Протокол показаний инженера Б. Э. Стюнкеля, технического директора треста «Донбассток». 25 декабря 1930 г.

Реквизиты
Государство: 
Датировка: 
1930.12.25
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
Архив СБУ Украины. Ф. 13. Д. 1067. Л. 83-87

25 декабря 1930 г.

ПОКАЗАНИЯ Б. Э. СТЮНКЕЛЬ

В середине 1928 года после целого ряда отдельных разговоров на общеполитические вопросы текущего дня с инженером Госплана, проходивших при отдельных и случайных встречах, мне инж. ВАШКОВ Н. Н. предложил свои настроения оформить в конкретную форму путем формального своего присоединения к организации, которая, по его словам, в этот момент оформлена.

Н. Н. ВАШКОВ мне сообщил, что во всех отдельных отраслях хозяйства, во всех учреждениях и даже на отдельных предприятиях, должны быть намечены ячейки этой организации, которые должны проводить определенную практическую работу по указанию Центра этой организации.

Я согласился, и мне Н. Н. БАШКОВЫМ было предложено, вступив в число активных членов этой организации, использовать свой переход на службу из Москвы в Харьков, взять на себя вхождение в число членов Харьковской организации и принять на себя руководство проведением определенных мероприятий в области энергетики, причем было указано, что мне в Харькове надо связаться с членами организации В. А. КАПЕЛЛЕРОМ и А. Л. МАТВЕЕВЫМ, а по всем вопросам, с которыми пришлось бы обращаться в Москву, связываться при своих деловых командировках с инж. М. Л. КАМЕНЕЦКИМ (Главэлектро).

Н. Н. ВАШКОВ указал, что Московский Центр, придавая большое значение Донбассу, считает, чтобы я возможно теснее связался, по указанию КАПЕЛЛЕРА, с отдельными Харьковскими работниками, работавшими в области энергохозяйства Донбасса. Все эти указания мною были учтены, при чем ВАШКОВ отметил, что одной из задач входит создавать определенную диспропорцию между отдельными отраслями хозяйства, и с этой стороны по Донбассу [-] всяческая задержка в электростроительстве и энерговооружении.

По приезде в Харьков я связался немедленно с КАПЕЛЛЕРОМ, который мне назвал участников работы по организации и сообщил, что таковыми являются СЕМИХАТОВ, БЕРЛИН, КУЗНЕЦОВ, БУРАКОВ и что я могу в своей деятельности целиком на них полагаться. При этом КАПЕЛЛЕР сообщил, что он имеет задания от Москвы по всему Донбассу.

На общее ознакомление со своей работой в Донугле, ориентацию в новой Харьковской обстановке, полное изучение огромного хозяйства Донбасса и его энергохозяйства, установление персональных связей ушло у меня около 5 месяцев. При этом мне пришлось в этот период проделать огромную положительную организационную работу в условиях отсталого энергохозяйства Донбасса, так как я хорошо понимал, что независимо от политической обстановки народное хозяйство должно по возможности скорее получить определенную техническую базу и среди нее правильно поставленное электрохозяйство является основным.

КАПЕЛЛЕР посвятил меня в те ведомственные (междутрестовские) взаимоотношения в области электрохозяйства, которые к периоду 1928 года и начала 1929 года наметились в Донбассе, при чем указал, что созданный Комитет по электроснабжению Донбасса позволит проводить всю практическую политику Московского Центра в области энергохозяйства Донбасса. Я по линии Донугля вошел в этот Комитет и был избран заместителем КАПЕЛЛЕРА, руководящего этим Комитетом, будучи назначен туда по соглашению с Московскими руководителями к.-р. организации и утвержден, пользуясь тем, что в Главэлектро состоял на службе член организации М. Л. КАМЕНЕЦКИЙ начальником Главэлектро.

В начале 1929 года Комитет этот был расширен и в него были, кроме Югостали — ЛОМОВ М. М. и Донугля — СТЮНКЕЛЬ, включены представители Химугля — КУРЧЕНИНОВ, Электроотдела ВСНХ УССР — ГАДЯЕВ. Немного позже я узнал, что оба эти представителя состоят также членами нашей организации.

КАПЕЛЛЕР посоветовал мне создать в Донугле ячейку, которая бы стала основой организации и к середине 1929 года она была сколочена в составе СЕМИХАТОВА, БЕРЛИНА, РЫЛОВА.

