Показания В. А. Гассельблата о «вредительстве» на предприятиях Магнитогорского комбината. 28-30 января 1931 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1931.01.28
Период: 
1931
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

28-30 января 1931 г.
[Секретно]

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА
Главного инженера Магнитостроя
ГАССЕЛЬБЛАТА Виталия Алексеевича.

от 28-30 января 1931 г.

ОСНОВНЫЕ АКТЫ ВРЕДИТЕЛЬСТВА ПО МАГНИТОСТРОЮ
И МЕРОПРИЯТИЯ ПО ИХ ЛИКВИДАЦИИ.

I. Снабжение топливом Магнитогорского комбината. Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что и для первоначальной программы завода в 650.000 и для большой программы в 2,5 милл. тонн ни Уралгипромез, ни Главметалл твердо не поставил этого вопроса в 1927 и 1928 году, и Управление строительством и Новосталь в 1930 г. В результате невыясненности этого вопроса и его затягивания (до ноября 1930 г. не были установлены Востокуглем ни район, откуда будет поступать каменный уголь для Магнитогорского завода, ни программа отправки угля, ни анализы этого угля) получилось, что Магнитострой не имел данных для шихтовки, которая будет принята для коксования углей, ни содержания в золе углей фосфора, что затягивало решение вопроса о введении бессемеровского процесса на Магнитогорском заводе. Переписка и безответственные командировки не помогут. Необходимо срочно ликвидировать этот основной вопрос.

Мероприятия следующие:

  1. Управление строительством и «Востоксталь» должны через Президиум ВСНХ добиться от Востокугля, чтобы дана была ясная и реальная программа снабжения Кузнецким углем Магнитогорского завода, учитывая, что первые партии угля из Сибири потребуются заводу с сентября 1931 г., чтобы до пуска первых двух доменных печей создать запас кокса и пережить в коксовании период [«]детских болезней[»].

Магнитострой должен получить:

а) пятилетнюю программу питания углем завода из Сибири;

б) характеристику углей в смысле их пропорции (по месторождениям и пластам), которая будет поступать на Магнитогорский завод с полным химическим анализом этих углей;

в) особое внимание должно быть обращено на содержание фосфора в углях;

г) должны быть даны сведения о результате коксования, предполагаемые к отправке смесей углей, произведенного в Сибири;

д) Коксострой должен организовать опыты, чтобы определить потерю летучих в намеченных для Магнитостроя углях, которая будет получаться за время пробега угля из Сибири в Магнитогорск и время хранения угля до начала коксования;

е) Коксострой должен выяснить вопрос о хранении угля на складах (толщина пласта угля на складе), что имеет большое значение в смысле размеров складов.

Коксострой в этом вопросе должен проявить энергию, чтобы побороть старый взгляд на ограниченную высоту хранения углей на складах. Заграничная, особенно американская, практика в этом деле нас учит, что возможно такие угли, как Кузнецкого бассейна[,] хранить на складах большим пластом.

  1. Управление Строительством и «Востокосталь», не ограничиваясь вопросом снабжения каменным углем Магнитогорского завода из Кузбасса, должно поставить срочно вопрос о питании углем из более близкого Сибирского месторождения — Карагандинского. Должно быть поручено теперь же особой авторитетной экспедиции выяснить и полностью осветить вопрос Карагандинского каменноугольного месторождения с точки зрения:

а) благонадежности месторождения;

б) физического и химического состава углей;

в) способности коксования с производством опытного коксования (параллельно на Урале в Кизеле и в Кемерове для взаимной проверки);

г) содержания в углях фосфора в разных пластах и возможности сортировки таких углей;

д) потери летучих <веществ> при хранении;

е) реальную программу развития Карагандинского каменноугольного месторождения с учетом постройки железной дороги и стоимости провоза углей до Магнитогорска.

  1. Магнитострой должен обратить внимание на Полтаво-Брединское месторождение антрацита: не только на работавшие раньше шахты, но захватить район шире, так как в направлении к югу (Орску) еще до революции были найдены выходы каменного угля.

Весь этот район Магнитогорскому заводу необходимо взять в свою орбиту и организовать крупные геологические работы в текущем году, так как положительные результаты могут значительно удешевить топливоснабжение Магнитогорского завода, как для целей металлургических, так и получения энергии.

  1. Все вопросы топливоснабжения Магнитогорского предприятия, начиная с периода проектирования и до ноября 1930 г. не были концентрированы в одном месте (ими занимались Горный Отдел, Металлургический и Энергетический). Особая важность топливной проблемы для Магнитогорского завода, громадные размеры потребления топлива требуют, чтобы в Горном Отделе был приглашен специалист-угольщик, и образована небольшая ячейка, где бы концентрировались все вопросы каменноугольного топлива. В работе этой ячейки принимает деятельное участие геолог Горного отдела.

