставок увеличился с 24 до 36 пенсов в день в 1670-м году, и от 30 до 42 пенсов в день, в 1710-м. Для неквалифицированных рабочих диапазон ставок варьировался от 14 до 24 пенсов в 1670 году, и от 21 до 26 пенсов в 1720-м. Поскольку Боултон отметил только модальные ставки в своих временных рядах, медиана не может быть рассчитана, но диапазон и тренд обеих временных рядов увеличиваются.

[54] Для примера см. Gilboy «Wages in Eighteenth century», pp.254-257, и примечание 1 на странице 13.

[55] Подтверждение торгов ведомств и подрядчиков см. в ADM 67/ 2.

[56] Richard Grassby, «The Rate of Profit in Seventeenth-Century England», The English Historical Review 84, no. 333 (1969).

[57] Campbell, «The Finances of the Carpenter in England 1660-1710: A Case Study on the Implications of the Change from Craft to Designer-Based Construction», pp. 332-339.

[58] Melody Mobus, «Surviving Late Paymments: Strategies of Christopher Wren's Masons from Burford?», Proceedings of the first Conference of the Construction History Society 1, no. 1 (2014). Кредиты - признанная статья расходов для всех коммерсантов раннего Нового времени. См. Pat Hudson, «The Industrial Revolution, Reading History» (London: Arnold, 1992), p.104.

[59] Campbell, «Building St Paul’s», page 67. См. записи о денежных переводах в CLC/313/I/B/014/MS25483/001. Из записей мы знаем, что Собор Святого Павла выплачивал проценты за просрочку платежа свыше 24 месяцев.

[60] Howard Montagu Colvin et al., «The History of the King's Works», Voume 5, 1660 - 1782, 6 vols. (London: Her Majesty's Stationery Office, 1976). «Financial Stress», p.44.

[61] TNA PRO 106/145.

[62] Оценка 10 процентов основана на годовой ставке в 6 процентов. В обсуждаемый период средняя ставка на рынке, у банкиров и ростовщиков, составляла от 6 до 5 процентов. Есть информация о ставке в 8 процентов, которую устанавливали, если заемщик брал два одновременных частных кредита. См.  Quinn, «The Glorious Revolution’s effect», Temin & Voth, «Prometheus Shackled».

[63] Westminster Abbey Muniments, Cat. 34513, 34514, 34518.

[64] Westminster Abbey Muniments, Cat. 34513. Office of Kings Works, TNA WORK 5/146-166. Точно так же в Бридж Хаусе учитывали и заносили в амбарные книги некондиционную древесину для определенных работ, CLA/007/FN/03/25.

[65] LMA, CLC/B/227-175, ранее MS00233.

[66] Middle Temple Archive, MT.6/RBW.

[67] LMA, CLC/B/227-175, ранее MS00233.

[68] См. копию договора в бухгалтерской книге Стронга. LMA, CLC/B/227-175.

[69] James Nisbet, «A Proper Price» (London: Stoke Publications, 1997), p.26.

[70] Westminster Abbey Muniments, 34517.

[71] LMA CLA/007/FN/04/001.

[72] TNA PRO 145/106, также см. Wren Society, Vol XVI. В архивах Wren Society записи о Флетчере появляются с 1706/07.

[73] TNA PRO 145/106; также см. записи по расходу мрамора и учету его разделки, на строительной площадке, в LMA CLC/313/I/B/003/MS25473.

[74] Эдвард Стэнтон содержал помещения в Холборне в конце 1690-х, и, возможно, до 1720-х годов. Мы не знаем точное местоположение офисов других каменщиков. Но мы знаем, что Стэнтон хранил в своем помещении материалы, для дальнейшей отправки на стройплощадки - мрамор для резьбы, пеньку, и другие - для всех своих проектов и заказов. Кемпстер предположительно арендовал помещения на Гарлик-Хилл, пока работал над собором Святого Павла.

[75] BL Ms27587, pp.4 – 5,13, и далее, на p.20.

[76] TNA WORK 6/46, для примера.

[77] BL Ms 27587, p.5.

[78]  См, как указано выше, TNA WORK 6/46, LMA CLA 22-175. (Ms00233)

[79]  Colvin, «A Biographical Dictionary of English Architects, 1660-1840», p11.

[80]  Campbell, «The Finances of the Carpenter in England 1660-1710: A Case Study on the Implications of the Change from Craft to Designer-Based Construction», pp.334 - 339.

