«Отклики» немецкой прессы о процессе «Промпартии», «правой оппозиции», «чистках» и репрессиях против специалистов. Из «Бюллетеня не для печати № 302 иностранной информации ТАСС». 16 ноября 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.11.16
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
АВП РФ. Ф. 0136. On. 14. П. 140. Д. 593. Л. 85-88

от 16 ноября 1930 г.
Не подлежит оглашению

БЮЛЛЕТЕНЬ НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ № 302
ИНОСТРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ ТАСС 16/XI-30 г.

Лист № 7-ой

ОТКЛИКИ «КЕЛЬНИШЕ ЦЕЙТУНГ»
НА КОММЕНТАРИИ «ИЗВЕСТИЙ».

[Л]Г. 1342. БЕРЛИН, 16/XI. (Тасс). — «Кельнише Цейтунг» публикует сообщение ТАСС, содержащее выдержку из комментариев Радека в «Известиях», направленных против позиции московского корреспондента — «Кельнише Цейтунг» в вопросе об обвинительном заключении по делу «Промышленной партии». «Кельнише Цейтунг» пишет, что Радек, составляя свои комментарии, не мог иметь еще полного текста корреспонденции, опубликованной в «Кельнише Цейтунг»[,] и мог опираться только на имевшиеся в его распоряжении телеграфные выдержки, напечатанные в «Известиях», снабженные при том полемическими замечаниями берлинской корреспондентки «Известий». Газета не считает нужным уже сейчас полемизировать с неверно информированным Радеком. «Когда, — пишет газета, — в Москве будет получена телеграмма с полным текстом, Радек, как опытный “критик” признает, что он поспешил и мы надеемся, что тогда уже лучше осведомленный Радек не скроет от читателей “Известий” результат анализа подлинного текста телеграммы. Изображение нашего московского корреспондента в качестве агента французского империализма, который вуалирует подготовку интервенции, является обвинение и не только по адресу корреспондента, но и самой газеты, поскольку она опубликовала телеграмму. Мы, однако, не считаем необходимым давать какой[-]либо ответ по этому поводу господину Радеку».

«ФРАНКФУРТЕР ЦЕЙТУНГ»
О ПРОЦЕССЕ ПРОМЫШЛЕННОЙ ПАРТИИ

СЛ. 9842. БЕРЛИН, 13/XI. В передовой статье, озаглавленной «Новая волна террора в России», «Франкфуртер Цейтунг» пишет: «Сталин начал большую чистку. Съезд коммунистической партии весной этого года закончился полным поражением оппозиции. Рыков со своими товарищами вынужден был признаться в своих ошибках. Бухарин по болезни не присутствовал на съезде. Однако, вот уже 2-3 месяца как становится все более ясным, что Сталин не удовлетворен своей победой. Он безусловно владеет советским аппаратом, что подтверждается многочисленными резолюциями с мест против правой оппозиции. Этими методами не удается, все же, сломить сопротивление сталинской политике индустриализации и коллективизации. Деловой критике этой политики следовало бы противопоставить деловые же опровержения. Сталин идет по другому пути: он укрепляет свою личную диктатуру с помощью судебных и полицейских преследований.

<(Продолжение следует)>

БЮЛЛЕТЕНЬ НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ № 302
ИНОСТРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ ТАСС 16/XI-30 г.

Лист № 8-ой

(Продолжение)

Был возбужден ряд процессов по обвинению в заговорах и саботаже. Происходят массовые аресты. Наиболее возмутительным был расстрел 48 русских специалистов. Со всего мира поднялись протесты против этого суммарного приговора. Эти 48 на основе так называемых «признаний» были без какого-либо публичного судоговорения расстреляны ГПУ. Всем хорошо памятны традиции русской полиции в эпоху царизма. И сейчас весьма многочисленны аресты и казни отдельных чиновников — коммунальных служащих, членов хозяйственных организаций по обвинениям во взяточничестве или саботировании продовольственных планов. Наконец, пришло сообщение о новом большом процессе — на этот раз открытом судебном процессе — против восьми профессоров. Верховный прокурор Крыленко опубликовал обвинительное заключение, из которого должно вытекать, что обвиняемые в течение нескольких лет подготовляли заговор. Как ни легко себе представить, что жестокость политического террора пробуждает желание добиться более свободного государственного устройства, все же трудно понять, чтобы обвиняемые профессора, работавшие в качестве специалистов в Высшей технической школе, в Текстильном институте и в различных высших хозяйственных учреждениях, вступили на путь политического восстания в союзе с заграничными силами. Весьма возможно, что они высказывали свои деловые сомнения по поводу определенных мероприятий экономической политики. Это — достаточное преступление, чтобы подвергнуться обвинению в противодействии всей системе, в особенности для лиц, не состоящих в коммунистической партии.

Процесс, который начат против этих профессоров — ничто иное, как тенденциозный процесс. Необходимо доказать общественному мнению страны, что родина в опасности. Тяжелый кризис продовольственный и товарный — естественно вызывает в народе отчаяние. Отчаяние перерастает в сильнейшее возбуждение против тех, кто повинен в проводимой хозяйственной политике. В неудачах обвиняют руководителей. Отсюда — необходимость найти этим неудачам объяснение. Однако, обвинительный акт идет еще дальше.