II. Железорудный вопрос Магнитогорского комбината. Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что разведки и исследовательские работы были поставлены совершенно недостаточно и несерьезно. В результате такой постановки работы в 1930 г. выявилась картина обеспечения рудой (главным образом, с качественной стороны) запутанная, ставящая под удар питание рудой Магнитогорского завода. Разведки, поставленные дополнительно летом и осенью 1930 г., показали, что данные разведок 1927, [19]28 и [19]29 годов не соответствуют действительности в смысле качественных показателей (химического анализа на фосфор и серу) и разбивки месторождения на окисленную и сернистую зоны. В смысле количества руды контрольные разведки 1930 г. подтвердили прежние подсчеты. Исследовательские работы были поставлены таким образом, что не давали никакого конкретного материала для составления и проектирования практической схемы обогащения Магнитогорских руд и, следовательно, учитывая геологическую сложность месторождения (большинство руд должно подвергаться обогащению), не давали никакой системы рудничного хозяйства. В настоящее время уже ликвидируется созданный прорыв в рудном вопросе (разведки). Необходимо Управлению строительством и «Востокостали» принять следующие мероприятия:

  1. Проверить как весь материал, так, главным образом, анализы на фосфор и серу разведок 1927, [19]28 и [19]29 годов. На фосфор данные анализы, приведенные в предварительном проекте Магнитогорского завода (в печатном издании) не верны.
  2. Пригласить крупного геолога на постоянную работу в Магнитострое; до 1930 г. этот вопрос Горным отделом саботировался.
  3. Продолжать геологические разведки Магнитогорского месторождения, также месторождения горы Куйбас и всего района (выход железных руд встречается около <Магни>тного совхоза). Образец руды в 1929 г. в сентябре мной передан в Горный отдел (Б. П. БОГОЛЮБОВУ).
  4. Срочно оборудовать новую рудообогатительную лабораторию (на Айдырлинском перевале) и поставить там систематические работы по обогащению магнитогорских руд.

Необходимо поставить на эту работу, кроме ответственного партийного работника, хорошего специалиста, молодого, работавшего в институтах механического обогащения руд. Старые горные инженеры в большинстве этих вопросов не знают или вносят в него вредную долю скептицизма.

Особо обратить внимание на то, чтобы поступаемый в лабораторию материал был в первую очередь из районов, которые будут введены в эксплоатацию с начала развертывания рудника.

  1. Выбранный на г. Атач участок для первого периода работы рудника (с небольшим содержанием серы) должен быть проверен и на нем должны продолжаться дополнительные разведки. Этот участок необходимо начать разработкой в самое ближайшее время, подвергая добытую руду анализу, чтобы при нормальном масштабе работы можно было установить классификацию (по сере и фосфору) руд.
  2. Необходимо подвергнуть разведке месторождение «Ежовку», которая на первое время может дать некоторый резерв руды, не требующей сложного обогатительного процесса.
  3. Форсировать постройку рудодробильной (крупной) фабрики и ее оборудование. Также форсировать проведение к ней железно-дорожного пути.
  4. Организовать на Магнитной и в Горном отделе проектировочное небольшое бюро для проектирования горной (эксплоатационной) части рудников, так как у Мак-Ки организо<вы>вать его непродуктивно.
  5. В зависимости от полученных результатов обогащения руд во временной (деревянной) лаборатории установить предварительную схему обогащения руд и считаю, что для ее консультации желательно пригласить крупного обогатителя (может быть, профессора СВОРТА из Америки, район Верхнего Озера).
  6. Когда будет одобрена схема обогащения и выбрано и заказано соответствующее обогатительное оборудование, проектировку зданий фабрик поставить у нас в СССР, так как фирма Мак-Ки в этом отношении, как это было до моего отъезда из Америки, не располагала крупными специалистами.
  7. Должна быть развернута работа химической лаборатории, чтобы анализы не отставали от количества получаемых проб, которых будет десятки тысяч. Лаборатория должна возглавляться крупным химиком, чтобы постановка работы была такова, чтобы не было ошибок в анализах, которые имеют слишком ответственное значение.
  8. Горный отдел должен обратить внимание на разведку в районе Магнитогорска (в радиусе до 100 километров) белых глин, марганцевых и хромовых руд, хороших кварцитов и прочих полезных ископаемых.
  9. При составлении детальной производственной программы3 должен быть выявлен срочно список оборудования для рудников (экскаваторы, электровозы, специальные вагоны). Заграничное оборудование должно быть особо проверено.
  10. В смысле организации аппарата Горного Отдела должно быть обращено особое внимание на использование американских инженеров, заставляя их работать, а не быть безответственными консультантами, как их ставил Горный Отдел до ноября 1930 года.
  11. Горным Отделом должно быть обращено особое внимание на содержание фосфора в Магнитогорских рудах. Большая часть фосфора должна при обогащении руд уходить в хвосты, следовательно, должны получиться обогащенные руды с небольшим содержанием фосфора, годные для выплавки бессемеровского чугуна.

