Письмо С. К. Рамзина в МИД Франции с описанием поездки его брата Л. К. Рамзина в Париж в 1928 г. 1 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.01
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

Не позднее 1 декабря 1930 г.

Министерство иностранных дел Республики осведомлено о процессе, который происходит в настоящее время в Москве. На этом процессе многие представители русской интеллигенции, и в первую очередь профессор Рамзин, мой брат, обвиняются в том, что они вместе с некоторыми французскими государственными органами замышляли заговор против советской власти.

Кажется, что европейское общественное мнение уже в достаточной степени убедилось в безосновательности процесса и в его истинной цели. Цель советского правительства — переложить ответственность за беды, от которых страдает население Союза, на русскую интеллигенцию и найти новый предлог, чтобы окончательно уничтожить ее как класс. И это происходит, возможно, не без участия некоторых иностранных государств.

Тем не менее, правительству Республики будет, возможно, небезынтересно получить от меня некоторые детали о пребывании моего брата в Париже в октябре 1928 года, учитывая тот резонанс, который произвели обвинения главного прокурора Крыленко.

Профессор Рамзин вместе с некоторыми другими советскими специалистами приехал в Париж по служебным делам и по указанию Москвы. Как это обычно водится, их сопровождали члены русской коммунистической партии.

День или два спустя после приезда моего брата в Париж, я сам приехал туда, чтобы изучать способы фильтрации водопроводной воды при Парижском бюро гигиены, и, естественно, хотел увидеться со своим братом. Я сразу понял, что он находится под постоянной слежкой со стороны коммунистов, как это бывает при задержании.

Он и его спутники остановились в отеле Терминюс недалеко от вокзала Сан-Лазар. Каждый раз, когда он со мной встречался, чтобы пойти в театр и т. д., он был обязан предупредить своих спутников, что я за ним зашел, и сказать им, куда он намеревался пойти. За всеми его движениями следили, и коммунисты, приехавшие вместе с ним, были всегда сильно недовольны, когда он покидал их компанию, так как при их крайне несовершенном владении французским языком они всегда нуждались в моем брате как в переводчике.

По выполнении своей миссии, мой брат вместе с его спутниками покинули Париж и поехали в Берлин в одном и том же купе скоростного поезда.

Мой брат никогда не занимался политикой, и абсолютно абсурдно предполагать, что при подобном наблюдении он мог принять участие в каких-либо переговорах вроде тех, в которых его обвиняют.

Считаю своим долгом дать свои показания французскому правительству. Я хотел бы надеяться, что они будут полезными для моего несчастного брата, если посольство Франции в Москве посчитает нужным ими воспользоваться.

Я готов подтвердить свои показания в любом месте и в любое время.

С. Рамзин

Краля Милана 26,
Белград, Югославия

Архив Министерства иностранных дел Франции. Ф. Политическая и коммерческая переписка (1914-1940), серия Z, Европа, СССР (1930-1940), 117СРС0М.Д. 1269. Л. 116-116а. Машинописный подлинник, подпись — автограф. Штамп Департамента политических и торговых дел с вписанным от руки номером о сдаче в архив «z 619-20 s/d5». Вверху рукописная помета «без даты» и рядом «1 декабря 1930» (датируется на основании этой пометы).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.