(Продолжение следует)

БЮЛЛЕТЕНЬ НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ № 302
ИНОСТРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ ТАСС 16/XI-30 г.

Лист № 9-й

(Продолжение)

Специалистов обвиняют в том, что они находились в тесной связи с французским правительством, которое подготовляло, якобы, военную интервенцию против России. В Польше имеется, якобы, широко разветвленная организация, которая ставит себе целью после формального объявления войны польским правительством, вступить в Россию вместе с польскими войсками и военными организациями русских эмигрантов. Руководство интервенцией принадлежит, якобы, французскому генеральному штабу. Сам Пуанкаре находился, будто бы, в связи с заговорщиками. Роль Англии представляется менее активной. Было бы, впрочем, удивительно, если бы обвинительное заключение не приписывало определенные роли в заговоре нефтяному королю Детердингу и английскому промышленнику Уркварту. Оба эти англичанина и Пуанкаре немедленно ответили решительными опровержениями. Они называют все это дело идиотской выдумкой. Равным образом генерал Миллер — глава русских эмигрантских организаций за границей, — заменивший на этом посту исчезнувшего генерала Кутепова, называет московские разоблачения грубой ложью. Правда, он признает, что за границей проживает 60.000 бывших русских военных, которые каждую минуту готовы выступить против Сталина. Эти опровержения, как тому учит наш прежний опыт, будут конечно расцениваться и в советской печати и на предстоящем процессе, как совершенно безразличные, скорее даже как утягчающие обвинения. Мы уже видели, какими насмешками встречались все показания, приходившие из-за границы, во время процесса немецких студентов и во время так называемого “шахтинского дела”. В этом сказывается не только простой тактический ход, имеющий целью сделать эти показания недействительными. В основе такого отношения лежит глубокая противоположность двух мировоззрений: русские коммунисты настолько вжились в свою идеологию, что они почти ничего уже не понимают из того, что вытекает из других взглядов и убеждений. В своем фанатизме они видят врага в каждом, кто с ними не согласен. На этой же почве возникает чуть ли не истерический страх перед военной интервенцией капиталистического мира.

(Продолжение следует)

БЮЛЛЕТЕНЬ НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ № 302
ИНОСТРАННОЙ ИНФОРМАЦИИ ТАСС 16/XI-30 г.
Лист № 10-ый.

(Продолжение)

Советская дипломатия везде и всюду явно стремится разбить это враждебное окружение. Мы не хотим сказать, чтобы этот страх владел всеми в равной степени. Однако призрак интервенции превращается в благодарное средство пропаганды, с помощью которой вновь и вновь пытаются влить бодрость в народ, в рабочих

Параллельно с этими полицейскими и судебными действиями идет новая «чистка» на высотах Советского Союза и РСФСР. За последние месяцы почти все высокие посты были заняты новыми людьми. Отчасти дело идет лишь о замещениях, однако, в других случаях имеется в виду окончательное отстранение людей от власти. Не подлежит сомнению, что Рыков, председатель Совнаркома, не вернется больше после отпуска на свой пост. Во всем поведении Сталина ясно видно намерение окружить себя вполне доверенными людьми. Одновременно и тем самым у оппозиции отнимается ее государственное влияние. Это ясно видно из примера Сырцова, которого сейчас называют душой движения, направленного против Сталина, и несомненно встречавшего сочувствие со стороны Рыкова, Бухарина и Томского. Во всяком случае против названных лиц за последнее время поднята новая кампания, причем их обвиняют в том, что, принимая на словах «генеральную линию партии», они открыто не выступают против оппозиционных течений. В многочисленных резолюциях они обвиняются в “двурушничестве”. Их молчание вменяется им в преступление. Еще не вполне ясно, какие меры будут предприняты против них[»].

«Все происходящее за последние недели в России все определеннее указывает на то, что Сталин, по[-]видимому, стремится к созданию строго личной диктатуры. Это представляло бы, во всяком случае, новую фазу в развитии, которая не имела бы для себя прецедентов в истории Советской республики» (Тасс).

АВП РФ. Ф. 0136. On. 14. П. 140. Д. 593. Л. 85-88. Машинописный экземпляр того времени, размноженный на ротаторе. На каждом листе вверху имеется гриф «НЕ ПОДЛЕЖИТ ОГЛАШЕНИЮ» (жирный шрифт, как «шапка» бланка, прописными буквами). Каждый лист начинается с заголовка «БЮЛЛЕТЕНЬ НЕ ДЛЯ ПЕЧАТИ № [...] Лист № [...]». Если текст информации продолжается, на предыдущем листе пишется в скобках «(Продолжение следует)», на следующем также в скобках «(Продолжение)». Внизу каждого листа в подстрочнике — делопроизводственные пометы о способе размножения документа («1 воск. 3 подвоск. 137 ротаторск.»). Также на каждом листе имеются рукописные пометы (подпись-росчерк?) «Н. Л.» (внизу) и «Их.» (вверху справа).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.