Согласно полученных анализов руд (скважины, шурфы, открытые разработки) необходимо теперь же приступить к составлению карты рудника, на которой должна быть дана картина распределения в Магнитогорском месторождении фосфора.

  1. Получаемые из Америки проекты по рудному хозяйству (дробильной фабрики, складов динамита и пр.) должны быть проверены, так как они не соответствуют нашим нормам по расходу строительных материалов.

III. Транспортный вопрос Магнитогорского комбината.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что все (Госплан, Главметалл, Востокосталь и Управление строительством) не ставили этого дела на твердую почву. В результате до последнего времени (ноябрь 1930 г.) вопрос доставки грузов (главным образом каменного угля) Магнитогорскому заводу не получил определенного решения. Большая программа Магнитогорского завода в 2,5 милл. тонн выплавки чугуна требовала серьезного подхода в вопросе железнодорожного транспорта, так как одного угля только для коксования потребуется свыше 3,5 милл. тонн. Вопрос усиления пропускной способности Сибирской ж. д. и части Уральских (Троицко-Орской и Карталы-Магнитной) не был поставлен, чем создавалась угроза правильного питания топливом Магнитогорского завода и вывоза готовых грузов с завода.

Вопрос подхода жел. дороги к заводу в связи с новым заданием для завода и новым ситуационным планом последнего также до последнего времени НКПСом окончательно не решался.

Необходимо Управлению Строительством и «Востокостали» принять следующие мероприятия:

  1. Настаивать перед НКПСом, чтобы он гарантировал правильную доставку грузов и вывоз таковых согласно требований Магнитогорского завода в связи с его развитием.
  2. Настаивать перед НКПСом, чтобы вопрос постройки новой железно-дорожной станции «Магнитогорск» был разрешен срочно с полной увязкой интересов завода, города и будущего выхода жел. дороги на запад от Магнитогорского завода. К развертыванию Магнитогорского узла необходимо приступить срочно.
  3. «Востокосталь» должна срочно решить вопрос о типе вагона для перевозки угля из Сибири и железной руды с Урала, согласовав это с НКПСом.
  4. «Востокосталь» должна особо подчеркнуть перед НКПС, что перевозки грузов для Магнитогорского завода будут производиться равномерно круглый год, что тяжело будет для Сибирской жел. дороги во время напряженных хлебных перевозок.
  5. «Востокосталь» должна настаивать перед НКПСом, чтобы ветка Карталы — Магнитная была приведена в полную готовность. Должен быть сделан подсчет, выдержит ли одна колея на этой ветке при максимальном грузообороте, когда завод разовьет свою полную мощность.
  6. Магнитогорский завод с существующим подходом железной дороги с севера находится в тупике. Магнитострой и «Востокосталь» должны вопрос этот подвергнуть изучению и затем, возможно, поставить на разрешение такой вопрос: дать дополнительный выход жел. дороги на Юг с заводской площадки (через Сосновые горы). Продолжение южного выхода соединится с веткой на известняки и образует, выходя дальше на линию Карталы — Магнитная[,] замкнутый круг, позволяя часть грузов отправлять или принимать с южной стороны.

IV. Вопрос задания Магнитогорскому заводу (номенклатура прокатных изделий).

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что к программе прокатки завода Организации центра (Новосталь и Востокосталь) относились совершенно несерьезно, без всякого учета и увязки с заводами, которые будут потреблять металл Магнитогорского завода. Не только номенклатура проката (без чего нельзя проектировать прокатные станы с точки зрения их специализации и установления максимальной производительности), в смысле профиля, но и качество прокатных изделий до ноября 1930 г. заводу не было продиктовано. Этот вопрос общий для новых заводов, особенно в связи с потреблением специальных профилей и ответственных сортов металла для таких заводов, как новые тракторные (Челябтракторострой).

  1. Востокосталь в этот вопрос должна внести определенную ясность, особенно в связи с проектированием прокатного цеха в настоящее время в Германии.
  2. Вопрос этот имеет существенную важность в смысле приготовления парка прокатных валков, к которому надо приступать в ближайшее время.

Вопрос о снабжении завода прокатными валками до ноября 1930 г. не был решен, между тем это является крупной задачей, которую надо разрешить и осуществить.

