«Сводка инотелеграмм № 495». 1 декабря 1930 г.

Реквизиты
Тип документа: 
Государство: 
Датировка: 
1930.12.01
Период: 
1930
Источник: 
Судебный процесс «Промпартии» 1930 г.: подготовка, проведение, итоги: в 2 кн. / отв. ред. С. А. Красильников. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - (Архивы Кремля)
Архив: 
АВП РФ. Ф. 0136. Oп. 14. П. 140. Д. 593. Л. 72-73

1 декабря 1930 г.
Не подлежит оглашению

ВЕЧЕРНИЕ ТЕЛЕГРАММЫ ЗА 1.XII-30 г.

ЧОЛЛЕРТОН: Отвечая на вопросы Крыленко, подсудимые блаженно протыкают мыльные пузыри Госплана, так что начинаешь чуть ли не подозревать, что они хотят уничтожить все, что осталось еще от репутации последнего. Ларичев, улыбаясь, сообщил Крыленко, что из того, что на место Рабиновича назначили его, Ларичева, очень мало изменилось. Не было никакого реального плана для Донбасса ни в рационализации, ни в механизации. Та же история с нефтью. Хотя нельзя уловить там наше вредительство, поскольку добыча нефти увеличилась, но если наступит война, у нас не окажется средств для перевозки нефти. “(Нефтепровод Баку — Грозный является сплошным актом вредительства). И при постройке нефтепровода были допущены акты вредительства.

Рамзин, обычно такой спокойный, сегодня возмутился и дал отпор Крыленко, а отчасти Антонову-Саратовскому за заподозривание его научных трудов. Рамзин чрезвычайно популярен (и любим) среди молодых инженеров (и студентов). Этим и объясняется стратегия Крыленко.

Приведенные под строгой охраной вчера выступали две звезды процесса Осадчий и Юровский. Юровский — известный молодой финансист и экономист, который (стабилизовал) помог стабилизовать рубль. Осадчий — первый небольшевик, занимавший правительственный пост после революции и близкий друг большевистского профессора Кржижановского (который за всю эту историю был смещен). Ни один из свидетелей не прибавил ничего нового к тому, что мы уже знаем о заговоре, произведении саботажа и распределении средств. Осадчий нехотя признал все же, что встретил Денисова в Берлине и передал имевший там место разговор (оба — и Денисов...) и Осадчий сомневался в возможности интервенции.

ЮБЕНК: Федотов вызвал некоторое удивление в зале, сообщив об акте саботажа при постройке знаменитой текстильной фабрики в Иваново-Вознесенске им. Дзержинского. Другой свидетель — Кирпотенко показал, что заговорщики отказались от применения американских машин, хотя те были более приспособлены к русским условиям, чем английские. Под перекрестным огнем Крыленко подсудимые описывают свой первосортный технический саботаж в пользу иностранной интервенции. Неизвестно, многое ли осуществилось из планов саботажников, подсудимые признали, во всяком случае, две или три неудачи. Несмотря на то, что заседание было несколько скучным, зала суда по[-]прежнему полна.

ДОЙС: Федотов, Калинников, Чарновский признали вчера прямой саботаж с их стороны в ряде отраслей промышленности, что привело к теперешнему плачевному состоянию. Даже фабрика им. Дзержинского, которую показывают обычно туристам, также была объектом вредительства.

ЛАЙОНС: Подсудимые читали лекции по искусству саботажа, в котором они, по общему признанию, были специалистами. Федотов описывал, как всякий проект текстильного строительства проходил через четыре стадии и как он постепенно «улучшался». Сообщники Федотова и др. подсудимые также ловко работали в своих отраслях промышленности, делая проекты, по возможности, дорогими и непрактичными.

Подробная передача показаний подсудимых

ФИШЕР: Англичане, живущие в Москве, были очень возмущены, узнав из газет непочтительное упоминание Кешендэна в Палате Лордов об Овие и еще более оскорбительные письма Кешендэна в газеты. Местные англичане считают, что Овию удалось установить здесь прекрасные источники информации. Информация эта богато снабжается бесконечной самокритикой местной прессы. Британская колония особенно сожалеет об этих выступлениях, поскольку Овий рассеял много взаимных подозрений, которые мешали нормальному развитию англо-советских отношений.

БАССЕХЕС: После того, как генеральный прокурор пытался в последние дни выяснить подробности заговора с конфронтированием подсудимых, процесс достиг сегодня своего кульминационного пункта при допросе Осадчего — инженера мировой известности и Юровского — одного из создателей червонца.

Передается эпизод с показаниями подсудимых о режиме ГПУ.

Осадчий наглядно, точно описывает деятельность нелегальной партии и свою личную встречу в Берлине с Денисовым, деловым образом рассказывая о подробностях этой встречи.

(Однако, из его указаний видно, что хотя эмигрантские лидеры делали все, чтобы вызвать интервенцию, французский генеральный штаб не следовал их желаниям).

Осадчий — импонирующая личность — произвел большое впечатление спокойным деловым изложением и умными политическими соображениями. Перед уходом Осадчий сделал заявление, которое побудило генерального прокурора ходатайствовать о приобщении его к подсудимым. Таким образом, Осадчий добьется открытого рассмотрения своего дела (между тем, как в противном случае ему, как члену ЦИКа грозила бы смерть без гласного суда).

Юровский высказывается очень свободно, несколько раз в вежливом ироническом тоне дает даже отпор Крыленко. Из разговора его с Милюковым видно, что эмигрантские круги очень энергично пытались добиться военного вмешательства со стороны Франции и лимитрофов. Не подлежит сомнению также шпионская деятельность французского генерального штаба, проводившаяся через заговорщиков. Не доказано пока участие французских правительственных кругов в заговоре и действительное намерение Франции вызвать войну на Востоке. Нужно выждать, подтвердятся ли советские утверждения и в этой части.

Прекратилась пропаганда за смертный приговор. Московская коллегия защитников получила выговор за вынесенную резолюцию такого же характера. Все более усиливается впечатление, что дело не дойдет до смертной казни. Советы по[-]видимому используют процесс для очищения политической атмосферы и примирения с кругами интеллигенции, враждебно относящихся к Сталинской политике. Без содействия интеллигенции невозможна работа совпра.

(Подольский)

АВП РФ. Ф. 0136. Oп. 14. П. 140. Д. 593. Л. 72-73. Машинописная копия того времени. Формула «Не подлежит оглашению» на Л. 72 вверху справа машинописью. Здесь же рукописная помета (росчерк) «НТ». Текст в скобках вычеркнут цензурой (см. легенду к док. № 48 и № 57 данного раздела ).

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Также вы можете добавить свой комментарий.