Внутренняя служебная записка МИД Франции о визите В. С. Довгалевского к Ф. Вертело. 3 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.03
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)

3 декабря 1930 г.

3 декабря 1930
Визит советского посла к г-ну Вертело

Советский посол нанес визит главному секретарю, чтобы устно информировать его об ответе правительства СССР на французский протест, выраженный недавно Вертело в связи с происходящим в Москве политическим процессом.

Ответ советского правительства был сформулирован практически дословно следующим образом:

«К сожалению, Советский Союз расценивает линию поведения французского правительства в политической и экономической сферах иначе, чем это делает Вертело. Не останавливаясь на всех фактах, которые подтверждают правильность советской оценки, достаточно напомнить задержание советских судов в Бизерте и произвольное ослабление средств морской защиты СССР в пользу третьих стран. В ответ на дружественное заявление Литвинова о желании улучшить отношения между двумя странами был принят декрет, устанавливающий исключительные меры против советского импорта во Францию. Этот декрет может восприниматься только как враждебный акт со стороны французского правительства. Еще до принятия декрета экономические отношения между двумя странами стали практически невозможными из-за отсутствия правовой базы. При этом все советские предложения по установлению подобной базы посредством подписания конвенций были отвергнуты, а на государственное имущество <СССР во Франции> накладывались аресты на основании плохо обоснованных претензий.

Несмотря на глубокое возмущение советской общественности из-за выявленных на процессе “Промпартии” фактов, ни одно из заявлений советской прессы о Франции не идет ни в какое сравнение ни по своему тону, ни по содержанию с антисоветскими выпадами, которые без всякой на то причины ежедневно появляются во французской прессе.

По своей враждебности к СССР и манере публиковать всякого рода клевету и обман французская пресса побила рекорд капиталистической прессы всех других стран. Она не останавливается перед самыми грубыми оскорблениями политических деятелей СССР, членов правительства и советского посла во Франции. И ни разу советское посольство не нашло во французском правительстве поддержки и защиты от свирепости французской прессы.

Советское правительство не может согласиться с заявлением о том, что каждое из государств несет разную ответственность за свою прессу и суды.

Советское правительство не только далеко от мысли о разрыве отношений, но и как прежде чистосердечно стремится развивать и укреплять эти отношения во всех областях. Но для достижения этой цели необходимо, чтобы французское правительство также испытывало подобное желание. Тем не менее, французское правительство не может не понимать, что советское правительство не в состоянии ни приостановить уже начатый процесс, который вызывает большой интерес в советском общественном мнении, ни умалчивать о публичных признаниях обвиняемых. Однако, как только в этих признаниях было упомянуто об участии в деле официальных иностранных лиц и организаций (таких, как Бриан, французское правительство, французские служащие в СССР), суд принял решение, что эти вопросы будут рассматриваться на заседаниях при закрытых дверях.

Советское правительство будет приветствовать все практические предложения французского правительства по установлению действительно нормальных и корректных отношений между двумя странами. В этом случае утверждения представителей контрреволюционной эмиграции об их официальных отношениях с французскими политическими деятелями и о данных ими обещаниях не будут вызывать доверия у советских специалистов и поощрять их на нелояльные и преступные действия. Советское правительство стремится к таким отношениям, полагая, что они отвечают интересам обеих стран, спокойствию Европы и сохранению всеобщего мира».

Вертело обсудил по пунктам заявление советского правительства. Он снова выразил протест против оценки антидемпингового декрета от 3-го октября как враждебного акта. Он отреагировал на замечание советского посла о свирепости французской прессы, заявив, что не следует вступать в длительное обсуждение статей из русской прессы, направленных против французских чиновников и членов правительства, — это стало бы серией противоречивых и бесполезных утверждений.

Тем не менее, главный секретарь отметил, что в то время как французская пресса абсолютно свободна, русская пресса находится под строгим контролем советского правительства.

Вертело принял к сведению, заявление советского правительства о том, что оно «не только далеко от мысли о разрыве отношений, но и как прежде чистосердечно стремится развивать и укреплять эти отношения во всех областях».

Он также принял к сведению решение суда рассматривать вопросы об участии иностранных лиц и организаций при закрытых дверях, о чем было заявлено 2 декабря в 12.30.

Наконец, главный секретарь напомнил, что французское правительство в своем последнем заявлении выразило готовность снова рассмотреть возможность заключения торгового соглашения между двумя странами. В этом отражается его миролюбивая позиция, от которой оно никогда не отходило в своих отношениях с Россией.

Архив Министерства иностранных дел Франции. Ф. Политическая и коммерческая переписка (1914-1940), серия Z, Европа, СССР (1930-1940), 117СРСОМ. Д. 1269. Л. 130-133. Машинописный экземпляр того времени, без подписи. Штамп Департамента политических и торговых дел с вписанным от руки номером о сдаче в архив «z 619-20 s/ d5». На первой странице на полях рукописные пометы карандашом (неразборчиво).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.