V. Вопрос энергетического хозяйства Магнитогорского завода.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что электрификация такого крупного завода, как Магнитогорский, рассматривалась обособленно, вне плана электрификации Урала (так подходили к этому вопросу и Госплан, и Гипромез и Уралгипромез). С мая 1929 г. вопрос электроснабжения Магнитогорского завода запутывается наметкой постройки рядом с заводом крупного тукового комбината (причем производственная программа и технические коэффициенты потребления энергии туковым комбинатом не были выяснены). Изменения задания для Магнитогорского завода сводят всю работу к составлению различных вариантов. Увязки проектирования электростанции между Энергостроем и американской фирмой Мак-Ки не было.

Американская комиссия, работавшая в Кливленде, до сентября не знала даже размера мощности электростанции в Магнитогорском заводе.

В связи с изменением в первое время способа сталеделательного производства Магнитогорского завода (вместо установки бессемеровского процесса Мартенования) должен измениться и энергетический цикл металлургического хозяйства завода в сторону нехватки, против намеченного (при бессемеровании) ранее, количества тепловой энергии. Вопрос электрофикации завода и рудника до ноября 1930 г. был совершенно темным, так как проектов не было. Электростанция Магнитогорского завода (установочная мощность, как я узнал в октябре 1930 г. в Москве[,] 250.000 киловатт) является самой большой установкой (паровой) в СССР и, естественно, требует особого внимания к этому строительству, чтобы не наделать крупных ошибок.

Необходимо Управлению строительством и «Востокостали» в срочном порядке принять следующие мероприятия:

  1. Должен быть проанализирован и пересчитан энергетический баланс завода и рудника, при чем должна быть внесена ясность со стороны ВСНХ (Главхимпрома) в смысле постройки при Магнитогорском заводе тукового комбината. Тепловой баланс завода считается при условии одного мартеновского производства стали.
  2. Мощность электростанции Магнитогорского завода должна быть увязана с программой «Большого Урала» в смысле кустования этой крупнейшей установки с другими Уральскими централями (Челябинской), а также с возможными будущими потребителями электротока в новом индустриальном Магнитогорском районе. Этот вопрос должен быть кроме Уральских организаций (Уралплана), как особо важный и крупный, рассмотрен и Госпланом СССР.
  3. В связи с передачей части проектирования прокатного цеха и заказов на основное прокатное оборудование в Германии (фирме Демаг) необходимо срочно разрешить «Востокостали» вопрос о месте заказа крупного электрооборудования для Магнитогорского завода (в Америке или Европе), иначе, не зная габаритов и технической характеристики машин, проектирование будет носить предварительный характер — по таким проектам к постройке приступать нельзя.
  4. Прокатный цех является главным потребителем энергии и проектируется в Германии, Мартеновский цех проектируется в СССР.

Учитывая эту ситуацию, необходимо решить «Востокостали» вопрос, где и как организовать проектирование электроснабжения заводов (канализацию тока, установку моторов).

Считаю, что к этому делу необходимо привлечь нашу союзную проектировочную организацию (Энергострой, Уралгипромез), так как в процессе строительства возникнет немало вопросов, которые придется разрешать совместно с Управлением строительства и разрешать срочно.

  1. Управление строительством при содействии «Востокостали» должно пригласить крупного специалиста-электрика, который должен ведать проектированием и затем установкой всего электрооборудования рудника и завода. Это специальное дело должно быть отделено от строительства и будущей эксплоатации электростанции. В зависимости от того, где будет заказано главное электрооборудование; если в Германии, можно пригласить хорошего немца-электрика.
  2. Вопросы импортного и союзного электрооборудования в смысле размещения заказов на таковое должны быть «Востокосталью» выделены особо, учитывая, что сроки исполнения заказов на электрооборудование даются фирмами большие.
  3. До ноября 1930 г. вопрос с заказом котлов для воздуходувной станции доменного цеха оставался нерешенным. Как мне передавали в «Востокостали», Судотрест (бывший Николаевский завод) не может выполнить заказа на котлы. Если котлы не заказаны и теперь, этот вопрос надо срочно разрешить, так как воздуходувные машины (первые две) заказаны в Германии.
  4. Необходимо выяснить вопрос о приобретении трубопроводов для передачи пара высокого давления; с этим делом обычно сталкиваются и спотыкаются все строители, так как такие паропроводы (трубы и арматуру) в СССР достать крайне трудно.
  5. Проектирование воздуходувной станции доменного цеха должно быть проведено у нас в СССР — это будет скорее и надежнее.
  6. Временная электростанция. Должны быть проверены и тщательно заявки на электроэнергию до пуска в ход первого турбогенератора на постоянной электроцентрали.