[81] Обвинение в мошенничестве - часть сложного конфликта, в котором активно участвовал Кристофер Рен. Дженнингса обвиняли в том, что он не платил своим работникам должным образом. Однако, по мнению Уполномоченных от комитета, Дженнингс не отклонялся от стандартной практики. См. Campbell, «Building...», p.159 и Wren Society, Vol XVI. Труд работников Дженнингса по бухгалтерским книгам собора Святого Павла, по сохранившимся счетам, оценивался в  2 шиллинга 6 пенсов в день, за человека, за период до 1710 года (LMA CLC/313/I/B/303/25473/38, 39, 40 и 41).

[82] Lang, «Rebuilding St.Paul's after the Great Fire of London» pp.80-90. См также Wren Society, Volume XVI, «Frauds and abuses».

[83] Gilboy, «Wages in Eighteenth Century England», page 17.

[84] Книги Кемпстера хранятся в TNA PRO106/145.

[85] В то время королевские верфи могли кредитовать своих сотрудников, по необходимости. Независимые строительные подрядчики такой возможности и доступных денежных средств не имели. См.: Schwarz, «London in the Age of Industrialisation: Entrepreneurs, Labour Force, and Living Conditions, 1700-1850», p.249; Craig Muldrew, «Wages and the problem of monetary scarcity in early modern England», в «Wages and Currency : Global Comparisons from Antiquity to the Twentieth Century», ed. Jan Lucassen. Bern, Switerzland, New York: Peter Lang, 2007.

[86] Ставка, которую получали сотрудники Кемпстера, могла варьироваться от недели к неделе. Поэтому я беру среднее значение для всех записанных ставок, по дням, которые получили работники.

[87] Эти работники — Джон Баркер, Уильям Купер и Дж. Магнус. Баркер в других учетных записях Кемпстера указан резчиком. По данным, приведенным у Кноопа и Джонса я предполагаю, что это тот же Баркер, который ранее, на работах над собором Святого Павла, упомянут, как ученик резчика. Несколько других мужчин, которые появляются в книгах Кемпстера, появляются и в записях городских гильдий и компаний каменщиков: Майкл Рауден, Питер и Ник Абрахамы, Уилл Эш и другие. Хотелось бы подчеркнуть, что значительная часть команды Кемпстера есть в лондонских записях учреждений - многие из них регулярно появляются в бумагах собора Святого Павла, за период 1700-1708 годов. Однако не всех специалистов из записей Кемпстера можно отследить. Вполне вероятно, что подрядчики на крупных проектах использовали мобильный труд, штрейхбрекеров, оплачиваемых по более низким ценам, чем в среднем, по Лондону.

[88] Записи из LMA CLC/313/B/I/25473/40, 41 показывают, что Кемпстер получал по 2 шиллинга и 6 пенсов на каменщика в день.

[89] Основа подсчетов - медианные зарплаты из тех данных, которые ранее использованы для графиков 3 и 6.

[90] В архивах Бридж Хаус есть ссылки на учреждение и поместья, которые реставрировали и которыми управляли представители Бридж Хауса. В круг их задач также входило управление зданиями в конце лондонского боро Саутарк, принадлежавшими городу.

[91] LMA Bridge House Estates CLA/07/FN/03/27 – 29. Как я писала выше, именно по этим данным Боултон писал о низких зарплатах работников Бридж Хауса, на протяжении всего XVII века.

[92] См. LMA CLA /007/FN/04/005, счета зарплат плотников-кровельщиков.

[93] George, «London Life in the Xviiith Century», page 166.

[94] Самая высокая ставка для каменщика, укладчика кирпича - 3 шиллинга в день, на 1761-й. Каменщики и плотники даются только по ставкам за выполненную работу, за отдельные проекты.

[95]  Campbell, «The London Tradesman».

[96] C. G. Powell, «An Economic History of the British Building Industry, 1815-1979». London: The Architectural Press, 1980, p.33.

[97] E. H. Phelps Brown and Sheila V. Hopkins, «Seven Centuries of Building Wages»? Economica 22, no. 87, 1955.

[98] Список источников Роджерса для университетских проектов см. в Colvin, «A Biographical Dictionary».

[99] New College Oxford archives vouchers 11367, и 11368 1690 – 92.

[100] New College Oxford archives vouchers 11372.

[101] Patrick Wallis, «Labour Markets and Training», в Economic History of Modern Britain, ed. Roderick Floud, Jane Humphries, and Paul Johnson. The Cambridge economic history of modern Britain. Volume 1. 1700-1870, 2014, p.189.

