Информационное письмо Агитпропотдела Исполкома Коминтерна в связи с «раскрытыми и ликвидированными двумя новыми контрреволюционными группами». 3 октября 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.10.03
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
РГАСПИ. Ф. 495. On. 30. Д. 656. Л. 102-108

3 октября 1930 г.
Секретно

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Дорогие товарищи!

Недавно в Москве органами Г.П.У. раскрыты и ликвидированы две новые контр-революционные группы, возглавляемые профессорами специалистами, работавшими в правительственных органах и в научно-исследовательских учреждениях СССР.

Арестованные руководители этих групп дали подробнейшие показания, позволяющие установить подготовку с 1927 г. обширного контр-революционного заговора, ставящего своей целью свержение Советской власти с помощью империалистических держав. В частности, одним из лейбористских депутатов английского парламента контрреволюционным заговорщикам была обещана полная поддержка со стороны «рабочего» правительства Макдональда. Насколько далеко зашли планы контр-революции, показателем может служить тот факт, что ЦК ТКП обсуждал вопрос о персональном составе нового правительства, которое может создаться в результате переворота.

Организаторами и руководителями одной из этих групп, именующейся «Трудовая крестьянская партия», были бывшие эсэры и кадеты: профессор Кондратьев, проф. Юровский, проф. Макаров, Садырин и др.

Организаторами другой группы были бывшие меньшевики: Громан, Суханов, Базаров и др.

Обе эти группы блокировались на платформе Кондратьева — идеолога и председателя Центрального Комитета Трудовой крестьянской партии.

Платформа «ТКП» — КОНДРАТЬЕВА И ЕЕ ПОЛИТИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЧАСТИ — СВОДИТСЯ К СЛЕДУЮЩЕМУ:

1)  Свержение диктатуры пролетариата и замена ее «республиканско-демократическим строем», «буржуазно-парламентской властью» на основе товарно-капиталистических производительных отношений.

2) Признание необходимости капиталистической реставрации и аграрно-индустриального пути развития народного хозяйства России.

3)  Отмена национализации земли и установление частной собственности на землю.

4)  Денационализация промышленных предприятий.

5)  Отмена монополии внешней торговли.

6)  Признание царских долгов в целях получения дальнейших кредитов и др.

ТАКТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ПЛАТФОРМЫ:

1) ТКП признает главной своей опорой крестьянство в его кулацкой и зажиточной части середняков, без которых кулачество не может быть достаточной реальной силой, чтобы справиться с поставленными «ТКП» задачами.

2)  Одновременно руководители ТКП ставили своей задачей проводить консолидацию всех других враждебных советской власти элементов (остатки бывших господствующих классов) с целью использования их в борьбе против Советской власти. В этих целях ТКП планировала использовать крестьянские (кулацкие) восстания под руководством «ТКП» как необходимое средство борьбы с Советской властью.

3) ЦК ТКП считал <...> проводить вредительство как средство срыва социалистического строительства и поддержки частно-капиталистического и кулацкого сектора народного хозяйства.

4) Руководители ТКП использовали свое положение ответственных работников в государственных учреждениях СССР для того, чтобы искажать политику Советской власти, направляя работу государственного аппарата в духе буржуазной программы ТКП.

5)   В работе по искажению революционной линии Советской власти ТКП систематически опиралась на правых в ВКП(б), считая, что взгляды правых уклонистов в ВКП(б) в основном совпадают с политической программой ТКП.

СВЯЗЬ ТКП С ДРУГИМИ КОНТР-РЕВОЛЮЦИОННЫМИ ГРУППАМИ

Для осуществления своей программы руководители ТКП еще в 1927 году установили связь с «инженерно-техническим центром» вредителей промышленности, который ставил себе задачу реставрации капитализма и установления военной диктатуры в стране. Члены ЦК ТКП, хотя и заявляли в своих показаниях, что они против военной диктатуры и за демократическую республику, на деле держали тесный контакт с инженерами-вредителями и были в курсе их преступной деятельности. В том числе ТКП имела связь и с группой вредителей с проф. Рязанцевым во главе, которая за деньги английских капиталистов вела работу по дезорганизации рабочего снабжения, дабы вызвать голод в Советском Союзе с целью облегчения реставрации капитализма в СССР.

ТКП Кондратьева имела тесную связь с «республиканско-демократическим» и кадетским объединением заграничных белых эмигрантов в лице их представителей: Прокоповича, Керенского, Маслова Сергея, Кусковой, Милюкова и других. Члены ТКП, работавшие в наших советских и научно-исследовательских учреждениях, использовали свои заграничные командировки для установления связи и контакта в работе (борьбе против Соввласти) с этим белоэмигрантским объединением, информируя его о политическом и экономическом положении СССР, о настроении крестьянства и оппозиционной буржуазной интеллигенции, о ходе работы ТКП и пр. И, обратно, по приезде из-за границы они информировали ТКП о состоянии эмигрантских групп и их тактических позиций по отношению к СССР. Суханов Н. Н., долго проживавший в Берлине и Париже, имевший там тесную связь с эмигрантами меньшевиками: Даном, Далиным, Абрамовичем и др., заверял ТКП Кондратьева о том, что меньшевики вполне могут сотрудничать с ТКП.