Как мне сообщали в «Востокостали» в октябре 1930 г., турбогенераторы, намеченные к переброске в Магнитострой из Баку, не имеют котлов (котлы очень изношенные).

Необходимо учесть, какое время будет затрачено на демонтаж турбогенераторов и их переброску и установку на Магнитной и где они будут установлены. Считаю, что надо форсировать всеми мерами строительство постоянной электростанции и установку котлов и первого турбогенератора, чтобы получить своевременно необходимую энергию. Считаю, что предложенный вариант установки временных турбогенераторов в здании постоянной станции едва ли является рациональным, так как, если будет готово здание, можно особо форсировать установку и монтаж постоянного турбогенератора, и тогда не получится разрыва между пуском временных машин и постоянного турбогенератора.

VI. Вопрос с постройкой города Магнитогорска.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что в течение целого года продолжалась дискуссия о типе города, имевшая целью задержать строительство. Строительство завода за это время шло и Управление строительством принуждено было затрачивать не мало энергии и средств, чтобы развернуть временное строительство бараков. В итоге, к ноябрю 1930 г. ни одной готовой постройки на месте постоянного города Магнитогорска сделано не было. До моего отъезда за границу, в феврале 1930 г. проектирование городских зданий, также больницы, школ, хлебозавода, магазинов и пр. было передано Госпроекту ВСНХ СССР и продвигалось чрезвычайно медленно.

По возвращении из-за границы, в сентябре-октябре 1930 г. мне говорили в «Востокостали», что строительство Магнитогорска выделено в особую единицу.

Считаю, что «Востокосталь» должна иметь наблюдение и надзор за постройкой города, который неразрывно связан с заводом, так как режим завода будет отзываться на жизни города, технические учебные заведения будут также связующим звеном между заводом и городом.

На строительстве начальник такового должен не только быть в курсе работ на постройке города, но также санкционировать все основные, принципиально важные установки.

VII. Металлургические цеха Магнитогорского завода.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что в доменном цехе проектировались вначале доменные печи с малой производительностью, но в Америке этот вопрос был перерешен и по проекту Мак-Ки, который в доменном деле является достаточным специалистом, дана установка на выплавку в 1000 тонн для каждой доменной печи.

По мартеновскому и бессемеровскому процессам Магнитогорского завода велись бесконечные споры. Горный отдел Магнитостроя дал неверные данные о фосфоре в рудах. В Америки фирма Мак-Ки, базируясь на привезенных нами материалах, начала проектировать в первую очередь бессемеровский передел чугуна в сталь; затем, в итоге переписки с Москвой, бессемеровское проектирование было остановлено и начато мартеновское. Кроме этого спора продолжался спор, какого типа устанавливать мартеновскую фабрику (немецкого или американского), в результате чего проект Мартеновского цеха отличался от проекта Кузнецкого завода и от стандарта, который разработан был в Гипромезе (разница главным образом заключалась в пролете разливочного отделения), но в итоге использовать указанные проекты нельзя было, так как надо было перепроектировать все здание. При опоздании проектирования мартеновского цеха у фирмы Мак-Ки вопрос этот был разрешен таким образом, чтобы использовать проект Гипромеза.

В прокатном цехе, после провала проектирования у фирмы Мак-Ки, после долгих споров решено было остановиться на едином прокатном цехе (у Мак-Ки вся прокатка была расположена в двух отдельных цехах).

По проектированию и строительству металлургических цехов Магнитогорского завода необходимо «Востокостали» и управлению Магнитостроя принять следующие мероприятия:

1) По доменному цеху: а) форсировать все заказы на металлические конструкции,

б) на оборудование по имеющимся спецификациям, в) форсировать заказ на огнеупорный кирпич, который до ноября 1930 г. не был «Востокосталью» заказан; г) заказать котлы и паропроводы, как я уже выше говорил, для воздуходувной станции доменного цеха; д) решить вопрос о системе очистки доменного газа (считаю, что для первых доменных печей надо поставить очистку тейзенами, так как электростатическая не получила еще широкого применения, американская доменная техника совсем ее не знает; е) строительством Магнитостроя должен быть срочно приглашен крупный специалист по доменному делу с строительной практикой постройки доменных печей. До сих пор Магнитострой пользовался временным консультанством профессора И. А. СОКОЛОВА, доменным же отделом заведовал молодой, совершенно неопытный инженер, никогда не работавший на крупных доменных печах; ж) Магнитостроем и Востокосталью должны быть поставлены опыты (длительные) выплавки чугуна на Магнитогорской руде на Н[ижне]-Салдинском заводе. Опыты эти должны быть поставлены в особые условия и возглавляться лицом, не заинтересованным в результатах, т. е. не магнитогорцем. Представитель Магнитостроя должен участвовать в этой работе в качестве контролера.