[102]  Для лучшего знакомства с критикой см. W. Arthur Lewis, «Economic Development with Unlimited Supplies of Labour», Manchester School 22, no. 2, 1954; Joel Mokyr, «Dear Labor, Cheap Labor, and the Industrial Revolution», in Favorites of Fortune: Technology, Growth, and Economic Development since the Industrial Revolution, ed. Patrice L. R. Higonnet, Henry Rosovsky, and David S. Landes. Cambridge, Mass: Harvard University Press, 1991; McCloskey, «Bourgeois Dignity», chapter 22; Humphries, «The Lure of Aggregates and the Pitfalls of the Patriarchal Perspective: A Critique of the High Wage Economy Interpretation of the British Industrial Revolution».

[103] Mokyr, «The Enlightened Economy: An Economic History of Britain, 1700-1850», pp. 268 – 272. Также см.  Humphries, «The Lure of Aggregates and the Pitfalls of the Patriarchal Perspective: A Critique of the High Wage Economy Interpretation of the British Industrial Revolution», pp. 709-10. Фактор дешевого угля играет значение - несмотря на то, что многие отмечали, что голландцы также могли получить доступ к углю, как, например, Макклоски. McCloskey, и примечание 93 выше по тексту. Также по вопросу транспортировки угля см. John U. Nef, The Rise of the British Coal Industry. London: London : G. Routledge, 1932.

[104] Allen, «The British Industrial Revolution in Global Perspective», p.1.

[105] De Vries, «An Inquiry into the Behaviour of Wages»; Van der Wee, «Prices and Wages as Development Variables».

[106] Данные и числа по Амстердаму взяты из Nusteling, «Welvaart En Werkgelegenheid in Amsterdam, 1540-1860», pp. 252-254; они выше результирующих.

[107] J. de Vries, «The Labour Market», Economic and Social History in the Netherlands, №4, 1992; J. de Vries, «How did Pre-industrial Labour Markets Work?», in George Grantham and Mary MacKinnon, eds., Labour Market Evolution. London, Routledge, 1994, pp. 39-63; J de Vries, «An Employer's Guide to Wages and Working Conditions in the Netherlands, 1450-1850», in Carol Leonard and B.N. Mironov, eds., Hours of Work and Means of Payment: The evolution of conventions in pre-industrial Europe. Eleventh International Economic History Congress, Milan, 1994, pp. 47-64.

[108] Archief van het Stadsfabriekambt en Stadswerken en Stadsgebouwen, inventory number 4.

[109] de Vries, там же, стр. 82. В записях за первую четверть XIX века голландские матросы и британские матросы, ходящие в двух портах, получали одинаковую зарплату. См. также Jelle Van Lottum, «Labour Migration and Economic Performance: London and the Randstad, C. 1600-1800», The Economic History Review 64, no. 2, 2011.

[110]  Paolo Malanima, «When Did England Overtake Italy? Medieval and Early Modern Divergence in Prices and Wages», European Review of Economic History 17, no. 1, 2013.

[111] Charles Auguste Hanauer. 1878. «Études économiques sur l’Alsace ancienne et moderne (denrées et salaires)». Paris: Société industrielle de Mulhouse. 

[112] Global Price and Income History Group, 2015. «Prices, wages and rents in Paris, 1450-1789», http://gpih.ucdavis.edu/Datafilelist.htm; Global Price and Income History Group, 2015. «Prices and wages in various French Towns (non Paris),1450-1789», http://gpih.ucdavis.edu/Datafilelist.htm;

[113]  N.J Mayhew, «By Weight or Number? The International Comparison of Prices and Wages», Paper given at The Institute of Historical Research, June 19th, : IHR, 2015.

[114] Сводная информация о потреблении угля и энергии взята из Mokyr, «Enlightened Economy ...», page 101, 209, и Wrigley, Energy.

[115] Broadberry, «Market Services and the Productivity Race», Введение, страница 6.

[116] См. Sidney Pollard, «The Genesis of Modern Management: A Study of the Industrial Revolution in Great Britain», London: Edward Arnold, 1965, pp. 38-39, 47.

 

Комментарии

Аватар пользователя Буркина Фасо

Грандиозная работа.)))

Аватар пользователя Слит

Там целый цикл дискуссионных статей, на английском языке. Товарищ один переводит потихоньку. 

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.