Руководители ТКП имели широкие связи с иностранными промышленными, финансовыми и правительственными кругами; информировали их о политическом и экономическом положении Советского Союза и о деятельности ТКП.

«Специалисты» из ТКП разрабатывали и пропагандировали, облекая в социалистическую фразеологию, буржуазные теории о том, что советская система хозяйства является «особой формой товарно-денежного хозяйства», искаженного неправильной экономической политикой и этим только отличавшегося от обыкновенной товарно-капиталистической формы хозяйства, которая в смысле быстроты развития производительных сил общества имеет гораздо больше преимуществ, чем [ны]нешняя советская система хозяйства. Отсюда делались выводы о непримиримости противоречий между нынешней системой советской экономики с ее монополией внешней торговли и регулированием внутреннего рынка, с одной стороны, и неизменными и не могущими быть измененными товарно-денежными законами регулирования экономической жизни промышленно развитых государств, с другой.

Эти и подобные программные и тактические положения ТКП клались в основу всякого рода «научных» работ, докладов, докладных записок социально-экономического и финансового характера, которые подготовлялись ЦК ТКП для советских органов при разработке последними важнейших мероприятий в области промышленности, налоговой и с.-х. политики и т. д. Для обоснования этих записок и предложений составлялись заведомо ложные конъюнктурные сводки.

Одновременно проводилась работа по прямому срыву социалистического строительства и поддержка частно-капиталистических и кулацких хозяйств. Например, при проведении мероприятий советской власти по борьбе с засухой через аппарат Наркомзема давались директивы, обеспечивающие преимущественную поддержку госкредитом кулацких и богатых хозяйств, лишая помощи бедноту и маломощные крестьянские хозяйства; при организации кредитования сельского хозяйства на практике проводился принцип выдачи ссуды по кредитоспособности, что по сути дела означало кредитование кулаков и отказ в кредите бедноте. Все эти и подобные извращения классовой линии они скрывали под видом необходимости усиления роста производительных сил страны и т. п.

Как выяснилось по данным следствия, ЦК ТКП принадлежит защищавшееся одно время право-оппортунистическими элементами предложение о снижении темпов промышленности и о защите интересов сельского хозяйства от «непосильных изъятий в пользу промышленности»; против неслыханных и невозможных темпов индустриализации; против «административного вмешательства в функции рынка» и т. п.

Кроме всего этого профессора — члены партии ТКП в своих лекциях и занятиях со студентами и аспирантами высших и научно-исследовательских учреждений, особенно в с.-х. Академии, преподавали свою контрреволюционную программу и вербовали среди студенчества и аспирантуры активных участников ТКП, ставя при этом своей специальной задачей вносить разложение в ряды ячеек ВКП(б) в университетах, ссылками на Маркса и Ленина они доказывали неправильность курса ВКП(б) на коллективизацию с.-х. и, наоборот, защищая взгляды правых оппортунистов.

ОТНОШЕНИЕ ТКП К ПРАВОЙ ГРУППЕ в ВКП(б)

Руководители ТКП возлагали большие надежды на право-оппортунистическую группу в ВКП(б), старались влиять на нее с целью изменения политики партии.

ЦК ТКП старался через правых коммунистов, руководителей советских учреждений проводить свое влияние на соваппарат.

Как доказывают данные следствия, им удавалось в отдельных случаях использовать правых уклонистов, стоящих во главе советских органов, чтобы проводить на деле свою политику. В частности, это имело место в практике Наркомзема, Наркомфина и Госплана.

Кондратьев заявляет в своих показаниях, что он никогда не скрывал своих политических взглядов от Сокольникова, Теодоровича и некоторых других видных коммунистов, ибо он не видел существенных расхождений между своими взглядами и взглядами последних по основным вопросам текущей экономической политики и направления подъема сельского хозяйства.

Из показаний членов ЦК ТКП явствует, что некоторые правые уклонисты, занимавшие видные государственные посты, хотя ничего не знали о существовании ТКП, хорошо знали Кондратьева и других членов ТКП лично, знали их политическое прошлое, знали их политические убеждения, и тем не менее оказывали им безграничное доверие. Дело доходило до того, что Кондратьев получал секретные материалы и документы ЦК ВКП(б).