2) По мартеновскому и бессемеровскому производствам:

а) Принимая для первой очереди мартеновский передел, необходимо Магнитострою и Востокостали вопрос о возможности бессемеровского процесса форсировать, выясняя безфосфористость Кузнецких и Карагандинских углей (как мной указано в разделе топлива) и проводя работы по выяснению безфосфористых районов магнитогорского месторождения и результатов обогащения руд. Чтобы этот вопрос не заглох среди других крупных вопросов, необходимо выделить для этой проблемы отдельного товарища, так как среди технического персонала строительства это дело не пользуется вниманием и должным сочувствием. Бессемеровский процесс дает меньшие капитальные затраты сравнительно с мартенованием, и постройка бессемеровской фабрики занимает меньше времени.

б) В смысле проектирования мартеновской фабрики необходимо использовать часть проектных материалов, имеющихся уже у Кузнецкстроя, так как мощность печей у него одинакова с Магнитостроем.

в) В октябре 1930 г. был решен вопрос использовать для Магнитостроя проект (стандартный) Гипромеза. Необходимо в этом деле проявить больше согласованности и уступчивости со стороны технического персонала Магнитостроя, который до ноября 1930 г. проявлял ненужное и вредное упрямство. Время споров и дискуссий, которые можно вести бесконечно, надо мартеновцам прекратить.

г) Форсировать заказы на металлические конструкции здания и печей, краны, ковши и другое оборудование, форсируя составление необходимых спецификаций. Часть спецификаций можно использовать у Кузнецкстроя.

Считаю, что в мартеновском строительстве обоих заводов с целью экономии в работе необходимо провести самое тесное кооперирование Магнитостроя и Кузнецкстроя.

д) Форсировать заказ на огнеупорный кирпич для мартеновской фабрики.

е) Магнитострой должен решить вопрос о месте постройки мартеновской фабрики первой очереди в связи с исследованием грунтовых вод на площадке.

3) По прокатному производству:

а) форсировать проектирование первой очереди прокатного производства Магнитостроя в Германии.

б) Форсировать размещение заказов на прокатное оборудование, расчленив его на импортное и союзное.

в) Необходимо для такого крупнейшего прокатного цеха, какой будет в Магнитогорске, срочно иметь ответственное и технически грамотное лицо. До последнего времени прокатчик Магнитостроя (Н. Н. ШАДРИН) был переведен в Востокосталь, а прокатчик Востокостали (тов. ЗАРОЩИНСКИЙ) в конце октября 1930 г. при переговорах со мной о переходе на Магнитострой заявил, что он на эту работу не пойдет. Считаю, что вопрос этот имеет большую важность и срочность, так как задачи по заказам оборудования, строительства цеха, монтажа и пуска цеха в эксплоатацию чрезвычайно сложны и ответственны.

г) Вопрос с питанием валками Магнитогорского завода, затронутый мной в разделе четвертом (задания для завода), необходимо срочно поставить и решить, так как парк валков придется создавать также срочно.

д) Вопросы прокатного производства (оборудование нагревательных колодцев, нагревательных печей, кранов, оборудование отделения стрипперов) необходимо кооперировать с Кузнецкстроем, поскольку у последнего вопросы эти разработаны.

VIII. Водоснабжение завода.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что в Магнитострое к этому делу не было проявлено серьезного отношения. Водоканал строй, которому была поручена разработка вопроса, затягивал решение, часто по вине Магнитостроя, который не давал необходимых для проектировки данных.

Магнитострою и Востокостали необходимо провести следующие мероприятия:

  1. Проанализировать все имеющиеся подсчеты потребления воды заводом, городом и другими потребителями, которые будут находиться в районе завода (в том числе совхозы, которые будут обслуживать Магнитогорск).
  2. Выяснить, хватит ли резервуара магнитогорского пруда для указанных выше целей. Если нет, то необходимо поставить вопрос о постройке в будущем второго (верхнего) пруда, произведя для этого исследовательские работы.
  3. Выяснить вопрос о питьевой воде и способе ее очистки. В октябре 1930 г. на Магнитострое мне говорили, что этот вопрос окончательного решения не получил.
  4. До октября 1930 г. не было проекта главной насосной станции на берегу пруда. Необходимо с строительством станции и заказом оборудования для нее спешить, иначе электростанция и завод останутся без воды.

IX. Огнеупорные цеха Магнитогорского завода.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что как проектирование, так и заказы велись Магнитостроем бессистемно и лицом, совершенно не соответствующим своему назначению. Необходимо форсировать проектирование и строительство шамотного и динасового цехов. В этом вопросе в течение года велась ненужная переписка между Востокосталью и комиссией в Америк[е] на тему, кто должен проектировать огнеупорные цеха, несмотря на то, что председатель комиссии в Америке известил строительство, что фирма Мак-Ки проекта делать не будет.