В процессе работы комитета по электроснабжению Донбасса была сначала создана организационная группа по организации треста Донбассток, а затем, к январю 1930 года, самый трест, куда я попал техническим директором и членом правления. В тресте «Донбассток» ячейка также была создана, и в нее вошли БЕРЛИН, СЕМИХАТОВ, ВИНОГРАДОВ и РЫЛОВ, причем общее руководство ячейкой было возложено на меня.

Комитет в своей работе поскольку большинство его членов было членами организации, проводил вредительскую линию в области энергохозяйства Донбасса. Правда, надо отметить, что основная вредительская работа в энергохозяйстве Донбасса была уже совершена до 1928 года и, главным образом, за счет кредитной политики Госплана СССР, урезавшей на общее электростроительство необходимые ассигнования, и отчасти осужденных шахтинцев, проводивших свои узкие капиталистические интересы отдельных предприятий. Общая обстановка хозяйственной работы в Донбассе требовала уже к началу 1929 года резкого изменения, и здесь по этой обстановке пришлось к.-р. организации сильно отступить под влиянием бурного роста Донбасса перед необходимостью начать крупное строительство. Это привело к целому ряду выступлений в печати ЛОМОВА, которые пришлось поддерживать по предложению ЛОМОВА и мне своими статьями в газете «За Индустриализацию». Моими статьями я вызывал иногда недовольство со стороны членов организации (КАМЕНЕЦКИЙ и отчасти КАПЕЛЛЕР). Следовательно, общая здоровая производственная обстановка в Донбассе в 1929/30 году мешала проведению широких вредительских планов и толкала, по сути дела, в сторону политики мелкого уклона.

Из отдельных вредительских актов по Донбассу в части его электрохозяйства могу отметить целый ряд таковых по Штеровке (задержка в исполнении работ по котельной установке, пожар склада, задержка в командировке за границу инж. ГУТМАНА, приведшая к общей задержке пуска станции в лице ее второй очереди в ход).

Одной из мер вредительства по указанию Москвы, с чем мы в Харькове боролись официально через Комитет, так как считали безумием в 1929/30 году проводить задержку в такой грубой неприкрытой форме, были организационные мероприятия Главэлектро, проводившиеся в виде его приказов, а именно: выделение Эльдонбасстроя из Штеровки (май 1929 года) и накануне образования Донбасстока передача строительства Энергострою. Первое мероприятие было проведено против нашей воли КАМЕНЕЦКИМ, а второе — КАПЕЛЛЕРОМ, ушедшем к тому времени в Энергострой, и КАМЕНЕЦКИМ.

По линии Донугля и Донбасстока в части теплотехнических мероприятий вредительской работы работал СЕМИХАТОВ. Я не могу здесь указать на его работу, так как он был предоставлен в этой узкой области самому себе.

Из вредительских актов по Донбассу считаю нужным отметить целый ряд мелких актов по Донсоде и Константиновке, проводившихся еще до вхождения Химугля в состав Комитета, работниками Химугля, входившими в состав организации. К моменту образования Донбасстока последний уже принужден был считаться с результатом этих вредительств, на которые в целях их ликвидации пришлось потратить много времени и средств.

Моя личная роль во всей вредительской работе в области энергохозяйства Донбасса свелась к следующим отдельным этапам. Я задерживал формирование постройки первой очереди Кадиевской электростанции; я содействовал постройке Щербиновской станции; поскольку по ходу дела ее строить не надо было, а надо было преодолеть междутрестовские трения между Донуглем и Югосталью и форсировать расширение электростанции «Юный Коммунар». К числу моих вредительских действий я отношу также задержку в разрешении о канатной дороге для Штеровки, то же для Донсоды 2-ой очереди и задержку в разрешении ряда топливных вопросов, связанных с постройкой Зуевской станции.

В число работ вредительских ячеек нашей организации входила диверсионная работа. Я о ней знал, но сам не принимал в ней никакого участия. Подозреваю, что она была в руках СЕМИХАТОВА или ВИНОГРАДОВА, которые уже от себя самостоятельно сносились с Москвой, с одной стороны, и с низовыми диверсионными ячейками — с другой.

Думаю, что систематические аварии на Горловской станции, приведшие к целому ряду прорывов в угледобычи в этом районе, могли быть отчасти делом этих ячеек.

СТЮНКЕЛЬ

Допросил:

СТ. УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ЭКУ ГПУ (БЕРМАН)

Архив СБУ Украины. Ф. 13. Д. 1067. Л. 83-87. Машинописный экземпляр того времени.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.