Правую группу в ВКП(б) кулацкая партия Кондратьева рассматривала как силу, двигающ[у]ю события в направлении осуществления ее (ТКП) программных задач. По словам Кондратьева, в борьбе правых партия ТКП рассматривала себя как третью силу, которая, в случае победы политики правых и неизбежного усиления капиталистических элементов на основе этой политики, могла бы воспользоваться этим обстоятельством, захватить власть и образовать правительство ТКП с некоторым участием в этом правительстве и правых коммунистов. Сам Кондратьев сомневался в том, что политические события могут удержаться на этом уровне развития, а, вероятнее всего, пойдут дальше, и правые коммунисты будут совершенно отброшены, поэтому ТКП будет вынуждена образовать коалиционное правительство с капиталистическими кругами, стоящими правее ее самой.

ТКП находила опору и среди троцкистов. По словам Кондратьева, Сокольников говорил Кондратьеву, что считает Зиновьева и Каменева людьми правых убеждений. При этом Сокольников подчеркивал, что, когда он был комиссаром финансов, а Каменев председателем Совета Труда и Обороны, ему легко было проводить свою линию, ибо он встречал поддержку со стороны Каменева, а теперь он потерял доверие ВКП(б) и не имеет возможности проводить своей линии. На вопрос Кондратьева: каким образом правый Сокольников вместе с Троцким, последний будто бы ответил, что это объясняется, с одной стороны, личными связями с Каменевым, а, с другой — соображениями общего политического характера.

После капитуляции правых в ноябре 1929 года кондратьевцы считали отказ правых от своей линии неискренним. Кондратьев сообщает, что в ЦК ТКП считали, что правые не сложат оружия. В пользу этого, по мнению Кондратьева, говорили те перегибы и искажения линии партии в деревне, которые должны были усилить позиции правых в партии, что окрылило надежды кондратьевцев. Кондратьев с горечью заключает, что все эти надежды рухнули с появлением статей Сталина от имени Центрального Комитета партии, которые исправили линию партии и распутали обстановку в деревне.

РЕАЛЬНЫЕ СИЛЫ ТКП И ЕЕ СОЦИАЛЬНЫЕ КОРНИ

Кулацкая партия Кондратьева и ее союзница — меньшевистская группа Громана-Суханова не могли опереться на более или менее широкие слои населения Советского Союза. Они не нашли никакой опоры ни в рабочем классе, ни среди бедняцко-середняцких слоев крестьянства, ни в широких массах советской интеллигенции. Они очень стремились проникнуть в Красную армию с целью вербовки там своих сторонников, но это им никак не удавалось по той простой причине, по их словам, что в Красной армии <...> коммунистический командный состав. Единственная надежда и опора было кулачество и остатки «бывших людей» — деклассированных элементов, разгромленных пролетариатом бывших эксплуататорских классов, силы которых ТКП ставила себе задачу «консолидировать».

Немногочисленные кадры (около 1.000 чел. во всем СССР) самой ТКП, не имеющей никаких масс за собой, состояли из верхушки специалистов советского аппарата, главным образом, земельных органов и сельско-хозяйственной кооперации, буржуазных идеологов и их единомышленников, работающих в низовой сети этих органов. Социальный состав этого контр-революционного блока виден из характеристики социального положения его руководителей. Например, КОНДРАТЬЕВ —  профессор, до 1919 г. состоял членом партии социалистов-революционеров, занимал должность директора Конъюнктурного Института НКФ СССР. ЮРОВСКИЙ — профессор Саратовского Университета, занимал пост начальника Валютного Управления НКФ СССР. МАКАРОВ — профессор, член президиума Земплана НКЗ СССР. ЧАЯНОВ — профессор, директор Института сельско-хозяйственной экономики. САДЫРИН П. А. — бывший член ЦК партии «Народной Свободы» (кадетская), член правления Госбанка СССР, деятель кооперации. ФАБРИКАНТ — профессор, бывший меньшевик, редактор журнала «Агроном». ГРОМАН — статистико-экономист, бывший меньшевик, член Президиума Госплана СССР, член коллегии ЦСУ СССР, СУХАНОВ Н. Н. — литератор, бывший меньшевик, член президиума Земплана НКЗ. В том же духе характеристика и других главарей.

Эти элементы сначала считали, что НЭП является отказом большевиков от строительства социализма, поэтому они добросовестно взялись помогать Советской власти, полагая, что помогают развитию советской экономики по пути капитализма. Но когда ВКП(б), вопреки троцкистам и правым взялась за реализацию 5-летки в 4 года, взяла курс на сплошную коллективизацию сельского хозяйства и окончательного выкорчевывания корней капитализма в с.-х., они вступили на путь контрреволюционного вредительства, авантюр. Г.П.У. ликвидировало эту контр-революционную банду.

Агитпроп ИККИ

РГАСПИ. Ф. 495. On. 30. Д. 656. Л. 102-108. Машинописный экземпляр того времени. На Л. 102 штамп «Окончательный текст» и рукописная помета «Окончательный текст. 3/Х-1930». Датируется по этой помете.

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.