Мне известно было, что Магнитострой обращался к немецкой фирме, чтобы она взяла проектирование огнеупорных цехов, но какая фирма и что из этого обращения получилось, не знаю.

X. Вспомогательные цеха Магнитогорского завода.

Вредительство в этом вопросе заключалось в том, что проектирование в Уралгипромезе и Магнитострое велось по этим цехам (Механический цех, Литейная № 1, Литейная для отливки изложниц, Модельная, Деревообделочная, Кузница, Электроремонтная, заводский магазин) бессистемно и неквалифицированными работниками. Эти цеха должны были быть построены в первую очередь с расчетом, чтобы они явились подсобными во время строительства.

Фирма Мак-Ки запоздала с проектами вспомогательных цехов и дала первый цех (Механический) совершенно без всяких технических расчетов, как обычно дают американские фирмы (согласно американской практике).

Магнитострою и Востокостали необходимо:

  1. Подвергнуть рассмотрению американские проекты с точки зрения их технологической приемлемости и строительной целесообразности.
  2. Если нет проектов из Америки, для ускорения работы использовать готовые уже проекты Кузнецкстроя или других заводов (южных) таких мастерских, как Механическая, кузница, литейные.
  3. Механический цех, Кузнечный и Литейные необходимо строить немедленно. Начать подготовительные работы (копку котлованов) сейчас, чтобы с начала строительного сезона развернуть форсированно работы.
  4. «Востокосталь» должна форсировать размещение заказов на оборудование вспомогательных цехов (главным образом на различные станки), проверив особенно тщательно американские спецификации и сравнив их с кузнецкими.

XI. В связи с создавшимся положением с проектированием (его расчленением: Доменный цех в Америке, Мартен в СССР и прокатка в Германии) в конце октября 1930 г. возник еще вопрос об общей увязке проектирования, об изменении генерального плана завода, так как ситуация прокатного цеха изменилась (вместо двух цехов, как намечено было у Мак-Ки, «Востокосталь» приняла проект расположения всего прокатного производства в одном цехе). В зависимости от изменения прокатного цеха несколько меняется и расположение сталеделательных цехов. При изменении генерального плана должно измениться и все кровообращение завода: железнодорожная внутренняя связь, водоснабжение, канализация, распределение пара, электросвязь. В первую очередь, должен быть поставлен вопрос в генеральном плане завода в смысле окончательной увязки цехов и внутреннего транспорта. В октябре 1930 г., как я уже сказал, этот вопрос был поставлен. Если он не проведен в жизнь, то Магнитострой и Востокосталь должны срочно сделать это дело. Я считаю, этот вопрос должен разрабатываться в небольшом бюро, возглавляемом помощником главного инженера, в него должны войти (1 или 2) работника, достаточно знающие внутризаводской транспорт. Бюро это предполагалось образовать в Москве, где быстрее можно найти работников и где скорее могут быть разрешены вопросы размещения на ситуационном плане цехов и мастерских заводов. В Москве же предполагалась увязка всех технических вопросов в связи с разбивкой проектирования в разных пунктах, а также техническая консультация при размещении заказов «Востокосталью», так как последняя в своем отделе заказов не располагает грамотным техническим персоналом и так как приходится часто изменять данные, указанные в спецификациях.

Считаю, что такая общетехническая ячейка должна существовать при главном инженере, учитывая вышеуказанное обстоятельство, так как вопросов общей увязки, общего координирования будет чрезвычайно много и они будут иметь особую срочность. Ввиду расчленения проектирования (как это было в октябре 1930 г.) при общетехническом бюро у главного инженера должен быть и небольшой проектировочный отдел, где должны рассматриваться и приниматься все поступающие на строительство проекты и составляться проекты обще-заводских устройств (железно-дорожное хозяйство, канализация пара, воды, электротока), если они не переданы для исполнения какой[-]нибудь проектировочной организации. В случае исполнения их на стороне, проектировочный отдел при главном инженере рассматривает и утверждает их в процессе работы (а это потребуется), вносит в них соответствующие изменения.

Указанная организация общетехнического и проектировочного характера при главном инженере только на время составления генерального плана завода и увязки главных вопросов проектирования основных цехов работает первое время в Москве при «Востокостали», затем она должна работать на месте строительства.

XII. Организационный вопрос Магнитостроя.

Магнитогорское строительство (завод, рудник, город) по своему масштабу, сложности и особенно темпам не имеет прецедента в мировой промышленной практике. Американские фирмы и отдельные американские инженеры не верят в принятый нами срок строительства даже в условиях Америки[,] и только отдельные объекты строительств (плотина на Магнитогорском заводе построена в 100 дней) заставляют иностранцев (мистера Мак-Ки, который приезжал в октябре в СССР и был в Магнитострое) менять мнение о наших темпах.

Все же факт грандиозности строительства остается и при организационных формах, которые должны быть на постройке, никогда этого упускать нельзя.

При организации управления строительством должна быть проведена децентрализация работы, так как отдельные части строительства являются слишком крупными и специальными единицами. Таких участков я намечаю двенадцать на Магнитострое: 1) город, 2) горное хозяйство и разведки, 3) коксовальный завод, 4) доменный цех, 5) сталеделательные цеха, 6) прокатный цех, 7) постоянные вспомогательные цеха, 8) электроцентраль комбината, 9) электрофикация комбината, 10) водоснабжение и канализация завода, рудника и города, 11) транспорт комбината и 12) огнеупорные цеха завода.

Также в отдельную единицу выделяются на время строительства подсобные, общие для всего строительства, предприятия (карьеры строительных материалов, кирпичные заводы, лесопилка и временные мастерские).

Эти отдельные участки строительства должны управляться самостоятельно и начальник строительства только координирует и направляет работу отдельных частей, увязывая их с общей линией строительства.

Для каждого самостоятельного директора и его технического помощника отдельного участка вырабатывается положение, где четко очерчены права, обязанности и ответственность каждого. В схеме организации управления строительством должно быть отведено должное место главному инженеру, чтобы последний действительно отвечал своему назначению, т. е. отвечал бы за всю техническую работу на строительстве.

Главный инженер должен являться помощником начальника Магнитостроя, увязывая все технические вопросы, не исключая и строительных. Главный строитель является помощником главного инженера, иначе распыляется всякая ответственность. У главного строителя имеются крупные производители строительных работ на указанных выше отдельных участках строительства; производители работ имеют полный контакт и увязку в работе с директорами и техническими руководителями, работающими на отдельных участках.

К вопросам организации относится вопрос правильного использования технического персонала, присланного фирмой Мак-Ки согласно договора, который заключен с фирмой в марте 1930 г. Фирма Мак-Ки, кроме проектирования, обязана руководить строительством на месте постройки через командируемых инженеров и техников. В мае 1930 г. фирма Мак-Ки прислала на Магнитострой первую партию технического персонала во главе с мистером Мак-Муррей, которого фирма наметила во главу американской технической группы. Первая группа американцев состояла из 10 человек.

Мак-Муррей, согласно договора, должен быть начальником строительного отдела Магнитостроя и за полной ответственностью фирмы должен был руководить строительством. Конечно, ответственность фирмы, как и во всех иностранных договорах, была проблематичная, так как материальной ответственности фирма не несла. Остальные инженеры должны были, согласно договора, возглавлять работу на отдельных участках; у американского инженера должен быть в качестве помощника наш инженер, также намечался и партийный работник.

До ноября 1930 г. ни Мак-Муррей, ни другие американские инженеры совершенно не были использованы в строительстве, ни согласно договора, заключенного с фирмой, ни по существу всей работы.

Вся американская группа (в августе приехала вторая партия американских инженеров), как мне говорили на строительстве в начале (1-4) октября 1930 г., принимала участие в лучшем случае в качестве консультантов. Часть инженеров, присланных фирмой, оказалась несостоятельной (двух за пьянство отправили обратно в Америку).

Американские специалисты получают крупные оклады (Мак- Муррей — 20.000 долларов в год).

Необходимо Магнитострою и «Востокостали» этот вопрос срочно обсудить и решить его в смысле правильного и продуктивного использования иностранных специалистов, получив от них полную отдачу.

Строительство до ноября 1930 г. не получило никакой сметы на строительство завода и рудника, не считая небольшой колонки цифр, которые ни коим образом нельзя считать хотя бы сметными соображениями.

Магнитострою и «Востокостали» необходимо организовать сметный отдел на строительстве, так как дальше продолжать работу, не имея сметы, невозможно.

Записано собственноручно.

Инженер Вит [алий] Гассельблат

Допросил:

Уполномоченный 1 Отделения ЭКУ ОГПУ Майоров

Д. 356. Л. 110-134. Машинописный подлинник, подписи на Л. 134 — автографы. Эти и другие показания В. А. Гассельблата (док. № 356-23) были направлены председателем ОГПУ В. Р. Менжинским в ЦК ВКП(б) на имя И. В. Сталина 12 февраля 1931 г. вместе со «Справкой о ликвидированных контрреволюционных организациях на Урале» (док. № 356-26). Сопроводительную записку за подписью В. Р. Менжинского — см. док. М 356-25.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.